Мудрый Юрист

Досрочное прекращение полномочий арбитражного управляющего *

<*> Shakhraeva T.V. Pre-term termination of powers of insolvency officer.

Шахраева Т.В., юрист ЗАО "Национальный институт проблем управления - юридическая практика".

Статья посвящена анализу законодательного регулирования освобождения и отстранения арбитражных управляющих от исполнения ими своих обязанностей в деле о банкротстве. Вопрос рассматривается с точки зрения двойственного характера статуса арбитражного управляющего: как лица, профессионально занимающегося арбитражным управлением, и как лица, участвующего в деле о банкротстве конкретного должника.

Ключевые слова: арбитражный управляющий, банкротство, арбитражное управление, прекращение полномочий.

The article is devoted to analyses of legislative regulation of release and removal of insolvency officers from execution of their obligations in case of bankruptcy. The issue is considered from the viewpoint of dual character of the status of insolvency officer: as a person professionally engaged in arbitrazh management and as a person participating in the case on bankruptcy of a concrete debtor.

Key words: insolvency officer, bankruptcy, arbitrazh management, termination of powers.

Арбитражный управляющий в деле о банкротстве назначается для проведения конкретной процедуры. Соответственно по общему правилу он реализует свои права и обязанности по арбитражному управлению с начала и до окончания процедуры банкротства, которая ему поручена. Однако исключения из этого правила случаются довольно часто и требуют особого правового регулирования. Речь прежде всего идет о досрочном прекращении полномочий арбитражного управляющего.

Досрочное прекращение полномочий в соответствии с законодательством о банкротстве возможно в двух формах - в форме освобождения и отстранения от исполнения обязанностей в деле о банкротстве. В качестве критерия разграничения указанных понятий можно назвать виновность действий арбитражного управляющего, повлекших прекращение его полномочий. Как отмечает Е.Г. Дорохина, отстранение "может в дальнейшем послужить основанием для отказа в приеме управляющего в члены СРО <1> или в выдвижении его для утверждения арбитражным судом для ведения процедуры банкротства" <2>.

<1> Саморегулируемая организация арбитражных управляющих.
<2> Дорохина Е.Г. Новеллы закона о банкротстве: Изменение статуса арбитражного управляющего // Закон. 2009. N 4. С. 142.

Прекращение полномочий арбитражного управляющего возможно как в связи с утратой права заниматься арбитражным управлением в качестве профессиональной деятельности, так и в связи с исключением из числа лиц, участвующих в конкретном деле о банкротстве.

Лицо, желающее заниматься арбитражным управлением как частной практикой, обладает таким правом только при условии соблюдения всех требований, которые предусмотрены ст. 20 Закона о банкротстве <3>. Таким образом, несоответствие хотя бы одному требованию влечет не только невозможность стать арбитражным управляющим, но и прекращение у лица этого статуса, если несоответствие возникло после его приобретения.

<3> Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

В первую очередь прекращение профессиональной деятельности по арбитражному управлению является следствием прекращения членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих. Арбитражный управляющий может добровольно выйти из СРО или его могут исключить. И в том и в другом случае согласно п. 2 ст. 20.4 и ст. 20.5 Закона о банкротстве арбитражный управляющий лишается своего статуса в деле о банкротстве.

Эти положения вполне согласуются с другими нормами Закона о банкротстве об обязательности членства арбитражного управляющего в СРО, но только при условии, что арбитражный управляющий добровольно покинул свою саморегулируемую организацию, не став членом другой, или был исключен. В случае же, когда арбитражный управляющий добровольно меняет СРО, он не перестает соответствовать необходимым требованиям, поскольку является членом СРО, хоть и другой. Однако Закон о банкротстве предусматривает прекращение полномочий арбитражного управляющего и в этом случае.

Такой подход законодателя не является бесспорным. По моему мнению, нужно исходить из того, что кредиторы, выбирая саморегулируемую организацию, из числа членов которой утверждается арбитражный управляющий, ориентировались на ее состав, т.е. на людей, которые в ней состоят на момент утверждения арбитражного управляющего, а не на само юридическое лицо как способ организации их профессиональной деятельности. При этом совершенно непонятно, почему при переходе в другую саморегулируемую организацию должен освобождаться от исполнения обязанностей в деле о банкротстве арбитражный управляющий, кандидатура которого была непосредственно выбрана собранием кредиторов.

Исключение арбитражного управляющего из саморегулируемой организации предполагает прекращение его членства без его согласия. Такая мера предусмотрена как самое строгое наказание, применяемое саморегулируемой организацией к своим членам за нарушение норм законодательства о банкротстве, стандартов и правил профессиональной деятельности.

Е.В. Мурашкина замечает, что "нормы об исключении управляющего из СРО имеют скорее этический, чем юридический характер, и являются санкцией за нарушение корпоративной этики" <4>. Однако необходимо обратить внимание, что рассматриваемая мера дисциплинарного воздействия имеет вполне конкретные юридические последствия в деле о банкротстве. Решение об исключении является безусловным основанием для отстранения арбитражного управляющего от исполнения своих обязанностей по всем осуществляемым им процедурам банкротства без права восстановления в случае отмены решения об исключении. Таким образом, действия СРО могут оказывать влияние на проводимую процедуру банкротства. Как верно указывает Е.Г. Дорохина, "при этом "за кадром" остаются интересы кредиторов, должника, третьих лиц, которые вообще не учитываются при смене арбитражного управляющего" <5>.

<4> Мурашкина Е.В. Правовая квалификация ответственности арбитражного управляющего // Актуальные проблемы частноправового регулирования. 2005. С. 165.
<5> Дорохина Е.Г. Членство арбитражного управляющего в саморегулируемой организации арбитражных управляющих: право или обязанность? // Законодательство. 2006. N 11. С. 54.

Арбитражный управляющий может быть исключен из СРО не только в случае нарушения законодательства о банкротстве или правил профессиональной деятельности, но и тогда, когда арбитражный управляющий меняет гражданство или перестает соблюдать какое-либо условие членства в СРО. Вопрос исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации по указанным основаниям решается по усмотрению СРО. Однако очевидно, что несоответствие требованиям, необходимым для осуществления арбитражного управления, является препятствием для осуществления процедур, применяемых в деле о банкротстве. Надо думать, при наличии такого несоответствия отстранение арбитражного управляющего от проведения банкротства конкретного должника возможно без участия СРО по ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве, за исключением случаев, когда арбитражный управляющий не платит взносы в саморегулируемую организацию, поскольку в этом случае затрагиваются интересы только СРО, другие лица в этих отношениях не участвуют.

Еще одним обстоятельством, делающим невозможным осуществление арбитражным управляющим своей профессиональной деятельности, является исключение саморегулируемой организации, в которой он состоит, из Единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Действительно, закон предъявляет к арбитражному управляющему требование о необходимости членства в СРО, которая может считаться таковой только при условии нахождения сведений о ней в Реестре.

Исключение СРО из Реестра производится, помимо прочего, в качестве меры воздействия на организацию, не соблюдающую нормы законодательства. Это достаточно жесткая мера, фактически означающая для членов саморегулируемой организации невозможность осуществлять профессиональную деятельность в сфере банкротства. Этот вывод следует из положений об обязательности членства арбитражного управляющего в СРО и о его принадлежности только к одной СРО. В случае исключения саморегулируемой организации из Реестра по крайней мере 100 арбитражных управляющих потеряют возможность работать по профессии, а еще большее количество должников лишатся арбитражного управляющего. Как отмечается в литературе, "вообще сама правовая модель коллективной ответственности арбитражных управляющих за саморегулируемую организацию, членами которой они являются, не может быть положительно оценена, поскольку очевидно, что любая мера ответственности должна носить адресный (персонифицированный) характер и быть связанной с нарушениями конкретного арбитражного управляющего" <6>.

<6> Перегудов И.В., Тай Ю.В. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих // Вестник ВАС РФ. 2003. N 8. С. 127.

По мнению Е.Г. Дорохиной, связанная с исключением СРО из Реестра проблема "требует правового регулирования со стороны регулирующего органа <7>, которое должно способствовать в подобных случаях переходу арбитражных управляющих в другие СРО" <8>. Следует согласиться, что такое регулирование будет гарантией права на профессиональную деятельность арбитражных управляющих. Однако оно не позволит им продолжать управлять должниками, которые были им вверены до исключения СРО из Реестра, поскольку, как мы уже выяснили, смена арбитражным управляющим саморегулируемой организации ведет к досрочному прекращению его полномочий по всем процедурам банкротства.

<7> В настоящее время - органа по контролю (надзору).
<8> Дорохина Е.Г. Применение оснований освобождения и отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом // Законодательство и экономика. 2004. N 3. С. 40.

Полномочия арбитражного управляющего в конкретной процедуре банкротства могут быть досрочно прекращены независимо от прекращения его статуса и утраты права заниматься арбитражным управлением как профессиональной деятельностью.

Прежде всего среди оснований такого прекращения полномочий следует назвать освобождение от исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве по собственному желанию, которое производится на основании его заявления в арбитражный суд. Законодательство не предусматривает обязательность указания причин возникшего нежелания продолжать проведение процедуры. Однако необходимо учитывать, что суд рассматривает заявление арбитражного управляющего так же, как и все другие заявления и ходатайства, и вправе отказать в его удовлетворении.

Основанием отстранения арбитражного управляющего от участия в конкретном деле о банкротстве является его несоответствие требованиям, предъявляемым в целях утверждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве. При этом профессиональный статус арбитражного управляющего он не теряет. Несоответствие может быть вызвано обстоятельствами, случившимися или открывшимися после назначения арбитражного управляющего. В результате этих обстоятельств могут меняться характеристики арбитражного управляющего или характеристики должника, которые имеют значение для выбора арбитражного управляющего.

Возможна ситуация, когда арбитражный управляющий, будучи не заинтересованным лицом в деле о банкротстве при утверждении, утратит впоследствии это качество, став, например, супругом кого-либо из лиц, указанных в ст. 19 Закона о банкротстве. В период осуществления арбитражного управления решением суда по другому делу может быть установлен факт причинения арбитражным управляющим убытков другому должнику, его кредиторам или иным лицам при отсутствии возмещения этих убытков либо в отношении арбитражного управляющего будет возбуждено дело о банкротстве. Все эти обстоятельства являются основаниями для прекращения полномочий арбитражного управляющего по осуществляемой им процедуре банкротства (или по всем процедурам банкротства).

Изменение статуса должника также может повлиять на возможность исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей в отношении этого должника. Речь идет о тех случаях, когда организация-должник в установленном порядке включается в число стратегических в период банкротства. Здесь также можно назвать возникновение необходимости допуска к государственной тайне для лица, осуществляющего управление должником. С изменением статуса должника требования к арбитражному управляющему повышаются. Утвержденный до соответствующего изменения управляющий может не соответствовать повышенным требованиям.

Еще одним требованием, несоответствие которому влечет отстранение арбитражного управляющего от участия в деле о банкротстве конкретного должника, является дополнительное страхование ответственности внешнего или конкурсного управляющего в случаях, когда это необходимо. Как предусматривает Закон о банкротстве, дополнительный договор обязательного страхования ответственности должен быть заключен в течение 10 дней с момента утверждения арбитражного управляющего. Непредставление арбитражным управляющим в суд соответствующего документа о дополнительном страховании в течение 10 дней с даты его утверждения может служить основанием для рассмотрения в судебном заседании вопроса о его отстранении. По мнению М.В. Телюкиной, следует установить, что управляющий не должен отстраняться, если до рассмотрения судом вопроса о его отстранении заключит договор страхования <9>.

<9> См.: Телюкина М. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 204.

В качестве самого применимого основания отстранения арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей в деле о банкротстве, о котором говорится в п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве, следует назвать неисполнение или ненадлежащее исполнение этих обязанностей.

Основным критерием, который определяет законность действий арбитражного управляющего, а значит, наличие или отсутствие неисполнения (ненадлежащего исполнения) его обязанностей, можно считать соблюдение принципа осуществления арбитражного управления добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Помимо установления общих положений п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве, определяющих основания отстранения арбитражного управляющего в связи с неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязанностей, Закон о банкротстве конкретизирует их применительно к каждой процедуре банкротства. Во всех процедурах эти основания по большей части совпадают. К ним относятся:

  1. решение собрания кредиторов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей;
  2. удовлетворение жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника или его кредиторов.

Как видно, для отстранения арбитражного управляющего на основании жалобы лица, участвующего в деле, недостаточно доказать только неисполнение обязанностей управляющим. Требование о подтверждении нарушения прав или законных интересов заявителя и наличия убытков должника или его кредиторов обусловлено применением принципа деятельности арбитражного управляющего в целях обеспечения интересов всех участников банкротства. Если не доказано нарушение арбитражным управляющим прав лиц, участвующих в деле о банкротстве, нельзя говорить о том, что неисполнение им своих обязанностей влечет невозможность реализации указанного принципа. В то же время на основании решения собрания кредиторов арбитражный управляющий может быть отстранен вне зависимости от нарушения прав или законных интересов отдельных лиц или причинения кому-либо убытков. Такой подход законодателя представляется нелогичным.

Необходимо обратить внимание, что неисполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, как уже указывалось, является также основанием для его исключения из СРО в результате применения саморегулируемой организацией мер дисциплинарного воздействия за нарушения законодательства о банкротстве и правил и стандартов профессиональной деятельности. При этом в отношении участия управляющего в банкротстве должника наступают такие же последствия, как и в случае удовлетворения заявления участника банкротства или собрания кредиторов об отстранении арбитражного управляющего: не обладая соответствующим статусом, он не вправе вести процедуру.

В целом можно отметить, что основания и порядок досрочного прекращения полномочий арбитражного управляющего в деле о банкротстве не позволяют в полной мере обеспечить независимость управляющего как самостоятельного лица, действующего в интересах должника, кредиторов, общества. Отстранение или освобождение арбитражного управляющего зачастую является следствием обстоятельств, на которые арбитражный управляющий никак не влияет. При этом отсутствует возможность восстановления арбитражного управляющего в полномочиях при установлении незаконности его отстранения (освобождения).