Мудрый Юрист

Основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу как одна из процессуальных гарантий прав подозреваемого и обвиняемого *

<*> Ovchinnikov Yu.G. Foundations for choosing the measures of restriction in the form of detention, as one of the procedural guarantees of suspected and accused.

Овчинников Ю.Г., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

В работе автор приводит и анализирует объем данных, при совокупности которых образуются основания, которыми в первую очередь должен руководствоваться судья при избрании меры пресечения подозреваемому и обвиняемому в виде заключения под стражу.

Ключевые слова: основания, меры пресечения, заключение под стражу, процессуальные гарантии.

In the work the author gives and analyses the material which forms the foundations that the judge must use when choosing the measures of restriction to suspected and accused as a form of detention.

Key words: foundations, measure of restriction, detention, procedural guarantees.

Основания для избрания мер пресечения в уголовном судопроизводстве всегда привлекали ученых, занимающихся проблемами применения мер принуждения. В особенности это касается тех мер, которые существенно ограничивают конституционные права граждан.

В настоящей работе мы попытаемся ответить на вопрос, в каком объеме и какими данными судья руководствуется при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

По общему правилу специально уполномоченные на то лица вправе избрать меру пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого при наличии достаточных оснований. Необходимо учитывать и иные обстоятельства, предусмотренные ст. 99 УПК РФ (далее - УПК). Все же доминантной при избрании мер пресечения является ст. 97 УПК, а не ст. 99 закона.

Несмотря на нормы УПК, исследование процессуальных документов показывает обратное. Так, анализ постановлений судей об избрании заключения под стражу дает нам основания сформулировать вывод - постановления мотивированы очень слабо. В 87% решений просто перечислены лишь основания для избрания заключения под стражу, но какие-либо конкретные фактические данные, подтверждающие намерения обвиняемого, не приведены. В 13% случаев суды даже не указали оснований, предусмотренных в ч. 1 ст. 97 УПК. Суды руководствуются исключительно характеризующим материалом, что, по нашему мнению, недопустимо. В основном это тяжесть совершенного преступления и данные, характеризующие личность обвиняемого (судимость, наличие постоянного места жительства, место работы и семейное положение) <1>.

<1> Путем случайной выборки нами было проанализировано 380 материалов уголовных дел, расследуемых следователями ОВД по Приморскому краю, по которым избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу в период 2006 - 2009 гг.

Таким образом, возникает вопрос - какова должна быть степень достаточности сведений для оснований при избрании заключения под стражу?

По этому вопросу суждения разделились на два противоположных блока. Первые считают, что такие выводы должны быть приблизительными, вероятными и в то же время достаточными для решения вопроса об избрании меры пресечения <2>. Другие полагают, что эти выводы должны быть достоверными <3>.

<2> См.: Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб., 2003. С. 88 - 89; Люблинский П.И. Свобода личности в уголовном процессе. СПб., 1906. С. 427 - 428; Лившиц Ю.Д. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид наук. М., 1958. С. 24 - 25; Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Российский следователь. 2004. N 4. С. 13; и др.
<3> См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 280 - 281; Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 81 - 82; Давыдов В.А. Заключение под стражу как мера пресечения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1978. С. 9; Чистякова В.С. Законность и обоснованность применения мер уголовно-процессуального принуждения. М., 1978. С. 33; Даньшина Л.И. Меры пресечения при производстве по уголовному делу. М., 1999. С. 19; Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С. 125; Парфенова М.В. Охрана конституционных прав подозреваемого и обвиняемого в досудебных стадиях уголовного процесса России. М., 2004. С. 89; и др.

Мы придерживаемся второй точки зрения, поскольку любое процессуальное решение по уголовному делу может быть принято только на основе установленных данных. Каждое обстоятельство, имеющее значение по уголовному делу, должно быть доказано.

Фактические данные, на основании которых сделаны выводы следователя об избрании меры пресечения, должны быть достоверными. А.А. Чувилев отмечал, что в материалах уголовных дел сравнительно редко можно найти доказательства, прямо указывающие на необходимость применения меры пресечения. Чаще всего об этом косвенно свидетельствуют такие обстоятельства дела, как способ преступления, его продолжительность, совершение нескольких преступлений, корыстные или иные низменные побуждения, отрицательная характеристика личности обвиняемого, наличие у него судимости и т.д. По общему правилу "достаточные основания полагать" порождаются совокупностью нескольких обстоятельств, установленных по уголовному делу <4>.

<4> См.: Чувилев А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения: Лекция. М., 1989. С. 21.

Изучение уголовных дел отдельными учеными в период действия УПК РСФСР 1960 г. и УПК РФ показало, что следователи и дознаватели при вынесении постановления о мере пресечения практически не ссылаются на конкретные фактические данные, а приводят лишь общие выводы, соответствующие дословному тексту ст. 97 УПК РФ, а в некоторых постановлениях ссылки на основания отсутствовали вообще <5>.

<5> См.: Марфицин П.Г., Николаева Н.М. Юридическая техника составления документов предварительного расследования. Омск, 2003. С. 11; Гуськова А.П., Емельянов В.А. О практике судебного контроля за законностью и обоснованностью применения заключения под стражу в предварительном следствии // Российский судья. 2004. N 4. С. 11 - 13; Назаров А.Д. Следственные ошибки в досудебных стадиях уголовного процесса. Красноярск, 2002. С. 32; Ткачева Н.В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу в уголовном процессе России. Челябинск, 2004. С. 76, 115, 122, 133; и др.

Сложность решения вопроса об основаниях для избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу состоит в том, что следователь может располагать достаточными данными о совершенном преступлении или о лице, его совершившем. Что же касается будущего поведения обвиняемого, то предвидеть его чрезвычайно трудно, а нередко и невозможно. Можно получить данные о намерении обвиняемого скрыться, о приготовлении его к новому преступлению и т.п., на самом же деле обвиняемый не осуществит ни того, ни другого по личным соображениям.

Чтобы поставить окончательную точку в данном вопросе и развеять все сомнения, приведем решения Верховного и Конституционного Судов РФ, которые имеют существенное значение в правоприменительной практике органов предварительного расследования и судов. Определением Конституционного Суда РФ от 8 октября 1999 г. признано, что орган дознания, следователь, прокурор и суд могут принимать решение об избрании меры пресечения, о ее отмене или изменении только в зависимости от того, подтверждаются ли достаточными данными названные в ст. 89 УПК РСФСР (ст. 97 УПК РФ) основания применения этой меры пресечения <6>. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 разъяснено, что обстоятельства избрания меры пресечения должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями <7>.

<6> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 октября 1999 г. об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан К.Ю. Мирзаянца, А.В. Боровских, В.Н. Вечтомова и Д.А. Колосова на нарушение их конституционных прав статьями 89, 91 и 96 УПК РСФСР (п. 2) // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 1.
<7> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (п. 14) // Российская газета. 2003. 2 дек.

Решение указанных судов нашло отражение в Федеральном законе N 161-ФЗ, которое еще раз подтверждает нашу позицию. Так, ч. 1 ст. 108 УПК РФ дополнена новым вторым предложением следующего содержания: "При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение" <8>.

<8> Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2003. 16 дек.

Немаловажным является вопрос о соотношении фактических данных для избрания мер пресечения с наличием доказанности причастности лица к совершению преступления. В юридической литературе он решается неоднозначно. Существуют две противоположные точки зрения по данной проблеме. Одни считают, что наличие в уголовном деле доказательств, подтверждающих причастность лица к его совершению, относится к числу обязательных условий заключения под стражу <9>.

<9> См.: Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства. Свердловск, 1961. С. 13, 15; Гуткин И.М. Некоторые вопросы развития уголовно-процессуальных гарантий неприкосновенности личности в свете Конституции СССР // Труды Академии МВД СССР. М., 1982. С. 130 - 131; Чувилев А.А. Заключение под стражу в качестве меры пресечения: Лекция. М., 1989. С. 21; Еникеев З.Д. Принципы применения мер пресечения по уголовным делам. Уфа, 1997. С. 45; Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М., 2000. С. 138; Золотарев В.Г., Колоколов Н.А. Алгоритм ареста. Курск, 2002. С. 8; и др.

Проведенное нами интервьюирование следователей ОВД показало, что 54% опрошенных считают, что наличие доказательств в причастности лица, совершившего преступление, есть необходимый элемент для избрания заключения под стражу <10>.

<10> Нами опрошено 124 следователя при ОВД по Приморскому краю в 2009 г.

Вторая точка зрения сводится к тому, что при решении вопроса о применении заключения под стражу суду следует ограничиться только выяснением наличия предусмотренных УПК оснований для избрания данных мер пресечения, не касаясь оценки доказательств, положенных в основу обвинения <11>.

<11> См.: Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С. 66; Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985. С. 106 - 108; Сергеев А.И. Основания применения мер пресечения // Актуальные проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. М.: ЮИ МВД России, 1997. С. 205; Жога Е.Ю., Рукавишников В.П. Цели и основания применения предварительного заключения под стражу // Следователь. 2000. N 7. С. 24 - 25; и др.

Не можем согласиться с указанной точкой зрения. Наличие сведений, указывающих на причастность лица к совершению преступления, есть необходимый элемент для избрания меры пресечения, в особенности такой меры пресечения, как заключение под стражу.

Данное положение также вытекает из решений Верховного Суда Российской Федерации. Так, Пленум Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 указал, что наличие обоснованного подозрения в том, что лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности заключения под стражу.

Согласно разъяснением Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. и от 29 октября 2009 г.. к ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу органам, ведущим уголовное досудебное производство, следует прилагать материалы, подтверждающие причастность лица к совершению преступлений, и материалы, дающие основания полагать, что лицо возведено в статус обвиняемого или подозреваемого. К таким документам относятся: копии постановлений о возбуждении уголовного дела (особенно в случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, что автоматически возводит человека в статус подозреваемого - (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), и привлечения лица в качестве обвиняемого), копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого <12>.

<12> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (п. 4) // Российская газета. 2004. 25 марта; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста (п. 10) // Российская газета. 2009. 11 нояб.

Таким образом, судья, принимая решение об избрании заключения под стражу, в первую очередь должен руководствоваться достоверными сведениями, которые бы подтверждали факт противоправного поведения лица, предусмотренного ст. 97 УПК, а уже затем руководствоваться тяжестью преступления и сведениями, характеризующими личность обвиняемого, при этом указанные сведения должны находиться в материалах уголовного дела. Только при данных обстоятельствах избрание самой суровой меры пресечения в уголовном судопроизводстве будет гарантировать соблюдение прав подозреваемого и обвиняемого.