Мудрый Юрист

О гражданско-правовых отношениях между спортсменом и физкультурно-спортивной организацией

Шевченко О.А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры трудового права и права социального обеспечения МГЮА имени О.Е. Кутафина, ответственный секретарь Комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России.

Глава 54.1 ТК РФ "Особенности регулирования труда спортсменов и тренеров" внесла существенные новации и положила конец существующим в науке спорам об отраслевой принадлежности указанных отношений.

Вместе с тем иногда очень трудно разграничить область применения как трудового, так и гражданского права при регулировании отношений между спортсменом и физкультурно-спортивной организацией. Например, как быть со спортсменами-индивидуалами, которые сами тренируются и только участвуют в соревнованиях. Либо в таком виде спорта, как гольф, спортсмены перечисляют за себя взносы в спортивный клуб, который обеспечивает им условия для тренировок и заявляет их для участия в соревнованиях. Полагаю, что в указанных примерах отношения должны регулироваться нормами гражданского права.

Конституционный Суд РФ в своем Определении указал, что "в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права" <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 597-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Равинской Ларисы Вадимовны на нарушение ее конституционных прав статьями 11, 15, 16, 22 и 64 Трудового кодекса Российской Федерации" // Текст определения официально опубликован не был.

Таким образом, по смыслу ст. 11, 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положением ч. 2 ст. 67 названного Кодекса, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми - при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.

Признаки трудовых отношений указаны в ст. 15 ТК РФ. В письме Фонда социального страхования РФ "Рекомендации по разграничению трудового договора и смежных гражданско-правовых договоров" <2> приводятся критерии, позволяющие разграничить трудовой и гражданско-правовой договор. Причем эти отличительные признаки следует применять в их совокупности.

<2> См.: письмо Фонда социального страхования РФ от 20 мая 1997 г. N 051/160-97 "Рекомендации по разграничению трудового договора и смежных гражданско-правовых договоров" // ОВД. Межведомственный информационный бюллетень. 2001. N 10. С. 110.

Признаки трудового отношения следующие:

  1. работа по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем;
  2. личное выполнение работником определенной трудовой функции. Для спортсмена это совокупность двух элементов - подготовка и участие в соревнованиях;
  3. подчинение правилам внутреннего трудового распорядка;
  4. обязанность работодателя организовать труд работника, создать ему нормальные условия труда, обеспечить охрану труда;
  5. ежемесячное вознаграждение за труд.

Таким образом, при совокупности всех перечисленных признаков, изложенных в ст. 15 ТК РФ, возникнет трудовое отношение.

Отсутствие хотя бы одного из названных признаков делает возможным регулирование отношений нормами гражданского права.

Если спортсмен выполняет только один элемент трудовой функции, изложенной в ст. 348.1 ТК РФ, а именно участвует в соревнованиях, а тренируется самостоятельно, то в этом случае также нормы трудового права могут не применяться.

Что касается ранее приведенного примера с гольфом, когда наличествует трудовая функция, спортсмен тренируется в клубе, участвует за этот клуб в соревнованиях, клуб ему обеспечивает условия труда, но при этом спортсмен платит членские взносы, нормы Трудового кодекса РФ неприменимы по причине отсутствия признака - возмездности за труд.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что не все спортсмены вступают в трудовые отношения, а значит, и нуждаются в заключении трудового договора.

В разные периоды в правовой литературе высказывалась мысль о необходимости субсидиарного применения гражданского права к трудовым отношениям в тех случаях, когда в нормах трудового права имеется пробел <3>.

<3> См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977. С. 208.

Следует отметить, что идея смешанного правового регулирования определенных отношений появилась достаточно давно и так же давно подвергается обоснованной критике <4>. Так, Л.С. Таль отмечал: "Нормы закона не поддаются количественному измерению или изменению, а правовые последствия возникают лишь при наличии точно установленных в законе фактов". Принцип соразмерности может, таким образом, привести "к такому свободному обращению судьи с законом, которого обосновать на действующем праве невозможно" <5>.

<4> См.: Таль Л.С. Трудовой договоръ. Цивилистическое исследование. Ярославль, 1913. С. 135.
<5> Таль Л.С. Трудовой договоръ. Цивилистическое исследование. Ярославль, 1913. С. 135 - 136.

В литературе нет единого мнения относительно того, следует ли объединять в одном договоре условия, вытекающие как из трудовых, так и из гражданских правоотношений, затрагивающих некоторым образом трудовую функцию работника, или же правильнее вести речь о двух различных юридических фактах.

Так, например, В.В. Глазырин считает: "Хотя договоры такого рода, представляющие синтез гражданских и трудовых прав и обязанностей сторон, законодательством прямо не предусмотрены, это не является препятствием к их заключению, поскольку в соответствии с ГК РФ стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законодательством" <6>. Далее он предлагает именовать такой договор смешанным, распространяя на него положения п. 2 ст. 421 ГК.

<6> Глазырин В.В. Гражданский кодекс и регулирование трудовых правоотношений // Право и экономика. 1995. N 5-6. С. 99.

Не разделяя этой позиции, другие авторы высказывают справедливые сомнения относительно того, в каком порядке должны рассматриваться споры о невыполнении условий такого смешанного договора или как будет называться этот договор (ведь только трудовой договор является основанием возникновения трудового правоотношения) <7>.

<7> См.: Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Соотношение трудового и гражданского законодательства // Новый ГК РФ и отраслевое законодательство. М., 1995. С. 29.

По моему мнению, в этом случае следует руководствоваться Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (п. 2). "Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя".

Вместе с тем полагаю, что использование гражданско-трудовых договоров может привести к размыванию границ между отраслями права. В качестве решения проблемы возможно в случае необходимости заключать с работниками наряду с трудовым гражданско-правовое соглашение, что не только позволит сохранить за трудовым договором его функциональное назначение, но также снимет вопрос о гарантиях реализации договорных условий.

Проблема расширения сферы применения договорного метода регулирования трудовых отношений в науке трудового права обсуждается давно. Весьма категорична позиция Б.Р. Карабельникова, который, анализируя историю трудового договора со времени Л.С. Таля до наших дней, приходит к выводу, что современное трудовое право России имеет "трудовой договор, при заключении которого стороны лишены какой бы то ни было гибкости в отношении любых вопросов, кроме наименования должности и размера заработной платы" <8>. И хотя такую оценку трудового договора разделяют не все ученые, сегодня этот вопрос приобретает особую актуальность.

<8> Карабельников Б.Р. Л.С. Таль и судьба его сочинений в российской правовой действительности. Печальные размышления у непарадного подъезда отечественного законодательства // Вестник гражданского права. 2006. N 1. С. 189.

Таким образом, сфера реальной самостоятельности работника и работодателя в реализации сугубо взаимных интересов и решений с помощью трудового договора остается проблематичной.

По моему мнению, следует согласиться с А.С. Леоновым, который полагает, что общероссийские спортивные федерации могут в рамках своих полномочий устанавливать обязательные для сторон правила (императивные нормы), определяющие содержание как трудовых, так и гражданско-правовых договоров со спортсменами в соответствующем виде спорта <9>.

<9> См.: Леонов А.С. Правовое регулирование труда спортсменов и тренеров: проблемы и перспективы развития: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.

Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" <10> устанавливает в качестве принципа правового регулирования отношений в сфере физической культуры и спорта сочетание государственного регулирования отношений в области физической культуры и спорта с саморегулированием таких отношений субъектами физической культуры и спорта.

<10> См.: Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ (в ред. от 7 мая 2009 г.) "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2007. N 50. Ст. 6242.

Пунктом 5 ч. 1 ст. 16 этого Закона общероссийским спортивным федерациям предоставлено право разрабатывать с учетом правил, утвержденных международными спортивными федерациями, правила соответствующих видов спорта, а также утверждать нормы, устанавливающие права и обязанности, в том числе спортивные санкции, для признающих такие нормы субъектов физической культуры и спорта.

Выступая за реальное расширение договорного регулирования отношений в спорте, отдаем себе отчет в том, что отдельный договор может содержать неприемлемые и даже вредные для спортсмена условия.

Поэтому следует общероссийским спортивным федерациям определить обстоятельства, при которых возможно отступление от общих требований в пользу свободной договоренности сторон, в частности:

а) документальное оформление достигнутой договоренности;

б) обязанности и ответственность сторон;

в) размеры компенсационных выплат;

г) конкретные виды и размеры обеспечения работодателем страхования жизни и здоровья спортсмена, а также медицинского страхования в целях получения спортсменом дополнительных медицинских услуг;

д) медицинские осмотры (обследования) спортсменов;

е) некоторые другие вопросы.

Итак, современные методы управления человеческим капиталом в современном спорте требуют более эффективного правового регулирования отношений, что может быть достигнуто прежде всего путем расширения возможностей трудового договора.

Отвечающие конкретным интересам физкультурно-спортивной организации и спортсмена взаимные соглашения, выходящие за рамки общих требований Трудового кодекса РФ и иных актов, содержащих нормы трудового права, могут включаться в гражданско-правовой договор. Такой способ регулирования отношений должен быть конкретизирован в регламентных актах общероссийской спортивной федерации.