Мудрый Юрист

Рецензия на монографию азарова в.а., таричко и.ю. "функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России" *

<*> Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск: Омск. гос. ун-т, 2004. 379 с.

Кругликов А.П., заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук, профессор.

Дикарев И.С., старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук.

Судебный контроль в уголовном судопроизводстве постоянно находится в центре внимания ученых, исследующих проблемы уголовного процесса. Подтверждением этого является опубликование в 2004 г. монографии, подготовленной доктором юридических наук, профессором В.А. Азаровым и кандидатом юридических наук И.Ю. Таричко.

Несомненным достоинством книги является содержащийся в ней исторический очерк, в котором освещено зарождение и развитие функции судебного контроля в российском уголовном судопроизводстве. Связывая саму возможность возникновения судебного контроля в судопроизводстве с безусловным отделением административной власти от судебной, авторы обоснованно пришли к выводу, что институт судебного контроля в отечественном уголовном процессе сформировался лишь после проведения реформ Александра II (с. 68).

В целях раскрытия сущности судебного контроля авторы обратились к определению его места в уголовном судопроизводстве. Именно поэтому в монографии много внимания уделено вопросу о соотношении судебного контроля и правосудия.

По мнению В.А. Азарова и И.Ю. Таричко, судебный контроль не охватывается понятием правосудия. В обоснование данной позиции приводятся следующие соображения. При разрешении спора в порядке судебного контроля суд не касается вопросов доказанности обвинения, правильности квалификации и т.п., а разрешает вопросы законности и обоснованности ограничения (или возможного ограничения) конституционных прав граждан. Кроме того, решения, принятые в порядке судебного контроля, несут вспомогательную нагрузку, обеспечивают для суда возможность вынесения правосудного приговора (с. 136). Аргументом в пользу разграничения понятий "правосудие" и "судебный контроль" является, полагают авторы, и то, что при рассмотрении уголовных дел по существу в состязательном процессе суд занимает относительно пассивную роль арбитра, тогда как в ходе реализации функции судебного контроля деятельность суда носит активный характер - "суд здесь выступает больше в роли контролера, чем арбитра" (с. 137).

Разграничивая правосудие и судебный контроль, авторы рецензируемой работы пришли к выводу о самостоятельном характере процессуальной функции судебного контроля за деятельностью органов уголовного преследования, имеющей собственные предмет, цель и осуществляемой исключительно в досудебных стадиях уголовного процесса.

Но здесь мы не можем не отметить то обстоятельство, что В.А. Азаров и И.Ю. Таричко оставили без должного внимания положение п. 50 ст. 5 УПК РФ, согласно которому судебное заседание представляет собой процессуальную форму осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу. Таким образом, правосудием является деятельность суда и в досудебных стадиях уголовного процесса, в которых судебные заседания проводятся только для разрешения определенных вопросов в порядке судебного контроля.

Правильное установление пределов судебного контроля в уголовном судопроизводстве возможно лишь при четком определении его правовой базы. Правовым основанием реализации судебной власти в форме судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса авторы признают положения, закрепленные в ст. 22, 23 и 25 Конституции РФ (с. 132).

В работе рассмотрены и проблемы соотношения судебного контроля с прокурорским надзором. Авторы аргументированно отстаивают необходимость сохранения надзора прокурора за соблюдением законности в деятельности органов предварительного расследования. Для оптимизации этого направления деятельности прокуроров авторы предлагают создать в органах прокуратуры два подразделения: обвинительное, которое занималось бы исключительно вопросами уголовного преследования и поддержания обвинения в суде, и надзорное, которое отвечало бы за соблюдение законности органами дознания и предварительного следствия. Непременным условием таких преобразований, полагают В.А. Азаров и И.Ю. Таричко, является создание единого следственного комитета, с передачей полномочий по осуществлению процессуального руководства расследованием, осуществляемого в настоящее время прокурорами, руководителям конкретных подразделений комитета.

Вытеснение прокурорского надзора судебным контролем В.А. Азаров и И.Ю. Таричко считают недопустимым. Установление "тотального" судебного контроля вызвало бы нежелательное, по их мнению, распространение на досудебные стадии уголовного процесса полномасштабной состязательности, что способно "не только расшатать его устои, но и "разрушить до основания" (с. 234). Однако судебный контроль в досудебном производстве не умаляет роли и значения прокурорского надзора, а потому говорить о его возможном полном вытеснении в настоящее время оснований не имеется. Наличие же альтернативных способов реализации и защиты гражданами и организациями, вовлеченными в сферу уголовного судопроизводства, своих прав и законных интересов создает дополнительные гарантии обеспечения законности в ходе расследования преступлений.

В книге содержится много полезных предложений, реализация которых способствовала бы совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства. Так, признавая, что при осуществлении судьями контрольных полномочий в досудебном производстве у них формируется определенное внутреннее убеждение о виновности или невиновности подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, авторы обоснованно приходят к выводу, что в УПК РФ должно быть закреплено правило о недопустимости участия в разрешении дела по существу судьи, осуществлявшего ранее судебный контроль на предшествующих стадиях уголовного процесса.

Судебный контроль качества доказательств (как одна из форм реализации судебного контроля) определяется авторами как центральная часть процесса доказывания, включающая в себя проверку и оценку доказательств. Данная деятельность суда (а значит, и функция судебного контроля в целом) имеет, по мнению В.А. Азарова и И.Ю. Таричко, сквозной характер и осуществляется в различных стадиях процесса, в том числе и в судебных. Этим подтверждается вывод о единой сущности судебного контроля независимо от того, на какой стадии он реализуется. Посредством осуществляемого в рамках закона контроля за качеством доказательств суд участвует в их формировании, оказывая влияние на тот "пакет доказательств", который в конечном итоге приведет к вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора либо принятию иного итогового решения суда по конкретному уголовному делу.

Заслуживает поддержки содержащееся в работе предложение возложить на суд обязанность выносить частные определения или постановления при обнаружении обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также при установлении нарушений закона, допущенных в ходе досудебного производства или нижестоящими судами. В настоящее время суд лишь "вправе" выносить указанные определения и постановления (ч. 4 ст. 29 УПК РФ).

Авторы монографии разделяют мнение о необходимости создания в Российской Федерации единого следственного органа, структурно и процессуально независимого от органов прокуратуры. В этой связи в книге поддерживается высказанная ранее в юридической литературе идея создания при Верховном Суде РФ Следственного департамента.

Со своей стороны В.А. Азаров и И.Ю. Таричко предлагают учредить при Верховном Суде РФ и Контрольный департамент, который бы осуществлял судебный контроль за решениями и действиями, способными существенно ограничить наиболее значимые права и свободы личности в ходе досудебного производства, проводил предварительное слушание в целях проверки достаточности данных для передачи дела в суд первой инстанции, а также реализовывал другие предоставленные ему законом полномочия.

Значительное внимание авторы уделили проблеме совершенствования первой судебной стадии, в которой разрешается вопрос о назначении судебного заседания. Будучи сторонниками активной роли суда, В.А. Азаров и И.Ю. Таричко полагают, что его задача на этой стадии уголовного процесса - сформировать "пакет доказательств", на основании которого возможно вынесение правосудного приговора. Для этого суду должны быть предоставлены полномочия, позволяющие и в указанной стадии выяснять обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе дающие право предлагать сторонам представить доказательства в подтверждение своих позиций. Высказывая эти предложения, авторы, на наш взгляд, решали поставленную перед собой задачу - с теоретических и законодательных позиций определить, каким образом суд может восполнять пробелы предварительного расследования (с. 226).

Думается, что реализация названных предложений привела бы к кардинальному изменению природы и назначения первой судебной стадии. Суд превратился бы в орган, следящий за качеством предварительного расследования и обеспечивающий восполнение его недостатков. Очевидно, что предоставление суду подобных полномочий компенсировало бы в определенной мере отсутствие у него в настоящее время права возвращать уголовное дело на доследование в случае обнаружения невосполнимой в судебном заседании неполноты предварительного расследования. Но если ответственность за обеспечение достаточной для назначения судебного заседания совокупности доказательств будет возложена на судью, то он не сможет выполнить основную задачу рассматриваемой стадии - объективно оценить достаточность оснований для рассмотрения уголовного дела по существу.

Высказанные замечания ни в коей мере не влияют на положительную оценку рецензируемой монографии, положения которой стали весомым вкладом в разработку одной из актуальных проблем уголовного судопроизводства.