Мудрый Юрист

Классификация субъектов должностных преступлений *

<*> Maksimov S.V. Classification of subjects of official crimes.

Максимов С.В., доцент кафедры уголовного права и криминологии Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук.

На основе анализа Уголовного кодекса РФ и других нормативных правовых актов предложена классификация субъектов должностных преступлений по шести группам. Раскрыты признаки, отграничивающие различные категории должностных лиц друг от друга. Рассмотрены некоторые спорные моменты отнесения должностных лиц как специальных субъектов преступления к той или иной группе.

Ключевые слова: должностные преступления, субъект преступления, специальный субъект, классификация субъектов преступления.

On the basis of analysis of the Criminal Code of the RF and other normative legal acts the author proposes division of subjects of official crimes into six groups. The author reveals the features delimitating various categories of officials one from another; considers certain controversial moments of referring officials as special subjects of crime to this or that group.

Key words: official crimes, subject of crime, special subject, classification of subjects of crime.

Глава 30 "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления" Уголовного кодекса РФ является историческим правопреемником гл. 7 "Должностные преступления" Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. В связи с этим преступления, указанные в гл. 30 Уголовного кодекса РФ, называют (с известной степенью условности) должностными. Однако в отличие от предыдущего уголовного закона Уголовный кодекс РФ допускает совершение некоторых должностных преступлений специальными субъектами, не являющимися должностными лицами. Единственным исключением выступает состав дачи взятки (традиционно следующий за составом получения взятки), субъект которого общий.

Преступления, предусмотренные гл. 30 Уголовного кодекса РФ, в зависимости от признаков субъекта подразделяются на совершаемые специальным и общим субъектом. При этом должностные преступления, субъект которых является специальным, классифицируются на три группы: 1) совершаемые только должностными лицами (ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 286, 287, 289, 290, 293 Уголовного кодекса РФ); 2) совершаемые как должностными лицами, так и государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не являющимися должностными лицами (ст. ст. 292, 292.1 Уголовного кодекса РФ); 3) совершаемые только государственными служащими и служащими органов местного самоуправления, не являющимися должностными лицами (ст. 288 Уголовного кодекса РФ) <1>.

<1> См.: Полный курс уголовного права / Под ред. А.И. Коробеева. Т. V. Преступления против государственной власти. Преступления против военной службы. Преступления против мира и безопасности человечества. Международное уголовное право. СПб., 2008. С. 108.

Таким образом, должностное лицо, понятие которого содержится в прим. 1 к ст. 285 Уголовного кодекса РФ, не является единственным специальным субъектом должностных преступлений. Кроме того, должностные лица, обладающие дополнительными признаками, следует рассматривать в качестве особых субъектов указанных преступлений.

С учетом изложенного можно выделить шесть видов специальных субъектов должностных преступлений, подлежащих ответственности по статьям гл. 30 Уголовного кодекса РФ <2>.

<2> Субъект дачи взятки (ст. 291 УК РФ) не учитывается, так как не является специальным.

1. Должностные лица, являющиеся представителями власти.

Понятие представителя власти закреплено в примечании к ст. 318 Уголовного кодекса РФ - им является должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Исходя из ст. 10 Конституции РФ, к таким субъектам относятся лица, обладающие правами и несущие обязанности по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти и реализующие полномочия федеральной государственной власти РФ, государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления.

Наделение лица властью влечет признание его должностным лицом независимо от уровня компетенции, а также периода времени, на который полномочия представителя власти были ему делегированы от имени государственного или муниципального органа.

Особенностью представителей власти является то, что они в пределах своей компетенции наделены правом предъявлять требования и принимать решения, обязательные для исполнения всеми гражданами, а также юридическими лицами независимо от формы собственности, их ведомственной принадлежности и подчиненности. Деятельность представителя власти строится на взаимоотношениях с лицами, не находящимися в его служебном подчинении. Некоторые представители власти (судьи, прокуроры и др.) вообще не имеют подчиненных им по службе лиц, однако обладают властными, распорядительными полномочиями по отношению к неопределенному кругу лиц.

2. Должностные лица, выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Указанная категория субъектов должностных преступлений характеризуется тем, что признание их должностными лицами непосредственно зависит от содержания служебных полномочий, от того, выполняют они или нет организационно-распорядительные и (или) административно-хозяйственные функции в определенных государственных и муниципальных структурах. Применяя терминологию, используемую законодателем в гл. 23 Уголовного кодекса РФ, можно сказать, что организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции должностного лица являются управленческими, поскольку влекут за собой юридически значимые последствия (возникновение, изменение, прекращение правоотношений) лишь в сфере его служебной деятельности. Лицо может быть признано должностным по признаку наделения его организационно-распорядительными и (или) административно-хозяйственными функциями только после анализа содержания его полномочий в рамках занимаемой должности.

Понятие организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в уголовном законе не раскрывается и традиционно является предметом разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. В частности, в Постановлении от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" отмечено, что под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п. Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий <3>.

<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12. С. 3.

Существуют профессии (врачи, педагоги), которые предусматривают в рамках трудовых правоотношений в одних ситуациях исполнение чисто профессиональных обязанностей, а в других - осуществление организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных функций. В таких случаях для признания лица должностным требуется анализ исполненной им трудовой функции и отнесение ее к числу управленческой (организационно-распорядительной или административно-хозяйственной).

3. Должностные лица, занимающие государственные должности Российской Федерации.

В соответствии с прим. 2 к ст. 285 Уголовного кодекса РФ такими субъектами являются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

Замещение должностным лицом государственной должности Российской Федерации является криминообразующим признаком, повышающим степень общественной опасности должностных преступлений, в которых он закреплен. Однако следует отметить, что данный признак распространяется также на составы преступлений, предусмотренные другими главами Уголовного кодекса РФ. В частности, он используется законодателем для создания квалифицированных составов четырех должностных (ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 2 ст. 287, ч. 3 ст. 290 УК РФ) и двух "недолжностных" (ч. 2 ст. 237, ч. 2 ст. 354 УК РФ) составов преступлений.

Исчерпывающий Сводный перечень государственных должностей Российской Федерации определен Указом Президента РФ от 11 января 1995 г. N 32 "О государственных должностях Российской Федерации" и включает в себя 50 должностей: Президента РФ, Председателя Правительства РФ, Председателя Совета Федерации Федерального Собрания, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания, федерального министра, Генерального прокурора РФ, судьи федерального суда и др.

Например, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ при кассационном рассмотрении дела изменила приговор, указав, что суд первой инстанции необоснованно квалифицировал получение взяток старшим следователем прокуратуры района как совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации. Согласно Сводному перечню государственных должностей Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 11 января 1995 г., следователи прокуратур в их число не входят <4>.

<4> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 7. С. 12.

4. Должностные лица, занимающие государственные должности субъектов Российской Федерации.

Согласно прим. 3 к ст. 285 Уголовного кодекса РФ под указанными должностными лицами понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

Замещение должностным лицом государственной должности субъекта Российской Федерации выступает криминообразующим признаком, аналогичным по своему уголовно-правовому значению занятию государственных должностей Российской Федерации, повышающим степень общественной опасности некоторых должностных (ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 2 ст. 287, ч. 3 ст. 290 УК РФ) и "недолжностных" (ч. 2 ст. 237, ч. 2 ст. 354 УК РФ) преступлений.

В отличие от государственных должностей Российской Федерации, устанавливаемых федеральным законодательством, государственные должности субъектов Российской Федерации определяются региональными нормативными актами. Действие последних ограничено пределами территории одного конкретного субъекта Российской Федерации. Поскольку законодательство о государственной службе субъектов Российской Федерации не является унифицированным, для определения перечня государственных должностей субъектов Российской Федерации необходимо обратиться к соответствующему региональному законодательству.

Например, в Ульяновской области действует Закон Ульяновской области от 30 января 2006 г. N 06-ЗО "О государственных должностях Ульяновской области", в соответствии с которым государственными должностями Ульяновской области признаются должности, устанавливаемые Уставом Ульяновской области и законами Ульяновской области для непосредственного исполнения полномочий государственных органов Ульяновской области, включенные в перечень государственных должностей, утвержденный данным Законом. Указанный перечень включает 21 должность, в частности: губернатора Ульяновской области, председателя Законодательного Собрания Ульяновской области, заместителя Губернатора Ульяновской области - руководителя аппарата губернатора и правительства Ульяновской области, секретаря совета безопасности при губернаторе Ульяновской области, министра Ульяновской области и др.

Обращает на себя внимание противоречие, выявляемое при сопоставлении положений Указа Президента РФ от 11 января 1995 г. N 32 "О государственных должностях Российской Федерации" и Закона Ульяновской области от 30 января 2006 г. N 06-ЗО "О государственных должностях Ульяновской области". Согласно Указу Президента РФ одной из государственных должностей Российской Федерации является должность руководителя высшего государственного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации (конкретное наименование должности определяется законодательством субъектов Российской Федерации). В то же время в соответствии с Законом Ульяновской области к числу государственных должностей Ульяновской области отнесена должность губернатора Ульяновской области. Как следует из ст. ст. 19 и 24 Устава Ульяновской области от 19 мая 2005 г., губернатор Ульяновской области является высшим должностным лицом Ульяновской области, возглавляющим правительство Ульяновской области - высший исполнительный орган государственной власти Ульяновской области.

Представляется, что указанная несогласованность федерального и регионального нормативных правовых актов должна быть разрешена в пользу Указа Президента РФ и должность губернатора Ульяновской области должна считаться государственной должностью Российской Федерации.

5. Должностные лица, являющиеся главами органов местного самоуправления.

Указанные субъекты несут повышенную ответственность в случае совершения ими должностного преступления. Криминообразующий признак, основанный на статусе главы органа местного самоуправления, закреплен в ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 3 ст. 290, а также в ч. 2 ст. 237 Уголовного кодекса РФ.

Понятие главы органа местного самоуправления не закреплено в законодательстве РФ, в связи с чем Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" разъяснил, что под ним следует понимать только главу муниципального образования - высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения <5>.

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12. С. 4.

Например, Президиум Верховного Суда РФ изменил приговор суда первой инстанции и переквалифицировал действия Ж. с ч. 3 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 290 УК РФ. Суд надзорной инстанции отметил, что Ж. обоснованно признан должностным лицом, однако вывод суда первой инстанции о том, что осужденный, занимая должность главы администрации Юкковской волости Всеволожского района Ленинградской области, был главой органа местного самоуправления, является неверным. Из Положения об администрации Юкковской волости администрации муниципального образования "Всеволожский район Ленинградской области" следует, что администрация волости является территориальным структурным подразделением администрации муниципального образования на правах юридического лица и подотчетна главе муниципального образования. Таким образом, Ж. не был главой органа местного самоуправления, поскольку должность главы администрации Юкковской волости муниципального образования "Всеволожский район Ленинградской области", которую занимал Ж., не относилась к должности главы органа местного самоуправления <6>.

<6> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 10. С. 10.

6. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами.

Из прим. 4 к ст. 285 Уголовного кодекса РФ следует, что государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям гл. 30 Уголовного кодекса РФ в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями (ст. ст. 288, 292, 292.1 Уголовного кодекса РФ).

Отличительной особенностью данной категории субъектов должностных преступлений выступает полное отсутствие полномочий, характерных для должностных лиц. Несмотря на то что государственные служащие и служащие органов местного самоуправления находятся соответственно на государственной и муниципальной службе, они не обладают властными полномочиями. Функциональными обязанностями государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, наделен, как правило, рядовой административный персонал государственных и муниципальных органов власти. Данные субъекты обеспечивают исполнение властных полномочий вышестоящих лиц, являющихся должностными. Например, они имеют доступ к официальным документам, бланкам, печатям и т.п., что позволяет им на "низовом" уровне, как правило, путем подлога наносить урон интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не являющихся должностными лицами, следует отличать от технического персонала государственных и муниципальных органов власти. Последние не состоят на государственной или муниципальной службе, в связи с чем ни при каких обстоятельствах не могут признаваться субъектами должностных преступлений.

В случаях, когда государственные служащие и служащие органов местного самоуправления наделяются по службе организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, они считаются должностными лицами по признаку наделения их указанными управленческими полномочиями.