Мудрый Юрист

Управление институтами гражданского общества в России *

<*> Grib V.V. Management of the institutes of civil society in Russia.

Весьма важным для юридической практики является вопрос об управлении институтами гражданского общества в России. Автор на основе проведенного анализа нормативных актов, доктринальных позиций, результатов общественных обсуждений делает выводы, ценные для развития юридической науки, которые могут быть использованы в нормотворческой деятельности.

Ключевые слова: гражданское общество, управление, правовое государство, общественные объединения.

The issue on management of the institutes of civil society in Russia is very important for juridical practice. The author on the basis of analysis of normative acts, doctrinal positions, results of public discussions makes conclusions which are valuable for juridical science and can be used in law-making activity.

Key words: civil society, management, legal state, public associations.

Как отмечается рядом авторов, в литературе представлены три варианта взаимоотношений государства и гражданского общества: власти, управления, "клиентизма". В первом случае общество представляется как совокупность подданных, во втором случае их связывают отношения не властвующих и подвластных, а управляющих и управляемых. В третьем случае гражданское общество контактирует с государством как совокупность клиентов. Безусловно, преобладание того или иного характера взаимоотношений определяет своеобразную модель демократии, характерную для конкретного государства и общества, однако для нас значим последний случай, наиболее рельефно представляющий взаимодействие государства и гражданского общества. С этой точки зрения политический процесс выступает как конкурс многообразных социальных проектов, предлагаемых различными политическими силами и представленных на суд общества, выступающего как совокупность избирателей <1>.

<1> См.: Степашин С.В., Двуреченских В.А., Чегринец Е.А., Чернавин Ю.А. Власть - демократия - контроль. М., 2005. С. 70 - 71.

Как свидетельствует дискуссия конституционалистов на конференции 2000 г., идея гражданского общества создает неразрешимые трудности для практического конституционного регулирования. Эта прекрасная, демократическая идея не ложится на язык права. Попытки приспособить ее к реалиям привели лишь к искажению предмета конституционного регулирования. Он был определен как регулирование организации общества (гражданского) в государстве, внутри государства ("l'organisation de la sosiete en Etat" <2>), что искажает реальное положение вещей <3>.

<2> The Years of Democratic Constitutionalism in Central and Eastern Europe. P. 99.
<3> См.: Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. М., 2007. С. 190.

Здесь необходимо согласиться с С.А. Денисовым, что спецификой российского государства всегда было то, что оно господствовало над обществом, подавляло его. Оно вырабатывало удобную для государственной бюрократии идеологию, оправдывающую ее господство, и навязывало ее обществу. Интеллектуальные элиты, формирующиеся в обществе, либо ставились на службу государству, либо уничтожались. Обществу не позволялось вырабатывать собственную идеологию, в том числе правовую <4>.

<4> См.: Денисов С.А. Использование знаний конституционной девиантологии для проведения экспертизы нормативных актов // Материалы пленарного заседания "Актуальные проблемы экспертной деятельности общественной палаты Российской Федерации". 2009. С. 91.

Но ведь именно для правового государства характерно, что управление осуществляется в тех пределах, которые установлены для него законом, и в этом смысле исполнительная власть является подзаконной. Однако сводится ли роль правительства, всей системы исполнительной власти к пассивному исполнению закона? В переходный период, как отмечается, слабое гражданское общество пытается участвовать в управлении делами государства через представительные органы власти. Поэтому в целях сохранения своей власти бюрократия принимает законы, ослабляющие власть парламента. Он обычно превращается в совещательный орган при правителе. Лишение возможности влиять на исполнение законов делает их необязательными <5>.

<5> См.: Денисов С.А. Использование знаний конституционной девиантологии для проведения экспертизы нормативных актов // Материалы пленарного заседания "Актуальные проблемы экспертной деятельности общественной палаты Российской Федерации". 2009. С. 93.

В период ломки абсолютного государства политико-правовая доктрина отвечает на этот вопрос обычно утвердительно. В основе такого ответа - стремление возвысить народное представительство и расширить возможности его воздействия на процессы общественного развития. Конституционное законодательство устраняет зависимость народного представительства от исполнительной власти <6>:

<6> См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009. С. 51.

Управленческо-правовые отношения - это особый вид общественных отношений, возникающих в процессе взаимодействия гражданского общества и права в форме социально-правового управления. Особыми участниками управленческо-правовых отношений выступают законотворческие органы, так как эти отношения возникают в ходе эффективной деятельности прежде всего органов представительной власти.

Для того чтобы быть услышанными, заинтересованные группы должны иметь достаточно высокую организацию. Однако публичные власти, являющиеся привилегированным объектом давления заинтересованных групп, не бездействуют. Они стремятся если не запретить, то по крайней мере ограничить влияние этих групп, добиваясь их интеграции и институционализации. При этом решения регламентного характера являются чаще всего либеральными, а меры по интеграции заинтересованных групп являют собой пример корпоративистской логики <7>.

<7> См.: Желтов В.В. Сравнительная политология: Учеб. пособие для вузов. М., 2008. С. 406 - 407.

Происходящая в России правовая реформа призвана не только восстановить ценностные качества права, но и обеспечить его соответствие принципам, на которых укрепляется связь гражданского общества и государства.

Сегодня в России прослеживается четкая тенденция повышения влияния государства к управлению и регулированию различных институтов гражданского общества. Гражданское общество представляет собой сферу частного интереса, однако опосредованно государственно-правовым регулированием в форме Конституции РФ, федеральных законов и других нормативно-правовых актов. Прошедшие со дня принятия Конституции 15 лет четко отражают процесс расширения и углубления конституционно-правового регулирования гражданского общества в России. Сегодня к наиболее популярным методам и формам конституционно-правового регулирования можно отнести различного рода ограничения или запреты на создание или деятельность общественных и некоммерческих организаций.

Сегодня в России гражданское общество находится под постоянным контролем права и в случае нарушения последнего обеспечивается силой государства или деятельностью институтов гражданского общества. Но все же не стоит рассматривать государство как инструмент принуждения, как определенное зло. Деятельность публичной власти несет в себе роль позитивного характера, если ее ресурс используется в интересах личности и общества на защиту прав личности, ориентирует свою деятельность на позитивное регулирование общественного развития.

Так, например, в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (в ред. от 29.04.2008) запрещаются создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора РФ или подчиненного ему соответствующего прокурора. Федеральным законом от 10 января 2006 г. N 18-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" были введены запреты на участие в общественных объединениях для отдельных категорий лиц.

Конституционное право каждого на объединение предполагает возможность добровольного объединения лиц в любые группы, сообщества, коллективы или организации. Вместе с тем объединения, являясь важной составляющей гражданского общества, могут претендовать на конституционно-правовую защиту только в том случае, если они преследуют конституционные цели и их деятельность не направлена на подрыв демократии и ограничение свободы других лиц. В соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

В России для иностранцев существуют определенные ограничения для участия в объединениях. Так, в соответствии с п. 2 ст. 23 Закона о политических партиях иностранные граждане и лица без гражданства не вправе быть членами политической партии <8>.

<8> См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009. С. 288 - 289.

Говоря о взаимодействии государства и гражданского общества в рассматриваемой сфере, невозможно не отметить, что государство существенно ограничивает гражданское общество по поводу объединения в общественные организации, преследующие политические цели. Такими положениями Закона "О политических партиях" являются:

Обозначенные положения Закона существенно ограничивают социально-политическую активность членов гражданского общества, ставят перед ними практически непреодолимые препятствия на пути к объединению в общественные организации, преследующие политические цели. Особенно это проявилось в отказе законодателем в возможности существования региональных и межрегиональных политических общественных объединений.

При этом размывалась бы правовая грань между региональными политическими партиями и партиями, которые фактически формировались бы по признакам национальной или религиозной принадлежности. Такие партии, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 декабря 2004 г. N 18-П, неизбежно ориентировались бы на преимущественное отстаивание прав соответствующих национальных (этнических) и религиозных групп, что на современном этапе исторического развития искажало бы процесс формирования и выражения политической воли многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.

Кроме того, создание региональных и местных политических партий в каждом субъекте Российской Федерации могло бы привести - принимая во внимание сложносоставной характер Российской Федерации - к образованию множества региональных партийных систем, что чревато превращением формирующейся партийной системы как части политической системы в фактор ослабления развивающейся российской демократии, народовластия, федерализма, единства страны и тем самым - ослабления конституционных гарантий прав и свобод, в том числе самого права на свободу объединения в политические партии, равенства прав граждан на свободу объединения в политические партии, равенства прав граждан на создание и участие в деятельности политических партий на всей территории Российской Федерации <9>.

<9> См.: Несмеянова С.Э. Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями. М., 2008. С. 215.

Определяя в Федеральном законе "О политических партиях" количественные критерии создания политической партии, федеральный законодатель, очевидно, исходил из необходимости наличия у нее значительной поддержки в обществе, требуемой для выполнения основного предназначения политической партии в демократическом государстве, а именно формирования и выражения политической воли народа... Эти количественные критерии могут приобрести неконституционный характер в том случае, если результатом их применения окажется невозможность реального осуществления конституционного права граждан на объединение в политические партии, в том числе если - в нарушение конституционного принципа многопартийности - на их основании будет создана лишь одна политическая партия <10>.

<10> См.: Там же. С. 216.

В последнее время власть стремится смягчить партийное законодательство. Принятые меры по снижению количества членов, необходимого для регистрации партии, возможность иным партиям быть представленными в парламенте, предоставление равного доступа в СМИ всем партиям и ряд других позволяют говорить о некой либерализации партийного законодательства, которое все же нуждается в более кардинальной реформе.

Действия государства по развитию институтов по повышению и по созданию формальной структуры для осуществления гражданской активности привели сначала к созыву в 2001 г. Гражданского форума <11>, а позднее - к созданию Общественной палаты в качестве "дополнительной возможности для развития гражданского общества в стране" <12>. В ноябре 2004 г. был создан Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, а в марте 2005 г. - Экологический форум на федеральном уровне.

<11> См., напр.: Гражданский форум: год спустя / Под ред. Н.М. Дорошевой. М.: CAF, 2003.
<12> Спикер Государственной Думы Борис Грызлов, Москва, 16 мая 2005 г. (RFE/RL, 17 мая 2005 г.).

В то же время неправительственные организации проверяются на предмет финансирования их "влиятельными зарубежными фондами" или отстаивания ими "сомнительных групповых и коммерческих интересов" <13>. При этом внутренних источников финансирования мало.

<13> Ежегодное обращение Президента В.В. Путина к Федеральному Собранию (2004 г.).

Ряд статей изменены и в законодательстве о некоммерческих организациях, например в части упрощения отчетности.

Президент России так прокомментировал принятое им решение: "90 процентов наших НПО - это маленькие совсем такие "энпэошки", небольшие организации, у которых объем оборота не превышает три миллиона рублей. Но и, собственно, штатная численность там тоже небольшая, несколько человек. В то же время они пудами там носят эту отчетность. Поэтому, посчитав, что такая отчетность обременительна, есть предложение эту отчетность упростить. То есть будет достаточно просто уведомлять регулярно государство о том, что организация продолжает свою деятельность, что она не умерла ну и что она хочет дальше работать".

Вторая мера - Президент России Д.А. Медведев огласил объемы финансирования некоммерческого сектора. Он заявил, что в 2009 г. на поддержку НКО запланировано выделить 1 миллиард 200 миллионов рублей. "Деньги... немаленькие. Основные направления - это образование, культура, охрана здоровья. Это наши постоянные приоритеты", - отметил Д.А. Медведев <14>.

<14> О работе Общественной палаты Российской Федерации в 2008 - 2009 годах. М., 2009. С. 4 - 5.

Касаясь регулирования деятельности религиозных организаций в законодательстве, надо отметить, что в ч. 2 ст. 14 Конституции однозначно утверждается, что "религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом". Однако этот принцип равенства всех религиозных объединений нашел своеобразное преломление в Законе о свободе совести и о религиозных объединениях, установившем две отнюдь не равные формы религиозных объединений: религиозные группы, права которых ограничены возможностью совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей; и религиозные организации, которым принадлежит вся полнота прав, предусмотренных ст. ст. 15 - 24 Закона, но которые в отличие от религиозных групп подлежат государственной регистрации.

В связи с этим многие авторы указывают на противоречие, существующее между соответствующими положениями ст. ст. 14 и 28 Конституции и рядом положений Закона о свободе совести и о религиозных объединениях. Высказывается сомнение в конституционности положений преамбулы Закона в той части, в какой в ней признается особая роль православия, а также перечисляются не все религии, к которым проявляет уважение Федеральное Собрание, а только некоторые. Еще чаще высказывается критика по поводу положений ст. 11 Закона в части, когда новое религиозное объединение может получить статус юридического лица только через 15 лет после своего создания <15>.

<15> См.: Придворов Н.А., Тихонова Е.В. Институт свободы совести и свободы вероисповедания в праве современной России. М., 2007. С. 24.

К методам государственного управления институтами гражданского общества следует отнести оказание государственной поддержки общественным и некоммерческим организациям, средствам массовой информации, которая может оказываться в виде предоставления налоговых и имущественных льгот, а также в виде оказания финансовой поддержки через систему конкурсов и грантов.

Особого внимания заслуживает задача поддержки общественных объединений граждан Российской Федерации, деятельность которых направлена на развитие гражданского общества, со стороны государства. Такую поддержку получают сегодня более трети российских некоммерческих организаций <16>. В 1995 г. был принят Федеральный закон от 28 июня 1995 г. N 98-ФЗ "О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений". В некоторых законах говорится о государственной поддержке даже в том случае, если фактически нормативно регулируется не только помощь со стороны государства, но и порядок воздействия некоммерческих организаций на решения органов государства. В Федеральном законе от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" содержится глава VIII, именуемая "Поддержка садоводов, огородников, дачников и их садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений органами государственной власти, органами местного самоуправления и организациями" <17>.

<16> См.: Ежегодный доклад Общественной палаты Российской Федерации о состоянии гражданского общества в Российской Федерации, утв. Протоколом пленарного заседания Общественной палаты Российской Федерации от 9 - 10 февраля 2007 г. N 5.
<17> См.: Автономов А.С., Попов С.А. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об Общественной палате Российской Федерации". М., 2007. С. 35.

На новом этапе, когда государственная власть начала выделять целевые ресурсы на поддержку некоммерческого сектора, необходимо сформировать прозрачную и справедливую систему такой поддержки. Она не должна исключать те или иные организации по причине их независимой позиции или зарубежных источников финансирования. Оценку соответствующих проектов должны осуществлять независимые эксперты, а решения принимать коллектив, состоящий из людей с высокой репутацией, обеспечивающей независимость их позиции. В этой связи Президент РФ в ходе встречи с членами Совета Общественной палаты Российской Федерации, происходившей 16 мая 2007 г. в Ново-Огареве, отметил следующее: "Еще одна проблема, которую я хотел бы затронуть, - это отбор претендентов на получение неправительственными организациями государственной финансовой поддержки. Это всегда очень сложная задача. Общественные организации должны быть независимыми - на то они и общественные - и действовать в интересах всего общества, а не отдельных государственных структур. Но без поддержки государства в целом им тоже не обойтись. В этом году мы выделяем 1 миллиард 250 миллионов рублей на поддержку, но думаю, что проекты, которые предлагают к реализации общественные организации, могли бы проходить экспертизу при вашем участии. И вы могли бы взять на себя значительную функцию в распределении этих ресурсов, что важно. То есть государство их выделяло бы, а, скажем, Общественная палата принимала бы самое активное участие в принятии решения о том, кому и сколько и на какие цели эти средства должны быть направлены" <18>.

<18> Стенографический отчет о встрече с членами Совета Общественной палаты России 16 мая 2007 г. URL: www.kremlin.ru. См. также: Грудцына Л.Ю. Порядок и особенности формирования Общественной палаты России // Адвокат. 2007. N 7.

Такими мероприятиями, проведенными совместно Общественной палатой и полномочными представителями Президента РФ в федеральных округах и направленными на определение приоритетов в области государственной поддержки общественных объединений, стали конкурсы для некоммерческих организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества. Так, на основании распоряжения Президента РФ от 30 июня 2007 г. "Об обеспечении в 2007 году государственной поддержки некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества" определены шесть организаций (некоммерческих организаций - операторов), получивших государственные субсидии для проведения конкурса среди некоммерческих организаций и выделения по его результатам грантов для реализации социально значимых проектов.

Как отмечает российский политик В.Ю. Сурков, демократия - политическая система, функционирующая на пределе сложности. Инновационная экономика невозможна вне свободной, т.е. неустойчивой и динамичной по определению, творческой среды.

Пока в нашей стране избыток денег и бюрократии сочетается с дефицитом сложности и творческой недостаточностью. Примитивные структуры и линейные методы управления доминируют, скорость обработки информации и социальная мобильность населения крайне низки <19>.

<19> См.: Сурков В. Русская политическая культура. Взгляд из утопии. М., 2007. С. 20.

К новым методам и формам управления гражданским обществом в России относится инициирование и создание с участием государства новых институтов гражданского общества. К ним можно отнести Общественную палату России и Общественные палаты субъектов РФ. Причины создания Общественной палаты очевидны.

В России государственная власть сделала немало для того, чтобы отстранить институты гражданского общества от управления государством. Теперь наблюдается обратный процесс, но не всегда двухсторонний. У гражданского общества и его государственных органов нет и не может быть полного доверия друг к другу в силу исторических особенностей нашей страны. Однако очень быстро последовало горькое разочарование: тотальное отступление государства как субъекта управления открыло дорогу не отношениям партнерства, а отношениям социального разрушения, едва ли не тотального обмана и насилия. И дело вовсе не в специфике российского общества, отвыкшего от процессов социальной самоорганизации, саморегуляции, самодеятельности. Современные аналитики, исследующие условия экономического старта на Западе, установили, что рыночные отношения основаны не на естественном, самоорганизующемся состоянии, а на правовом, управляемом. Только право усмиряет поползновения "сильных" и ставит их в ситуацию, когда заполучить желаемое они могут, вступив в отношения партнерского обмена с другими. Ценности и установки партнерства не даются от рождения и не входят в генетическую программу "естественного человека" и гражданского общества, а вытекают из опыта правового состояния. Следовательно, либеральный принцип "государство-минимум" нуждается в уточняющей интерпретации: для поддержания нормальных партнерских отношений гражданского общества требуется правовая управленческая неусыпность государства, контролирующего выполнение правил игры.

И вполне понятно желание власти в силу этого "сверху" создавать специальные структуры для координации институтов гражданского общества и повышения их статуса и влияния на государственную власть. Но нельзя не заметить, что эти же структуры используются государством для управления гражданским обществом и происходящими в нем процессами. Именно Общественная палата РФ и его прообразы на региональном уровне должны, по замыслу законодателя, выполнить роль лидера гражданского общества, выступить в качестве его представительного, контрольного и экспертного института гражданского общества, выполнить системообразующую роль, консолидирующую некоммерческие организации, лидеров гражданского общества для решения наиболее важных социальных, правовых, экономических проблем. И в то же время они будут являться новыми механизмами государства по управлению гражданским обществом, своеобразным промежуточным звеном, системой двусторонней связи гражданского общества и государства. Именно поэтому создание Общественной палаты Российской Федерации вызвало много дискуссий не только в общественно-политической, но и в правовой среде. Сегодня власть не готова относиться к гражданскому обществу как к равноправному партнеру, и попытки управлять институтами гражданского общества продолжаются. Но при этом необходимо всегда помнить, что в основу концепции конституционного строя Российской Федерации в действующей Конституции Российской Федерации положены великие гуманистические идеи, исходящие из незыблемости и неотчуждаемости прав и свобод человека и гражданина. Государство рассматривается Конституцией как официальный представитель общества, правомочный решать только те вопросы, которые за ним закреплены Конституцией. И хотя большинство этих идей не реализовано на практике, а реальное развитие современной России подчас находится в вопиющем противоречии с ними, сам факт закрепления этих идей в действующей Конституции Российской Федерации играет важную положительную роль, поскольку указывает тот путь, идя по которому Российская Федерация может стать подлинно конституционным государством.

Государство - неотъемлемая часть современного общества. Оно возникло, в частности, и в силу его асимметричности, и для выполнения "общественных дел" (нужд общества в целом). Государственное регулирование необходимо современному обществу, регулятивная роль государства - свершившийся факт. Однако крушение тоталитарного социализма показало, в частности, что излишнее государственное регулирование общественных отношений, как и отделение общества от государства (пусть даже путем абстрактных конструкций гражданского общества), неприемлемо. Излишнее вмешательство государства в дела общества стесняет развитие последнего, ведет к его стагнации и краху. Опыт свидетельствует, что нельзя жертвовать свободой, демократией, правами человека ради ускоренного экономического развития (да и последнее достигается только временно), что тоталитарное государство - не сильное, а слабое государство, что тоталитаристская организация всей жизни, ее огосударствление ведут к утрате гражданами политической и экономической активности, чувства ответственности, безразличию к принимаемым "наверху" решениям, ибо они заранее объявлены "мудрыми" <20>.

<20> См.: Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. М., 2007. С. 190.

Таким образом, как подчеркивают ряд исследователей, государство, представляющее механизм социального управления, и гражданское общество, выступающее в качестве механизма социальной самоорганизации, в данном случае не просто взаимодействуют, но составляют единую политическую систему общества. Ее историческое становление связано с изменением границ и объемов сегментов: общество, первоначально развивавшееся посредством самоорганизующейся свободы "естественного" человека, с течением времени допустило в пространство самоорганизации государство, согласившись с его управляющим влиянием, контролирующим деятельность с позиций права <21>.

<21> См.: Степашин С.В., Двуреченских В.А., Чегринец Е.А., Чернавин Ю.А. Власть - демократия - контроль. М., 2005. С. 47 - 48.

В этой связи вызывают интерес оценки Общественной палатой России современных проблем взаимоотношений государства и гражданского общества, усиление роли государства в развитии гражданского общества можно считать скорее негативной тенденцией, чем позитивной, хотя в краткосрочном плане подобная позиция может иметь и положительные последствия. Негативный характер связан с тем, что гражданское общество по своей природе является независимой от государства системой, связанной с интересами и возможностями граждан, а потому контроль и усиленное регулирование данной сферы недопустимы. К положительным результатам в краткосрочной перспективе можно отнести появление гражданской тематики в жизни общества, а также дополнительных средств, доступных для общественных организаций <22>.

<22> Доклад о состоянии гражданского общества в Российской Федерации. М., 2008. С. 76.

"По прогнозу Доклада Общественной палаты России, в ближайшие несколько лет государство будет укреплять свое влияние и расширять контроль за развитием гражданского общества и отдельных его институтов. Экономический кризис может оказать значительное воздействие на доступность финансовых и других ресурсов для общественных и некоммерческих организаций, а потому поддержка государства будет востребована и организациями, и гражданами".

"Общественной палатой России отмечается, что снизить негативные последствия такого воздействия можно при помощи публичного диалога между государством и представителями гражданского общества, а также более активной позиции других сторон, заинтересованных в развитии гражданского общества в стране" <23>.

<23> Там же. С. 77.