Мудрый Юрист

Оценка допустимости заключения эксперта с точки зрения надлежащей формы

Хамова Ирина Евгеньевна, соискатель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России.

Сведения, полученные экспертом в ходе производства судебной экспертизы, оформляются заключением эксперта. Это единственный процессуальный документ, который имеет допустимую процессуальную форму. Иногда в материалах дела встречаются документы, которые тоже являются результатом использования специальных знаний специалиста, но не могут быть использованы в качестве доказательств в силу несоблюдения их процессуальной формы. К ним, например, можно отнести: справки эксперта или специалиста, акты исследования трупа и т.п.

Ключевые слова: эксперт, производство судебной экспертизы, процессуальный документ, недопустимые доказательства, процессуальная форма, экспертно-криминалистические подразделения, справочно-нормативные документы, перечень вопросов, поставленных перед экспертом, специальные знания специалистов, достоверность сведений.

The information got by expert in the course of production of the judicial expert operation, are arranged by conclusion of the expert. This is single remedial document, which has possible remedial form. Sometimes documents meet in material of the deal, which too are from use the special knowledges of the specialist, but can be not used as proof on the strength of non-observance their remedial forms. To him, for instance possible refer: references of the expert or specialist, acts of the study of the dead body etc.

Key words: expert, production of the judicial expert operation, processualinyy document, inadmissible proof, remedial еxpert of criminal law subdivisions, reference-normative documents, list of the questions delivered before expert, special knowledges specialist, validity of the information.

Сведения, полученные экспертом в ходе производства судебной экспертизы, оформляются заключением эксперта. Это единственный процессуальный документ, который имеет допустимую процессуальную форму. Иногда в материалах дела встречаются документы, которые тоже являются результатом использования специальных знаний специалистов, но не могут быть использованы в качестве доказательств в силу несоблюдения их процессуальной формы. К ним, например, можно отнести: справки эксперта или специалиста, акты исследования трупа и т.п.

Заключение эксперта, во-первых, так и должно называться - заключение эксперта, а во-вторых, оно должно быть составлено в соответствии с определенными требованиями, которые закон, предъявляет ко всем процессуальным документам. К сожалению, действующий УПК РФ только в общих чертах указывает требования к форме заключения эксперта, как процессуальному документу, имеющему доказательственное значение. В статье 204 УПК РФ сказано, что в заключении эксперта указываются: дата, время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; должностное лицо, назначившее судебную экспертизу; сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность; сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом; объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

В статье 25 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", помимо указанных примерно таких же требований, сказано что: "На основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебно-экспертного учреждения".

Отсутствие в заключении эксперта перечисленных в законе сведений может служить основанием для признания его недопустимым доказательством. Автор разделяет мнение профессора П.А. Лупинской, что "недопустимость использования доказательств (при нарушении некоторых процессуальных правил) может в конкретном случае зависеть от того, повлияло ли или могло повлиять допущенное нарушение на достоверность зафиксированных в процессуальном документе данных и можно ли в суде выяснить причину несоблюдения процессуальной формы и получить необходимые сведения, относящиеся к существу проведенного действия и достоверности его отражения его в документе" [1, с. 4].

Соблюдение требований к составлению и обоснованию заключения эксперта, несомненно, повышает степень его достоверности.

Вопрос о требованиях, предъявляемых к заключению эксперта среди ученых поднимался не раз [2, с. 21 - 22]. По мнению А.И. Винберга и Н.Т. Малаховской, заключение эксперта должно "быть определенным, лишенным всякой неточности; последовательным, т.е. взаимосвязанным и взаимообусловленным; доказательным, т.е. не просто формулирующим те или другие выводы исследования, а указывающим основание этих выводов, признаваемых истинными" [3, с. 100].

Автор придерживается распространенного на практике и в теории мнения, что заключение эксперта должно соответствовать определенной структуре.

Некоторые авторы считают, что заключение эксперта должно состоять из четырех основных частей: вводной, исследовательской, синтезирующей и выводов [4, с. 327]. Автор придерживается мнения, что за исключением судебно-психиатрической экспертизы, содержащей пять частей (введение; сведения о прошлой жизни; подробное описание физического, неврологического и психического состояния испытуемого; мотивировочная часть и заключение), структура иных заключений (судебно-медицинских, судебных экспертиз системы Минюста России и МВД России) в основном состоит из трех частей - вводная часть, исследовательская часть и выводы [5, с. 43 - 44].

В УПК РФ не содержится типовой формы заключения эксперта, что, конечно, и порождает неоднозначные мнения по поводу этого. Однако если исходить из того, что выводы - это ответы на вопросы, поставленные перед экспертом, то можно сказать, что заключение эксперта, как и любой процессуальный документ, должно состоять из вводной части, исследовательской и выводов. А сама исследовательская часть, в зависимости от конкретного вида судебной экспертизы и задач, поставленных перед ней (идентификационное исследование или диагностическое) может содержать в себе один или несколько разделов.

В подтверждение правильности исследования и выводов, к заключению эксперта прилагаются материалы, его иллюстрирующие (фотографии, схемы, графики и т.п.). На наш взгляд, эти материалы должны быть не просто формальным приложением к заключению эксперта, а служить путеводителем для следователя, суда и других участников уголовного судопроизводства. Например, в фототаблице идентификационного исследования должны иметься следующие фотографии: внешнего вида всех объектов, поступивших на исследование и увеличенное изображение объектов с выявленными совпадающими и различающимися признаками. Если следователь (судья) внимательно будет сравнивать содержание описания в исследовательской части заключения с иллюстрирующим материалом, то он наглядно сможет оценить, во-первых, достоверность сведений, отраженных в заключении: именно то, что по тем объектам, которые поступили на экспертизу, было проведено исследование, не было их замены или фальсификации; во-вторых, что именно те признаки, на которые указывает эксперт, действительно имеются на представленных на исследованиях объектах; в третьих, современные средства фиксации (например, исследовательские виды фотосъемки) позволяют запечатлеть ход и применение технических средств в ходе производства экспертизы, что облегчит следователю возможность оценить правомерность применения экспертом той или иной методики [6, с. 144].

Существуют правила и методики, обязательные для исполнения судебными экспертами, содержащие прямые указания на предъявляемые требования к заключениям экспертов конкретных видов.

Так, например, в Правилах судебно-медицинской экспертизы трупа содержатся требования по оформлению заключения, в которых подробно указано, что именно должно быть отражено в заключении. В пункте 8.11.5 сказано, что исследовательская часть должна объективно и исчерпывающе полно протоколировать все фактические данные, выявленные в процессе исследования трупа. Не допускается подмена подробного описания диагнозами ("абсцесс", "входное огнестрельное ранение" и др. или выражениями "в норме", "без особенностей") [7, с. 80].

Анализируя различные правила и инструкции производства отдельных видов экспертиз, можно сказать, что независимо от вида экспертизы, в вводной ее части должна быть отражена следующая информация: номер и дата составления заключения, фамилия, имя, отчество эксперта, образование, специальность, стаж работы; подписка о том, что ему разъяснены его процессуальные права и обязанности и ответственность за дачу заведомо ложного заключения; основания производства экспертизы (постановление следователя (органа дознания), прокурора или суда); номер уголовного дела, краткое изложение обстоятельств совершенного преступления; вид экспертизы; перечень объектов, представленных на экспертизу, с указанием даты поступления объектов, способа доставки и вида упаковки; ходатайства, заявленные экспертом о предоставлении дополнительных материалов и результаты их рассмотрения; сведения о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы; справочно-нормативные документы (постановления, инструкции, методические пособия и руководства с указанием их наименований), которыми пользовался эксперт; перечень вопросов, поставленных перед экспертом, условия производства экспертизы, имеющие значение для проведения экспертизы (освещение, температура воздуха и др.); материалы дела, которые были предоставлены в распоряжение эксперта следователем и судом; при повторной экспертизе указываются также сведения об эксперте, проводившем первичную экспертизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы [8, с. 4].

Выводы эксперта также должны отвечать определенным требованиям. Так, в Положении о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел сказано, что "выводы эксперта формулируются на основе всестороннего, глубокого и объективного анализа и синтеза результатов, полученных при исследовании вещественных доказательств. При обосновании положительных выводов идентификационных экспертиз отмечается и наличие имеющихся в них различий, а также дается объяснение причин их существования" [9].

Кроме того, выводы эксперта должны соответствовать вопросам, поставленным на разрешение экспертизы. Ответы эксперта, сформулированные в выводе, должны строго соответствовать и по последовательности и по количеству вопросам, поставленным перед экспертом. В случае же, если эксперт по какой-то причине не смог ответить на вопрос (отсутствие технических средств или методик и т.п.), то он под номером тем же, что и данный вопрос, должен так и указать, что "решить поставленный вопрос не представилось возможным по причине..." и указать причину. Если же ответов меньше, чем вопросов, то это уже может указывать на неполноту проведенного исследования и вывода.

Несоблюдение перечисленных методических указаний и требований закона при составлении заключения эксперта в большинстве случаев ставит под сомнение достоверность сведений, отраженных в нем, а значит, является таким нарушением, которое ведет к признанию заключения недопустимым доказательством.

Сказанное в полной мере дает основание внести в действующий УПК РФ предложение об усилении требований к составлению заключения эксперта. На взгляд автора, статью 204 УПК РФ необходимо дополнить нормой следующего содержания: "Заключение эксперта дается от имени эксперта (экспертов), проведшего экспертизу, заверяется печатью судебно-экспертного учреждения и должно соответствовать нормативным документам, регулирующим производство конкретных видов экспертиз.

Литература

  1. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. М., 1994. N 11. С. 4.
  2. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967 С. 126; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995; Колдин В.Я. Значение вероятного заключения эксперта // Вопросы судебной экспертизы. Тбилиси, 1962. С. 21 - 22 и др.
  3. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 35; Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 100.
  4. Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2006; Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995. С. 29; Эксперт: Руководство для экспертов органов внутренних дел и юстиции. М., 2003. С. 327.
  5. Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 116; Виноградов И.В., Кочаров Г.И., Селиванов И.А. Экспертиза на предварительном следствии. М., 1967. С. 27; Зинин А.М., Майлис И.П. Судебная экспертиза: Учебник. М., 2002. С. 174; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996. С. 43 - 44; и др.
  6. Савельева Н.В. Оценка заключения эксперта: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. С. 144.
  7. Правила судебно-медицинской экспертизы трупа, утверждены Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10 декабря 1996 года N 407 // Судебно-медицинская экспертиза: Сборник документов. Екатеринбург, 2000. С. 80.
  8. Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел, утверждено Приказом МВД России от 1 июня 1993 г. N 261; Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР, утверждена Приказом Минюста СССР от 26 октября 1981 г. N 20; Правила судебно- медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приложение N 2 к Приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407. Согласовано с Генеральной Прокуратурой, Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ; Правила производства судебно-медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы. Приложение N 3 к Приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 N 407; Порядок заполнения медицинской документации по судебной психиатрии: Методические указания, составленные И.Н. Бобровой, Ю.Л. Метелицей, С.Н. Шишковым. Утверждены председателем постоянного совета по психиатрии Минздрава СССР 21 августа 1981 г. N 21-59/пс-81-11сп и т.д.
  9. Положение о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел. Утверждено Приказом МВД России от 1 июня 1993 г. N 261.