Мудрый Юрист

Угрозы экономической безопасности в сфере земельных правоотношений (законодательный опыт европейских стран - участниц СНГ, ЕвраЗЭС, ШОС) *

<*> Esayan A.K. Dangers to economic security in the sphere of land legal relations (legislative experience of European states-participants of the CIS, EurAsEc, SCO).

Есаян А.К., кандидат юридических наук.

В статье проводится сравнительно-правовое (компаративистское) исследование опыта законотворчества европейских государств - членов СНГ, ЕврАзЭс, ШОС по уголовно-правовой регламентации регистрации незаконных сделок с землей.

Ключевые слова: регистрация незаконных сделок с землей, сравнительно-правовое исследование, уголовное законодательство, уголовная ответственность.

The article makes comparative-law (comparativist) research of experience of law-making of European countries-participants of the CIS, EurAsEC, SCO with regard to criminal-law regulation of registration of illegal transactions with land.

Key words: registration of illegal transactions with land, comparative-law research, criminal legislation, criminal responsibility.

Распространение криминальных проявлений в экономической сфере на евразийском пространстве было связано в первую очередь с активизацией интеграционных процессов в этом регионе, с экономической глобализацией и коммуникационной революцией, которые привели к свободному трансграничному распространению информации, товаров, финансовых средств, зачастую имеющих незаконное происхождение. Образование новых государств на постсоветском пространстве, учреждение евразийских международных организаций (СНГ <1>, ЕврАзЭс <2>, ШОС <3>) в конце XX - начале XXI в. и создание единого экономического пространства на территории государств-членов вызвало к жизни новый вид международной экономической преступности, транснациональные уголовные проявления которой были направлены прежде всего против экономических интересов этих организаций и отдельных государств-членов. В их числе: нелегальные экспортные операции с энергоносителями, стратегическим сырьем и материалами, отмывание денег, коррупционные проявления в деятельности чиновников и проч.

<1> Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (Минск, 8 декабря 1991 г.) // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ "Содружество". 1992. N 1. С. 6.
<2> Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (Астана, 10 октября 2000 г.) (с изменениями от 25 января 2006 г., 6 октября 2007 г.) // СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 632.
<3> Декларация глав государств - членов Шанхайской организации сотрудничества (Санкт-Петербург, 7 июня 2002 г.) // Дипломатический вестник. 2002. N 7; Хартия Шанхайской организации сотрудничества (Санкт-Петербург, 7 июня 2002 г.) // СЗ РФ. 2006. N 43. Ст. 4417.

Сравнительно-правовое (компаративистское) исследование опыта законотворчества большинства государств - членов СНГ, ЕврАзЭс, ШОС позволяет представить уголовно-правовое регулирование экономических преступлений <4> одних государств в соотношении с уголовно-правовыми системами других государств. Необходимость сравнительно-правового исследования уголовно-правовых систем разных стран объясняется возможностью использовать удачные правовые приемы при совершенствовании национального законодательства.

<4> Под экономической преступностью понимается система общественно опасных посягательств на правопорядок и экономическую безопасность государства, общества и личности. Об этом см. параграф 3.2 главы 3 настоящего диссертационного исследования.

Как писал французский юрист Марк Ансель, "изучение зарубежного права открывает перед юристом новые горизонты, позволяет ему лучше узнать право своей страны, ибо специфические черты этого права особенно отчетливо выявляются в сравнении с другими системами. Сравнение способно вооружить юриста идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права..." <5>.

<5> См.: Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. М., 1991. С. 38; Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996. С. 18.

Памятуя о словах О.Н. Ведерниковой о том, что "внесистемный подход к сравнительному анализу уголовного права противоречит принципам сравнительного правоведения, а сформулированные на его основе предложения по совершенствованию отечественного права могут привести к появлению нежизнеспособных норм и институтов, созданных в результате непродуманного заимствования отдельных элементов из чужеродных правовых систем. Подобная юридическая трансплантация может повлечь пагубные последствия и привести к дисгармонии всей правовой системы" <6>, выбор государств, уголовное законодательство которых применительно к теме настоящего исследования подлежит изучению, был обусловлен несколькими принципиально важными моментами. Исходя из того что любой компаративистский анализ следует осуществлять, придерживаясь основных принципов и методов сравнительного правоведения, и прежде всего, соотносить его с какой-либо из классификаций уголовно-правовых систем <7>, целесообразно сгруппировать государства - члены евразийских международных организаций в зависимости от территориального расположения в континентальной Европе или Азии.

<6> Ведерникова О.Н. Современные уголовно-правовые системы: типы, модели, характеристика // Государство и право. 2004. N 1. С. 68.
<7> См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 2003; Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996; Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. М., 1993; Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности) / Под ред. В.А. Туманова. М., 2000; Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть. М., 2001; и др.

В этой связи предметом компаративистского исследования явились уголовно-правовые нормы европейских и азиатских стран СНГ, ЕврАзЭс, ШОС об ответственности за преступления, посягающие на экономическую безопасность в сфере земельных правоотношений.

Регистрация незаконных сделок с землей и иные деяния, указанные в диспозиции ст. 170 УК РФ, влекут уголовную ответственность независимо от того, связаны ли эта сделка или иные деяния с предпринимательской или иной экономической деятельностью лиц, их совершивших.

Среди государств - членов СНГ, ЕврАзЭс, ШОС, криминализировавших, помимо России, деяния, описанные в диспозиции ст. 170 УК РФ, следует назвать Таджикистан, Грузию, Азербайджан. Другие государства не нашли оснований для включения рассматриваемой нормы в уголовные кодексы по следующим причинам.

Некорректное наименование статей "Регистрация незаконных сделок с землей" в кодексах России, Таджикистана, Грузии, Азербайджана нарушает принципиальный подход, применяемый при конструировании уголовно-правовых норм, заключающийся в использовании в названии обобщенных "широких", а в диспозиции статей - "узких" по объему понятий. Норма "Регистрация незаконных сделок с землей" в своей диспозиции содержит описание трех абсолютно разных взаимоисключающих самостоятельных альтернативных не связанных друг с другом действий: регистрация заведомо незаконных сделок с землей, искажение учетных данных Государственного земельного кадастра, а равно умышленное занижение размеров платежей за землю. В составах преступлений, предусмотренных ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана, не нашла отражение криминализация действия в форме завышения размеров платежей за землю.

В силу того что составы регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажения учетных данных Государственного земельного кадастра, умышленного занижения размеров платежей за землю (ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана) представляют собой частные случаи состава злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ, ст. 314 УК Таджикистана, ст. 225 УК Грузии, ст. 308 УК Азербайджана), ст. 285 УК РФ, ст. 314 УК Таджикистана, ст. 225 УК Грузии, ст. 308 УК Азербайджана и ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана конкурируют как общие и специальные нормы соответственно. По правилам квалификации должны применяться специальные нормы.

Вместе с тем действия, совершенные в форме регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажения учетных данных Государственного земельного кадастра, умышленного занижения размеров платежей за землю, полностью охватываются составом служебного подлога (ст. 292 УК РФ, ст. 323 УК Таджикистана, ст. 313 УК Азербайджана), являющегося, по справедливому мнению многих ученых-криминалистов, специальным видом (lex specialis) злоупотребления должностными полномочиями <8>.

<8> См.: Динека В.И. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы органов местного самоуправления: Монография / Под ред. проф. Н.И. Ветрова. М.: Юридический институт МВД России, 2000. С. 160; Малиновский И.Б. Указ. соч. С. 9, 118; Ляпунов Ю.И. Должностные преступления: Учеб. пособие. Киев: Киевская высшая школа МВД СССР им Ф.Э. Дзержинского, 1988. С. 55; Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.: Юристъ, 2000. С. 179 - 182; Басова Т.Б. Ответственность за служебный подлог по уголовному праву России: Учеб. пособие / Под науч. ред. проф. А.И. Коробеева. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. С. 32; Осокин Р.Б. Квалификация служебного подлога и иных преступлений, способом совершения которых является подлог документов // Развитие уголовного законодательства: юридическая наука и практика: Материалы общерос. научно-практ. конференции / Отв. ред. В.М. Пучнин. Тамбов, 2005; Осокин Р.Б. Актуальные направления совершенствования уголовно-правовой нормы о служебном подлоге / Раскрытие и расследование преступлений в современных условиях: проблемы, тенденции, перспективы: Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции 10 марта 2006 г. Липецк: ЛГТУ, 2006; и др.

Налицо конкуренция двух специальных норм - нормы, предусматривающей ответственность за служебный подлог, и нормы, предусматривающей ответственность за регистрацию заведомо незаконных сделок с землей, искажения учетных данных государственного земельного кадастра, умышленного занижения размеров платежей за землю. В этом случае правило квалификации по специальной норме сохраняется, так как норма о служебном подлоге оказывается общей по отношению к норме о регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажении учетных данных государственного земельного кадастра, умышленном занижении размеров платежей за землю <9>.

<9> См.: Горелик А.С. Указ. соч.

Некоторыми учеными высказывается точка зрения о должностном характере преступления, предусмотренного ст. 170 УК РФ, место которому в гл. 30 УК РФ <10>.

<10> Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005.

Следует поддержать позицию о том, что преступления, предусмотренные ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана, по своей антисоциальной сущности относятся к должностным преступлениям, а следовательно, нормы о них должны быть перемещены в главы о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Вместе с тем нахождение в одной главе двух специальных норм по отношению к злоупотреблению должностными полномочиями, одна из которых является, в свою очередь, общей (служебный подлог) по отношению к другой (регистрация незаконных сделок с землей), представляется нецелесообразным. Кроме того, российский, таджикский, грузинский и азербайджанский законодатель считает преступления, предусмотренные ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана, преступлениями небольшой тяжести, не влекущими наказания в виде лишения свободы, в то время как служебный подлог, хотя и отнесен законодателем к категории преступлений небольшой тяжести, тем не менее может влечь наказание в виде лишения свободы, а ослабление уголовной ответственности за данное должностное преступление ничем не оправдано.

Учитывая, что действия в форме регистрации заведомо незаконных сделок с землей, искажения учетных данных государственного земельного кадастра, умышленного занижения размеров платежей за землю по содержанию противоречат названию нормы, посягают на общественные отношения, возникающие в процессе государственно-служебной деятельности органов власти, связанные с оборотом и выпуском официальных документов в обращение, и охватываются составом служебного подлога, целесообразно декриминализировать деяния, предусмотренные ст. 170 УК РФ, ст. 261 УК Таджикистана, ст. 196 УК Грузии, ст. 191 УК Азербайджана.