Мудрый Юрист

К определению основных приемов парадигмального мышления в социальном познании

Насиров Марат Нухбалаевич, адъюнкт кафедры философии и социологии Краснодарского университета МВД России.

Статья представляет собой введение в методологический проект, целью которого является создание нового метатеоретического метода социального познания - парадигмального анализа. В предлагаемой работе особое внимание уделяется рассмотрению аргументов, направленных против использования термина "парадигма" в социальном познании. Главный вывод статьи заключается в том, что понятие парадигма должно использоваться в методологическом, а не в предметном плане.

Ключевые слова: методология социального познания; парадигма, парадигмальный анализ как метод социального познания.

The article is introduction to the methodological project the purpose of which is creation of new metatheoretical method of social forknowledge - paradigmal analysis. In the offered work the special attention is spared consideration of arguments directed against the use of term "paradigm" in social cognition. The main conclusion of the article consists in that concept paradigm must be used in methodological, but not in a subject plan.

Key words: methodology of social cognition; paradigm, paradigmal analysis as a method of social cognition.

В настоящее время в обществознании проблема парадигмальности является одной из важнейших проблем [1, С. 449]. Во многом ее актуальность связана с защитой социальным познанием своего научного статуса. Если в том или ином виде познавательной деятельности обнаруживаются устойчивые образцы мышления - парадигмы, то он имеет основания претендовать на всеобщность, а следовательно, и научность выдвигаемых им положений. Если таких образцов обнаружить не удается, то претензия на научность может быть признана необоснованной. Неоднозначность научного статуса социального познания заключается в том, что наличие парадигм в нем является проблематичным. По этой причине для общественных наук и социальной философии, как методологии обществознания, проблема парадигмальности имеет большое значение.

В самом широком смысле слова под парадигмальностью следует понимать нацеленность мышления на подражание какому-либо образцу - парадигме. Способы копирования такого образца могут быть различными. На наш взгляд, в социальном познании можно выделить три основных способа воспроизводства эталонного знания: интерпретацию, аналогию, трансформацию.

При использовании аналогии та или иная схема, модель, закономерность переносится без существенного изменения из одной исследуемой области в другую. Трансформация в той или иной степени предполагает изменения исходной концепции в последующих концепциях. Интерпретационный метод по своему характеру более тяготеет к аналогии, нежели к трансформации. Это обосновывается тем, что между концепциями, образованными методами интерпретации и аналогии, можно найти больше сходства, нежели в концепциях, созданных путем изменения исходного образца, и концепциями, ему подражающими. В свою очередь, различие между аналогией и интерпретацией состоит в том, что в первом случае копируемая схема в целом сохраняет свое тождество, организуя определенным образом исследуемый материал, тогда как во втором - область исследования сама вносит серьезные коррективы в исходную схему.

Ценностное значение метода интерпретации, так же как и его характер в целом, в наиболее ярком виде проявляется при сопоставлении с другими приемами образования парадигм. Ценностная значимость любого методологического приема зависит от его способности развивать ту или иную функцию социального познания в целом. Естественно, что все основные функции в той или иной стороне присущи каждому методологическому приему, но только один из них наиболее пригоден в том или ином отношении. Благодаря этому удается установить степень и характер ценности конкретного метода. Так, метод аналогии позволяет раскрыть универсальность того или иного принципа его применимости к различным областям познания, что создает предпосылки для осуществления парадигмальной методологией преобразовательной функции. Модификация свидетельствует о способности принципа, схемы, модели приспосабливаться к исследуемому предмету. Данный методологический прием лежит в основании целостного представления о мире и тем самым реализует мировоззренческую функцию познания. В свою очередь, трансформация нацеливая мышление на разбор теоретических конструкций и создание новых, реализует критическую функцию методологии. Ценность же интерпретационного способа образования парадигмы заключается в том, что она наиболее эффективно выполняет задачу интеграции различных областей знания, в систему взаимодействующих и взаимодополняющих друг друга междисциплинарных исследований.

Завершая рассмотрение дисциплинарного, онтологического и гносеологического аспектов парадигм социального познания, необходимо подчеркнуть следующий момент. По отношению к обществоведению говорить о парадигмах как о строго разграниченных периодах развития научно-философской мысли представляется не совсем корректным. Поэтому трудно не согласится с Ю.Н. Давыдовым, выделявшим в социологии три типа научности: классический тип, представленный позитивизмом О. Конта и Г. Спенсера, Э. Дюркгейма; неклассический тип, выраженный в творчестве М. Вебера и К. Манхейма; постмодернистский тип, к которому были отнесены феноменологическая социология А. Щюца и неомарксизм Т. Адорно, Ю. Хабермаса и М. Хоркхаймера. Главным возражением против предложенной Ю.Н. Давыдовым типологии парадигм служит то обстоятельство, которое представляет собой кальку, снятую с основных периодов развития естествознания. Так, классическому типу рациональности соответствует ньютоновский механизм, неклассическому - теория относительности А. Эйнштейна, постмодернизму - теория кибернетики синергетики. Но если естественнонаучные парадигмы образованы с помощью метода модификации, т.е. путем комбинации, усложнения и приспособления исходной теоретической модели к различным областям физики и смежных дисциплин, то о социальных парадигмах такого однозначного вывода сделать нельзя. Как было показано выше, парадигмы социального познания образуются с помощью различных приемов - аналогии, модификации, контрадикции, деструкции, трансформации, интерпретации, поэтому принадлежащие к ним теории, концепции и модели не составляют жестко ограниченной области. Отсюда следует, что понятие парадигмы в сфере социального познания не совпадает с теоретическими и социокультурными границами, которыми оно наделено в естествознании.

Последнее обстоятельство приводит к необходимости использования в социальном познании предельно общего понятия парадигмы. Примером такого определения служит точка зрения Е.Н. Кравченко на природу парадигм социального познания в целом и социологических парадигм в частности. "Парадигма становится парадигмой только в том случае, если порождает традицию, если развивается как во времени, так и в пространстве, видоизменяясь и сообразуясь с новыми условиями жизни. Более того, парадигма предлагает развитие и самого объекта познания, то есть содержания той сферы действительности, которую призвана объяснить. Выраженная через парадигму область научного поиска неизбежно будет меняться с продолжением исследований. И новое определение действительности может показаться очень далеким от первоначального. Итак, парадигма служит точкой отсчета в развитии самостоятельной традиции и одновременно тем стержнем, на который нанизываются и необходимые допущения, и методологии, и теологии. Как форма научных рассуждений, они обеспечивают единство знания, связуя факты и гипотезы с общими закономерностями. Теории - подтверждают примерами, поясняют и проясняют те исследовательские начинания, которые могут быть выполнены в рамках определенной традиции и для ее утверждения. Теории это системы идей, множественные для данной парадигмы" [2, С. 144].

Если сопоставить трактовку парадигмы, предложенную Е.Н. Кравченко, с концепцией Т. Куна, то можно убедиться, что в первом случае парадигма не рассматривается в качестве эпохального события, делящего историю познания на совершенно не похожие друг на друга периоды. Для Кравченко это то, что стоит за теориями и обеспечивает преемственность теоретических конструкций. Таким образом, в концепции Кравченко отсутствует нацеленность на поиск универсальных закономерностей парадигмального мышления, что открывает определенные возможности для методологической интерпретации понятия "парадигма".

Одним из общераспространенных правил познавательной деятельности является требование соответствия предмета методу. Если немного видоизменить данное требование, то можно сказать, что сам характер предмета определяет подбор метода. В полной мере это утверждение справедливо по отношению к рассматриваемой проблеме. Наличие в социальном познании взаимоисключающих направлений, концепций и методологий, значительная зависимость от личности исследователя, специфичность исследуемого предмета - все это позволяет говорить о его неподчиненности жестко определенным способам постановки и решения проблем, то есть о парадигмах в естественнонаучном значении данного термина, но о наличии в нем мыслительных тенденций - парадигмальности. И действительно, несмотря на всю непредсказуемость и в определенной доли хаотичность социального познания, в нем, безусловно, можно выделить принципы, модели, методологии, служащие средством типологизации теорий и организационным основанием научных и философских школ, направлений и течений. По этой причине отказаться от понятия парадигмы в области обществознания нельзя, поскольку наличие преемственности теоретических конструкций, выдвигаемых социальной мыслью, является самоочевидным фактом. С другой стороны, парадигмы в социальном познании не могут быть зафиксированы с помощью какой-либо одной и общеобязательной классификации. Отсюда можно сделать только один вывод: парадигмы социального познания - это не нечто предзаданное, но, напротив, сконструированное. Парадигмы как результат теоретического конструирования, есть особого рода метод - парадигмальный анализ.

Переход от предметного к методологическому пониманию парадигмы следует рассматривать в качестве вполне закономерного процесса. Многие понятия социального познания преодолевали подобную трансформацию. К их числу относятся понятия идеальных типов, которые эволюционировали от платоновского эйдоса к веберовским социально-историческим типам и "рамочному анализу" символического интеракционизма. Данный переход теоретической конструкции из области чистого умозрения в сферу практической методологии можно обозначить как принцип инструментализации метафизики. Этот принцип прослеживается не только на примере понятия идеальных типов, он вполне применим и к понятию "парадигма". Косвенное признание инструменталистского понимания логики развития данного понятия можно найти в статье "Парадигма" в социологической энциклопедии, в которой, в частности, отмечается: "Впервые это понятие появляется в греческой философии для характеристики взаимоотношений духовного и реального мира. Платон в "Тимее" говорил о парадигме (paradigmatos eidos), как "об основополагающем первообразе, который обладает мыслимым и тождественным бытием... о подражании этому образу". Однако в философию науки "парадигма" входит с трудами позитивиста Г. Бергмана, а затем и американского физика Томаса Куна. Необходимость введения этого понятия объяснялась потребностью специальных дисциплин упорядочить теоретические школы и используемые ими методы в период экстенсивного развития знания" [2, С. 143]. Принцип инструментализации метафизики следует рассматривать как форму интеграции философского и научного знания. Применительно к социальному познанию это означает, что не существует жесткого водораздела между социально-философской мыслью и общественными науками. Идеи, выработанные спекулятивной философией, с течением времени находят свое применение в области практических исследований социальной реальности. Реализация той или иной отвлеченной идеи редко представляет собой резкий переход из теоретической области в практическую. Чаще всего реализация отвлеченной идеи является постепенной и связана с разработкой различных аспектов теоретической конструкции, которая в целостном виде предстает лишь позднее. Важнейшими сторонами парадигмы служат дисциплинарный, онтологический и гносеологический аспекты. Их разработка может осуществляться в отдельных философских дисциплинах, что ясно прослеживается на примере самого понятия "парадигма". Так, сначала оно рассматривается Платоном в рамках онтологии, затем у Куна [3] она обнаруживает себя в эпистемологии и наконец применяется в социологии и других общественных науках для систематизации теоретических конструктов. Несмотря на то что в каждом из данных моментов научно-философского познания разрабатывается особая интерпретация парадигмы, в каждом из них должна быть использована целостная реконструкция, объединяющая весь предшествующий теоретический опыт формирования исследуемого понятия. Другими словами, то, что раньше было онтологической, гносеологической или социокультурной интерпретацией, становится онтологическим, гносеологическим или социокультурным аспектом целостной конструкции. Со временем границы теоретического и практического опыта расширяются, что порождает необходимость совершенствования реконструкционных моделей, систематизирующих теории и методологии. Тем самым потребность использования парадигмального анализа периодически возобновляется.

Из вышесказанного можно сделать следующие выводы. Во-первых, понятие "парадигма" в социальном познании следует использовать не в онтологическом и не в социокультурном, но прежде всего в методологическом ключе. На этом основании парадигмы необходимо признать результатом осознанного или неосознанного применения метода парадигмального анализа, а не самостоятельно существующими идеальными или социокультурными феноменами. Во-вторых, парадигмальный анализ представляет собой одно из средств интеграции философской и научной мысли. Благодаря этому в социальном познании реализуется принцип инструментализации метафизики, позволяющий трансформировать отвлеченные идеи, выработанные в философских дисциплинах в теоретические и эмпирические методы общественных наук. В-третьих, создание историко-теоретических конструкций может быть завершено только с прекращением научно-философского исследования в целом. Это позволяет утверждать неизбежность присутствия в социальном познании той или иной формы парадигмального анализа.

Таким образом, рассмотрение важнейших аспектов парадигмальности социального познания привело к необходимости детальной разработки метода парадигмального анализа, с помощью которого становится возможным систематизация теоретических и методологических конструкций, выдвигаемых философской и научной мыслью.

Литература

  1. Зборовский Г.Е. История социологии: Учебник. М.: Гардарики, 2004. С. 608.
  2. Кравченко Е.И. Парадигма // Социологическая энциклопедия в 2-х Т. Т. 2. М.: Мысль, 2003. С. 863.
  3. Кун Т. Структура научных революций. 2-е изд. П.: Прогресс, 1977. С. 300.