Мудрый Юрист

Реализация процессуальной самостоятельности следователя на стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном судопроизводстве России

Бегиев Хазрит Билялович, соискатель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России.

Стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента получения информации о совершенном преступлении и завершается вынесением постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче сообщения в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 145).

Следователь самостоятелен при использовании своих процессуальных полномочий. Однако действия следователя на стадии возбуждения уголовного дела регламентированы помимо УПК другими подзаконными актами, приказами и информационными письмами, которыми он обязан руководствоваться, и которые в значительной мере трансформируют полномочия следователя, занижая его процессуальную самостоятельность. Эти и другие проблемы автор научной статьи рассматривает с позиции теории и практики, а также в совокупности норм УПК РФ, регламентирующих деятельность следователя. При этом автор предлагает изменить и дополнить содержание некоторых статей УПК РФ, что позволит совершенствовать эффективность деятельности следователя.

Ключевые слова: процессуальная самостоятельность следователя, следователь, руководитель следственного органа, начальник органа дознания, прокурор, возбуждение уголовного дела, рассмотрение сообщения о преступлении, законность и обоснованность принятия решений, гарантии прав и законных интересов личности, предварительное расследование.

The stage of excitement of the criminal deal begins from receipt of information on made crime and is terminated by entry of the resolution about excitement the criminal deal or resolutions about refusal of excitement of the criminal deal or about issue of the message in accordance with article 151 persisting Code, but on criminal deals quotient accusations - in court in accordance with a part of the second article 20 persisting Code (ch.1 cl. 145).

The coroner independent when use their own remedial authority. However, actions of the coroner, on stage of excitement of the criminal deal, are specified, aside from UPK, other under legalby acts, order and newsletters, which he is obliged to follow, and which in significant measure transform the authorities of the coroner, understating his(its) remedial independance. These and the other problems author scientific article considers with positions of the theories and practical persons, as well as in the aggregate rates UPK RF, specifying activity of the coroner. At the author offers to change and to inner contents some article UPK RF that will allow to improve efficiency to activity of the coroner.

Key words: remedial independance of the coroner, coroner, leader of the investigation organ, chief of the agency of inquiry, public prosecutor, excitement of the criminal deal, consideration of the report on crime, legality and justification decision making, warranties of the rights and legal interest to personalities, preliminary investigation.

Федеральным законом от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" в УПК РФ внесены существенные изменения, направленные на повышение процессуальной самостоятельности следователя. В частности, упразднена процедура согласования с прокурором постановления о возбуждении уголовного дела. Возможность следователя самостоятельно принимать решение о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 2 ст. 38), несомненно, повышает его процессуальную самостоятельность. При этом именно он несет ответственность за законность и обоснованность принятого решения. Вынесением решения о возбуждении уголовного дела определяется начало предварительного следствия (ч. 2 ст. 162 УПК РФ), а значит, начало уголовного преследования.

Как верно отметил В.К. Бобров, законное и обоснованное возбуждение уголовного дела выступает важной гарантией соблюдения и защиты прав и законных интересов личности, способствуя более эффективному осуществлению назначения уголовного судопроизводства [1, с. 43].

Стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента получения информации о совершенном преступлении и завершается вынесением постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Следователь обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения (ч. 1 ст. 144).

По результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователь принимает одно из следующих решений:

  1. о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;
  2. об отказе в возбуждении уголовного дела;
  3. о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 145).

Казалось бы, следователь самостоятелен при использовании своих процессуальных полномочий. Однако действия следователя на стадии возбуждения уголовного дела регламентированы помимо УПК другими подзаконными актами, приказами и информационными письмами, которыми он обязан руководствоваться и которые в значительной мере трансформируют полномочия следователя, занижая его процессуальную самостоятельность [2].

По этому поводу Ю.Г. Овчинников утверждает, что "июльские изменения в УПК РФ формально повысили процессуальный статус следователя. Однако серия подзаконных нормативных актов, которые вышли сразу за изменениями в УПК РФ, практически свели на нет законодательные нововведения, вопреки духу закона еще больше усложнив работу следователя по ряду существенных процедур. Например, в своем Приказе от 6 сентября 2007 года N 136 Генеральный прокурор РФ считает, что "необходимость подписи прокурора в учетных документах вытекает из требований уголовно-процессуального законодательства и является одним из способов осуществления своих полномочий". Если без подписи прокурора на статистической карточке уголовное дело не считается возбужденным, то что же изменилось по существу в первоначальной стадии, если подзаконное нормотворчество напрямую нарушает закон, подменяя тем самым упраздненное согласие прокурора на возбуждение уголовного дела. Согласие, которое критиковалось во многих юридических источниках" [3].

С утверждениями Ю.Г. Овчинникова согласны 62,4% (158) опрошенных следователей системы МВД, которые на вопрос "Считаете ли Вы, что прокурор должен подписывать статистическую карточку по форме N 1 при постановке на учет возбужденного уголовного дела?" ответили отрицательно.

На стадии возбуждения уголовного дела свою негативную роль в ограничении процессуальной самостоятельности следователя системы МВД играет и начальник органа дознания.

Мы придерживаемся мнения А. Паничева, А. Похмелкина и Ю. Костанова о том, что в последние годы следователи существовали не "в" органах внутренних дел, а "при" них. Однако это "при" на самом деле не способно обеспечить реальную независимость следователя. От начальника ОВД оно защитить не может, ибо от него зависит и выделение кабинетов для следователей, и предоставление транспорта для выезда на место происшествия, и получение квартиры - если даже следователей наделить правом внеочередного получения жилья... От позиции следователя, от его решений процент раскрываемости зависит всегда. Отсюда и желание руководителей органов внутренних дел сохранить влияние на следователя, несмотря ни на какие "при" [4, с. 7 - 10].

Мнения следователей системы МВД, которым был задан вопрос "Ограничивает ли начальник органа дознания (начальник ОВД, ГОВД, УВД) процессуальную самостоятельность следователя?", разделились следующим образом: "Да, по всем делам" - 8,3% (21); "Да, по некоторым делам" - 60,8% (154); "Нет" - 30,4% (77).

Относительно вопроса "Какова форма оказания воздействия начальника органа дознания на следователя?" мнения следователей таковы: "Лично" - (41) 16.2%; "Через руководителя следственного органа"- 77,4% (196); "Через прокурора" - 13,0% (33); "Через иных должностных лиц" - 0,7% (2).

На вопрос "Каковы последствия ограничения процессуальной самостоятельности следователя со стороны начальника органа дознания?" следователи системы МВД ответили следующим образом: "Возбуждение уголовного дела без проведения полной и объективной проверки" - 47,8% (121); "Возбуждение уголовного дела при отсутствии достаточных на это оснований" - 19,7% (50); "Возбуждение уголовного дела по более тяжкой статье Уголовного кодекса, при наличии другого состава преступления" - 15,8% (40); "Задержание лица, в порядке ст. 91 УПК РФ при отсутствии достаточных оснований предусмотренных настоящей статьей" - 28,8% (71); "Задержание лица в порядке ст. 91 УПК РФ при наличии оснований, позволяющих не применять в отношении подозреваемого данной меры процессуального принуждения" - 20,5% (52); "Вынесение следователем ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде "заключения под стражу" при возможности применения иной, более мягкой меры пресечения" - 15,8% (40).

Как видно из результатов проведенного опроса практических работников, начальник органа дознания ограничивает процессуальную самостоятельность следователя, оказывая на него воздействие в основном через руководителя следственного органа - своего заместителя. Последствием такого негативного воздействия является возбуждение следователем уголовного дела, вопреки его мнению о незаконности или необоснованности принимаемого им решения.

Выход из сложившейся ситуации 81,0% (205) опрошенных следователей системы МВД видят в выведении следственных органов из ведомственной подчиненности, а 21,3% (54) следователей считают, что необходимо изменить критерии оценки деятельности органа дознания.

Для выяснения причин и оснований подобных утверждений как теоретиков, так и практических работников автор рассматривает в качестве примера преступление экономической направленности и последовательность действий следователя при принятии им решения по сообщению.

По преступлениям данной категории проверку сообщения о совершенном или готовящемся преступлении обычно проводит специализированное подразделение органа дознания. Проведя проверку и усматривая в материалах достаточно данных, указывающих на признаки преступления, по которым проводится предварительное расследование, орган дознания передает сообщение с материалами предварительной проверки по подследственности (п. 3 ч. 1 ст. 145).

В силу сложившейся практики поступившие в орган предварительного следствия материалы проверки по делам экономической направленности рекомендуется направлять в вышестоящий следственный орган для изучения и решения вопроса о наличии или отсутствии в собранном материале состава преступления. Обычно материал изучается сотрудником контрольно-методического отдела. По результатам изучения материала вышестоящий следственный орган, не усматривая достаточных данных, указывающих на признаки преступления, согласно п. 26 Приказа МВД РФ от 26.03.2008 N 280 возвращает материал начальнику подразделения дознания (начальнику органа дознания) с письменными рекомендациями, содержащими перечень дополнительных мероприятий, выполнение которых необходимо для восполнения имеющихся пробелов, или возвращает материал в орган предварительного следствия с письмом, в котором указывает свое мнение о наличии состава преступления. По сути, подобное письмо вышестоящего следственного органа для руководителя следственного органа или следователя является указанием о решении, которое следует принять (возбудить уголовное дело по конкретной статье Уголовного кодекса или отказать в возбуждении уголовного дела). Очевидно, что следователь, не согласившись с предлагаемым решением вышестоящего руководителя, рискует оказаться в числе неугодных, неблагонадежных, не исполнительных сотрудников, что, в свою очередь, чревато негативными последствиями в продвижении следователя по карьерной лестнице. Понятно, что подобный контроль со стороны вышестоящего следственного органа преследует своей целью соблюдение законности, защиту конституционных прав граждан, исключение принятия следователем незаконного или необоснованного решения. Однако подобный порядок возбуждения уголовного дела фактически исключает самостоятельность следователя на стадии возбуждения уголовного дела.

Выход в данной ситуации мы видим лишь в том, чтобы руководители следственных подразделений не понуждали следователей, у которых имеются обоснованные возражения на решение вышестоящего следственного органа, процессуально оформить уже принятое решение, а поручали бы сообщение о преступлении для его разрешения другому следователю.

Рассмотрим пример, когда сообщение о преступлении в соответствии с п. 26 Приказа МВД РФ от 26.03.2008 N 280 возвращено руководителем следственного подразделения (дежурным следователем) начальнику подразделения дознания (начальнику органа дознания) с письменными рекомендациями, содержащими перечень дополнительных мероприятий, выполнение которых необходимо для восполнения имеющихся пробелов.

При несогласии с рекомендациями руководителя следственного подразделения (дежурного следователя) начальник органа внутренних дел либо его заместитель направляет указанные рекомендации со своими письменными возражениями руководителю вышестоящего следственного подразделения, который в 10-дневной срок, а при необходимости незамедлительно выражает свою позицию по существу разногласий. В случае необходимости руководителю вышестоящего следственного подразделения представляются материалы оперативно-розыскной деятельности (п. 27 указанного Приказа).

Таким образом, вопрос о наличии или отсутствии в материале проверки достаточных данных, указывающих на признаки преступления, решается между начальником органа дознания и вышестоящим руководителем следственного органа. Если указанные должностные лица придут к общему мнению о наличии в собранном материале состава преступления, то решение следователя более чем очевидно и говорить о какой-либо процессуальной самостоятельности следователя нет оснований.

Между тем В.Ю. Рытькова считает, что уголовно-процессуальное законодательство должно гарантировать, что если следователь пришел к определенному мнению, то никто не может его умолить, - это и есть самостоятельность следователя [5, с. 139].

Допустим, что вышестоящий руководитель следственного подразделения не согласился с доводами начальника органа внутренних дел и поддержал решение руководителя следственного подразделения, следователя о необходимости проведения дополнительных мероприятий. В этом случае начальник органа дознания направляет материалы проверки начальнику оперативно-розыскного подразделения для проведения рекомендованных мероприятий. Сотрудник данного подразделения, зачастую не выполняя рекомендованные мероприятия или выполнив их лишь частично, принимает решение об отказе в возбуждении уголовного дела. После чего в течение 24 часов с момента вынесения решения направляет прокурору копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 148) вместе с материалами проверки (п. 1.2 Приказа Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 N 136).

С этого момента в процесс принятия решения по сообщению о преступлении вступает прокурор. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор выносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148).

По сути закона прокурор уполномочен лишь указать руководителю следственного органа на незаконность и необоснованность принятого им или следователем решения, требуя от него отменить незаконное постановление и устранить допущенные нарушения закона.

Мотивированное постановление прокурора о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не может быть обжаловано следователем. Мало того, он не может предоставить руководителю следственного органа свои письменные возражения на решение прокурора. Подобное ограничение процессуальных полномочий следователя следует из п. 5 ч. 2 ст. 38, согласно которому следователь уполномочен обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения или квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и установления выявленных недостатков. Как видно, перечень решений прокурора, которые может обжаловать следователь, ограничен и не включает в себя решения прокурора, вынесенные им, до возбуждения уголовного дела.

Это означает, что руководитель следственного органа, при согласии с требованиями прокурора, не учитывая мнение следователя, может отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и принудить следователя устранить нарушения, допущенные, по мнению прокурора, следователем.

Данное обстоятельство, на мой взгляд, ограничивает процессуальную самостоятельность следователя и не отвечает назначению уголовного судопроизводства.

Считая, что следователь несомненно должен обладать полномочиями по обжалованию решений прокурора, вынесенных им до возбуждения уголовного дела, предлагаем внести в ст. 38 УПК РФ изменения, которые предусматривали бы право следователя на обжалование любых решений, действий (бездействия) прокурора. Также предлагаем заменить в ч. 4 ст. 39 УПК РФ словосочетание "в ходе предварительного следствия" на словосочетание "в ходе досудебного производства".

Заметим, что, отменив незаконное или необоснованное постановление органа дознания или дознавателя, прокурор не имеет полномочий направлять соответствующее постановление руководителю следственного органа. Однако зачастую прокурор отменяет незаконное или необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное органом дознания или дознавателем, и направляет соответствующее постановление в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании, ссылаясь на п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, или же с требованием об устранении нарушений федерального законодательства, ссылаясь на п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

Вместе с тем в части 2 ст. 37 УПК РФ перечислены полномочия прокурора по уголовному делу, то есть с момента вынесения уполномоченным субъектом постановления о возбуждении уголовного дела. Полномочия прокурора до возбуждения уголовного дела ни ч. 2 ст. 37, ни самой статьей 37 УПК РФ в целом не регламентируются.

Считая, что прокурор должен обладать полномочиями, указанными в ч. 2 ст. 37 УПК РФ, до возбуждения уголовного дела, предлагаем заменить в ч. 2 ст. 37 УПК РФ фразу "В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен" на фразу "В ходе досудебного производства прокурор уполномочен".

При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление (ч. 1 ст. 146).

Копия постановления руководителя следственного органа, следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. В случае если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело (ч. 4 ст. 146).

Из текса закона следует, что, признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор имеет полномочия действовать по своему усмотрению. Он вправе отменить незаконное или необоснованное постановление, а вправе и вовсе не реагировать на принятое незаконное решение. Подобная трактовка закона ("он вправе"), на мой взгляд, противоречит основным функциям прокурора в уголовном судопроизводстве. В силу ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор обязан обеспечить надлежащий надзор за законностью возбуждения уголовного дела и незамедлительно реагировать на принятые незаконные или необоснованные решения.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа уполномочен отменить постановление о возбуждении уголовного дела, как незаконное или необоснованное. Причем данное решение он полномочен принять на любой стадии предварительного следствия.

Автор статьи считает, что руководитель следственного органа, так же как и прокурор, обязан после возбуждения уголовного дела выразить свое отношение к законности или обоснованности принятого следователем решения о возбуждении уголовного дела, а не иметь возможность отменить данное решение после проведения значительного числа следственных действий.

Следователь должен быть уверен в том, что, если прокурор и руководитель следственного органа не отменили его постановление о возбуждении уголовного дела, значит, они разделяют его позицию о законности принятого решения.

Для решения этой проблемы предлагаем ч. 4 ст. 146 УПК РФ изложить в следующей редакции:

"Копия постановления следователя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору и руководителю следственного органа, копия постановления органа дознания, дознавателя, руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. В случае если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменяет постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело. В случае если руководитель следственного органа признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он отменяет постановление о возбуждении уголовного дела. О принятом решении должностное лицо, возбудившее уголовное дело, незамедлительно уведомляет заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело".

Полагаем, что внесение в действующее законодательство вышеперечисленных изменений повысит процессуальную самостоятельность следователя на стадии возбуждения уголовного дела и станет гарантией обеспечения соблюдения прав и свобод человека и гражданина, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства.

Литература

  1. Бобров В.К. Стадия возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие. М.: МЮИ, 1997. С. 43.
  2. Приказ Генерального прокурора РФ от 06.09.2007 N 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования"; Приказ Генерального прокурора РФ от 10.09.2007 N 140 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия"; Приказ Генерального прокурора РФ от 20.11.2007 N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства"; Приказ Генерального прокурора РФ от 27.11.2007 N 189 "Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве"; Приказ Министра внутренних дел от 26.03.08 N 280-08 "Об утверждении Положения об организации взаимодействия подразделений органов внутренних дел Российской Федерации при раскрытии и расследовании преступлений"; письмо Генеральной прокуратуры РФ от 29.10.2008 N 36-122008; указание Следственного комитета при МВД РФ от 19.09.2005 N 172-1161.
  3. Овчинников Ю.Г. Материалы научно-практической конференции от 10 апреля 2008 года. г. Москва. С. 15.
  4. Паничева А., Похмелкин А., Костанов Ю. Не оставляйте следователя безнадзорным // Законность. 2008. N 5. С. 7 - 10.
  5. Рытькова В.Ю. Правовое регулирование процессуального статуса следователя в уголовном судопроизводстве России: Дис. канд. юр. наук. Калининград, 2007. С. 139.