Мудрый Юрист

Проблемы гражданско-правовой ответственности в военное время и пути их решения с учетом опыта великой отечественной войны *

<*> Konokhov M.V. Problems of civil-law responsibility during war time and the means of solution thereof taking into consideration the experience of the Great Patriotic War.

Конохов Максим Васильевич, адъюнкт 1-го курса Федерального государственного военного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Военный университет".

Начало военных действий существенно сужает объем гражданско-правовых отношений, однако в полном объеме их не отменяет, следовательно, обычным явлением для военного времени является и гражданско-правовая ответственность.

Ключевые слова: военное время, гражданско-правовая ответственность.

The beginning of military operations considerably narrows the volume of civil-law relations, however does not annul them at all, therefore the common phenomenon of the war time is a civil-law responsibility.

Key words: war time, civil-law responsibility.

Крупные или мелкие вооруженные конфликты сопровождают человечество на всем историческом пути его существования. Только за 50 лет после окончания Второй мировой войны в мире зафиксировано около 30 средних по размеру войн и более 400 вооруженных конфликтов <1>. К сожалению, несмотря на предпринимаемые мировым сообществом меры по поддержанию мира, в настоящее время не удается избежать различных вооруженных конфликтов.

<1> Толкаченко А.А. О роли права в предотвращении войн и вооруженных конфликтов // Право в Вооруженных Силах РФ. 2002. N 6. С. 24.

В то же время современное состояние в области гражданских правоотношений характеризуется многоукладностью экономики, увеличением числа граждан и организаций, располагающих различными формами собственности, нуждающихся в защите своих имущественных и личных неимущественных прав.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что рассматриваемый вопрос гражданско-правовой ответственности в военное время является актуальным. Актуальность указанного вопроса определяется, с одной стороны, возрастанием угрозы новых вооруженных конфликтов с участием Российской Федерации, а с другой стороны - все более возрастающей ролью гражданско-правовых отношений в современный период.

В то же время следует отметить, что для изучения вопросов регулирования гражданских правоотношений в военное время необходимо подвергнуть изучению практику применения законодательства именно в период военных действий, а также на той территории, где фактически происходили военные действия. И поэтому особую ценность для изучения обозначенного вопроса, по мнению автора, представляет опыт Великой Отечественной войны, которая по масштабам боевых действий, количеству участников, понесенным потерям намного превосходит все войны, когда-либо пережитые человечеством, и дает нам богатейший опыт для анализа практики применения гражданского законодательства в период военных действий.

Предлагаем рассмотреть две проблемы: проблему понимания военных действий как юридического факта, освобождающего должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, и проблему освобождения от ответственности страховщиков за причинение вреда жизни и здоровью застрахованных лиц военными действиями. Ответ на этот вопрос вытекает из опыта Великой Отечественной войны. В период Великой Отечественной войны Госстрах СССР не производил выплаты страхового возмещения за смерть застрахованного лица или утрату им трудоспособности, произошедшие в результате военных действий, в названный период также возникли проблемы в судебной практике при понимании военных действий как обстоятельства, освобождающего должника от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства, и в случае начала военных действий с участием нашего государства, по мнению докладчика, названные проблемы могут возникнуть вновь и они являются наиболее важными в вопросе гражданско-правовой ответственности в военное время, несмотря на наличие множества иных проблем регулирования вопросов гражданско-правовой ответственности в военное время.

Рассматривая проблему освобождения должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в результате военных действий, следует отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 401 ГК Российской Федерации должник освобождается от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение обязательств оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Возникает вопрос, могут ли быть отнесены к обстоятельствам непреодолимой силы военные действия. Обстоятельствами непреодолимой силы являются лишь те обстоятельства, которые являются чрезвычайными и непреодолимыми при данных условиях, т.е. в каждом конкретном случае необходимо рассмотреть вопрос о том, каким образом повлияли военные действия на неисполнение или ненадлежащее исполнение должником своих обязательств.

В этой связи автор считает необходимым обратиться к опыту Великой Отечественной войны. В соответствии со ст. 118 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г., действовавшего в период Великой Отечественной войны, должник освобождался от ответственности за неисполнение договорного обязательства, если докажет, что невозможность исполнения договорного обязательства была вызвана обстоятельством, которое он не мог предотвратить. В применении данной нормы возникли проблемы. "В условиях Великой Отечественной войны возникает вопрос, является ли война таким обстоятельством, которое освобождает от ответственности за неисполнение обязательства" <2>. Как показывает судебная практика периода Великой Отечественной войны, война не являлась обстоятельством, которое само по себе освобождало должника от ответственности по обязательству. Наиболее точно позицию Верховного Суда СССР по вопросу о влиянии войны на освобождение должника от гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства выразил Д.М. Генкин, отвечая на им же поставленный вопрос: "Необходимо признать, что война сама по себе еще не освобождает от ответственности по обязательству; от этой ответственности могут освободить те обусловленные войной конкретные обстоятельства, которые вызвали объективную невозможность исполнения обязательства" <3>. Д.М. Генкин приводит пример из судебной практики периода Великой Отечественной войны: "Военная мобилизация мужского населения в колхозе не освобождает колхоз от принятых им на себя обязательств, так как в условиях войны работа колхоза не только не должна замирать, а должна быть еще более интенсивной. Военные же действия, имевшие место на территории колхоза и препятствовавшие выполнению колхозом обязательства, освобождают колхоз от ответственности" <4>.

<2> Генкин Д.М. Судебная практика по гражданским делам в период Великой Отечественной войны. М.: Юриздат, 1942. С. 4.
<3> Генкин Д.М. Указ. соч. С. 4.
<4> Там же.

В целом война в рассматриваемый период являлась обстоятельством, усиливающим ответственность должника за неисполнение обязательства, за исключением тех случаев, когда военные действия непосредственно повлияли на исполнение должником своего обязательства. Примером признания обоснованности ссылки на военные действия как на обстоятельство, препятствующее надлежащему исполнению обязательства, может служить определение Судебной коллегии по гражданским делам N 532 1942 г. <5>. Решение суда первой инстанции было отменено на основании того, что суд необоснованно удовлетворил требования истца (Шальского рыбозавода) о взыскании неустойки с ответчика (рыболовецкой артели "Прибой"), не проверив ссылку ответчика на невозможность исполнения обязательства (в приведенном примере ими являлись военные действия на территории артели, гибель орудий лова в результате военных действий). Примером же признания судебными органами необоснованности ссылки на войну как на обстоятельство, препятствующее исполнению обязательства, может служить Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР N 1023 1942 г., вынесенное по результатам рассмотрения гражданского дела по иску Калинкина А.Т. к артели ВЭМ о взыскании стоимости часов, сданных в ремонт, похищенных из артели во время обстрела города Тулы. Отменяя вынесенные по делу судебные постановления, коллегия указала, что обстрел города неприятелем артель, конечно же, предотвратить не могла, но сохранить вверенное ей имущество артель могла и была обязана, тем более что здание артели существенным образом от обстрела не пострадало <6>.

<5> Сборник Постановлений пленума и определений Верховного Суда СССР за 1942 г. / Под ред. И.Т. Голякова. М.: Юридическое издательства МЮ СССР, 1947. С. 145.
<6> Там же. С. 147.

Анализируя современное состояние вопросов гражданско-правовой ответственности в военное время, следует указать, что ГК РФ в части 2 главы 31 раздела IV "Отдельные виды обязательств" не указывает военные действия в качестве обстоятельства, освобождающего должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Исключением является п. 2 ст. 794 ГК Российской Федерации, который предусматривает освобождение перевозчика от ответственности в случае неподачи транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств в случае, если этому препятствовали военные действия. Предполагается, что при применении на практике данной нормы могут возникнуть проблемы, так как в законодательстве не дано понятий военных действий, практика применения данной нормы отсутствует. Кроме того, по мнению автора, возможна проблема определения причинной связи между военными действиями и исполнением обязательств по договору перевозки. В период Великой Отечественной войны военные действия относились к обстоятельствам, которые должник не мог предотвратить (ст. 118 ГК РСФСР 1922 г.), в действующем законодательстве указанные обстоятельства именуются "непреодолимой силой" (ст. 416 ГК РФ). Возникает вопрос о соотношении п. 2 ст. 794 ГК Российской Федерации и п. 1 ст. 416 ГК Российской Федерации, т.е. включает ли в себя понятие "непреодолимая сила" понятие "военные действия". Другой проблемой является отсутствие указания на военные действия как на обстоятельство, освобождающее должника от ответственности по другим видам договоров, регулируемых ГК Российской Федерации, а ведь военные действия могут повлиять и на возможность исполнения других видов обязательств, как, например, в названном гражданском деле по иску Шальского рыбоколхоза к рыболовецкой артели "Прибой" (военные действия, происходившие на территории артели).

Для регулирования указанных вопросов предлагаем внести изменения в ГК Российской Федерации и указать военные действия в качестве общего основания освобождения за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства, а не только как основание освобождения от ответственности по договору перевозки груза. В ГК Российской Федерации необходимо указать, что военные действия должны являться основанием освобождения от ответственности только в случае, если они явились непосредственной причиной неисполнения должником взятых на себя обязательств.

Не менее важной проблемой является неурегулированность в современном праве вопросов ответственности страховщиков за причинение вреда жизни и здоровью застрахованных лиц военными действиями. Для разрешения указанной проблемы считаем также необходимым обратиться к опыту Великой Отечественной войны.

Как следовало из ст. 394 ГК РСФСР 1922 г., страховщик (Госстрах СССР) не отвечает за вред, причиненный войной, если иное не предусмотрено договором. Пункт 1 Статья 964 ГК РФ также освобождает страховщика от выплаты страхового возмещения за вред, причиненный военными действиями, если иное не предусмотрено законом или договором.

Постановлением СНК СССР от 8 июля 1941 г. "О страховой ответственности органов Госстраха" <7> Госстрах СССР освобождался от выплаты страхового возмещения в случае смерти застрахованных лиц или утраты ими трудоспособности, произошедших в результате военных действий. Народный комиссариат финансов СССР в инструктивном письме от 19 августа 1941 г. N 661 <8> разъяснил, что понимается под военными действиями при осуществлении личного страхования военнослужащих - это применение в военных целях огнестрельного, холодного оружия, бомб, самолетов, танков и иных машин. В случае же, если смерть или потеря трудоспособности возникли в результате несчастного случая, произошедшего с гражданином, не связанного с военными действиями, то Госстрах СССР от ответственности не освобождался. Также согласно инструктивному письму Народного комиссариата финансов СССР N 23 от 23 января 1942 г. <9> Госстрах СССР освобождался от ответственности за несчастные случаи, произошедшие с военнослужащими вследствие обмораживания в результате военных действий.

<7> Сборник постановлений и распоряжений СНК СССР. 1942. N 16. Ст. 320.
<8> Сборник по финансово-хозяйственным вопросам. 1941. N 10. С. 24.
<9> Сборник по финансово-хозяйственным вопросам. 1942. N 1 - 2. С. 46.

Освобождение Госстраха СССР от ответственности по выплате страхового возмещения за вред, причиненный непосредственно военными действиями, объяснялось в период Великой Отечественной войны отсутствием разработанных тарифов страхования на период военных действий. "Освобождение Госстраха от ответственности в указанных случаях совершенно понятно: условия и тарифы страхования были выработаны из расчета на мирный быт, и, естественно, они не могут действовать без изменения в условиях войны, когда характер опасности, угрожающей гражданину от несчастного случая, совершенно изменился" <10>. Однако вплоть до окончания Великой Отечественной войны тарифы страхования на случай причинения вреда в результате военных действия так и не были выработаны, и страховое возмещение гражданам за вред, причиненный военными действиями, так и не выплачивалось.

<10> Генкин Д.М. Указ. соч. С. 16.

До сегодняшнего дня указанные тарифы страхования за причинение вреда жизни и здоровью граждан в результате военных действий так и не выработаны, не принят также и нормативно-правовой акт, регулирующий вопросы личного страхования жизни и здоровья граждан в условиях военного времени.

В этой связи представляет интерес вопрос обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих. Из преамбулы к Федеральному закону от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" <11> следует, что данный Закон определяет условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих только в мирное время, а в период мобилизации, военного положения и в военное время для регулирования этого вопроса необходимо принятие отдельных нормативно-правовых актов, которых на настоящий момент не принято, а ведь такой нормативно-правовой акт, по мнению автора, должен стать важной составляющей гарантий защищенности военнослужащих в военное время. Военнослужащие в наибольшей степени нуждаются в принятии указанного нормативно-правового акта ввиду повышенного риска причинения вреда их жизни и здоровью в результате военных действий.

<11> Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 13. Ст. 1474.

В случае начала военных действий с участием Российской Федерации, по мнению автора, возможно повторение ситуации по неполучению страховых выплат гражданами по страхованию жизни и здоровья в результате военных действий, что имело место в период Великой Отечественной войны, а объяснено страховыми организациями это обстоятельство может быть отсутствием установленных страховых тарифов на военное время и затруднительностью их разработки ввиду повышенного риска причинения вреда жизни и здоровью граждан в военное время.

Выход из сложившейся ситуации по страхованию жизни и здоровья военнослужащих автор видит в выработке тарифов страхования при причинении вреда жизни и здоровью граждан в результате военных действий и принятии нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы выплаты страхового возмещения при причинении вреда жизни и здоровью граждан в результате военных действий, установлении в законе понятия военных действий.

В заключение необходимо отметить, что автор не считает бесспорными высказанные им выводы и предложения, но бесспорным считает то, что осуществлять регулирование вопросов гражданско-правовой ответственности в военное время необходимо заблаговременно, в мирных условиях, а не в условиях войны.