Мудрый Юрист

Проблемы уголовно-правовой регламентации оснований конфискации имущества и процессуального статуса лица, в отношении которого она назначается

Алисултанов Мадрид Алисултанович, адъюнкт кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России.

Научная статья посвящена исследованию проблем уголовно-правовой регламентации оснований конфискации имущества и законодательного определения процессуального статуса лица, в отношении которого эта мера назначается.

Ключевые слова: конфискация, конфискация имущества, иные меры уголовно-правового характера, ст. 104 УК России, проблемы уголовного права.

The scientific article is dedicated to study of the problems criminal-legal regulation of the bases to forfeitures property and legislative determination status of the person, in respect of which this measure is fixed.

Key words: forfeiture, forfeiture property, other measures criminal-legal nature, cl. 104 UK Russia, problems of the criminal right.

Конфискация имущества в уголовном праве России, не являясь на сегодняшний день видом наказания, регламентируется как иная мера уголовно-правового характера, а потому порядок и условия ее применения должны, на наш взгляд, отвечать общеправовым и уголовно-правовым принципам.

В частности, принцип законности, закрепленный в статье 3 УК России, определяет, что не только преступность и наказуемость деяния, но и его "иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом". В части второй названной статьи принцип законности гласит о недопустимости применения уголовного закона по аналогии.

В целях обеспечения соблюдения принципов законности, справедливости и недопущения различного, неединообразного толкования и применения положений о конфискации имущества в практической деятельности судебных органов, вопросам соответствия данных норм принципам законотворчества, на наш взгляд, должно уделяться большое внимание.

Положения УК, регламентирующие конфискацию имущества, на сегодняшний день достаточно активно обсуждаются в научных кругах и вызывают, на наш взгляд, вполне справедливую критику.

С нашей точки зрения, отдельные положения ст. 104.1 [1] УК России противоречат принципу законности, а потому их правоприменение недопустимо. Недостатки, на наш взгляд, состоят в уголовно-правовой регламентации оснований конфискации имущества и процессуального статуса лица, в отношении которого она назначается. Рассматриваемая уголовно-правовая норма после ее внесения в текст УК России уже подвергалась корректировке, но упущения, о которых пойдет речь ниже, имели место в первоначальной редакции ст. 104.1 [2] УК России и остаются в ней после изменений данной нормы в 2006 году [3]. Таким образом, исследование спорных вопросов, возникающих при назначении конфискации имущества как меры государственного принуждения уголовно-правового характера на сегодняшний день сохраняет свою актуальность и практическую значимость.

В частности, регламентируя в п. "г" части 1 ст. 104.1 [4] УК России положения об имуществе, подлежащем конфискации, законодатель определил не только признаки, характеризующие предназначение имущества ("орудия, оборудование или иные средства совершения преступления"), но и принадлежность конфискуемых предметов, т.е. "принадлежащих обвиняемому". При этом законодателем, на наш взгляд, допускается достаточно серьезная с точки зрения законодательной техники ошибка.

Используемый в п. "г" ч. 1 ст. 104.1 [5] УК России термин "обвиняемому" имеет достаточно точное уголовно-процессуальное определение. В соответствии с положениями ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса России, обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или вынесен обвинительный акт, а "обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным" [6].

Таким образом, буквальное толкование процессуального статуса обвиняемого позволяет сделать вывод, что это лицо, "в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или вынесен обвинительный акт", т.е. лицо, по уголовному делу которого еще не назначено судебное разбирательство или не "вынесен обвинительный приговор".

Исходя из вышеизложенного, буквальное толкование положений п. "г" ч. 1 ст. 104.1 [7] УК России о возможности конфискации "орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому", позволяет применять конфискацию имущества к лицу, не признанному в установленном законом порядке виновным в совершении преступления, поскольку лицо, признанное виновным в совершении преступления, в соответствии с положениями УПК России именуется осужденным.

Анкетирование судей показало наличие точек зрения, опровергающих вышеобозначенную позицию. Аргументация наших оппонентов сводилась к толкованию положений ч. 1 ст. 104.1 [8] УК России, где говорится о том, что конфискации осуществляется не иначе как на основании обвинительного приговора суда.

При аргументации своих доводов анкетируемые вместе с тем соглашались со справедливостью постановки проблемы и действительностью существования внутренних противоречий в уголовно-правовой норме о конфискации имущества.

Анализируя точки зрения участвовавших в анкетировании судей, мы пришли к выводу, что действительно ч. 1 рассматриваемой статьи о конфискации имущества регламентирует ее применение только на основании обвинительного приговора, однако и такая аргументация своих доводов нашими оппонентами, на наш взгляд, не устраняет обозначенной проблемы.

Так, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 46 Конституции России "решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Кроме того, в п. 14 ч. 4 ст. 47 УПК России отмечается, что обвиняемый вправе "приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда", кроме того, ст. 50 Конституции России провозглашает, что "каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания".

Таким образом, лицо, признанное нижестоящим судом виновным в совершении преступления, имеет право в установленном законом порядке обжаловать в вышестоящий суд обвинительный приговор, являющийся в соответствии с ч. 1 ст. 104.1 [9] УК России основанием конфискации имущества.

В соответствии с положениями ст. 5 УК России, "лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие последствия, в отношении которых установлена его вина". Исходя из вышеизложенного, представляется справедливым назначение конфискации имущества как одной из форм реализации уголовной ответственности только в отношении имущества лица, признанного виновным в совершении преступления.

В ч. 1 ст. 49 Конституции России указывается, что "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда". Ссылка на вступление в силу приговора суда в тексте Конституции, на наш взгляд, имеет принципиальное значение. Вместе с тем такая ссылка не используется в тексте уголовно-правовой нормы, регламентирующей основания конфискации имущества.

Как показывает практика, в связи с большой загруженностью судебных органов, процесс обжалования занимает достаточно длительное время, в течение которого действующий УК формально допускает конфискацию имущества лица, признанного виновным в суде первой инстанции. Кроме того, в ч. 3 ст. 46 Конституции России указывается, что "каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты", что по понятным причинам еще больше затянет процесс установления законных оснований конфискации имущества. Безусловно, отмена обвинительного приговора повлечет реабилитацию осужденного с восстановлением всех его, в том числе имущественных, прав, однако данный процесс сопряжен с рядом сложностей по установлению действительного ущерба в результате фактически противоправного ограничения права собственности в условиях, когда имущество, к примеру, в виде денег, тесно связано с факторами времени и фактическим обладанием денежными средствами.

Вышеобозначенные доводы, на наш взгляд, в достаточной степени обосновывают необходимость корректировки положений ч. 1 ст. 104.1 УК России и признания недопустимости конфискации имущества до принятия окончательного решения относительно виновности лица, т.е. до момента вступления в законную силу обвинительного приговора и изменения статуса обвиняемого на процессуальный статус осужденного.

Следующий недостаток регламентации положений ст. 104.1 [10] УК России состоит, на наш взгляд, в части использования словосочетания "на основании обвинительного приговора" безотносительно указания органа, имеющего право такой приговор вынести. Только систематическое толкование обозначенных положений, в отличие от буквального толкования, позволяет установить орган, имеющий право вынести обвинительный приговор, т.е. суд. Такая позиция законодателя не в полной мере соответствует положениям ч. 3 статьи 35 Конституции России, определяющей, что "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Представляется, что ссылка на суд как на орган, в чью компетенцию входит вынесение обвинительного приговора и принятие решения о конфискации имущества, отсутствующая в анализируемой норме УК, является обязательной. Актуальность данной проблемы возрастает при конфискации имущества в случае совершения преступлений, носящих транснациональный характер (таких в перечне ч. 1 ст. 104.1 [11] УК России немало). В этом случае буквальное толкование текста закона имеет первостепенное значение для осознания правовых последствий принятия любого юридически значимого решения: будь то осуждение иностранца или же, напротив, разработка последним стратегии своей защиты.

С нашей точки зрения, наличие вышеобозначенных недостатков, внутренних и межотраслевых противоречий в рассматриваемой уголовно-правовой норме о конфискации имущества обосновывает необходимость ее совершенствования и актуальность проведения исследований по разработке соответствующих изменений и дополнений в данной части УК России.

Нами предлагаются следующие изменения и дополнения ч. 1 ст. 104.1 [12] УК России:

  1. Часть первую ст. 104.1 УК России после слов "Обращение в собственность государства на основании..." дополнить словосочетанием "вступившего в силу".
  2. Часть первую ст. 104.1 УК России после слов "обвинительного приговора." дополнить словом "суда".
  3. В п. "г" ч. 1 ст. 104 УК России слово "обвиняемому" заменить на слово "осужденному".

Соответственно, после предлагаемых изменений рассматриваемая норма в анализируемых частях будет выглядеть следующим образом:

  1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании вступившего в силу обвинительного приговора суда следующего имущества:
<...> г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих осужденному.

С нашей точки зрения, внесение вышеобозначенных изменений и дополнений в текст ч. 1 ст. 104.1 УК России будет способствовать реализации принципов законности, вины и справедливости при уголовно-правовой регламентации оснований конфискации имущества и процессуального статуса лица, в отношении которого она назначается.

Литература

  1. Конституция Российской Федерации. М., 2009.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2009.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2009.
  4. Федеральный закон от 27.07.2006 N 153-ФЗ.
  5. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2008.
  6. Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная: Учеб. / Под ред. д.ю.н., проф. Н.И. Ветрова. М.: Юриспруденция, 2007.
  7. Уголовное право России. Общая часть: Учеб. / Под ред. д.ю.н., проф. А.И. Рарога. М.: Эксмо, 2009.
  8. Беляев А. Новое уголовно-правовое регулирование конфискации имущества // Уголовное право. 2007. N 2.
  9. Волков К.А., Лужбин А.В. Конфискация имущества - "новая" мера уголовно-правового характера и новые проблемы // Российская юстиция. 2006. N 9.
  10. Рагулин А. Проблемы применения конфискации имущества в уголовном праве // Уголовное право. 2007. N 1.
  11. Чучаев А. Конфискация возвращена в Уголовный кодекс, но в другом качестве // Законность. 2006. N 9.
  12. Яни П.С. Конфискация имущества и уголовная ответственность // Уголовное право. 2006. N 6.