Мудрый Юрист

Договоры о создании юридических лиц в российском гражданском законодательстве *

<*> Sikachev M.N. Contracts of creation of juridical persons in russian civil legislation.

Сикачев М.Н., аспирант кафедры гражданского права юридического факультета Хабаровской государственной академии экономики и права, помощник судьи Шестого арбитражного апелляционного суда.

Автор с теоретической и практической позиций рассматривает проблемы договорного оформления процесса создания корпораций в России. В статье указывается на недостатки современного нормативного материала в части закрепления существенных условий договора о создании юридического лица. Предлагаются пути дальнейшего изменения законодательства в указанной части. Выводы, изложенные в работе, могут быть использованы при дальнейшем реформировании корпоративного права.

Ключевые слова: юридическое лицо, договор, учредительный договор, соглашение, субъект, некоммерческая организация, коммерция, имущественные права, капитал, учредители.

The author from theoretical and practical positions considers problems of contractual registration of creating of corporations in Russia. In article it is underlined lacks of a modern legal material regarding fastening of essential treaty terms about creation of the legal person. It is offered ways of the further changing of the legislation in the specified part. The conclusions stated in work, can be used for the further reforming of the corporate law.

Key words: juridical person, contract, constitutive agreement, agreement, subject, non-commercial organization, commerce, proprietary rights, capital, founders.

Вполне аксиоматичным выглядит высказывание о том, что "сделки, в том числе и в первую очередь договоры, отражают центральное место гражданской правосубъектности и являются реализацией таких элементов определения предпринимательской деятельности, как самостоятельность, автономия воли предпринимателей" <1>.

<1> Долинская В.В. Договоры в акционерном праве // Юрист. 2006. N 8. С. 31.

Вместе с тем приходится констатировать, что самостоятельное место договоров о создании юридических лиц в системе существующих договоров в гражданском праве России аргументируется лишь у небольшой группы исследователей <2>.

<2> См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2004; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: Книга 5: В 2 томах. Т. 1. М.: Статут, 2006.

1. Учение о юридическом лице и лежащем в его основе договоре получило развитие в дореволюционной науке.

Согласно юридической догматике большинства авторов той эпохи изучение отдельной организационно-правовой формы (юридической личности) подразумевает вследствие этого рассмотрение элементов такого договора (его признаки, стороны, содержание и т.д.).

В свое время Г.Ф. Шершеневич указал, что юридическое лицо "является не случайным обстоятельством, а результатом предварительного соглашения, что в основании его лежит договор... Отличительный характер настоящего договора заключается в том, что он... имеет своей задачей заключение других договоров" <3>.

<3> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. I: Введение. Торговые деятели. М.: Статут, 2003. С. 270.

В учебнике по гражданскому праву проф. И.М. Тютрюмов дает следующее определение договора. Автор понимает "под товариществом договор, в силу которого несколько лиц обязываются соединить свои личные и имущественные средства для какой-либо общей цели". Здесь же он указывает, что признаками договора являются: общность имущества, ответственность перед третьими лицами, соединение лиц <4>.

<4> См.: Тютрюмов И.М. Гражданское право. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1922. С. 361.

На схожих позициях основаны труды Я.М. Гессена, И.А. Горбачева, признающих цели учредительного договора в том, чтобы соединиться и действовать одним общим именем для продолжительной промысловой деятельности, обособить имущество <5>, соглашение двух или более лиц, находящихся в одинаковом юридическом положении, при этом соединение образует новый субъект - юридическое лицо <6>.

<5> См.: Гессен Я.М. Устав торговый. Т. XI, ч. 2, изд. 1903 г. 2-е изд., пересм. и доп. С.-Петербург: Издание Юридического книжного склада "Право", 1914. С. 55 - 57.
<6> См.: Горбачев И.А. Фирменные договоры. Торговые дома и паевые товарищества. М.: Издание юрид. книжного магазина И.К. Голубева под фирмою "Правоведение", типография П.П. Рябушинского, 1911. С. 5 - 7.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что дореволюционная русская цивилистическая наука избрала наиболее продуктивный подход к доктринальному толкованию законодательства о существовавших тогда формах юридических лиц (полных товариществах, товариществах на акциях и т.д.). Анализ элементов договора о создании юридического лица, с одной стороны, позволил существенно раздвинуть "рамки" знания о коллективных субъектах права, с другой стороны, путем системного толкования законодательных норм выявил точки соприкосновения разных подструктур гражданского права - положений о юридических лицах и договорного права.

В современной отечественной цивилистике учение об учредительных договорах оказалось "обделенным" серьезными научными исследованиями. В качестве исключения можно выделить работу Н.В. Козловой, посвященную, однако, лишь учредительному договору коммерческих организаций <7>, а также указанные выше труды М.И. Брагинского, Ю.В. Романца.

<7> См.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М.: БЕК, 1994.

Основные выводы науки корпоративного права в этой части сводятся к следующему: за редким исключением, договор о создании юридического лица (в частности, акционерного общества) рассматривается как разновидность договора о совместной деятельности, в то время как учредительный договор относят к самостоятельному типу гражданско-правовых договоров. Некоторые юристы признают все три вида договоров различными по своей структуре и правовой цели <8>.

<8> См.: Степанов Д.И. Особенности договора учредителей о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2000. N 2. С. 47.

В правовой литературе <9> и судебно-арбитражной практике в целом не отрицаются следующие признаки учредительного договора - это консенсуальная, многосторонняя, взаимная, возмездная и фидуциарная сделка.

<9> См.: Брагинский М.И. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: Книга 5: В 2 томах. Т. 1. М.: Статут, 2006; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица / Под науч. ред. В.С. Ем. М.: Статут, 2005.

При этом в их работах не были охвачены все особенности регулирования учредительных и тому подобных договоров.

С нашей точки зрения, отсутствие единого подхода в правовой сущности общецелевых (используя терминологию Ю.В. Романца) договоров не может служить ориентиром для правоприменителя при выборе адекватной гражданско-правовой нормы к конкретному случаю.

2. В гражданском законодательстве до недавнего времени обнаруживалось отсутствие интереса отечественного законодателя в построении отдельного правового института договоров, направленных на создание правосубъектных образований, адекватно реагирующего на потребности хозяйственной практики и деловой среды, опосредующего договорный по своему характеру процесс образования корпоративных образований.

Специальные законы отразили лишь некоторые особенности содержания таких договоров применительно к отдельным формам юридических лиц, без связи их с общими положениями о договорах и сделках вообще. Так, п. 3 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях <10> предусматривает обязательные сведения, указываемые в учредительных документах некоммерческой организации.

<10> См.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" // Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Так, согласно учредительному договору некоммерческой организации ее учредители обязуются создать некоммерческую организацию, определяют порядок совместной деятельности по созданию некоммерческой организации, условия передачи ей своего имущества и участия в ее деятельности, условия и порядок выхода учредителей (участников) из ее состава.

Продвижения в этом направлении предприняты лишь с принятием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акта Российской Федерации" <11>, отказавшего учредительному договору ООО в статусе учредительного документа. Однако основная часть правового массива представляет до сих пор застывшую в своем развитии структуру, в неизменной редакции действующую уже на протяжении 10 - 14 лет.

<11> Собрание законодательства РФ. 2009. N 1. Ст. 20.

Обязательность заключения договора о создании учредителями организации требует своевременного реагирования со стороны законодательного органа в целях обеспечения охраны имущественных, организационных отношений, складывающихся в процессе создания юридического лица корпоративного типа.

Современные законодательные нормы таким требованиям не отвечают, поскольку без необходимого внимания остались такие важнейшие элементы договоров, как единые требования к форме (простая письменная, нотариально удостоверенная, возможность при определенных условиях устной формы договора (ст. 158 - 163 Гражданского кодекса Российской Федерации <12> (далее - ГК РФ)), необходимость государственной регистрации договоров об учреждении (в частности, при передаче в качестве вклада (пая, взноса) объектов недвижимого имущества (ст. 131 ГК РФ)). Не разрешен вопрос о такой регистрации и в случае передачи учредителем имущественных прав на недвижимость, так как на практике зачастую объектом вложения в капитал служат именно имущественные права (право аренды и другие), обременяющие недвижимые вещи и требующие самостоятельного государственного учета.

<12> Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Кроме того, нормы ГК РФ и иных федеральных законов, регулирующие отношения по созданию корпоративных образований, не позволяют сделать однозначное заключение о потенциале использования общих положений гражданского права о сделках (глава 9 ГК РФ), гражданско-правовых договорах (глава 27 ГК РФ), восполняя тем самым существующие пробелы на законодательном уровне и повышая эффективность правового регулирования в этой экономической (предпринимательской) сфере.

3. Исходя из теории юридических фактов, договор о создании юридического лица выступает в качестве правомерного юридического действия. Поскольку действия учредителей при заключении такого договора направлены на возникновение конкретного учредительного правоотношения, т.е. здесь лица "руководствуются заранее поставленной целью", "стремятся вызвать определенные юридические последствия" <13>, то мы можем с полной уверенностью отнести указанные действия к юридическим актам.

<13> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 115.

Юридические факты, лежащие в основе создания любой корпоративной организации, за исключением решения о государственной регистрации создания юридического лица, обладают признаками сделки, т.е. являются действиями, непосредственно направленными на установление гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ), гражданско-правовыми актами. Действительно, воля учредителей не может быть безразличной к тому правовому результату, к которому приводят действия по образованию организации, т.е. считаться правовым поступком. Не могут являться действия учредителей и актами публичных органов (пп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ), поскольку они не обладают всеми присущими последнему атрибутами.

Безусловно, договоры о создании юридического лица являются правопорождающими, правоизменяющими и правопрекращающими юридическими фактами, так как содержат условия, связанные с возникновением, развитием (модификацией) и прекращением соответствующего учредительного обязательства сторон (учредителей).

Собственный анализ законодательства приводит к выводу, что договоры о создании юридических лиц (учредительные договоры - ст. 52, 70, 83 ГК РФ, договоры об учреждении общества с ограниченной ответственностью - п. 1 ст. 89 ГК РФ, договоры о создании акционерного общества - п. 1 ст. 98 ГК РФ, учредительные договоры некоммерческих организаций - ст. 14 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях") обладают признаками гражданско-правовых договоров, т.е. двух- или многосторонних сделок.

Разрешая по одному из дел спор о признании недействительной регистрации изменений в учредительные документы, суд кассационной инстанции также указал, что в соответствии с законодательством РФ учредительный договор является многосторонней сделкой гражданско-правового характера <14>.

<14> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25 июля 2003 г. по делу N А51-11436/02-16-212 // СПС "КонсультантПлюс".

Именно эти принципиальные особенности договора обусловили широкое его применение в установлении корпоративных (внутренних, членских) правовых связей между участниками юридических лиц в иностранных правопорядках. Так, в немецком корпоративном праве, в частности в § 109, 163 Торгового уложения от 10 мая 1897 г., § 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью от 20 апреля 1892 г., закреплено, что правоотношения участников между собой строятся в первую очередь на основе заключенных последними учредительных договоров <15>.

<15> См.: Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных кооперативах: Пер. с нем. 2-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2009.

В английском праве судебная практика поддерживает подход, согласно которому внутренний регламент компании как основной документ, регулирующий отношения между пайщиками и компанией, а также пайщиков между собой в английских компаниях, является контрактом <16>.

<16> См.: Полковников Г.В. Английское право о компаниях: закон и практика. М., 2000. С. 17.

Диспозиции указанных норм ГК РФ создают сложности при регулировании множества "нестандартных" договорных отношений по созданию организации, некоторые положения не учитывают специфику договора, своеобразие его предмета, характера взаимосвязи участвующих в нем лиц и ряд других факторов.

4. Перечисленные обстоятельства позволяют правоприменительным органам произвольно применять к указанным договорам нормы, регулирующие гражданско-правовые сделки, без учета их качественного своеобразия.

Изученная нами судебно-арбитражная практика в целом отражает данную негативную тенденцию.

Разрешая по одному из дел спор о признании недействительной регистрации изменений в учредительные документы, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с законодательством РФ учредительный договор является многосторонней сделкой гражданско-правового характера <17>.

<17> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25 июля 2003 г. по делу N А51-11436/02-16-212 // СПС "КонсультантПлюс".

Найдется немало иных судебных дел, в которых также будет отсутствовать конкретизация договора о создании юридического лица, поскольку судебные органы весьма осторожно подходят к оценке юридических явлений при отсутствии четко выраженного правового регулирования и руководящей позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Там же, где суды все же "осмеливаются" провести системный анализ общих положений ГК РФ о договорах, и учредительных договорах в частности, их умозаключения подчас содержат логические противоречия либо неточности.

Так, в практике арбитражных судов признается принципиальная возможность признания недействительным устава юридического лица как мнимой сделки в части.

По одному из дел суд первой инстанции удовлетворил исковые требования налогового органа о признании недействительным в силу ст. 168, 170 ГК РФ устава и договора о создании ОАО в части указания места нахождения юридического лица, поскольку в результате контрольных мероприятий установлено отсутствие по указанному в уставе и договоре о создании общества адресу исполнительных и иных органов. Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, решение отменено, в иске отказано <18>.

<18> См.: Постановление ФАС Московского округа от 4 февраля 2005 г. по делу N КГ-А40/50-05 // СПС "КонсультантПлюс".

Между тем, как нам представляется, правоприменителю следует с большой осторожностью использовать правило, установленное ст. 180 ГК РФ, поскольку в учредительных договорах могут содержаться разные по значению условия. По тому же делу кассационная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, резонно указала, что суду следовало оценить, может ли расцениваться в качестве сделки устав либо его отдельный пункт. По нашему мнению, если речь идет об оспаривании той части учредительных документов, которая затрагивает действительность их существенных условий, изложенных в п. 2 ст. 52 ГК РФ, такой договор должен признаваться недействительным полностью, что находит отражение в судебных актах <19>, поскольку иное повлекло бы за собой его незаключенность (ст. 432 ГК РФ). По другому делу суд при незаконности учредительных документов в части распределения долей участников в уставном капитале одновременно признал учредительный договор незаключенным, а устав - недействительным (!) <20>.

<19> См.: Постановление ФАС Московского округа от 16 июня 2005 г. N КГ-А40/4896-04 // СПС "КонсультантПлюс".
<20> См.: Постановление ФАС Центрального округа от 2 февраля 2005 г. по делу N А08-5663/02-12-18-4 // СПС "КонсультантПлюс".

Исходя из положений, установленных § 2 гл. 9 ГК РФ, в принципе отсутствуют юридические препятствия для распространения положений о недействительности сделок к договорам о создании юридических лиц. Следовательно, правовые основания для признания такого договора недействительным должны применяться здесь с учетом установленных различий между оспоримыми и ничтожными сделками (ст. 166, п. 3 ст. 167 ГК РФ и др.). Напротив, судебная практика в этом вопросе противоречива. По одному из споров суд, указывая на невозможность участия администрации города в ООО, указал на возможность (!) признания учредительных документов на этом основании недействительными <21>. Вместе с тем такой запрет прямо предусмотрен п. 4 ст. 66 ГК РФ, что, по нашему мнению, означает ничтожность документов независимо от признания ее таковой судом (ст. 168, п. 1 ст. 166 ГК РФ).

<21> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 23 октября 2007 г. по делу N А59-311/07-С8 // СПС "КонсультантПлюс".

5. Предлагаемые в рамках корпоративной реформы новеллы по-прежнему не касаются регулирования институтов недействительности договоров о создании юридических лиц.

Сложившаяся судебная практика оспаривания учредительных договоров в целом и его отдельных условий приводит многих исследователей к вопросу о правовых последствиях правовой "порочности" такой сделки. В силу п. 2 ст. 167 ГК РФ общим последствием недействительности сделки является двусторонняя реституция в виде возврата всего полученного по сделке, если законом не предусмотрены иные последствия.

Из анализа законодательства не вытекает, что в отношении договоров о создании юридических лиц не предусмотрены такие особые правила. Вместе с тем применение п. 2 ст. 167 ГК РФ не будет соразмерным последствием нарушения законодательства при совершении учредительного договора, так как получателем имущества по сделке является само юридическое лицо - не участник сделки, добросовестный приобретатель переданного ему в качестве вклада (пая) имущества. Идентичная позиция прослеживается в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 9308/06 <22>.

<22> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 21 ноября 2006 г. N 9308/06 // СПС "КонсультантПлюс".

Представляется, что и ликвидация (ст. 61 ГК РФ) будет следствием признания учредительного договора недействительным только при наличии дополнительных условий, указанных в абз. 2 п. 2 ст. 61 ГК для принудительного (судебного) порядка ликвидации, - грубые нарушения закона при создании, их неустранимый характер и т.д.

С другой стороны, такие классические договорные объединения, как полные и коммандитные товарищества, создаются и действуют на основе только учредительного договора и лишение последних статуса юридического лица в корпоративном правоотношении (п. 1 ст. 167 ГК РФ) влечет невозможность продолжения деятельности юридического лица, "парализует" его. Однозначного выхода из такой тупиковой ситуации нормы ГК РФ и других законов не предлагают. Соответствующее основание для ликвидации и порядок ее проведения требуют самостоятельного законодательного регулирования.

В целях защиты прав контрагентов таких юридических лиц закономерно установление исключения из общего правила о недействительности сделки с момента ее совершения, прямо указав об этом в законе.

В практике не выработаны также единые подходы в отношении реституционных требований, вытекающих из недействительности договоров о создании юридических лиц при качественном расширении их видов. Например, весьма спорен вывод суда о том, что недействительность договора о создании акционерного общества не является основанием для применения реституции в виде признания незаконным выпуска акций общества <23>.

<23> См.: Обзор практики арбитражных судов Московского региона по применению Федерального закона "Об акционерных обществах", утвержденный Президиумом ФАС Московской области от 17 октября 2006 г. URL: http://www.arbitr.ru/pract/ac_prac/?id_rubric-2.

6. В настоящий момент на государственном уровне разработана и опубликована Концепция развития законодательства о юридических лицах <24> (далее - Концепция), в содержании которой в рамках поднятых проблем можно увидеть лишь решение вопроса о судьбе "двойных" учредительных документов юридических лиц (п. 2.4 подраздела 2 раздела I Концепции).

<24> URL: http://privlaw.ru/concep_YUR.rtf.

Придерживаемся положительной оценки содержащихся в Концепции предложений, уже реализованных, впрочем, в виде Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ, что нашло поддержку в последних научных публикациях <25>.

<25> См.: Макарова О. Новеллы законодательства об ООО // Хозяйство и право. 2009. N 6. С. 61; Черных А.А. Изменения в законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью: проблемы правового регулирования // Закон. 2009. N 7. С. 188.

Вместе с тем Концепция представляется недоработанной в рассматриваемой плоскости, большинство выявленных проблем, связанных с недостаточностью регулирования договоров о создании юридических лиц, не нашло в ней отражения, а значит, не стоит ожидать и существенных законодательных новелл в указанной области.

Вступившие в силу изменения установили письменную форму договора об учреждении ООО, определили ряд существенных условий договора (новая редакция ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью <26>). Однако также привнесли и ряд теоретических и практических неясностей. Вряд ли оправданно, например, заменять привычное традиционное наименование учредительного договора общества на договор об учреждении. Порядок приведения в соответствие учредительных документов ООО, в том числе необходимость заключения договора об учреждении ранее созданных ООО, Законом не был определен.

<26> См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" // Собрание законодательства РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Единственным выходом может служить лишь комплексный подход к развитию корпоративного законодательства, подразумевающий всестороннюю и объективную оценку имеющихся проблем и недостатков правовых институтов, в частности договоров о создании юридических лиц.

С учетом признака направленности <27>, определяющего первичное деление договоров в ГК РФ, представляется de lege ferenda самостоятельное нормативное регулирование такого вида договоров, как договоры, направленные на создание юридических лиц, имеющих особую направленность, цель - совместную деятельность по созданию правосубъектного лица при продолжении действия договора после фактического создания юридического лица, вплоть до его ликвидации.

<27> См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2004. С. 50.

В целях создания самостоятельной нормативной базы для договора о создании юридических лиц предлагаем следующую систему норм, содержащих: понятие договора, направленного на создание юридического лица; существенные условия договора (указаны в ст. 52 ГК РФ и в специальном законодательстве); форма договора (предлагается простая письменная с распространением на него правил об обязательной государственной регистрации, в случаях, предусмотренных ст. 164 ГК РФ); стороны договора (учредители (участники)); порядок заключения, изменения и расторжения договора; особенности признания недействительным договора или его части и применения последствий недействительности такого договора; особенности отдельных видов договоров, направленных на создание юридических лиц.

Специальные законы должны выполнить задачу максимальной детализации содержащихся в них правовых норм, соотносимых с общими нормами ГК РФ, отразить специфику договоров об учреждении того или иного юридического лица, создаваемого по договорному типу.