Мудрый Юрист

Сущность и структура предпринимательского права

Андреев В.К., заведующий кафедрой гражданского права Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

Сущность отрасли необходимо искать во внутреннем содержании правовой системы в Российской Федерации, и прежде всего в законодательстве. Именно последнее представляется как правовое явление в единстве всех его многообразных свойств и отношений. Состав отраслей российского права - это не объективная реальность познания ныне существующей правовой системы, а результат научных представлений, находящихся в русле теории права как общей, так и отраслевой традиций в науке. Не случайно теоретические изыскания по отбору критериев выделения самостоятельных отраслей права зашли в тупик, вернувшись к первоначальному исходному положению: отрасль права выделяется по предмету и методу регулирования.

Не преодолен еще и взгляд, что отрасль права и отрасль законодательства - это различные построения, не совпадающие между собой. После того как в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации был провозглашен тезис о необходимости сочетания частных и публичных элементов в гражданском праве, деление права на публичное и частное потеряло свою актуальность, метод правового регулирования не стал непременным элементом, присущим только определенным отраслям права.

Проходящие в течение последнего время законодательные процессы свидетельствуют о том, что грани между отраслями права, законодательства теряют определенность, которая была характерна ранее для действия тех или иных кодексов и других кодифицированных актов. Так, согласно ст. 11 Налогового кодекса Российской Федерации институты, понятия, термины гражданского, семейного права и других отраслей законодательства, используемые в НК РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях, если иное не предусмотрено НК РФ. Более категорично сказано в Жилищном кодексе Российской Федерации. В ст. 7 ЖК РФ установлено, что если жилищное отношение не урегулировано жилищным законодательством или соглашением сторон, то нормы гражданского и иного законодательства применяются лишь в случаях, когда они прямо регулируют жилищные отношения. В противном случае применяется не гражданское, а жилищное законодательство по аналогии. При таком законодательном подходе трудно удержаться на позиции, господствующей в настоящее время, что жилищное право - часть гражданского права. В то же время ст. 4 Семейного кодекса Российской Федерации дает полное основание рассматривать семейное право как подотрасль гражданского права, так как к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи применяется гражданское законодательство, так как это не противоречит существу семейных отношений.

Представляется, что учеными права недооцениваются роль и значение Конституции Российской Федерации в познании сущности и структуры российского права. Конституционные нормы, скорее, служат им для обоснования собственных взглядов, а не наоборот. Не учитывается и огромная объясняющая сила Конституции для понимания сущности и развития структуры российского законодательства как взаимоположения и связь составных частей правовой системы Российской Федерации. Безусловно, Конституция Российской Федерации, принятая в условиях жестокой борьбы за власть, недостаточно сбалансирована. В ней абсолютизированы права и свободы человека и гражданина, декларативно выражено качество Российской Федерации как социального государства, неоправданно много внимания уделено разграничению предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Следовало бы, на наш взгляд, положение п. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации о том, что "осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц", включить в главу 1 "Основы конституционного строя". При таком подходе в обществе не было бы такого имущественного и социального расслоения между бедными и богатыми.

Конституция Российской Федерации гарантирует свободу экономической деятельности, под которой понимается возможно широкий круг действий гражданина и объединения. Важно подчеркнуть, что Конституция признает и гарантирует права и свободы граждан и объединений, а не регулирует общественные отношения с их участием. Тем самым исходной является самостоятельная позиция гражданина и объединения для осуществления экономической деятельности. "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности" (ст. 34 Конституции). В упомянутой конституционной норме дается более широкое понятие своих способностей, чем в ст. 37 Конституции, где говорится о свободном распоряжении своими способностями к труду. Предпринимательская и иная экономическая деятельность предполагает использование не только своих способностей, но и имущества. Имущество может находиться в частной, государственной, муниципальной и иной форме собственности, что означает возможность существования не только частного, но и государственного, муниципального предпринимательства. Главное, чтобы предпринимательская, равно как и иная экономическая, деятельность не была направлена на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Сущностью предпринимательского права является совокупность норм права и других правил поведения, определяющих свободу деятельности граждан и их объединений по производству и реализации товаров, услуг и денежных средств, не допуская монополизации и недобросовестной конкуренции. Таким должно выглядеть содержание предмета предпринимательского права исходя из Конституции Российской Федерации, полагая, что единство всех его многообразных свойств и отношений должно получить выражение в определенной совокупности, массиве правовых норм. Следует отметить, что система норм предпринимательского права не должна только ориентироваться на п. "о" ст. 71 и пп. "к" п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, а учитывать все многообразие предметов ведения и полномочий, указанных статей Конституции.

Представители науки гражданского права, несмотря на нормы Конституции Российской Федерации, принятых после ГК РФ кодексов и других федеральных законов, продолжают отстаивать ранее сложившиеся взгляды на предмет гражданского законодательства. "Основным предметом гражданского права, определяющим его природу, назначение и правовые особенности, являются имущественные отношения рынка, которые в законодательстве и литературе именуются также экономическими, предпринимательскими и хозяйственными" <1>. Это суждение не основано на нормах законодательства и не учитывает многообразия деятельности об экономической, предпринимательской и хозяйственной деятельности и складывающихся при этом отношениях. Такого понятия, как имущественные отношения рынка, нет в ГК, а сведение их к предпринимательским и иным экономическим отношениям является недопустимым упрощенчеством. Рынок, на конституционном языке, единое экономическое пространство, более широкое понятие, включающее в себя не только оборотоспособность объектов гражданских прав, но и условия для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Предпринимательское и торговое (коммерческое) право - это не часть гражданского права, обособленная для более глубокого изучения вопросов, связанных с предпринимательской деятельностью, а самостоятельная отрасль права, существование которой заложено в основах конституционного строя России (ст. 8, 34 Конституции Российской Федерации).

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право" (том 1) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006.

<1> Гражданское право Российской Федерации: Учебник. Т. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2009. С. 2.

О.Н. Садиков выделяет крупные блоки близких по своему содержанию норм, которые регулируют обширные группы однородных и взаимосвязанных отношений, именуемых подотраслями. Такими подотраслями, по его мнению, следует считать жилищное, транспортное и страховое право, а также корпоративное право и оборот ценных бумаг <2>, хотя такие виды законодательства не упомянуты в ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Нами уже указывалось, что жилищное право после принятия соответствующего кодекса вряд ли может рассматриваться как часть гражданского права, о чем свидетельствует пп. "к" п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации. Однако аргумент, используемый О.Н. Садиковым, может применяться для обоснования самостоятельности предпринимательского права. Действительно, ввиду обширности и юридической сложности массива норм предпринимательского законодательства необходима регламентация предпринимательской деятельности в рамках особого, отдельного от ГК, кодифицированного акта, структура которого будет предложена в дальнейшем изложении.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право" (том 1) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006.

<2> Там же. С. 16.

Прежде всего необходимо оценить, насколько ГК РФ и предполагаемая его модернизация адекватно отражают сущность предпринимательского права, закрепленную в Конституции Российской Федерации, насколько они эффективно воздействуют на развитие экономической и социальной жизни граждан России. Действующий ГК РФ является модернизацией с учетом социально-экономических реалий ГК РСФСР 1922 г., 1964 г., Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Те же имущественные и связанные с ними личные неимущественные, а также иные личные неимущественные отношения стали предметом регулирования (защиты) ГК РФ. Формулировки о предмете регулирования получили более четкие очертания, были включены в ст. 2 ГК РФ положения и о методе регулирования. Однако как быть с предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельностью, о чем прямо говорится в Конституции Российской Федерации? Разработчики ГК РФ были вынуждены включить абзац 3 в п. 1 ст. 2 ГК РФ после того, как уже дали норму в абзаце втором об участниках отношений, регулируемых гражданским законодательством. Тем самым отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием не охватываются имущественными и личными неимущественными отношениями.

Под воздействием конституционных положений в ГК РФ была включена в качестве предмета регулирования предпринимательская деятельность, но она не получила сколько-нибудь самостоятельного регулирования, будучи заслоненной, а иногда просто подмененной категорией "имущественные отношения". Несмотря на семь уровней обобщения, в часть первую ГК РФ на февраль 2010 г. было внесено более 90 изменений. В один только раздел II "Право собственности и другие вещные права" за этот период было внесено 51 изменение, из них 34 изменения в главу 17 "Право собственности и другие вещные права на землю", которая, как известно, действует с 17 апреля 2001 г. Нестабильность гражданского законодательства объясняется, прежде всего, тем, что ГК РФ, благодаря усилиям его разработчиков, взял на себя непосильную ношу своего рода экономической конституции. Появление Налогового, Бюджетного, Земельного, Жилищного кодексов, Федеральных законов об акционерных обществах, рынке ценных бумаг, несостоятельности (банкротстве), защите конкуренции, приватизации государственного и муниципального имущества, развитии малого и среднего предпринимательства и многих других федеральных законов показало, что ГК РФ не может выполнять эту роль, ввиду того, что нормы о предпринимательской деятельности развиваются не по правилам, содержащимся в ГК РФ, нормы последнего изменяются после принятия соответствующих законов, связанных, например, с реструктуризацией электроэнергетики, железнодорожного транспорта.

В Концепции развития гражданского законодательства, к сожалению, отмечаются лишь два принципиальных изменения системного характера (п. 5 раздела "Введение"). В круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет, следует включить корпоративные отношения. Этим, в известной мере условным (выделено мной. - В.А.), названием охватывается группа отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанных с таким участием обязательствах. В Национальном плане противодействия коррупции на 2010 - 2011 гг., утвержденном Указом Президента от 13 апреля 2010 г. N 460, Правительству РФ предложено разработать и осуществить мероприятия по обеспечению должной защиты обязательственных прав участников корпоративных отношений <3>. Безусловно, что это чрезвычайно важная группа интенсивно развивающихся отношений, но почему она должна включаться в предмет гражданского, а не предпринимательского права? Вторым принципиальным изменением системного характера должно стать создание в ГК РФ комплекса взаимосвязанных институтов вещного права, что повлечет перераспределение соответствующего нормативного материала между ГК и комплексными законами природоресурсного законодательства. Ознакомление с разделом IV "Законодательство о вещных правах" позволяет утверждать, что практически нового в разделе Концепции по сравнению с положениями римского гражданского права нет <4>. Таким образом, можно констатировать, что существенных изменений в ГК РФ, которые свидетельствовали бы о действительном развитии теории гражданского права, нет, это либо переложение на свой лад теории внутрихозяйственных отношений, разработанной школой хозяйственного права в 60 - 80-х годах прошлого века, либо реанимация старых взглядов на землю и природные ресурсы как обычный объект недвижимости. В Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы регулируются особо, в отличие от других объектов права собственности. Несмотря на то что земля и другие ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, они используются и охраняются как основа жизнедеятельности народов, проживающих на соответствующей территории. В отличие от ст. 35 Конституции Российской Федерации, в ст. 36 указано, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц. Подобную норму о соблюдении прав и законных интересов других лиц участниками отношений, регулируемых гражданским законодательством, необходимо внести в п. 2 ст. 1 ГК РФ, исключив слова "в своем интересе".

<3> СЗ РФ. 2010. N 16. Ст. 1875.
<4> См.: Андреев В.К. Соответствует ли Концепция развития гражданского законодательства потребностям российского общества и государства // Хозяйство и право. 2010. N 4. С. 24 - 29.

Конституционно-правовое понятие "экономическая деятельность" является базовым для построения наиболее обширного массива норм права, регулирующих процесс воспроизводств материальных и духовных благ, включающий производство, распределение, обмен и потребление. Назвать этот массив правовых норм экономическим правом нельзя, поскольку тогда теряется определенность в структуре российского права. Ориентиром в построении отрасли права, регулирующей процессы хозяйственной жизни рыночной экономики, является предпринимательская деятельность граждан, а также иная не запрещенная законом экономическая деятельность. Предпринимательская деятельность - это ядро, движущая сила, вид экономической, хозяйственной деятельности по производству товаров, работ и услуг. В результате этой деятельности возникают, развиваются и прекращаются имущественные, личные неимущественные, управленческие, корпоративные, земельные и другие отношения, которые и получают правовое закрепление, становясь правовыми явлениями. Юрист-ученый изучает прежде всего существующие нормы права и другие общественные регуляторы, а потом уже научные взгляды по тем или иным проблемам. К сожалению, в России преобладает анализ взглядов и точек зрения, начиная от Д.И. Мейера, а не изучение соответствующего законодательства и судебной практики. В учебниках гражданского права чаще всего изложение материала начинается с права исконных римских граждан, а не с рассмотрения социально-экономических основ оборота имущества, собственности, управление ею. Право при таком подходе лишается своего источника, становится продуктом мысли ученых-правоведов, оторванным от правовых явлений, регистрирующих социально-экономические процессы. Экономико-правовой подход в изучении законодательства, в его совершенствовании все меньше используется в исследовании правовых явлений. Является заблуждением, что теория права может самостоятельно решить вопросы эффективности правовых норм.

Таким образом, можно утверждать, что исходя из норм Конституции Российской Федерации, и прежде всего из главы 1 "Основы конституционного строя", предпринимательское право является отраслью права (законодательства), регулирующей главную область экономической деятельности.

Следует признать, что разграничение понятий "отрасль права" и "отрасль законодательства" на нынешнем этапе развития российского права является тормозом для формирования новых массивов норм права, способствует закреплению так называемых основных, профильных отраслей права. Последние, для того чтобы остаться в таком качестве, усиливают абстрактность правового регулирования, создавая в пределах своей структуры все новые и новые уровни обобщения. Особенно ярко это проявляется в гражданском праве. Забыты ранее широко распространенные суждения о пандектной системе Гражданского кодекса. Общие положения наличествуют не только в разделе I, как в Общей части ГК РФ, но и во всех других разделах. Так, в Концепции предлагается "дополнить ст. 307 ГК положением о порядке применения общих положений об обязательствах к отдельным видам обязательств - договорным и внедоговорным" (п. 1.1 раздела V "Законодательство об обязательствах (общие положения)"). С одной стороны, дается общее определение обязательства, в котором объединяются разнородные относительные положения, а с другой стороны, предлагается их дифференцированность. Такой подход к правовому регулированию затрудняет правоприменение, поскольку нормы ГК РФ все дальше находятся от отношений, регулируемых им, создает условия различного толкования конкретных норм права, поскольку в случае неполноты регулирования всегда можно обратиться к первому, второму и т.д. уровню обобщения. Как было показано выше, нормы ГК РФ распространяются не только на частные отношения, но и на публичные, о чем свидетельствует п. 3 ст. 2 ГК РФ.

Развитие самого гражданского законодательства привело к тому, что им регулируются и властные отношения, и отношения, которые складываются внутри юридического лица, т.е. подтвердило правильность взглядов представителей хозяйственного (предпринимательского) права. Все сказанное позволяет предложить концепцию предпринимательского права (законодательства) в современный период.

Прежде всего, надо отдавать себе отчет в том, что ГК РФ занимает правовое поле, которое, исходя из норм Конституции Российской Федерации, является сферой деятельности предпринимательского права. Имущественно-стоимостные отношения, складывающиеся в результате предпринимательской деятельности и основанные на равенстве сторон, в настоящее время регулируются нормами ГК РФ без учета интересов общества и отдельных лиц. Направленность этих отношений на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг своей волей и в своем интересе нередко ведет к ущемлению прав и законных интересов других лиц. Предлагаемое в Концепции введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права не пресечет стремление предпринимателей максимально обогащаться любой ценой. Поэтому в предлагаемом законе об основах государственного регулирования предпринимательской деятельности следует предусмотреть среди основных начал законодательства о предпринимательстве принцип сочетания интересов предпринимателей с интересами общества и отдельных лиц.

В предполагаемом законе основное правовое регулирование требуется управленческо-предпринимательским отношениям, которые вовсе отсутствуют в ГК РФ. Предпринимательская деятельность - сложная саморегулируемая система, в которой ее субъекты не только непосредственно участвуют в предпринимательской деятельности, но и регулируют ее путем определения целей, задач и направлений деятельности, форм использования имущества и прибыли, правил производства, распределения, реализации и потребления товаров, работ и услуг. Координация и контроль со стороны органов государства и органов местного самоуправления выражаются в антимонопольном регулировании, лицензировании видов деятельности, программировании развития экономики, государственной регистрации юридических лиц и недвижимости, сделок с ней, техническом регулировании. Особые отношения складываются в самих хозяйствующих субъектах, подразделения которых выполняют различные функции производства товаров. Эти внутрифирменные отношения скрыты от глаз потребителя продукции, но они реально существуют и подвергаются правовому регулированию как на уровне системы, так и на локальном уровне.

Развитие гражданского и предпринимательского законодательства, БК РФ, НК РФ, ЗК РФ, ЖК РФ, ГрК РФ свидетельствует о том, что структура, а за ней и содержание ГК РФ, построенного по пандектной системе, разрушена. В самой Концепции ставится задача "дополнить ст. 307 ГК положением о порядке применения общих положений об обязательствах к отдельным видам обязательств - договорным и внедоговорным" (п. 1 раздела V "Законодательство об обязательствах (общие положения)"). Законодательная практика апреля - мая текущего года развивается вопреки утверждению Концепции, что сохранение основополагающей роли общих норм ГК о юридических лицах делает несообразным создание и функционирование отдельных законов общего характера, составляющих законодательный уровень регулирования "между" ГК и законами об отдельных видах юридических лиц (например, о регистрации юридических лиц, о некоммерческих организациях и т.п.) (п. 1 раздела III "Законодательство о юридических лицах" Концепции). В ранее упоминавшемся Законе от 8 мая 2010 г. о совершенствовании правового статуса учреждений Закон о некоммерческих организациях был дополнен нормами о трех видах учреждений, порядке изменения их типа. Однако еще ранее Федеральным законом от 5 апреля 2010 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций" были внесены существенные изменения в Закон о некоммерческих организациях. В итоге в нем дано понятие социально ориентированной некоммерческой организации и контроля за ее деятельностью. Такими организациями признаются некоммерческие организации, созданные в предусмотренных Законом о некоммерческих организациях формах (за исключением государственных корпораций, государственных компаний, общественных организаций, являющихся политическими партиями) и осуществляющие деятельность, направленную на решение социальных проблем, развитие гражданского общества, а также виды деятельности, предусмотренные ст. 31 Закона о некоммерческих организациях <5>. Этот Закон имеет ключевое значение для деления юридических на коммерческие и некоммерческие организации, поскольку он реализует норму ст. 7 Конституции Российской Федерации о том, что Российская Федерация - социальное государство.

<5> СЗ РФ. 2010. N 15. Ст. 1736.

Понятие "коммерческая организация", определенное ст. 50 ГК РФ, практически с момента появления Федерального закона от 14 июня 1995 г. "О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации" стало заменяться малым предприятием, хозяйствующим субъектом, резидентом, финансовой организацией, хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки товаров и т.п. Подобные понятия, используемые в том или ином законе, представляют собой сочетание организационно-правовых форм коммерческих и некоммерческих организаций, а иногда индивидуальных предпринимателей. Все это ослабляет объясняющую силу понятия коммерческой организации и требует однозначного решения, в виде предлагаемого федерального закона о государственном регулировании предпринимательской деятельности.

В качестве концепции проекта закона для обсуждения на конференции можно было предложить следующее:

"Об основах государственного регулирования предпринимательской деятельности в Российской Федерации.

Глава 1. Государственная политика в развитии предпринимательской деятельности.

  1. Понятие и состав предпринимательской деятельности.
  2. Сфера действия предпринимательского законодательства.
  3. Государственное регулирование и контроль.
  4. Государственно-частное партнерство.

Глава 2. Полномочия органов государственной власти и местного самоуправления по руководству предпринимательской деятельностью

  1. Реструктуризация и приватизация экономики.
  2. Антимонопольное регулирование.
  3. Техническое регулирование.
  4. Инвестиционная инновационная деятельность.

Глава 3. Субъекты предпринимательской деятельности.

  1. Хозяйствующие субъекты.
  2. Финансово-инвестиционные и иные компании.
  3. Банкротство.

Глава 4. Специальные регионы предпринимательской деятельности.

  1. Особые экономические зоны.
  2. Малые и средние предприятия.
  3. Рынок ценных бумаг и производственных финансовых инструментов".

В настоящих условиях нет необходимости разрабатывать предлагаемый закон как абсолютно самостоятельный акт от ГК РФ. Он должен представлять собой специализированный закон, не только развивающий положения ГК, но и имеющий нормы, в полной мере характеризующие предпринимательские отношения как единство имущественно-стоимостных и управленческо-предпринимательских связей по производству, распределению, обращению и потреблению товаров, работ и услуг. Принятие подобного закона создаст условия для стабильности норм ГК РФ, позволит значительно сократить действие множества отраслевых законов. Так, принятие Федерального закона от 8 мая 2010 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений" повлекло изменения и дополнения в двадцать девять федеральных законов, среди которых ГК РФ, БК РФ, НК РФ, ГрК РФ <6>. Данный пример законодательной деятельности со всей очевидностью свидетельствует о принижении роли кодексов и других кодифицированных актов в регулировании экономической деятельности, а также об отсутствии у парламента какого-либо перспективного плана законотворческой работы. Коммерческий кодекс Франции действовал с 1807 по 2000 г., притом он действовал наряду с французским Гражданским кодексом. Содержание таких книг ККФ, как о коммерции в целом, о коммерческих товариществах и объединениях экономического сотрудничества, о свободе цен и конкуренции, о коммерческих ценных бумагах и обеспечениях, о затруднениях предприятий (иначе банкротствах. - В.А.), о некоторых регламентированных профессиях, свидетельствует, что в ККФ кодифицированы многие, очень важные стороны правового регулирования предпринимательской деятельности, которые в России находятся в хаотичном состоянии. Тем не менее, по мнению ученых-цивилистов, такие акты, как законы о защите конкуренции, о несостоятельности (банкротстве), ст. 161 БК РФ и ряд других, основаны либо являются актами гражданского законодательства. Интересно отметить, что в титул 4 книги 3 ККФ включены основы уголовного законодательства. В России также обсуждаются вопросы о включении в УК РФ ответственность за фальсификацию Единого государственного реестра юридических лиц, подделку протокола общего собрания акционеров хозяйственного общества или решения совета директоров хозяйственного общества, за внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений <7>.

<6> Российская газета. 12 мая 2010 г.
<7> См.: Шмаль Т. Рейдер должен сидеть в тюрьме // Российская газета. 17 мая 2010 г.

Сказанное подтверждает необходимость подготовки кодификационного закона о государственном регулировании предпринимательской деятельности, который в систематизированном виде являлся бы актом, включающим в себя основные правила об организации и осуществлении экономической деятельности. Для его разработки следовало бы создать соответствующую концепцию, которая, не конкурируя с Концепцией развития гражданского законодательства, предусмотрела бы систематизацию законодательства о предпринимательской деятельности.