Мудрый Юрист

Деятельность прокурора по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения *

<*> Shichanin I.I. Activity of procurator on preparation of decree on bringing as an accused and presentation of accusation.

Шичанин И.И., Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, аспирант д.о., отдел уголовного и уголовно-процессуального законодательства; судоустройства.

В статье рассматривается принципиально новая модель взаимодействия прокуроров и следователя при осуществлении обвинения, предусматривающая передачу полномочий по обвинению в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурору.

Ключевые слова: прокурор, следователь, обвинение, предъявление обвинения.

The article considers principally new model of interaction of procurators and investigators in execution of accusation providing for transfer of powers related to accusation in the course of pre-judicial proceeding on criminal case to procurator.

Key words: procurator, investigator, accusation, presentation of accusation.

По действующему законодательству взаимодействие следователя и прокурора, который в будущем станет поддерживать государственное обвинение, сводится к передаче надзорного производства и сообщению информации, необходимой, по мнению следователя, прокурору для выступления в суде. При этом, обладая возможностью присутствия при допросе обвиняемого следователем, государственный обвинитель мог бы получить ценные сведения, которые могли бы помочь ему составить и спланировать свое выступление в суде.

Одновременно и взаимодействие двух прокуроров - утвердившего государственное обвинение и поддерживающего государственное обвинение - недостаточно. Утверждая обвинительное заключение, прокурор полагается на следователя, его составившего, поскольку проверить и сопоставить все факты и доказательства, полученные в ходе предварительного расследования, за короткий срок достаточно сложно.

Таким образом, прокурор, утвердив обвинительное заключение, передает его другому прокурору, который, в свою очередь, определив свою линию поведения при поддержании обвинения в суде, может установить необходимость вызова какого-либо свидетеля в судебное заседание или изменения одного из положений обвинительного заключения. Однако в соответствии с действующим законодательством подобная возможность у него отсутствует, и прокурору приходится поддерживать обвинение на основании исходного, утвержденного текста обвинительного заключения. В данном случае прекрасно видна необходимость взаимодействия составителя обвинительного заключения и государственного обвинителя.

Усиление контроля над проведением столь важного процессуального действия, как привлечение в качестве обвиняемого, безусловно, хорошая, действенная и необходимая мера. Более того, если рассмотреть это направление развития уголовного процесса с другой, конституционно-правовой, позиции, необходимо отметить, что привлечение лица в качестве обвиняемого - одна из немногих процедур уголовного процесса, упомянутых в Конституции РФ, в связи с чем предполагается особое ее значение как процедуры, изменяющей и ограничивающей права лица, привлекаемого в качестве обвиняемого и опять же выражающее отношение государства к совершенному деянию.

Так, ч. 2 ст. 48 Конституции РФ гласит: "Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения". Отметим, что ст. 48 находится в главе второй, отведенной правам и свободам человека и гражданина, что само по себе отражает важность всех статей этой главы, хотя бы даже в ст. 48 речь и идет в первую очередь о моменте, предполагающем наибольшее ограничение этих прав, и необходимости получения квалифицированной помощи адвоката. Именно в этой статье Конституции РФ устанавливается основа процессуального действия, ограничивающего права человека в связи с подкрепленными доказательствами подозрениями на совершение этим лицом преступления, установленными следователем и отраженными в виде постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Кроме того, упоминание о привлечении лица в качестве обвиняемого, также, например, как и упоминание о суде присяжных или рассмотрении вопроса об участии защитника, отражает незыблемость этих процессуальных действий или перечисленных участников уголовного процесса, что обусловлено положением Конституции как основополагающего документа всего законодательства страны. Могут меняться процедуры, сроки и лица, участвующие в привлечении в качестве обвиняемого, но суть действия, преобразующего человека в обвиняемого, не изменится.

Именно после проведения процедуры привлечения в качестве обвиняемого для лица, предположительно совершившего преступление, наступает время максимального ограничения прав на досудебной стадии уголовного процесса. При этом предъявление обвинения лицу оправдывает все предыдущие этапы - и задержания, и заключения под стражу (в случае если они имели место), а мера пресечения может быть продлена и после предъявления обвинения, что, безусловно, правильно для доведения расследования до логического завершения.

А верно ли осуществление столь важного процессуального действия следователем, расследовавшим уголовное дело? Еще двадцать лет назад некоторые исследователи <1> ратовали за передачу значительной части расследования уголовных дел в систему МВД и указывали, что функция расследования несвойственна органу прокуратуры, при этом основной функцией прокуратуры считался надзор. По направлению изменения законодательства можно увидеть, что расследование хоть и оставили в органах прокуратуры, но все же создание следственного комитета при прокуратуре отдалило от нее данную функцию. При этом функцию государственного обвинения никто не отменял, а она напрямую связана с процессом предъявления обвинения и продолжает линию обвинения на судебной стадии уголовного процесса.

<1> Маршунов М.Н. Согласие прокурора на привлечение в качестве обвиняемого // Правоведение. 1989. N 4. С. 78.

Развив эту мысль, следует указать на необходимость усиления контроля за привлечением в качестве обвиняемого, причем выраженного не в усилении надзорной функции прокуратуры (дополнительная проверка документов, фактов и доказательств, послуживших основанием для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого), а в передаче полномочий по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения органам прокуратуры.

Необходимо сделать оговорку, что по определенной категории малозначительных дел в случаях, когда, например, следователь обладает возможностью самостоятельно предъявить обвинение и позже по поручению прокурора выступать государственным обвинителем в суде, процедуру можно упростить до проверки прокурором материалов дела в целом и постановления о привлечении в качестве обвиняемого (составленное, но не обнародованное) в частности, для уменьшения нагрузки на органы прокуратуры. Такой порядок предусматривает, например, п. 2 ч. 1 ст. 124 УПК Эстонии: "...до предъявления обвинения прокурор проверяет его законность и утверждает постановление о привлечении в качестве обвиняемого, об изменении или дополнении обвинения" <2>. При этом на всю работу по проверке постановления (даже с учетом предъявления обвинения) следователю и прокурору дается всего восемь часов. Данная мера повышает ответственность следователя за содержание вынесенного постановления и отражает значимость всего процесса предъявления обвинения.

<2> Уголовно-процессуальный кодекс Эстонской Республики. СПб., 2005. С. 58.

По указанной категории уголовных дел предлагается аналогичная система взаимодействия следователя и прокурора, возможно, с увеличением срока проверки постановления. По общему же правилу по предлагаемой модели именно сотрудники прокуратуры осуществляли бы столь важную с точки зрения уголовного процесса и конституционных прав граждан функцию.

Безусловно, это предложение потребовало бы перестроения системы устройства прокуратуры для выделения отдела, сотрудники которого занимались бы предъявлением обвинения и в дальнейшем выступали бы в роли государственного обвинителя по этому делу в суде. Этими сотрудниками могли бы стать, например, помощники прокурора, возглавляемые заместителем прокурора по следствию и поддержанию обвинения в суде.

Но прежде чем составлять модель фактической деятельности сотрудников прокуратуры по привлечению лиц в качестве обвиняемых, необходимо аргументировать передачу этой функции от органа, осуществляющего расследование по уголовному делу, прокуратуре.

Во-первых, статус органов прокуратуры и функции, ею выполняемые, предполагают поддержание государственного обвинения в суде, что олицетворяет проведение политики государства по вопросам уголовного преследования за совершенное преступление.

Привлечение в качестве обвиняемого преследует ту же цель. Более того, материалы, положенные в основу постановления о привлечении в качестве обвиняемого, также основывают и позицию государственного обвинителя, т.е. в случае передачи процесса подготовки постановления о привлечении в качестве обвиняемого и дальнейшего предъявления обвинения прокурору у него будет дополнительное время для ознакомления с материалами дела, а также направления расследования.

Следует отметить, что процессуальная самостоятельность следователя в этом случае не пострадает, поскольку прокурорский надзор за законностью его процессуальных решений по действующему законодательству установлен, а при вступлении прокурора в расследование уголовного дела им будет осуществляться дополнительный контроль за соблюдением процессуального законодательства следователем, соблюдением сроков и правильностью принятых решений, при этом порядок обжалования несогласия с процессуальным решением прокурора следователем сохранится. Кроме того, понимая, что ему же придется отстаивать данную позицию в суде, прокурор будет заинтересован в отсутствии процессуальных ошибок, допущенных в ходе расследования уголовного дела, выстраивании логической цепи из доказательств.

С учетом того, что в последующем возможны заявления обвиняемого или подсудимого о нарушении его прав на стадии расследования, прокурор сможет заранее убедиться в отсутствии таких нарушений, а в случае их наличия постараться исправить допущенную ошибку и тем самым усилить позицию обвинения для достижения истины по делу в ходе судебного заседания.

Во-вторых, именно процессуальная фигура прокурора отвечает тем требованиям, которые соответствуют уровню и значимости цели предъявления обвинения. Закрепленное в Конституции действие, направленное на разъяснение лицу, в чем его обвиняет государство, на появление в уголовном процессе обвиняемого, чьи права ограничиваются, и именно соблюдение и надзор за соблюдением этих прав являются очень важным моментом, подтверждающим наличие и работоспособность права на защиту своих прав и свобод, судебную защиту прав и свобод и других гарантий, установленных Конституцией РФ. Предполагается правильной точка зрения, в соответствии с которой именно прокурор должен предъявлять обвинение, а в дальнейшем поддерживать обвинение по этому уголовному делу в суде.

На судебных стадиях именно прокурор поддерживает обвинение. Так почему бы не передать ему полномочия по обвинению и на досудебной стадии для установления четко урегулированного и проходящего через все стадии уголовного процесса стержня, аппарата, осуществляющего обвинение лица в совершении преступления как олицетворения функции уголовного преследования, и надзора?

Как и в других сферах жизнедеятельности общества, прокуратура в уголовном процессе должна осуществлять надзор за соблюдением закона; в случае передачи полномочий по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого прокурору он будет осуществлять всеобъемлющий надзор за соблюдением закона.

В-третьих, в случае передачи рассматриваемого процессуального действия прокурору будет осуществлен дополнительный контроль за соблюдением законности при расследовании уголовных дел таких категорий, как, например, особо тяжкие преступления, преступления несовершеннолетних, душевнобольных и т.п. Именно в случаях, когда излишне строгое наказание может навредить несовершеннолетнему, недостаточно проработанная линия обвинения может помочь серийному убийце выйти на свободу (например, в случае допущения грубой ошибки при расследовании уголовного дела, материальной заинтересованности следователя в исходе дела, предполагающем освобождение преступника) или радикально уменьшить срок заключения, требуется дополнительный контроль, который сможет осуществлять прокурор в числе своих надзорных полномочий после вступления в расследование на стадии подготовки постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

В случае возложения обязанности составлять постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявлять обвинение и поддерживать его в суде на прокурора, он будет существенно эффективнее осуществлять надзорную функцию и более тщательно исследовать материалы уголовного дела, что влечет за собой возможность раньше обнаружить все те ошибки, которые по действующему законодательству прокурор чаще всего обнаруживает при направлении уголовного дела в суд, а то и при ознакомлении с материалами дела во время подготовки к судебному заседанию.

Сторонники действующей модели взаимодействия прокурора и следователя могут обратить внимание на тот факт, что следователь продолжит составлять постановление о привлечении в качестве обвиняемого, но под подписью прокурора. Однако и в данном случае прогресс налицо, прокурор будет заинтересован в правильном и грамотном составлении этого документа, к тому же в дальнейшем именно прокурору, как государственному обвинителю, на основании исследованных материалов дела придется готовиться к судебному заседанию для достойного поддержания обвинения, т.е. делать то, что в настоящее время делает не следователь, а сотрудник уголовно-судебного отдела прокуратуры, и следователь в данном случае ничем помочь не сможет. Таким образом, не будет стимула подготовки всех документов и материалов лицом, ведущим расследование. Кроме того, следует повысить ответственность прокурора, выражающуюся в отсутствии возвратов уголовных дел по причине обнаружения судом ошибок, допущенных при расследовании. Также в случае замены системы взаимодействия следователя и прокурора на предлагаемую модель очень важной составляющей будет анализ статистики движения уголовных дел, числа возвращенных по ст. 237 УПК РФ и, например, процента обвинительных приговоров от общего числа направленных в суд уголовных дел.

Как же будет работать предлагаемая модель? С точки зрения решения организационных вопросов, в системе органов прокуратуры необходимо выделить отдел, занимающийся предъявлением обвинения и поддержанием обвинения в суде, в который войдут действующие государственные обвинители, а также помощники прокурора по вопросам следствия, заместитель прокурора по вопросам следствия.

Кроме предъявления обвинения и поддержания государственного обвинения, сотрудники этого отдела смогут проводить анализ расследуемых уголовных дел, осуществляя функцию прокуратуры по надзору за расследованием. Причем независимо от органа, производящего расследование, будь то следователь ОВД или СК при прокуратуре, сотрудник предлагаемого отдела будет иметь полномочия по проверке уголовных дел. Сохраняя определенную обособленность, следственный комитет при прокуратуре по предлагаемой модели остается без изменений и, безусловно, будет взаимодействовать с отделом прокуратуры по вопросам следствия.

С точки зрения законодательного воплощения данная концепция потребует внесения поправок. Так, в соответствии со ст. 16 ФЗ "О прокуратуре" по решению генерального прокурора Российской Федерации в прокуратурах городов и районов и приравненных к ним прокуратурах могут быть образованы отделы, т.е. непосредственно для выделения отдела по вопросам следствия поправки не требуются.

Передача полномочий по подготовке постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения, как представляется, потребует следующих изменений уголовно-процессуального законодательства:

  1. Часть вторую ст. 37 УПК РФ дополнить п. 13.1: 13.1. Выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлять обвинение, давать согласие следователю или дознавателю на вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявление обвинения с обязательным утверждением такого постановления прокурором.
  2. В части первой ст. 171 УПК РФ заменить слово "следователь" на слово "прокурор".
  3. Статью 171 УПК РФ дополнить частью пятой: "5. Полномочия по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и дальнейшему предъявлению обвинения могут быть переданы прокурором следователю при расследовании уголовных дел, отнесенных к п. п. 3, 5 ч. 2 ст. 151 настоящего Кодекса. В случае передачи полномочий по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения прокурор после ознакомления с материалами уголовного дела составляет соответствующее сопроводительное письмо".
  4. Статью 171 УПК РФ дополнить частью шестой: "6. В случае передачи полномочий по составлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлению обвинения прокурор утверждает постановление о привлечении в качестве обвиняемого в срок не позднее сорока восьми часов с момента вынесения постановления следователем".
  5. В частях второй, пятой, седьмой, восьмой ст. 172 УПК РФ, частях первой и второй ст. 175 УПК РФ заменить слова "следователь" словосочетаниями "прокурор или уполномоченный следователь".
  6. Часть девятую ст. 172 УПК РФ признать утратившей силу.

Вопросы организации процесса взаимодействия прокурора с органами расследования возможно закрепить в приказах генерального прокурора и других ведомственных и межведомственных документах, что не будет противоречить законодательству и внесет ясность в суть изменений для всех участников процесса.

Следует отметить, что процедура допроса обвиняемого после предъявления ему обвинения намеренно оставлена за следователем, поскольку в противном случае фактически с момента передачи материалов дела прокурору для составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого появлялся бы второй следователь в лице прокурора, заканчивающий расследование по уголовному делу, что предполагается неверным. Для разделения полномочий по расследованию уголовного дела и обвинению лица в совершении преступления предлагается оставить все следственные действия, включая и допрос обвиняемого, у следователя.

Что касается вопроса предоставления прокурором полномочий следователю на составление постановления о привлечении в качестве обвиняемого, предъявление обвинения, нужно понимать, что вал уголовных дел всех категорий не позволит вовремя и качественно осуществлять прокурорам данные процедуры, в связи с чем, оставив жесткий контроль за этими действиями со стороны прокурора, предполагается правильным установить возможность такой передачи.

Таким образом, процедура будет предполагать передачу материалов уголовного дела следователем прокурору для ознакомления и установления им (прокурором) возможности делегирования полномочий следователю, после чего уголовное дело передается прокурором следователю с сопроводительным письмом или с письменным указанием следователю на необходимость составления им постановления о привлечении в качестве обвиняемого и дальнейшего предъявления обвинения. Данное предложение лишь проект, потребуются дополнительные исследования для определения возможности передачи таких полномочий и определения категорий дел, по которым возможно применение подобного порядка, однако, безусловно, что установление данного правила для всех категорий дел без исключения было бы неверно. Предполагается правильным установление его на категории уголовных дел, отличающихся малозначительностью и не связанных с причинением существенного вреда имуществу или здоровью потерпевшего.

Кроме того, необходимо установление принципа несменяемости обвинителя, в соответствии с которым один и тот же прокурор или уполномоченный следователь осуществляет полный перечень действий по обвинению лица в совершении преступления: от составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого до поддержания обвинения в суде. Безусловно, существуют ситуации, когда обвинитель не может участвовать в процессе, что по действующему законодательству влечет смену обвинителя с возможностью ознакомления с материалами уголовного дела вновь вступившим обвинителем. Предполагается правильным использование той же схемы поведения и в данном случае, ведь главное - установление порядка, при котором одно уголовное дело не будет постоянно передаваться из рук одного прокурора (утвердившего обвинительное заключение) другому (поддерживающему государственное обвинение в суде), а осуществление всех этих полномочий будет возложено на одно лицо, осведомленное обо всех особенностях данного уголовного дела и лично составившее все документы, касающиеся обвинения.

Следует отметить, что в результате внесения подобных поправок в уголовно-процессуальное законодательство осуществлять полномочия по предъявлению обвинения будут прокуроры, что существенно повысит роль этой процедуры на досудебной стадии уголовного процесса. При этом за следователем останутся прежние обязанности после предъявления обвинения, с тем лишь исключением, что осуществляться это будет под пристальным вниманием прокурора, который предъявлял обвинение и в будущем станет поддерживать государственное обвинение по данному уголовному делу. Прокурор же в результате изменений законодательства будет знакомиться с делом в ходе подготовки или утверждения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (хотя бы для составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого) и далее будет сопровождать уголовное дело до судебного заседания, в котором он же будет поддерживать государственное обвинение.

Внесение данных изменений в законодательство не будет противоречить общим понятиям о выполняемых прокуратурой функциях. Так, создавая постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявляя обвинение, прокурор осуществляет функцию уголовного преследования, а в промежутке между предъявлением обвинения и составлением обвинительного заключения прокурор осуществляет функцию надзора за предварительным расследованием уголовного дела, давая, если это необходимо, указания следователю по направлению расследования. Таким образом, не занимаясь расследованием уголовного дела, прокурор будет иметь наиболее полное представление и контроль над процессом расследования.

С учетом того, что в литературе существуют различные точки зрения относительно момента начала осуществления прокурором функции уголовного преследования, необходимо отметить, что предлагаемые изменения законодательства должны удовлетворить все стороны: и тех исследователей, которые считают этим моментом придание конкретному лицу официального статуса подозреваемого или обвиняемого <3>, и тех, кто считает, что осуществление функции уголовного преследования начинается существенно раньше, "до предоставления лицу формального процессуального статуса" <4>.

<3> Божьев В. Состязательность на предварительном следствии // Законность. 2004. N 1. С. 3; Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры РФ (проблемы осуществления правовой реформы): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 130; и др.
<4> Сухарева Н.Д. Прекращение уголовного преследования в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2002. С. 7; Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: Концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М., 2003. С. 54; Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М., 2003. С. 78; и др.