Мудрый Юрист

Гражданский оборот археологических находок: возможен ли он в Российской Федерации?

Зубенко Юлия Сергеевна, научный сотрудник Горно-Алтайского государственного университета.

В статье исследуются проблемы участия археологических находок в современном товарно-денежном обороте. Определяется их место в общей системе объектов гражданских прав. Особое внимание уделяется рассмотрению механизма приобретения археологических находок в собственность.

Ключевые слова: археология, собственность на археологические находки, гражданский оборот археологических находок.

Civil circulation of archaeological objects: is it possible in the Russian Federation?

Ju.S. Zubenko

This article investigates the problem of participation of archaeological finds in modern commodity-money circulation. Their place in the overall system of objects of civil rights is defined. Particular attention is paid to consideration of the mechanism of acquisition of archaeological finds into the private property.

Key words: archaeology, ownership of archaeological finds, civil circulation in archaeological discovery.

В условиях рыночной экономики археологические находки стали товаром, участвующим в гражданском обороте. Это обусловлено тем, что с принятием Конституции 1993 года <1> Россия вступила в новый этап развития. Изменились государственный строй и мировоззрение граждан. Однако долгое время гражданско-правовому обороту археологических находок не уделялось должное внимание. Необходимо рассмотреть поставленный вопрос с учетом реалий нынешнего времени.

<1> Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря. N 197.

Регулирование оборота археологических находок невозможно без определения их места в общей системе объектов гражданских прав. Важно, что ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> (далее - ГК РФ) не включает археологические находки и культурные ценности в число видов объектов гражданских прав. Самым распространенным объектом гражданских прав являются вещи. Термин "вещь" многозначен. История развития философской категории "вещь" насчитывает тысячелетия. В справочной литературе вещи определяются как "отдельные предметы, изделия" <2>.

<1> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) // СЗ РФ. 2005. N 1 (часть I). Ст. 43.
<2> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 82.

Российское законодательство не содержит легального определения понятия "вещь". Интерес представляет зарубежное правовое регулирование. В качестве примера следует привести норму параграфа 90 Германского гражданского уложения: "Вещами в смысле закона признаются лишь материальные предметы" <1>. В доктрине российского гражданского права также нет единства по вопросу определения понятия "вещь". В одной из работ по цивилистике, посвященной поиску определения понятия "вещь", дается следующее определение: "материальный предмет внешнего мира, доступный обладанию человека и вследствие этого являющийся имущественной разновидностью гражданских прав" <2>; называются юридические признаки вещей: 1) доступность обладания; 2) материальность <3>. Однако этих признаков недостаточно для отнесения археологических находок к таким объектам гражданских прав, как вещи. Следует привести мнение А.П. Сергеева: "Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей. Предметы, не обладающие полезными качествами либо полезные качества которых еще не открыты людьми, объектами гражданско-правовых отношений не выступают" <4>. Этот критерий имеет особое значение при отнесении археологических находок к вещам.

<1> Германское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. Т. 1. С. 297.
<2> Аверченко Н.Н. Соотношение термина "вещь" и смежных понятий в гражданском праве // Юрист. 2003. N 11. С. 4.
<3> Аверченко Н.Н. Понятие и признаки вещи как объекта гражданских прав // Журнал российского права. 2004. N 5. С. 92.
<4> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. Т. 1. С. 205.

Культурные ценности способны удовлетворить не только материальные, но и духовные потребности людей <1>. Полагаем, что именно способность археологических находок к удовлетворению не только материальных, но и духовных потребностей человека является одним из важнейших признаков, позволяющих относить их к вещам. При этом необходимо подчеркнуть, что к археологическим находкам могут быть отнесены лишь неодушевленные вещи.

<1> Щенникова Л.В. Культура и право. М., 1992. С. 5 - 16.

Одной из наиболее значимых классификаций вещей является их деление на индивидуально-определенные и определяемые родовыми признаками. В литературе обосновывается тезис об индивидуальной определенности вещей, относящихся к культурным ценностям <1>. В гражданско-правовой доктрине для обозначения круга индивидуально-определенных вещей, как правило, используют способ перечисления. К индивидуально-определенным вещам относят: а) уникальные вещи (вещи, единственные в своем роде); б) вещи, отличающиеся от подобных им по ряду признаков; в) вещи, выделенные из массы однородных им вещей; г) недвижимое имущество <2>. Исходя из данной классификации, культурные ценности представляют собой особую разновидность индивидуально-определенных вещей - уникальные вещи. Уникальность является не только одним из признаков археологических находок, но также позволяет выделить их из всей совокупности иных вещей.

<1> Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования гражданского оборота движимых культурных ценностей // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 8. М., 2004. С. 147.
<2> Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. М., 2004. С. 21.

Известно, что одним из наиболее значимых в гражданском праве является деление вещей на движимые и недвижимые. На основании ст. 130 ГК РФ недвижимостью признаются все те объекты, которые прочно связаны с землей и перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Вещи, не относящиеся к недвижимости, являются движимыми. Следует отметить, что основополагающий нормативный правовой акт в рассматриваемой сфере - Основы законодательства Российской Федерации о культуре <1> не предусматривает разграничения культурных ценностей на движимые и недвижимые. При этом Федеральный закон от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" <2> (далее - Федеральный закон N 73-ФЗ) регулирует отношения, связанные только с недвижимыми памятниками истории и культуры. Указанный Закон определяет правовой статус недвижимых объектов археологического наследия. Однако законодатель не учитывает, что археологические находки могут существовать вне памятника культуры, в котором они были обнаружены. Кроме того, археологические находки после их изъятия из земли теряют археологическую связь и не вполне понятна их правовая судьба: подпадают ли они под регулирование нормами о кладах или являются движимыми культурными ценностями? Кроме того, недвижимый объект археологического наследия, а точнее участок земли, после полного обследования и изъятия всех предметов теряет свою культурную ценность. Очевидно, что археологические находки являются движимыми вещами в силу известной формулы римского права в отношении движимости - "движимость следует за лицом" (mobiliapersonam sequntur). Поэтому следует констатировать, что в законодательстве объекты археологического наследия должны быть разделены на недвижимые (археологические памятники) и движимые (археологические находки). Таким образом, получив правовой статус, археологические находки выделятся из массы движимых культурных ценностей, поскольку они могут существовать и обладать культурной ценностью самостоятельно, без непосредственной связи с памятником культуры. К тому же применение данного подхода будет способствовать самостоятельному вхождению культурных ценностей в гражданский оборот.

<1> Основы законодательства Российской Федерации о культуре (утв. ВС РФ 9 октября 1992 г. N 3612-1) // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 46. Ст. 2615.
<2> СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2519.

В литературе отмечается, что одной из особенностей вещного статуса культурных ценностей является их вовлечение в гражданский оборот в виде сложных вещей <1>.

<1> Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования гражданского оборота движимых культурных ценностей // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. М., 2004. Вып. 8. С. 147.

Археологические находки как вещи значимы сами по себе в единичном содержании и как совокупность вещей. Так, применительно к движимым культурным ценностям в российском законодательстве употребляется термин "коллекция". Под коллекцией культурных ценностей в Федеральном законе от 15 апреля 1993 года N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" <1> понимается совокупность однородных либо подобранных по определенному признаку разнородных предметов, которые, независимо от культурной ценности каждого из них, собранные вместе имеют историческое, художественное, научное или иное культурное значение (ст. 5). В Федеральном законе от 26 мая 1996 г. N 54-ФЗ "О Музейном фонде и музеях в Российской Федерации" <2> (далее - Федеральный закон N 54-ФЗ) предусмотрено определение музейной коллекции - "совокупность культурных ценностей, которые приобретают свойства музейного предмета только будучи соединенными вместе в силу характера своего происхождения, либо видового родства, либо по иным признакам". Понятие "коллекция" исследуется в правовой доктрине. Так, А.П. Сергеев под коллекцией понимает подобранную по какому-либо признаку систематизированную совокупность взаимосвязанных предметов, служащую целям удовлетворения духовных, эстетических и культурных потребностей граждан <3>.

<1> Федеральный закон от 15 апреля 1993 г. N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 20. Ст. 718.
<2> СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2591.
<3> Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. Л., 1990. С. 127.

Приведенные определения практически совпадают с легальным определением понятия "сложная вещь". Согласно ч. 1 ст. 134 ГК РФ, если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь).

Археологические находки, являясь совокупностью древних предметов, обладающих самостоятельной ценностью, могут нести информацию о важном историческом событии определенного периода времени. Например, коллекционирование монет позволяет изучить историю денежного обращения. Следовательно, археологические находки как коллекции культурных ценностей с позиций гражданского права могут являться сложными вещами. При этом возникает вопрос о делимости коллекций. Физически вещи, входящие в состав коллекции, могут быть разъединены. Однако в этом случае коллекция утрачивает свое значение. В ч. 2 ст. 134 ГК РФ указывается, что действие сделки, заключенной по поводу сложной вещи, распространяется на все ее составные части, если договором не предусмотрено иное. Данная диспозитивная норма предполагает, что владелец коллекции самостоятельно определяет возможность разъединения предметов, составляющих собрание. Таким образом, если между сторонами обязательства нет спора по поводу делимости коллекции, то она может быть разделена в любом случае. Однако из этого правила есть исключения. Так, согласно ст. 15 Федерального закона N 54-ФЗ, музейная коллекция является неделимой. Данная норма является одной из гарантий обеспечения сохранности музейного фонда РФ, например в том случае, если некоторым государственным музеям будет угрожать закрытие; при этом предполагается, что музейные предметы должны распределяться по другим государственным музеям и учреждениям. Полагаем, что, основываясь на приведенном выше определении понятия "музейная коллекция", норму ст. 15 Федерального закона N 54-ФЗ можно применить и в отношении всей совокупности музейных предметов, собранных в одном музее.

Итак, было рассмотрено деление вещей, относящихся к культурным ценностям, на простые и сложные, а также установлено, что археологические находки как коллекции культурных ценностей могут быть признаны сложными и неделимыми вещами. Следует приступить к исследованию вопроса об особенностях оборотоспособности археологических находок.

В п. 2 ст. 129 ГК РФ определено, что виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе.

В п. 6 ст. 18 Федерального закона N 73-ФЗ объекты археологического наследия считаются выявленными со дня их обнаружения. На основании ст. 4 и п. 3 ст. 49 Федерального закона N 73-ФЗ они относятся к объектам культурного наследия и находятся в государственной собственности (федеральной или субъекта Российской Федерации). Кроме того, обнаружение указанных объектов производится посредством археологических полевых работ, проводимых на основании разрешения (открытого листа), выдаваемого сроком не более чем на один год в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Согласно п. 9 ст. 45 Федерального закона N 73-ФЗ, физические и юридические лица, проводившие археологические полевые работы, в течение трех лет со дня их выполнения обязаны передать все обнаруженные культурные ценности на постоянное хранение в государственную часть музейного фонда Российской Федерации.

Как установлено в ст. 15 Федерального закона N 54-ФЗ, музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, не подлежат отчуждению из государственной собственности, за исключением случаев утраты, разрушения либо обмена на другие музейные предметы и музейные коллекции. Следовательно, археологические находки относятся к объектам, изъятым из гражданского оборота. Между тем известно, что объекты археологического наследия, не подлежащие отчуждению из государственной собственности, стали товаром, активно участвующим в гражданском обороте. Для рассмотрения данного вопроса необходимо установить содержание понятия "оборот", которое не имеет легального определения. В силу п. 1 ст. 129 ГК РФ, "объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте". Таким образом, законодатель рассматривает оборот как переход права на вещь от одного лица к другому. Подобная трактовка позволяет сделать вывод о том, что объекты археологического значения, не подлежащие отчуждению из государственной собственности, являются вещами, изъятыми из оборота.

Анализ приведенных норм позволяет сделать вывод о наличии существенной специфики правового регулирования общественных отношений, складывающихся по поводу археологических находок. Обозначенная специфика связана, прежде всего, с наличием четко выраженного публичного интереса в сохранении археологических находок и, как следствие этого, со значительным количеством императивных норм, направленных на обеспечение данного интереса. По нашему мнению, в большинстве перечисленных случаев следует говорить об ограничениях права собственности и иных вещных прав на культурные ценности. Любая вещь может удовлетворять как бытовые, так и духовные потребности человека. Однако археологические находки - это вещи, духовная функция которых имеет большее значение. Рассматривая вопрос о приобретении права собственности на археологические находки, следует иметь в виду, что это движимое имущество, которое является достоянием всего народа и обладает значительной исторической, научной, культурной ценностью. Однако это не исключает возможности закрепления археологических находок за отдельными субъектами права собственности.

В настоящее время только нормы Федерального закона N 73-ФЗ непосредственно регулируют правовой режим археологических объектов. На основании норм Федерального закона N 73-ФЗ необходимо проанализировать существующий механизм приобретения права собственности на археологические находки.

В соответствии с п. 6 ст. 18 Федерального закона N 73-ФЗ, объекты археологического наследия считаются выявленными объектами культурного наследия со дня их обнаружения. Данные объекты в соответствии со ст. 4 и п. 3 ст. 49 Федерального закона N 73-ФЗ относятся к объектам культурного наследия и находятся в государственной собственности (федеральной или субъекта РФ). Обнаружение указанных объектов производится посредством "работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия (так называемых археологических полевых работ)", проводимых в соответствии с п. 8 ст. 45 Федерального закона N 73-ФЗ на основании разрешения (открытого листа), выдаваемого не более чем на один год в порядке, установленном Правительством РФ.

Весьма сложно ответить на вопрос, являются ли археологические находки особой разновидностью бесхозяйных вещей? Эти объекты, согласно ст. 4 и п. 3 ст. 49 Федерального закона N 73-ФЗ, относятся к объектам культурного наследия и находятся в государственной собственности. Как установлено в п. 9 ст. 45 Федерального закона N 73-ФЗ, физические и юридические лица, проводившие археологические полевые работы в течение трех лет со дня выполнения работ, обязаны передать все обнаруженные культурные ценности на постоянное хранение в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации. В приведенной норме не говорится о том, что исследуемые объекты "передаются" в собственность государства. В ней лишь указывается, что они подлежат передаче на хранение в государственную часть музейного фонда Российской Федерации.

В силу ст. 15 Федерального закона N 54-ФЗ, музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, также не подлежат отчуждению из государственной собственности, за исключением случаев утраты, разрушения либо обмена на другие музейные предметы и музейные коллекции.

Таким образом, Федеральный закон N 73-ФЗ устанавливает презумпцию государственной собственности на археологические находки, обнаруженные специалистами в процессе археологических раскопок. В связи с этим, возникает вопрос: могут ли негосударственные организации или физические лица получить разрешение на ведение археологических раскопок? По этому поводу Федеральный закон N 73-ФЗ содержит не совсем ясную формулировку: в нем говорится лишь о "физических и юридических лицах, проводивших археологические полевые работы".

В силу положений законодательства, археологические находки (движимые объекты) обнаруживаются при раскопках недвижимых археологических памятников. Представляется, что обнаружение археологических находок в результате проведения раскопок является одним из способов приобретения права собственности. Однако, согласно ст. 218 ГК РФ, указанные основания приобретения права собственности носят исчерпывающий характер, хотя не охватывают всех возможных способов приобретения права собственности. Подобный недостаток может быть устранен посредством дополнения ст. 218 ГК РФ и установления в ней других возможных способов приобретения права собственности <1>.

<1> Масевич М.Г. Основания приобретения права собственности на бесхозяйные вещи // Проблемы современного гражданского права. 2000. N 7. С. 174.

Приобретение права собственности на культурные ценности имеет существенные особенности. Во-первых, осуществлять работы по поиску культурных ценностей имеют право лишь квалифицированные лица, получившие специальное разрешение в установленном законом порядке. Во-вторых, в отношении культурных ценностей законодательством установлена "презумпция государственной собственности". В-третьих, данные предметы признаются объектами культурного наследия народов Российской Федерации.

Следующий способ приобретения в собственность археологических находок - обнаружение клада. Согласно ст. 233 ГК РФ, собственниками клада является лицо, "которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт", и лицо, обнаружившее клад. Среди лиц, обнаруживших клад, могут быть целенаправленно "производящие раскопки или поиск ценностей" или обычные кладоискатели. Это позволяет сделать вывод о том, что кладоискательство в Российской Федерации является легализованной деятельностью. Кроме того, из содержания нормы ст. 233 ГК РФ следует, что обнаружение клада на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, при отсутствии согласия соответствующего государственного органа влечет отчуждение клада в государственную или муниципальную собственность независимо от его принадлежности к памятникам истории и культуры. Аналогичные последствия наступают в случае обнаружения клада на государственном (муниципальном) земельном участке или находящемся у гражданина или юридического лица на праве аренды, пожизненно наследуемого владения, постоянного (бессрочного) или безвозмездного срочного пользования. Однако возникают вопросы: должен ли гражданин, осуществляющий поиски клада, получить разрешение на занятие данной деятельности, а также какой именно орган государственной власти (орган местного самоуправления) вправе давать согласие на поиски клада на земельном участке, находящемся в государственной (муниципальной) собственности?

В работе А.П. Анисимова указывается, что орган государственной власти (орган местного самоуправления) должен в письменной форме давать согласие на такие действия <1>. Следует согласиться с этим мнением. Полагаем, что разрешение должно выдаваться в форме лицензии с указанием вида деятельности и места проведения поиска. При случайном обнаружении клада на земле, находящейся в государственной или муниципальной собственности, не предусмотрено никакого вознаграждения. В таких правовых условиях обладатели клада предпочитают продать находку на антикварном рынке. К тому же довольно сложно ответить на другой вопрос: в чьей собственности первоначально, то есть с момента обнаружения и до момента передачи публичному субъекту, находятся вещи, входящие в состав кладов, относящиеся к памятникам истории и культуры? По данному вопросу в научной литературе нет единого мнения. По мнению Д.В. Мазеина, п. 2 ст. 233 ГК РФ устанавливает презумпцию государственной собственности на вновь обнаруживаемые памятники истории и культуры <2>. Однако нельзя согласиться с данным мнением, так как в момент обнаружения невозможно установить, относятся ли эти предметы к памятникам истории и культуры. С одной стороны, из содержания ст. 233 ГК РФ следует, что разрешение вопроса о принадлежности клада к памятникам истории и культуры должно производиться в судебном порядке. С другой стороны, в п. 1 ст. 262 ГК РФ в перечне дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не предусмотрено категории дел о приобретении права собственности на клады. Итак, несогласованность норм материального и процессуального законодательства затрудняет гражданский оборот ценностей, сокрытых в другом имуществе.

<1> Анисимов А.П. Клад как основание приобретения права собственности // Юридический мир. 2004. N 12. С. 75.
<2> Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования оборота движимых культурных ценностей // Журнал российского права. 2004. N 9. С. 107.

В ГК РФ указано, что вещи являются собственностью лица, обнаружившего клад, и собственника имущества, в котором клад был обнаружен. М.Г. Масевич считает, что вещи, обнаруживаемые в составе клада, давно вышли из владения собственника, в результате чего он не может быть установлен <1>. Однако данная модель действует только в отношении тех кладов, которые обнаруживаются на земле, находящейся в частной собственности.

<1> Масевич М.Г. Основания приобретения права собственности на бесхозяйные вещи // Проблемы современного гражданского права. 2000. N 7. С. 179.

Толкование п. п. 1 и 2 ст. 225 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что клад является одной из разновидностей бесхозяйных вещей. Поскольку п. 1 ст. 233 ГК РФ указывает, что у таких вещей нет собственника: "собственник, которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право" и "поступают в собственность", а в п. 2 ст. 233 ГК РФ указано, что эти вещи "подлежат передаче". Представляется, что указанные вещи с момента их обнаружения и до момента определения их юридической судьбы, т.е. передачи указанным в законе лицам, являются бесхозяйными.

Определение юридической судьбы клада представляет значительные сложности. Согласно п. 2 ст. 233 ГК РФ, в случае обнаружения клада, содержащего "вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры", он подлежит передаче в государственную собственность за вознаграждение в размере пятидесяти процентов его стоимости. Однако не совсем ясно, какими критериями должен руководствоваться гражданин при решении вопроса, относятся ли обнаруженные им в составе клада вещи к памятникам истории и культуры <1>?

<1> Анисимов А.П. Клад как основание приобретения права собственности // Юридический мир. 2004. N 12. С. 75.

Кроме того, предусмотренное вознаграждение в размере лишь половины стоимости найденных культурных ценностей, по мнению Д.В. Мазеина, является не лучшим способом регулирования отношений, возникающих при обнаружении подобного клада, по той причине, что такой "размер компенсации не является справедливым" <1>. Действительно, нельзя не согласиться с тем, что несправедливая компенсация не стимулирует лиц, обнаруживших вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, передавать эти ценности государству. Напротив, у лица, обнаружившего такие ценности, возникает интерес получить их полную стоимость.

<1> Мазеин Д.В. Некоторые проблемы правового регулирования оборота движимых культурных ценностей // Журнал российского права. 2004. N 9. С. 51.

Следует привести положения законодательства Российской империи. Как установлено в ст. 5391 части 1 тома X Свода законов Российской империи, "лица, представившие подлежащему начальству найденные старые монеты или другие древности", получали "всю настоящую цену золота, серебра или иного вещества, из которого они сделаны" <1>. Однако указанное правило выплаты вознаграждения скорее напоминает рекомендацию в расчете размера вознаграждения, исходя из ценности материала. В настоящее время это не имеет актуальности, поскольку, например, найденная серебряная монета может быть небольшого размера, и если рассчитывать вознаграждение исходя из стоимости грамм серебра, потраченного на монету и не учитывать ее культурную ценность, то вознаграждение будет заниженным.

<1> Свод законов Российской империи. Том X. Часть 1. Ст. 5391.

Проанализированный механизм приобретения права собственности на археологические находки можно назвать правовым дуализмом. При этом следует отметить следующие элементы механизма приобретения права собственности на археологические находки:

субъектами поиска являются как археологи, так и кладоискатели (любые лица);

поиск может осуществляться как на основании лицензии (открытого листа), так и без получения специального разрешения;

местом поиска могут быть как государственные (муниципальные) земельные участки, так и находящиеся в частной собственности;

субъектами права собственности на археологические находки могут быть как государство, так и физические и юридические лица.

Необходимо отметить, что на практике приведенный механизм приобретения права собственности на археологические находки часто не используется. Представляется, это вызвано рядом недостатков, которые необходимо рассмотреть далее.

Во-первых, презумпция государственной собственности потеряла свое практическое значение с принятием Конституции РФ 1993 года. В ч. 2 ст. 8 Конституции РФ установлено равенство защиты всех форм собственности. В условиях господства государственной собственности установление данной нормы было актуальным. К примеру, в СССР вся земля и все, что скрыто в недрах, в том числе и клады, были объявлены собственностью государства. По Гражданскому кодексу 1964 года <1> государство являлось собственником всех найденных и ненайденных кладов. При обнаружении клада производилась оценка найденных ценностей, обнаруживший клад получал двадцать пять процентов от получившейся суммы, а семьдесят пять процентов направлялось в государственную казну. В настоящее время ситуация изменилась: произошла либерализация оборота земель, в то же время сформировался устойчивый спрос на археологические находки. Если археологические находки были найдены на участке или в имуществе, находящемся в частной собственности, то установление презумпции государственной собственности на них противоречит положениям ч. 1 ст. 35 Конституции РФ. В совместной работе В.И. Смирнова и И.Г. Бублика "Правовой режим памятников истории и культуры, входящих в состав кладов" по этому поводу указано, что ст. 233 ГК РФ "устанавливает презумпцию принадлежности вновь обнаруживаемых движимых памятников истории и культуры государству; ни одному из современных зарубежных развитых правопорядков подобная презумпция неизвестна" <2>. Это утверждение является спорным. Например, достаточно жесткая система существуют в Великобритании: все обнаруженные ценные предметы в историко-культурном отношении принадлежат Короне <3>. Тем не менее такое введение археологических находок в оборот недопустимо ввиду незаконности первоначального их приобретения. Кроме того, мы не обнаружили ни одной нормы, регулирующей проведение археологических раскопок на землях, находящихся в государственной и муниципальной собственности. Поскольку разрешения на проведение археологических раскопок дает государство, то данные поиски проводятся, как правило, на землях историко-культурного назначения, находящихся в государственной собственности. Представляется, что Федеральный закон N 73-ФЗ необходимо дополнить нормой о возможности заключать гражданско-правовые договоры с собственниками соответствующих земельных участков об условиях проведения археологических раскопок. Целесообразно предусмотреть в отношении таких земельных участков льготы, стимулирующие муниципальные образования, юридические лица и физических лиц к предоставлению земельных участков для проведения раскопок.

<1> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.
<2> Смирнов В.И., Бублик И.Г. Правовой режим памятников истории и культуры, входящих в состав кладов // Юридическая мысль. 2005. N 4 (29). С. 67.
<3> Акт о кладах // http://archeologia.ru (2010, 20 марта).

Во-вторых, в литературе не поддерживается практика выдачи лицензии физическим лицам, не имеющим открытого листа, на проведение археологических раскопок <1>. Открытый лист - это документ, удостоверяющий профессиональную подготовку физического лица в области археологии. Он выдается Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультурой) на имя исследователя по заявкам юридических лиц, имеющих право на ведение археологических работ. После регистрации открытого листа исследователь должен получить лицензию на проведение археологических раскопок.

<1> Молодин В.И. Еще раз об охране и использовании археологического наследия Горного Алтая в связи с принятием федерального закона" // Проблема археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 2002. Т. 8. С. 678.

Представляется целесообразным выдавать открытый лист физическим лицам, которые подтвердят свою квалификацию в области археологии (например, посредством сдачи государственного экзамена). Кроме того, необходимо легализовать возможность передачи из государственной собственности в собственность юридических и физических лиц некоторых наименее ценных объектов. Необходимо создать специальный государственный орган, в компетенцию которого включить вопросы археологического наследия России; проведение экспертизы найденных предметов, постановка их на учет в качестве объектов археологического наследия и решение их юридической судьбы. В отношении археологических находок, обнаруженных "частными" археологами, уполномоченным государственным органом может быть принято решение о передаче указанным лицам части обнаруженных предметов (возможно, наименее ценных или аналогичных тем, которые уже содержатся в государственной части Музейного фонда Российской Федерации). Передача соответствующих предметов в частную собственность должна сопровождаться выдачей документа, подтверждающего законность приобретения права собственности. Однако в случае обнаружения особо ценных археологических находок они передаются в государственную собственность. При этом "частному" археологу возмещаются все расходы, связанные с проведением археологических раскопок, а также выплачивается вознаграждение в установленном размере. Если предметы были обнаружены "государственными" археологами, то они во всех случаях остаются в собственности Российской Федерации и передаются на хранение в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации. Предложенные положения могут быть закреплены в ст. 45 Федерального закона N 73-ФЗ, а также в подзаконных нормативных правовых актах, принятие которых отнесено к компетенции Правительства РФ.

Необходимо создание системы стимулирования лиц, осуществляющих деятельность по поиску кладов к передаче обнаруженных вещей государственному уполномоченному органу. Представляется целесообразным законодательное закрепление возможности передачи в частную собственность археологических находок, относящихся к памятникам истории и культуры, обнаруженных в составе клада.

Кроме того, целесообразно введение в законодательство правовой нормы, запрещающей продажу древностей без официальной документации, подтверждающей их легальное происхождение. Приведенное правило было предложено по итогам Берлинской конференции по проблемам легальной археологии <1>.

<1> Макаров Н.А. Грабительские раскопки как фактор уничтожения археологического наследия России // http://www.archaeology.ru. (2010, 23 марта).

Право собственности на археологические находки, находящиеся в частной собственности, должно подкрепляться документально. Наличие документов, подтверждающих права на археологические находки, должно быть главным условием участия этих предметов в гражданском обороте. Представляется, что такими документами должны стать: свидетельство о праве собственности на археологические находки и паспорт археологических находок. Свидетельство о праве собственности на археологические находки (далее - свидетельство) можно рассматривать в качестве документа, удостоверяющего права собственности на археологические находки при совершении сделок купли-продажи, а также при осуществлении иных действий по распоряжению археологическими находками в соответствии с законодательством. В случае изъятия или выкупа археологических находок собственник будет иметь право на получение их стоимости и возмещение причиненных убытков, включая упущенную выгоду. Совершение сделок и иных действий по распоряжению археологическими находками будет фиксироваться в данном свидетельстве. Следующим обязательным документом должен стать паспорт объекта археологического наследия (далее - паспорт). Помимо описания времени создания объекта, исторических сведений о нем, в паспорт необходимо включить сведения об учете объекта археологического наследия и сведения о регистрации прав на данный объект. Необходимо подробнее остановиться на вопросе учета и государственной регистрации прав на археологические находки и соотношении учета и регистрации с моментом возникновения прав собственности. В Федеральном законе N 73-ФЗ предусмотрено ведение Единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - реестр). Поскольку данный Закон распространяется только на объекты недвижимого имущества, в реестр могут включаться только сведения о памятниках, являющихся недвижимостью. В силу законодательства археологическая находка сама по себе не может иметь правового статуса. Однако для данного вопроса имеет значение сохранение в силе ст. 20 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры", предусматривающей государственный учет памятников истории и культуры, находящихся в личной собственности граждан: "Предметы старины, коллекции, другие предметы и документы, находящиеся в личной собственности граждан и представляющие значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, признаются памятниками истории и культуры и подлежат государственному учету в целях наиболее полного выявления памятников и оказания содействия в обеспечении их сохранности". Представляется необходимым создание реестра археологических объектов в РФ, в который регистрировались бы права частных лиц на выявленные или обнаруженные на земельном участке, находящемся в частной собственности, движимые объекты археологического наследия (археологические находки) и недвижимые объекты археологического наследия (археологические памятники).

Необходимость создания реестра археологических объектов Российской Федерации обусловлена рядом факторов. Реестр археологических объектов Российской Федерации выполнял бы не только функцию учета археологических находок (их количественной численности), но также момента возникновения прав собственности на них.

Предложенный в настоящей статье механизм приобретения права собственности на археологические находки, с одной стороны, позволит противостоять раскопкам с целью получения древних вещей для продажи (поскольку незаконная продажа древностей будет лишена экономического смысла), а с другой стороны, обеспечит их сохранность, в том числе для их научных исследований. Также подобная система положит начало формированию легального рынка археологических объектов, в рамках которого оборот археологических находок, не имеющих государственного свидетельства, будет невозможен. Безусловно, внедрение предлагаемой системы невозможно без усовершенствования норм уголовного, административного законодательства в указанной сфере и наличия реального контроля над его исполнением.