Мудрый Юрист

Террористический акт и преступления, предусмотренные статьями 277, 278 и 279 УК РФ: квалификация и отграничение *

<*> Musae'lyan M.F. Act of Terror and Crimes Provided for by Articles 277, 278 and 279 of the Criminal Code of the RF: Qualification and Delimitation.

Мусаелян М.Ф., старший научный сотрудник отдела уголовного и уголовно-процессуального законодательства, судоустройства ИЗиСП при Правительстве РФ, кандидат юридических наук, член Российской криминологической ассоциации.

В статье исследуется проблема квалификации и отграничения террористического акта от преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 278 и 279 УК РФ. Автором предлагаются рекомендации по отграничению указанных деяний по конкретным признакам состава преступления.

Ключевые слова: террористический, посягательство, государственный, общественный, насильственный, захват, власть, вооруженный, квалификация, отграничение.

The following article deals with the problem of qualification and differentiation act of terrorism from crimes providing for the articles 277, 278 and 279 of the criminal code of Russian Federation. The author offers some recommendations for differentiating mentioned criminal acts according to the concrete signs of the body of a crime.

Key words: terrorist, infringement, state, public, violent, seizure, power, armed, qualification, differentiation.

В судебно-следственной практике нередко возникают трудности при отграничении террористического акта (ст. 205 УК РФ) от преступлений, содействующих террористической деятельности. К числу таких преступлений ст. 205.1 УК РФ относит также посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК РФ) и вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ). Рассмотрим, по каким же признакам следует отграничивать террористический акт от преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 278 и 279 УК РФ.

Террористический акт от посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) следует отграничивать по объекту, потерпевшему, объективной стороне и субъективным признакам.

Родовым объектом преступлений, объединенных в разделе IX УК РФ (в том числе террористического акта), являются общественные отношения, содержание которых составляют общественная безопасность в широком смысле слова, т.е. совокупность общественных отношений по обеспечению защищенности безопасных условий функционирования общества и общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности, экологической безопасности, безопасности движения и компьютерной информации, а также общественный порядок в широком смысле слова, т.е. система общественных отношений, сложившихся в соответствии с социальными нормами, в том числе с нормами права и правил общежития. Видовым объектом террористического акта являются общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность в узком смысле слова, т.е. совокупность общественных отношений по обеспечению защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов. Основным непосредственным объектом террористического акта являются общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность, а дополнительным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие альтернативно: безопасность жизни или здоровья личности; права собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ; нормальное функционирование органов власти и международных организаций.

В случае преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, родовым объектом являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов, видовым объектом - общественные отношения, обеспечивающие охрану конституционного строя, его экономической и социальной основ, политической системы и безопасности государства. Основным непосредственным объектом указанного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие политическую систему государства, его конституционные институты, а дополнительным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие жизнь государственного или общественного деятеля.

В ст. 205 УК РФ предмет преступления и потерпевший не названы, следовательно, они не являются обязательными признаками состава террористического акта. Обязательным признаком состава посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля является потерпевший - лицо, являющееся государственным или общественным деятелем.

С объективной стороны террористический акт выражается альтернативно в двух формах: а) в совершении взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий; б) в угрозе совершения указанных действий.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля осуществляется, как правило, способом, опасным лишь для конкретного лица (выстрел, отравление и т.п.), в то время как террористический акт совершается всегда общеопасным способом (взрывы, поджоги и т.п.) и влечет за собой не только невинные жертвы, но и причиняет материальный вред (п. "в" ч. 2 ст. 205 УК РФ).

Однако объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, может выражаться также во внешне совпадающих с террористическим актом действиях, в частности, при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля общеопасным способом <1>. Например, взрыв может быть как действием, устрашающим или создающим опасность гибели людей (при террористическом акте), так и способом убийства (при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля). Отличие в том, что в первом случае от взрыва может пострадать неопределенный круг людей, а во втором - это целенаправленно избранный способ убийства конкретного лица - государственного или общественного деятеля. Примером такого персонифицированного посягательства может служить убийство главы администрации г. Дзержинский Московской области Д., который был убит в ночь с 31 марта на 1 апреля 2006 г. выстрелами из пистолета возле своего дома <2>.

<1> См.: Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 41.
<2> См.: Машкин С., Усов Д., Сокирко В. Мэра и стены убивают // Московский комсомолец. 2006. 1 апр.

Деяние, предусмотренное ст. 277 УК РФ, в отличие от террористического акта, всегда проявляется лишь в реально совершаемых насильственных действиях, в то время как при террористическом акте возможна также угроза осуществления конкретно названных в законе действий.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля совершается с умыслом на его убийство, в то время как при террористическом акте отношение лица к смерти человека может быть не только в форме умысла (п. "б" ч. 3 ст. 205 УК РФ), но и в форме неосторожности (п. "б" ч. 2 ст. 205 УК РФ).

При совершении преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, лицо не преследует цели воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, как при террористическом акте. Деяние, предусмотренное ст. 277 УК РФ, характеризуется альтернативно специфической целью - прекратить государственную или иную политическую деятельность лица либо мотивом - отомстить за такую деятельность. Лицо стремится политическим убийством в форме "индивидуального террора" причинить вред основам конституционного строя и безопасности государства.

Если лицо, преследуя цели как террористического акта, так и посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, совершило взрыв (например, в самолете), от которого погибли как невинные люди, так и государственный или общественный деятель, деяние образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 205 и 277 УК РФ.

Субъектом террористического акта является физическое, вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста к моменту совершения деяния. Это могут быть частные или должностные лица, военнослужащие, члены преступных, бандитских, экстремистских группировок, незаконных вооруженных формирований, граждане РФ, иностранные граждане (например, наемники), лица без гражданства, лица с двойным гражданством (бипатриды) <3>. Субъект преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, - физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

<3> См.: Мусаелян М.Ф. О субъекте террористического акта // Российское правосудие. 2009. N 7(39). С. 60.

Отграничение террористического акта от насильственного захвата власти или насильственного удержания власти (ст. 278 УК РФ) следует проводить по объекту, объективной стороне, целям, субъекту и условиям освобождения от уголовной ответственности.

В отличие от объекта террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ), родовым объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов, а видовым - общественные отношения, обеспечивающие охрану конституционного строя, его экономической и социальной основ, политической системы и безопасности государства. Основным непосредственным объектом указанного деяния являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование системы власти и конституционного строя РФ, а дополнительным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие свободу, безопасность жизни, здоровья представителей власти и граждан.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 278 УК РФ, в отличие от объективной стороны террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ), характеризуется совершением альтернативных действий, направленных на: а) насильственный захват власти, или б) насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, или в) насильственное изменение конституционного строя РФ <4>. Насилие (в том числе вооруженное) - обязательный признак объективной стороны.

<4> См.: Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: Комментарий к главе 29 УК РФ (с постатейным приложением нормативных актов и документов) / Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. М.: Изд. Шумилова И.И., 2001. С. 39.

Убийство, применение насилия в отношении представителя власти, посягательство на жизнь государственного деятеля с целью их устранения и незаконной замены на другое лицо, совершенные при захвате власти, образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 и 278, 317, 318 либо 277 УК РФ <5>. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти, сопряженные с террористическим актом, образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 278 и 205 УК РФ.

<5> См.: Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2006. С. 223.

Если насилие при насильственном захвате власти приобретает форму вооруженного мятежа (с присущими ему целями), содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 278 и 279 УК РФ. Если лицо (лица), совершающее насильственный захват власти, входит в контакт с представителем иностранного государства или иностранной организации для совместного захвата власти в РФ, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 275 и 278 УК РФ <6>.

<6> См.: Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: Комментарий к главе 29 УК РФ (с постатейным приложением нормативных актов и документов). С. 40, 42.

Цель террористического акта - воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями. Преступление, предусмотренное ст. 278 УК РФ, преследует три альтернативные цели - насильственный захват власти, насильственное удержание власти или насильственное изменение конституционного строя РФ.

В отличие от субъекта террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ), субъектом насильственного захвата власти или насильственного удержания власти является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Террористический акт и насильственный захват власти или насильственное удержание власти отличаются также по условиям освобождения от уголовной ответственности: если примечание к ст. 205 УК РФ предусматривает добровольный отказ от совершения преступления на стадии приготовления, то примечание к ст. 275 УК РФ говорит о деятельном раскаянии (ч. 2 ст. 75 УК РФ), т.е. об освобождении от уголовной ответственности лица, уже совершившего преступление, предусмотренное ст. 278 УК РФ. Иными словами, в примечании к ст. 205 УК РФ, в отличие от примечания к ст. 275 УК РФ, указано не на оконченное преступление, а на освобождение от уголовной ответственности лица, принимавшего участие в подготовке террористического акта. Примечание к ст. 205 УК РФ применяется лишь к случаям подготовки террористического акта, т.е. не распространяется на лиц, угрожавших совершением действий, названных в ст. 205 УК РФ.

Террористический акт и вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ) следует разграничивать по объекту, объективной стороне, целям и субъекту.

В отличие от объекта террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ) родовым объектом вооруженного мятежа являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность и нормальное функционирование государственной власти в целом, а также ее отдельных институтов и органов, видовым объектом - общественные отношения, обеспечивающие охрану конституционного строя, его экономической и социальной основ, политической системы и безопасности государства, основным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие государственную безопасность, суверенитет и территориальную целостность РФ, а дополнительным непосредственным объектом - общественные отношения, обеспечивающие жизнь и здоровье граждан.

Объективная сторона вооруженного мятежа, в отличие от объективной стороны террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ), характеризуется совершением любого из альтернативных действий: а) организация вооруженного мятежа; б) активное участие в нем.

Полагаем, что действия активных участников вооруженного мятежа, которые в его процессе совершают террористический акт (или террористические акты), образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 279 и 205 УК РФ.

Вооруженный мятеж следует отличать от деяния, предусмотренного ст. 278 УК РФ (особенно если цель совпадает - насильственное изменение конституционного строя РФ), по объективной стороне и целям. Необходимо отметить, что в случае преступления, предусмотренного ст. 278 УК РФ, насилие не обязательно включает применение оружия.

При совершении вооруженного мятежа лицо не преследует цели воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, как при террористическом акте. Вооруженный мятеж совершается с тремя альтернативными целями: свержение конституционного строя РФ, насильственное изменение конституционного строя РФ либо нарушение территориальной целостности РФ.

Субъектом вооруженного мятежа в отличие от субъекта террористического акта (см. выше - материал к ст. 277 УК РФ) является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, - организатор или активный участник.