Мудрый Юрист

Четыре угла защиты № 2

Илья Самойлов, кандидат экономических наук, зам. декана юридического факультета им. М.М. Сперанского Академии народного хозяйства при Правительстве РФ.

Ни для кого не секрет, что рейдерство в современной России является обычным явлением. В настоящей статье автор рассматривает способы обеспечения правовой защиты бизнеса либо его активов от прямых попыток захвата собственности со стороны корпоративных агрессоров.

С проблемой рейдерства сталкиваются многие страны, однако Россия имеет свою специфику. К сожалению, в основе нашего рынка корпоративных захватов лежит коррупционная составляющая (покупка судебных решений, "оборотни в погонах" из различных силовых структур, коррумпированные представители фискальных органов, знаменитый "административный ресурс" и т.д.). Речь идет даже не об открытом бандитском шантаже владельцев бизнеса, силовых захватах, хищениях реестров акционеров и прочих действиях, подпадающих под соответствующие статьи УК РФ. Главная беда - когда при формальном соблюдении законности правонарушения совершаются с молчаливого согласия, а иногда и при активной поддержке представителей тех органов, которые должны эти преступления пресекать, а преступников наказывать.

Однако возможности противостоять корпоративным агрессорам, использующим "коррупционный ресурс" при попытках захвата чужого бизнеса либо актива, существуют. Базируются они на правовых механизмах, использование которых возможно в рамках действующего законодательства.

Что на мушке у "оккупантов"?

Для того чтобы выявить методы борьбы с агрессором, надо определить, какие цели он преследует, и "точки приложения усилий", которые позволяют ему эти цели достигать.

Активы.

Целью агрессора является захват актива компании (например, объект недвижимости, акции/доли в дочерних обществах, иной вид актива). Для достижения этой цели у него есть три пути:

Весь бизнес.

Целью агрессора является бизнес в целом, со всеми его активами, позицией на рынке, связями с контрагентами, деловой репутацией и т.д.

В этом случае поведение агрессора определяется однозначно: прямое "силовое" воздействие (шантаж и т.д.) на физическое лицо - основного владельца бизнеса, уступка доли которого в капитале компании означает ее переход под контроль агрессора. Задача агрессора заключается в том, чтобы заставить владельца бизнеса заключить договор, по которому бизнес (либо его значительная часть) юридически будет переоформлен на агрессора (либо его аффилированных лиц).

Вспомним, например, знаменитое дело "оборотней в погонах", когда владельцам бизнеса говорили: либо вы сядете по надуманному обвинению, либо перепишете на нас (наших людей) не менее половины вашего бизнеса.

Таким образом, "точками приложения усилий", обеспечивающими рейдерский захват, являются:

"Слабое звено" агрессора

Во-первых, это финансовые ресурсы. Если "бюджет агрессии" становится соизмерим с реальной стоимостью "объекта агрессии", захватчику выгоднее вступить в переговоры о покупке интересующего актива либо бизнеса по реальной цене (результат тот же, но нет рисков). Если учесть, что современные российские корпоративные войны и рейдерство невозможны без финансирования "коррупционного ресурса", а "взяткоемкость" этого ресурса крайне высока, то и финансовые затраты агрессора очень существенны.

Если защищающаяся сторона будет проводить политику, в результате которой агрессор увидит, что затраты на "захват" кардинально превысят планируемый "бюджет агрессии", то с высокой степенью вероятности он откажется от нападения.

Во-вторых, "деловая репутация". Любой представитель "коррупционного ресурса" хочет иметь дело с тем "клиентом", который имеет репутацию "бульдожьих челюстей с железной хваткой". Логика здесь проста: "Я тебе буду помогать (конечно, за соответствующие финансовые преференции) только в том случае, если ты успешен в своих начинаниях. Если же тебе сломают твою "бульдожью челюсть", то под ее обломками могу быть похоронен и я".

В том случае, если защищающаяся сторона обеспечит такие условия "ведения боевых действий", при которых вероятность выигрыша агрессора (а значит, и "деловая репутация") будет уменьшаться, агрессор потеряет поддержку "коррупционного ресурса". Это, в свою очередь, означает для агрессора уход из данного бизнеса. Риски возникновения подобной ситуации также, скорее всего, приведут к тому, что агрессор откажется от нападения.

В-третьих, агрессор пытается любыми способами обеспечить "юридически чистое" оформление объекта захвата на себя. Если захваченная собственность с юридической точки зрения оформлена на агрессора не будет либо будет оформлена с нарушением соответствующих процедур, то агрессор лишится возможности получения гарантированного дохода от нее (эксплуатация, перепродажа и т.д.). Это наиболее слабое место агрессора.

Антирейдерская стратегия...

Если удастся создать такую схему функционирования бизнеса, при которой затраты на его захват рейдером и риски потери "деловой репутации" агрессора будут крайне высоки, а "легитимация" перехода прав собственности на объект захвата будет существенно затруднена либо невозможна, то с высокой степенью вероятности бизнес будет защищен.

При этом стратегическими задачами, которые должна решить защищающаяся сторона, являются:

... и тактика

В качестве одной из возможных схем, в значительной степени соответствующей вышеперечисленным условиям, предлагаем рассмотреть так называемую схему четырех углов.

Данная схема впервые была реализована на практике применительно к конкретному бизнесу в 2000 году, и с тех пор на ее основе несколько десятков компаний и групп компаний перестроили свой бизнес. Попытки их захвата профессиональными корпоративными агрессорами прекращались после того, как потенциальный агрессор на стадии сбора информации об объекте захвата и анализа возможностей понимал, что риски неудачи крайне велики, а затраты (как прямые финансовые, так и "коррупционного ресурса") неадекватны возможным результатам.

При формировании организационной структуры, построенной по принципу четырех углов, можно выделить четыре блока проблем:

Инструкция к применению

Остановимся подробнее на функциях, которые должны выполнять юридические лица, формирующие четыре угла защитной схемы:

  1. Необходимо создать трудности для обращения взыскания на активы компании при попытке агрессора захватить их через доведение бизнеса до банкротства. В этом случае невозможно возникновение ситуации банкротства, невозможна и замена органов управления (пусть временная) внешним управляющим и собранием (комитетом) кредиторов, контролируемых агрессором. Решить эту задачу призван первый угол схемы.
  2. Функционирование бизнеса должно осуществляться через те структуры, которые, имея кредиторскую задолженность, но не имея собственных ценных активов, не представляют никакого интереса для потенциального агрессора. Это функция второго угла схемы.
  3. В силу того, что, как правило, второй угол схемы состоит из нескольких специализированных по видам деятельности юридических лиц, необходима некая централизация управления, прежде всего в рамках выполнения общекорпоративных функций. Кроме того, необходимо обеспечить ситуацию, при которой агрессору нет смысла воздействовать на единоличный исполнительный орган того или иного бизнеса, входящего в первый и второй углы схемы. Это и должно делать юридическое лицо, занимающее в схеме третий угол.
  4. В России бизнес может отбираться у собственников силовыми методами. Следовательно, необходима максимальная защита собственного капитала и его непосредственных владельцев. Это возможно лишь в том случае, если формально реальный владелец бизнеса таковым не является и не имеет юридических оснований для "переписывания" бизнеса на агрессора, использующего силовое давление.

Конечно же, абсолютную защиту от силовых действий агрессора создать невозможно. Однако затруднение процедур переоформления собственности в значительном числе случаев создает ситуацию, при которой силовая агрессия для нападающей стороны становится бессмысленной. Ведь агрессор ставит перед собой задачу не просто "забрать" бизнес у объекта нападения, но и оформить свои права на него по завершении нападения. Функцию "камеры хранения" собственного капитала в рамках рассматриваемой схемы выполняет четвертый угол.

Рассмотрим принципы формирования и функционирования каждого из четырех углов схемы более подробно.

Первый угол. Защита активов.

Все наиболее ценные активы бизнеса сосредотачиваются в одном юридическом лице. Назовем его компанией "Имущество".

Данное юридическое лицо не участвует в хозяйственных операциях с третьими лицами, не входящими в описываемую схему. Все внешние контрагенты имеют договорные отношения только с группой операционных компаний второго угла. Отсутствие прямых хозяйственных связей с внешними контрагентами означает и отсутствие возможностей возникновения конфликтной (потенциально подконтрольной агрессору) кредиторской задолженности. Фактически единственным кредитором (по текущим долговым обязательствам) компании "Имущество" становится бюджет (налог на имущество, НДС, налог на прибыль). При эффективном налоговом учете и отсутствии попыток недобросовестной налоговой оптимизации компания "Имущество" оказывается вне зоны рисков потери контроля над своими активами через получение агрессором контроля над конфликтной кредиторской задолженностью в силу ее отсутствия.

При формировании первого угла схемы принципиальным является вопрос о том, будет ли уже существующее юридическое лицо выполнять функцию компании "Имущество" либо такая компания будет создаваться на базе существующих ценных активов. В каждом случае решение по этому поводу должны принимать собственники, оценивая факторы риска.

Идеальной является ситуация, когда есть возможность использовать в качестве компании "Имущество" уже существующее юридическое лицо. Тогда имеющиеся у него текущие долговые обязательства постепенно погашаются, а новые не создаются.

Если риски достаточно велики, то должна быть осуществлена передача активов (либо наиболее ценной их части) в новое юридическое лицо, которое не занимается производственно-хозяйственной деятельностью. Однако зачастую компания "Имущество" является дочерним обществом по отношению к юридическому лицу, обремененному долговыми обязательствами. А это значит, что потенциальный агрессор, напав на основное общество, обремененное долгами, в конечном итоге может добраться и до дочернего, владеющего ценными активами. Следовательно, при таком варианте в обязательном порядке необходимо произвести разрыв связей по собственности между этими двумя юридическими лицами.

Второй угол. Операционные компании.

Данная группа компаний функционирует на основе арендованных у компании "Имущество" активов. Соответствующими договорами будут регулироваться и финансовые взаимоотношения между компанией "Имущество" и структурами операционного блока. При этом компании операционного блока фактически обязуются финансировать налоговые обязательства компании "Имущество" (НДС на арендные платежи, налог на имущество, начисление амортизации на основные производственные фонды). Также они принимают на себя обязательства по передаче компании "Имущество" прибыли от хозяйственной деятельности с целью дальнейшего инвестирования ее в развитие имущественного комплекса, пополнения собственных оборотных средств, а на начальном этапе - средств, необходимых для погашения имеющихся у компании "Имущество" долговых обязательств. Все это должно быть учтено при определении величины арендной платы.

Схемы и риски нападения

Теперь следует окончательно сформулировать те "правила игры", в рамках которых осуществляется взаимодействие первого и второго углов.

Функции компании "Имущество" (первый угол) заключаются в следующем:

Компания "Имущество" при подобной схеме взаимоотношений не имеет текущей кредиторской задолженности, за исключением своих налоговых обязательств. Более того, компания сама является кредитором компаний операционного блока, и даже в случае несостоятельности любой из них сможет претендовать на серьезные позиции среди кредиторов и влиять на назначение арбитражного управляющего.

Для финансирования своей деятельности, выполнения налоговых обязательств и, самое главное, роста капитализации (как в форме прироста внеоборотных активов, так и в форме прироста оборотных активов) компания "Имущество" использует финансовые ресурсы, поступающие от компаний операционного блока по договорам аренды (арендная плата), по договорам займа (купленным векселям) как процентный доход, плату за использование нематериальных активов по договору коммерческой концессии (если в его заключении есть необходимость).

В результате использования описанных выше финансовых инструментов в компаниях операционного блока либо не остается прибыли вовсе, либо остается та часть прибыли, за счет которой осуществляется дивидендная политика (если владельцами/основными совладельцами компаний операционного блока являются реальные собственники бизнеса).

Все вновь приобретаемые ценные активы, таким образом, оказываются в собственности компании "Имущество". Рост же капитализации компаний второго уровня практически отсутствует.

Что с точки зрения корпоративной безопасности мы получаем в результате построения подобной схемы взаимоотношений?

Может ли корпоративный агрессор напасть на компанию "Имущество" через ее кредиторскую задолженность? Нет, так как компания не имеет текущей потенциально конфликтной кредиторской задолженности.

Может ли корпоративный агрессор напасть на компании операционного блока через их кредиторскую задолженность? Безусловно, такая возможность у агрессора есть. Однако смысла в нападении нет никакого. В компаниях операционного блока нет каких-либо собственных ценных активов (в том числе оборотных).

Нападение агрессора на компании операционного блока с целью получения контроля над управлением финансовыми потоками (в частности, через принуждение к продаже владельцев компаний операционного блока ради получения дивидендов) также лишено какого-либо экономического смысла. Действительно, весь бизнес компаний операционного блока основан на использовании чужих (то есть принадлежащих компании "Имущество") активов в виде материальных внеоборотных активов (договор аренды), нематериальных активов (договор коммерческой концессии), оборотных средств (договор займа либо векселя).

Следовательно, прекращение действия этих договоров между компанией операционного блока и компанией "Имущество" автоматически означает полную остановку бизнес-процессов в подвергшейся нападению операционной компании. В этом случае у компании "Имущество" есть возможность перезаключить соответствующие договоры с новой операционной компанией, а единственный ценный ресурс компании операционного блока, подвергшейся нападению, - персонал, который перейдет на работу в новую структуру.

Таким образом, бессмысленность нападения на юридические лица операционного блока является высокоэффективным механизмом их защиты.

К публикации подготовила

Ольга Аверина, газета "ЭЖ-Юрист"