Мудрый Юрист

Заочное рассмотрение уголовных дел

Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

Рудакова Светлана Викторовна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

С учетом накопленного исторического опыта рассматриваются некоторые проблемы заочного рассмотрения уголовных дел в современной России. Обосновывается необходимость изменения редакции частей пятой и седьмой, исключения из текста закона части шестой ст. 247 УПК РФ.

Ключевые слова: заочное разбирательство, исключительные случаи, розыск, право на защиту, противодействие терроризму.

Taking into account the saved up historical experience some problems of correspondence consideration of criminal cases in modern Russia are considered. Necessity of change of edition of parts of the fifth and the seventh is proved, exceptions of the text of the law of a part of sixth item 247 of the Criminally-remedial code of the Russian Federation.

Key words: correspondence trial, unusual cases, search, the right to protection, counteraction to terrorism.

Заочное рассмотрение уголовных дел - одна из актуальных, но почти неисследованных проблем современного уголовного судопроизводства России, изучение которой невозможно без обращения к вопросам истории, поскольку, "определяя задачи и направления своей деятельности, каждый из нас должен быть хоть немного историком" [1].

В дореформенный (до 1864 г.) период возможность рассмотрения дела в отсутствие подсудимого допускалось по Воинскому артикулу 1715 г. С момента принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 г. заочное производство предусматривалось только по преступлениям, отнесенным к подсудности мировой юстиции, за которые угрожало наказание не свыше ареста. Однако законом от 15 февраля 1888 г. заочное производство стало возможно также по делам общих установлений о преступлениях, за которые были определены наказания, не связанные с лишением или ограничением прав состояния. В качестве необходимого условия заочного разбирательства указывалась неявка подсудимого без уважительных причин в суд. В то же время подсудимый, получивший копию заочного решения суда, имел право потребовать в течение двухнедельного срока, чтобы тот же судья или суд вновь рассмотрел то же дело по существу, но уже с его участием. При этом если подсудимый не являлся в суд вторично, то судья, не приступая к новому разбирательству, утверждал свой прежний приговор и назначал подсудимому денежное наказание за вторичную неявку. Причем вторичное заочное решение, отмечал И.Я. Фойницкий, имело силу большую, чем даже личный приговор [2].

Несмотря на возможность рассмотрения дела в отсутствие подсудимого, в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. имелся процессуальный механизм обеспечения явки подсудимого в суд, который в некоторых ситуациях был весьма эффективным, заслуживающим внимания и сегодня. В случае, когда требовалась личная явка подсудимого, но он не являлся, а все меры по его розыску давали отрицательные результаты, суд по представлению судебного следователя, предложению прокурора или по собственному усмотрению направлял распоряжение об опубликовании информации о розыске лица в сенатских объявлениях и в ведомостях обеих столиц и местных губернских. Когда имелись основания предполагать, что обвиняемый находится за границей, то о вызове его в суд делалась публикация в ведомостях, издаваемых на иностранных языках. Одновременно с этим суд давал распоряжение о взятии имения подсудимого в опекунское управление. И если с течение шести месяцев после публикации о розыске обвиняемый не явился в суд и не был обнаружен, то суд, откладывая судебное разбирательство впредь до его явки или задержания, выносил определение о распоряжении имуществом подсудимого по правилам, установленным по отношению к безвестно отсутствующим лицам [3].

Рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции в отсутствие подсудимого предусматривалось ч. 2 ст. 246 УПК РСФСР 1960 г., но в исключительных случаях, если это не препятствовало установлению истины по делу. К числу таких исключений относились следующие: 1) если подсудимый находился вне пределов СССР и уклонялся от явки в суд; 2) если по делу о преступлении, за которое не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы, подсудимый ходатайствовал о разбирательстве дела в его отсутствие. Вместе с тем суд был вправе признать явку подсудимого обязательной.

В первоначальной редакции УПК РФ 2001 г. указывалось лишь на одно основание для проведения судебного разбирательства в отсутствие подсудимого в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствовал о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие (ч. 4 ст. 247 УПК РФ). Федеральным законом от 27 июля 2006 г. ст. 247 УПК РФ дополнена частью пятой, согласно которой в исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории РФ и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности по данному уголовному делу на территории иностранного государства.

Указанное дополнение было связано с принятием ФЗ "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и ФЗ "О противодействии терроризму", вызвало дискуссию среди ученых и практиков, обусловленную не совсем корректным выражением мысли законодателя и необходимостью совершенствования института рассмотрения уголовных дел в отсутствие подсудимого.

Прежде всего, в законе не разъясняется, что следует понимать под исключительными случаями судебного разбирательства по уголовным делам в отсутствие подсудимого, а это, как справедливо отмечается в литературе, "слишком расширяет сферу судейского усмотрения" [4]. По мнению некоторых авторов, неопределенность критерия "исключительный" свидетельствует о невозможности рассмотреть дело с участием подсудимого и связанной с этим перспективой утраты доказательств, смерти свидетелей, потерпевших, невыдачи подсудимого иностранным государством и т.д. [5].

В Толковом словаре русского языка "исключительный" понимается как являющийся исключением (то, что не подходит под общее правило, отступление от него), не распространяющийся одинаково на всех, небывалый, необыкновенный [6].

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. отмечается, что "под исключительными случаями, когда суд вправе провести судебное разбирательство заочно при наличии условий, указанных в части 5 статьи 247 УПК РФ, следует понимать, например, особую общественную опасность преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, необходимость возмещения потерпевшему существенного вреда, причиненного преступлением, случаи, когда розыск обвиняемого не дал положительных результатов, невозможность осуществить экстрадицию обвиняемого" [7].

Опираясь на истолкование исключительности случаев судебного разбирательства по уголовным делам в отсутствие подсудимого как отступление от общего правила об обязательном участии подсудимого при рассмотрении дела по существу, а также учитывая обусловленность введения ч. 5 ст. 247 УПК РФ (в редакции от 27 июля 2006 г.) принятием законов, направленных на противодействие терроризму, было бы логично предположить, что заочное рассмотрение уголовных дел зависит не от категории преступлений (тяжкие или особо тяжкие), а от их вида (преступления террористического характера).

Вместе с тем на практике необходимость применения заочного рассмотрения уголовных дел мотивируется тем, что значительное число лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, находятся в розыске. Так, 10 марта 2009 г. судья Советского районного суда г. Краснодара вынес постановление о рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого Жирняк. По мнению судьи, исключительность обстоятельств, позволяющих применить ч. 5 ст. 247 УПК РФ, заключалась в том, что розыск подсудимого не дал результатов [8].

Эта практика вступает в противоречие с п. "d" ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., действующего на территории современной России, согласно которому каждый имеет право "быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника" [9].

Представляется, что рассмотрение в массовом порядке дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, по которым подсудимые объявлены в розыск, в режиме заочного производства нарушает их право на защиту, подсудимые лишаются возможности лично присутствовать в зале судебного заседания, давать показания, возражать против предъявленного обвинения, заявлять ходатайства и отводы. На наш взгляд, заочное рассмотрение судами уголовных дел должно иметь место в исключительных случаях, действительно направленных на противодействие терроризму. Круг таких преступлений, опираясь на предписания ФЗ "О противодействии терроризму", УК РФ и ч. 2 ст. 100 УПК РФ, включает в себя двенадцать составов преступлений, удельный вес которых в общем массиве совершенных преступлений составляет незначительное число.

Заочное рассмотрение уголовного дела в порядке ч. 5 ст. 247 УПК РФ не могло не коснуться обеспечения права обвиняемого, подсудимого на защиту, что обусловило введение еще одного случая обязательного участия защитника. В соответствии с п. 3.1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ [10].

Казалось бы, вопрос об обязательном участии защитника при заочном рассмотрении судом уголовных дел решен, цель обеспечения обвиняемому права на защиту и реализации состязательных начал уголовного судопроизводства достигнута. Однако законодатель не останавливается на этом и в ч. 6 ст. 247 УПК РФ (дублируя положения ч. ч. 1 и ч. 2 ст. 50, п. 3.1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ) вновь указывает на обязательность участия защитника при проведении судебного разбирательства в отсутствие подсудимого, который приглашается подсудимым либо назначается судом. Поэтому ч. 6 ст. 247 должна быть исключена из УПК РФ.

Вызывают возражения требования ч. 7 ст. 247 УПК РФ, согласно которым в случае устранения обстоятельств, указанных в ч. 5 той же статьи, приговор или определение суда, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке надзора. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке. Из этих положений закона следует, что явка заочно осужденного лица в суд является безусловным основанием для отмены вступившего в законную силу приговора. Совершенно непонятно, считает О.В. Хитрова, почему законодатель предоставляет такие привилегии лицу, которое не воспользовалось субъективным правом и одновременно нарушило процессуальную обязанность по явке в суд [11].

Как известно, пересмотр судебных решений в порядке надзора является исключительной стадией уголовного судопроизводства, в рамках которой судебное решение подлежит отмене в случае допущенной судебной ошибки. Весь механизм рассмотрения уголовных дел в порядке надзора предназначен исключительно для исправления судебных ошибок, содержащихся во вступивших в законную силу судебных решениях, в интересах защиты прав осужденных [12].

В нашем же случае, если осужденный, допустим, задержан или сам явился в суд, приговор суда подлежит отмене по его ходатайству в порядке надзора. Считаем, что процедура отмены заочного приговора суда неоправданно усложнена, и разделяем мнение других ученых о целесообразности внесения в уголовно-процессуальный закон изменений, которые позволяли бы рассмотреть такое ходатайство судьей, вынесшим приговор, с направлением дела после отмены на новое судебное рассмотрение в ином составе суда в обычном порядке [5].

Подводя итог исследованию вопроса о заочном рассмотрении уголовных дел и учитывая, что названный институт был введен законодателем для противодействия терроризму, предлагаем части пятую и седьмую ст. 247 УПК РФ изложить в следующей редакции:

"5. В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о преступлениях террористического характера может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.

  1. В случае устранения обстоятельств, указанных в части пятой настоящей статьи, приговор или определение суда, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются по решению суда, постановившего приговор. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке в ином составе суда".

Часть шестую ст. 247 УПК РФ исключить (часть седьмую считать частью шестой).

Литература

  1. Ключевский В.И. Соч. М., 1956. Т. 1. С. 44.
  2. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 2. С. 493.
  3. Цит. по: Прошляков А., Пушкарев А. Заочное судебное разбирательство и обратная сила уголовного закона // Уголовное право. 2007. N 3. С. 127.
  4. Петрухин И.Л. О заочном рассмотрении уголовных дел // Адвокат. 2007. N 12. С. 34.
  5. Кукушкин П., Курченко В. Заочное судебное разбирательство // Законность. 2007. N 7. С. 16.
  6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. М., 1999. С. 251.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству". Доступ. из справ.-правовой системы "КонсультантПлюс".
  8. Архив Советского районного суда г. Краснодара за 2009 г.
  9. United Nations Treaty Series. Vol. 999. P. 229.
  10. Арабули Д.Т. Заочное производство по уголовным делам: история и современность: Учеб. пособие / Науч. ред. д.ю.н., проф. А.П. Гуськова. Челябинск, 2007. С. 68.
  11. Хитрова О.В. Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого // Вестник ОГУ. 2006. N 9. Приложение. С. 155.
  12. Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. С. 303.