Мудрый Юрист

К проблеме распада федеративного государства социалистического типа (историко-правовой аспект) *

<*> Sultanov A.Kh. On the problem of disintegration of federative state of socialist type (historical-law aspect).

Султанов Ахсан Харисович, начальник кафедры теории и истории государства и права Уфимского юридического института МВД России, кандидат исторических наук, доцент.

В статье рассматриваются проблемы государственно-правового развития СССР как федеративного государства с точки зрения предпосылок его формирования, развития и распада. Особое внимание обращается на период перестройки, когда действия союзного руководства во многом предопределили развитие дезинтеграционных процессов в стране.

Ключевые слова: федеративное государство, Российская империя, национальная политика, автономные республики, "парад суверенитетов".

The article considers the problems of state-law development of the USSR as a federative state from the viewpoint of prerequisites of formation, development and disintegration thereof. The special attention is drawn to the period of restructuring when the actions of the union heads to a great extent predetermined development of disintegration processes in the country.

Key words: federative state, Russian Empire, national policy, autonomous republics, "parade of sovereignties".

На рубеже 80 - 90-х годов XX в. произошли кардинальные изменения геополитического характера. Речь идет о серьезных последствиях, связанных с трансформацией государственно-правового режима в странах Восточной Европы и последовавшим распадом СССР. Необходимо отметить, что с политической карты мира исчезли такие государства, как Советский Союз, Югославия и ЧССР, которые в свое время символизировали торжество принципов социалистического федеративного государства. Анализ причин указанного процесса распада следует, на наш взгляд, начинать с внимательного рассмотрения особенностей исторического развития отдельных многонациональных государств.

Складывание территории России проходило в несколько этапов. Только во второй половине XIX в. окончательно установились границы Российской империи. Процесс включения в состав государства разных регионов и народов имеет неоднозначную природу. Территориальные приобретения, как правило, осуществлялись с применением военной силы, но в ряде случаев с полным основанием можно говорить о добровольном присоединении. И это относится не только к Украине. Добровольное вхождение Восточной Грузии было не чем иным, как оптимальным историческим выбором в условиях угрозы порабощения со стороны более опасных, чем Россия, агрессивных соседей; другое дело, что всякое добровольное присоединение рано или поздно кончалось отнятием у народов автономии, гарантированной правительством вначале.

Чаще всего Россия "отвоевывала" у других государств захваченные ими территории. Так, у Швеции в результате Северной войны была "отнята" Прибалтика, у Турции - ее крепости-форпосты в Северном Причерноморье и Бессарабии, у Ирана - Армения. У народов, разумеется, желания не спрашивали, но для многих из них присоединение к России было освобождением от других завоевателей. Но были, конечно, рассоединения, расчленения народов (поляки, молдаване и т.п.).

Российская империя, как и любая империя, в отдельные периоды создавалась "железом и кровью". В то же время политика царского правительства по отношению к нерусскому населению державы не была всюду одинаковой. На украинцев и белорусов смотрели как на часть русского народа, состоящего из трех родственных, включая великороссов, этнических групп. В "восточных" землях царская администрация не стремилась к подрыву устоев жизни, а управляла с помощью местной знати. Российское дворянство по мере расширения территории империи впитывало в себя феодалов различного национального происхождения. По переписи 1897 г., только 58% потомственных дворян называли родным языком русский. Почти половину их, таким образом, составляли потомки польской шляхты, украинской казачьей старшины, остзейских рыцарей, грузинских князей, мусульманских ханов и беков. В ходе совместного проживания, хозяйственного и культурного обмена у народов России постепенно складывалось представление об общности их исторических судеб, о необходимости совместной борьбы с самодержавием за свою свободу.

Как известно, в июне 1917 г. лидер партии большевиков В.И. Ленин кардинальным образом пересматривает свой подход к решению вопроса о возможной форме государственного устройства России после победы социалистической революции. Речь идет о признании им федеративного государства как неизбежной реалии в условиях обострения национального вопроса, сосуществования полиэтнической массы населения в России. Данный лозунг усиливал социальное звучание программы партии, где важнейшее место занимало положение о праве нации на самоопределение.

Среди первых мероприятий советской власти в указанной сфере можно назвать следующие шаги. После победы Октябрьской революции в Советской России был создан уникальный орган - Народный комиссариат по делам национальностей. В том же 1917 г. Советская Россия реализовала право на самоопределение, предоставив независимость Польше и Финляндии. В годы военной интервенции и Гражданской войны начался процесс предоставления автономии народам, населявшим территорию РСФСР. Первой на политической карте России появилась Башкирская Автономная Советская Республика.

Этому событию предшествовал длительный процесс подготовки и согласования основных позиций в вопросе реализации одного из основных положений программы партии большевиков. Как известно, ранее ряд руководящих работников Центрального комитета партии во главе с И.В. Сталиным, а также большинство представителей Казанского губкома настаивали на создании совместной Татаро-Башкирской Республики.

В связи с образованием автономной Башкирии ряд партийных и советских работников не учитывали, что положение о Татаро-Башкирской Республике фактически ликвидируется. Более того, на II съезде коммунистических организаций народов Востока в декабре 1919 г. большинством голосов вновь принимается резолюция в поддержку образования Татаро-Башкирской Республики. Делегаты съезда от Башкирии голосовали против резолюции. Учитывая создавшееся положение, Политбюро ЦК РКП(б) на своем заседании 13 декабря 1919 г. приняло решение об отмене мартовского (1918 г.) положения о Татаро-Башкирской Республике. На заседании особо указывалось на необходимость прекращения агитации за образование Татаро-Башкирской Республики <1>.

<1> Центральный государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан. Ф. 1. Оп. 1. Д. 17. Л. 52.

Подход В.И. Ленина к реалиям национальной политики был существенно деформирован в период формирования культа личности И.В. Сталина, когда допускались грубые нарушения самой идеологии демократизма и интернационализма. Выступая на словах противником ассимиляции, Сталин на деле проявлял явное стремление к "упрощению" национальной структуры страны, сопровождавшееся негативным отношением к самому факту существования национальных групп. Весьма показательно в этой связи его утверждение в докладе о проекте Конституции 1936 г., будто в стране существует лишь 60 национальных общностей (между тем их, даже по современным данным, по крайней мере в два раза больше). Не случайно именно к этому времени были ликвидированы такие формы национально-административного деления, как национальные районы и национальные сельские Советы. В 1933 г. в нашей стране районных национальных Советов было 250, а сельских национальных Советов - 5300.

Тенденция к "упрощению" национальной структуры страны сказалась и на переписях населения. Если в 1926 г. по переписи было определено 194 народности, то по переписи 1939 г. зафиксировано менее 100 национальностей. Хотя такое уменьшение в известной мере связано с изменением критериев в выделении национальных единиц, а также с происходившими в этот период консолидационными процессами, тем не менее сокращение численности национальностей за 13 лет почти в 2 раза объясняется, главным образом, просто игнорированием реального существования многих из них (особенно малочисленных). Постепенно недостаточное внимание стало также уделяться специфическим культурным, языковым и бытовым потребностям национальных групп.

Одновременно провозглашалась недопустимость ассимиляторства со ссылками на высказывания В.И. Ленина <2>. На деле же подспудно проводилась линия на ликвидацию организаций, практически занимавшихся национальным вопросом. Эта тенденция начала проявляться сразу же после образования СССР, когда был ликвидирован Наркомнац. Совет национальностей, созданный впоследствии, фактически перестал заниматься столь важнейшей сферой общественной и государственной жизни.

<2> См.: Сталин И.В. Национальный вопрос и ленинизм // Соч. Т. II. С. 377.

Аналогичные явления происходили и в среде науки. В первые послереволюционные годы была создана целая научная служба страны по национальным (этнографическим) проблемам: Комитет народов Севера, Центральное этнографическое бюро Наркомнаца и др. Активизировала свою деятельность созданная до революции комиссия по изучению племенного состава России и сопредельных стран. Однако в 30-е годы все эти учреждения были закрыты. В то же время введение паспортной системы с графой "национальность", применение многочисленных официальных анкет с этой графой облегчили осуществление национального неравенства, придавая в общественной практике неоправданную значимость фактору этнического происхождения граждан страны.

Великая Отечественная война наглядно продемонстрировала на фронте и в тылу сплоченность большинства советских людей разной национальности, их преданность Отчизне. С другой стороны, именно в эти годы были "наказаны" переселением в восточные районы целые народы. Депортация в 1941 - 1944 гг. немцев, калмыков, карачаевцев, ингушей, чеченцев, балкарцев, крымских татар (всего около 2 млн. человек) привела к массовым жертвам и нанесла существенный ущерб национальному развитию этих народов. Лишь в конце 50-х годов у большинства из них была восстановлена национальная государственность. Одновременно с этих народов было снято несправедливое обвинение в сотрудничестве с немецко-фашистскими войсками, по отношению к немцам и крымским татарам. Это было сделано в 60-е годы.

Однако и здесь была допущена характерная половинчатость при решении проблем межнационального общения. Так, например, "забытыми" оказались турки-месхетинцы. Не получили своей государственности советские немцы. В условиях перестройки, когда мы вновь "открыли" для себя национальный вопрос, старые раны дали о себе знать. Достаточно вспомнить события лета 1989 г. в Средней Азии, последовавший за этим буквально повальный выезд советских граждан немецкой национальности из страны. Причем в последнем случае большинство выезжавших отмечали в качестве одной из основных причин отсутствие в Советском Союзе национально-государственного образования для лиц немецкого происхождения.

В первые послевоенные годы огромная работа по восстановлению народного хозяйства народов, территория которых оказалась оккупированной в ходе войны, по-прежнему сочеталась с недостаточным вниманием к потребностям национальных групп. Вместе с тем обострению обстановки на этой почве способствовали такие кампании, как борьба против космополитизма, принявшее антисемитский характер дело врачей-"отравителей" и т.п.

В середине 50-х - начале 60-х годов, ознаменованных определенной демократизацией отдельных сторон нашего общества, наряду с достижениями в дальнейшем выравнивании экономического, социального и культурного уровня крупных народов стали более отчетливо проступать негативные тенденции - своеобразное порождение централизаторских методов управления. В некоторых республиках, получавших дотации от государства, стал пропагандироваться тезис об утверждении иждивенческих настроений среди отдельных слоев населения, насаждались привилегии на национальной почве.

С другой стороны, регионы неизбежно должны были поднять вопрос регулирования социально-экономических отношений с центром. Так, нарастанию национальных противоречий в экономике Казахстана способствовала однобокая структура народного хозяйства. В промышленности доля добывающих отраслей здесь была в 1,7 раза выше, чем в целом по стране; по расчетам экономистов, из-за неполной переработки и вывоза только сельскохозяйственного сырья ежегодно терялась чистая продукция на сумму около 1 млрд. руб. Республика продавала государству твердую пшеницу по 8 руб. за тонну, а цена ее на международном рынке составляла 250 долл. <3>.

<3> Вопросы истории. 1989. N 5. С. 9.

Идеология и психология застоя сопровождались абсолютизацией достигнутых результатов в решении национального вопроса, утверждением представления о беспроблемности национальных отношений. В обществе перестали появляться серьезные научные работы по указанным проблемам. Тому были свои причины. В 1985 г. в нашей стране было всего пять кафедр этнографии, которые готовили 85 студентов. В тот же период в университетах США 100 тыс. человек обучалось на этнографов. Все это приводило к тому, что произошло на конференции, посвященной юбилею А. Чавчавадзе. На данном форуме в Тбилиси на грузинском языке выступали японец, американец, бельгиец и даже тогдашний посол США в СССР Чарльз Мэтлок. Ни один из специалистов по грузинской литературе, приехавший из Москвы, в отличие от американского посла, не сказал хотя бы пару фраз на языке великого поэта, близкого друга А.С. Грибоедова и А.С. Пушкина.

В нашей стране под угрозу была поставлена судьба целых народов, когда вырастали поколения людей, не знающих языка своих предков. Руководство страны допускало в прошлом подчас элементы насилия в столь деликатной сфере, как национальное самосознание. Так произошло в ходе преобразования арабской графики у народов Урала и Поволжья. Партийно-государственное руководство в целях борьбы с мусульманско-религиозным началом разрушило тем самым сложившиеся культурные традиции. "Само население называло новый алфавит издевательством и кукольной комедией. Наверх шли письма, остававшиеся без ответа. "Глубокоуважаемый товарищ Сталин, - писал в мае 1927 г. из Казани Г. Шараф, - вопрос о перемене шрифта является вопросом, близко и реально касающимся каждого грамотного и полуграмотного... для миллионов людей вопрос о перемене шрифта является вопросом о создании новых навыков в процессе письма и чтения, почти равняющийся обучению грамоте заново и потребующем затраты громадной энергии и средств" <4>.

<4> Наше Отечество. Опыт политической истории. М., 1991. Т. 2. С. 162.

Однако основной проблемой, вызвавшей слом старой структуры государственного механизма, явились вопросы экономической жизни. В данном случае происходила абсолютизация значения интернационального начала, дело доходило до отрицания национальных интересов. Это проявилось, в частности, в размещении производительных сил. Многие регионы и даже целые республики превратились в монокультурные. Был нанесен большой вред экологии и экономическому потенциалу России, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и других республик. Старались отрапортовать о досрочном выполнении намеченных планов любой ценой.

Нравственные основы бережного отношения человека к земле, среде обитания оказались во многом деформированными. Узбекистан и Таджикистан задыхались от хлопководства, хотя доходы республик от садоводства росли бы в 15 - 16 раз быстрее, от виноградарства - в 5 - 6 раз. Правительство Таджикистана неоднократно ставило вопрос о размещении в республике предприятий хлопкоперерабатывающей и легкой промышленности, других трудоемких производств, однако поддержки у союзных органов это предложение не находило. До конца 90-х годов 90% производимого хлопкового волокна вывозилось из среднеазиатских республик. Кроме того, производители хлопка-сырца, затрачивая тяжелый и изнурительный труд, получали за него мизерную плату. В регионе и на сегодняшний день миллионами исчисляются трудовые ресурсы, не занятые в сфере производства.

Положение не изменилось и с объявленной в СССР "перестройкой". Когда наступила полоса, вошедшая в историю как "парад суверенитетов", обнаружилось, что Россия владеет лишь 10% промышленных предприятий, находящихся на его территории.

Вместе с тем центральные органы принимали запоздалые, а подчас и ошибочные решения при рассмотрении вопросов, связанных с усилившейся в условиях перестройки тенденцией к росту национального самоопределения. Особенно ярко это проявилось на примере Нагорного Карабаха и Прибалтики. В последнем случае центр сам спровоцировал рост сепаратистских настроений в Латвии, Литве и Эстонии. Как известно, толчком к усилению движения за национальную независимость послужили события осени 1988 г. Тогда были опубликованы изменения к Конституции Советского Союза. В них предлагалось реформировать избирательную систему страны, создать новый высший орган власти - Съезд народных депутатов СССР. Однако в стремлении отказаться от наследия Конституций 1936 и 1977 гг. авторы конституционных поправок фактически лишили союзные республики одного из важнейших принципов федерации - права выхода из состава СССР. Данная "ошибка" впоследствии была исправлена, но лидеры национальных движений в республиках получили в свои руки неотразимый аргумент насчет сохранения у Москвы "имперских амбиций".

Когда же центр подталкивался к использованию силы при решении национальных проблем, последствия были разрушительны. Так было в апреле 1989 г. в Тбилиси, в январе 1990 г. в Баку, в январе 1991 г. в Вильнюсе. Подобное развитие событий не могло не вызвать защитной реакции: в отдельных республиках стали поговаривать о необходимости создания сил самообороны. Руководство страны в лице М.С. Горбачева вынуждено было признать: СССР развивался не как федеративное, а как чисто унитарное государство. Начался поиск компромиссных вариантов. С внешней стороны он привел к достижению новоогаревских соглашений. Был дан новый импульс для обновления федерации. В этой связи стали актуальными слова В.И. Ленина о необходимости сохранения за СНК СССР только функций координации усилий республик в сфере обороны и внешней политики. Спустя семь десятилетий вновь вернулись к этой формуле.

Дестабилизации общественно-политической обстановки в стране в немалой степени способствовали непродуманные шаги руководства Центрального Комитета КПСС в области кадровой работы. В этой связи стоит напомнить о событиях 1986 г. в городе Алма-Ата. Как известно, после отставки старейшего члена Политбюро ЦК КПСС Д.А. Кунаева руководителем партийной организации Казахстана был избран человек, представлявший (как было принято выражаться) не "титульную нацию". Это вызвало неадекватную реакцию среди части вузовской молодежи столицы республики. Молодые люди вышли на улицы города, протестуя против решения пленума ЦК Компартии Казахстана. В результате действий правоохранительных органов значительная часть молодых людей была задержана, не обошлось, к сожалению, без жертв.

В данном случае полагаем, что руководство Политбюро и лично М.С. Горбачев допустили серьезный политический просчет в оценке особенностей кадровой работы партийных организаций в национальных республиках. До этого существовала практика, когда первые секретари партийных организаций в республиках, как правило, представляли этнос, определявший название национально-территориального образования. Очевидно, что в этом проявилось стремление инициатора перестройки отойти от сложившихся и устаревших, на его взгляд, штампов кадровой работы, игнорируя при этом огромный опыт работы партийного аппарата на местах. В этом смысле "казахский инцидент" продемонстрировал нежелание нового руководства учитывать сложный комплекс задач по информационно-пропагандистскому обеспечению своих действий среди населения, где не последнюю роль играло внимательное и чуткое отношение к национальному самосознанию различных народов.

События августа 1991 г., к сожалению, опрокинули последние надежды на возможность сохранения Союза. В результате попытки государственного переворота, направленного на отстранение М.С. Горбачева, судьба Союза фактически была предопределена. Получили, как известно, государственную независимость Литва, Латвия и Эстония. Во всех остальных бывших союзных республиках завершилась полоса провозглашения суверенитета и были избраны свои президенты. Так получил свое завершение процесс распада союзной государственности, который окончательно был завершен в декабре 1991 г.