Мудрый Юрист

Проблемы применения норм уголовно-процессуального закона при проведении предварительного слушания *

<*> Novichixin N.I. Problems of Application of Norms of Criminal Procedure Law in the Process of Conducting Preliminary Hearing.

Новичихин Н.И., федеральный судья Нижегородского районного суда.

В статье излагаются результаты проблемных вопросов, связанных с применением норм уголовно-процессуального закона об общем порядке подготовки к судебному заседанию и порядке проведения предварительного слушания (гл. 33 и 34 УПК РФ). Автором данной статьи проанализированы особенности рассмотрения судами уголовных дел в стадии предварительного слушания, специфика принимаемых решений.

Ключевые слова: применение норм уголовно-процессуального закона, предварительное слушание, решения, принимаемые судом.

The article presents the results of controversial issues related to application of norms of criminal procedure law on general procedure of preparation to judicial session and procedure of conducting preliminary hearing (Chapters 33 and 34 of the Criminal Procedure Code of the RF). The author of the article analyses the peculiarities of consideration by the courts of criminal cases in the stage of preliminary hearing, specifics of the decisions taken.

Key words: application of norms of criminal procedure law, preliminary hearing, decisions taken by the court.

Предварительное слушание является усложненной формой назначения судебного разбирательства.

Законное и правильное решение вопросов, связанных с подготовкой уголовного дела к рассмотрению в судебном разбирательстве, в том числе и на предварительном слушании, имеет огромное значение для эффективного проведения судебного разбирательства и в дальнейшем для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Ненадлежащее проведение предварительного слушания может отрицательно сказаться на дальнейшей судьбе уголовного дела.

Возможность принятия по результатам предварительного слушания таких решений, как возвращение уголовного дела прокурору, прекращение уголовного дела, приостановление производства по уголовному делу, направление уголовного дела по подсудности, определяют его значимость и необходимость участвующих в деле прокуроров ответственно относиться к подготовке и принятию в нем участия.

Согласно ч. 1 ст. 229 УПК РФ предварительное слушание по уголовному делу в стадии назначения судебного разбирательства проводится по ходатайству сторон или по собственной инициативе суда, под которым в данном контексте следует понимать федерального судью, принявшего данное уголовное дело к своему производству в качестве председательствующего в предстоящем процессе. Ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами оконченного предварительного следствия либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение семи суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 3 ст. 229 УПК РФ). В первом случае ходатайство приобщается к материалам следственного производства и поступает в суд вместе с ним; во втором случае ходатайство адресуется непосредственно суду, в который по подсудности направлено уголовное дело.

Согласно ч. 2 ст. 229 УПК РФ предварительное слушание проводится:

Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон. Уведомление о вызове сторон в судебное заседание для предварительного слушания уголовного дела должно быть направлено не менее чем за трое суток до начала такого слушания. По ходатайству подсудимого предварительное слушание может быть проведено в его отсутствие, даже если при этом в суд не явился надлежащим образом и своевременно извещенный защитник <1>. Неявка других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует проведению предварительного слушания (ч. ч. 1 - 4 ст. 234 УПК РФ). В ходе предварительного слушания ведется протокол (ч. 9 ст. 234 УПК РФ).

<1> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Кислякова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 20 - 21.

По результатам предварительного слушания судья принимает одно из следующих решений:

Согласно ч. 7 ст. 236 УПК РФ судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения. Конституционный Суд РФ внес коррективы в данную норму. Во-первых, Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. признано не соответствующим Конституции РФ и, соответственно, не подлежащим применению закрепленное в п. 3 ч. 1 ст. 236 УПК правило о том, что обжалованию не подлежит принятое по результатам предварительного слушания постановление судьи о приостановлении производства по уголовному делу, а позднее этот судебный орган высказался за то, что "принимаемые судами решения по вопросам, связанным с определением подсудности и передачей уголовного дела из одного суда в другой, во всяком случае, подлежат обжалованию и пересмотру в кассационном порядке безотлагательно, еще до завершения производства в суде первой инстанции" <2>.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2004 г. по жалобе гражданина Алексеенко Е.Ю. на нарушение его конституционных прав положениями частей 5 и 7 статьи 236 УПК // Российская газета. 2004. 5 окт.

Как в федеральных, так и в мировых судах имели место случаи, когда в ходе предварительного слушания выносилось решение о направлении дела по подсудности. При этом разрешение вопроса о подсудности осуществлялось по двум направлениям, оба из которых были представлены в деятельности судебной системы области.

Первое направление имело своей реализацией действия судей, связанные с выявлением территориальной подсудности поступивших уголовных дел в порядке ст. 32 УПК РФ. На стадии подготовки к судебному заседанию судьи в случае обнаружения, что данное уголовное дело в силу ст. 32 УПК РФ подсудно другому равнозначному суду, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 227 УПК РФ, направляли уголовное дело в этот суд по подсудности, оформляя свои действия мотивированным постановлением.

Таким образом поступали, например, Канавинский, Сормовский, Советский и ряд других районных судов г. Н. Новгорода, Дзержинский городской суд Нижегородской области, Выксунский районный суд Нижегородской области.

Вторым направлением в деятельности судов, связанным с определением подсудности, являлись ситуации, вытекающие из предметной подсудности, или подсудности уголовных дел в зависимости от их категории, определенной положениями ст. 31 УПК РФ. Разрешение вопроса данной подсудности законодатель связывает как со стадией подготовки к судебному заседанию (п. 1 ч. 1 ст. 227 УПК РФ), так и со стадией предварительного слушания (п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ).

Представленные материалы показывают, что случаев направления уголовных дел по подсудности в порядке п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ в практике мировых судов города и области в 2008 г. не имелось.

Единственный случай отмечен в практике Федерального Советского районного суда г. Н. Новгорода по уголовному делу в отношении Н.В. Ушакова, обвиняемого по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. в совершении кражи с причинением значительного ущерба потерпевшему; в связи с изменением государственным обвинителем в стадии предварительного слушания обвинения с п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, дело было направлено соответствующему мировому судье по подсудности.

Принимая позицию государственного обвинителя в силу ст. 246 УПК РФ, суд тем не менее привел в своем Постановлении от 8 января 2008 г. фактические данные, на которые сослался государственный обвинитель при обосновании своей позиции; характер этих данных свидетельствует о том, что на стадии предварительного слушания не исследовались по существу имеющиеся в деле доказательства, а был проанализирован текст самого обвинительного заключения, в котором фактические обстоятельства фабулы обвинения были с очевидностью изложены как неоконченное хищение (в частности, прямо указано на задержание Н.В. Ушакова сразу же после завладения им чужим имуществом, при отсутствии у него возможности распорядиться похищенным), что исключало возможность вменения п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Приведенную позицию суда в этом вопросе следует рассматривать как обоснованную, соответствующую требованиям процессуального закона.

Единичный случай подобного рода представлен в деятельности Нижегородского областного суда, когда представитель государственного обвинения на предварительном слушании отказался от обвинения в части, касающейся квалификации содеянного по ст. 210 УК РФ; квалификация обвинения в остальной части в силу ст. 31 УПК РФ предопределяла подсудность данного уголовного дела районному суду, в который дело и было направлено по результатам предварительного слушания с вынесением соответствующего постановления (уголовное дело в отношении Соловьева, Маленского и других, фирма "Меркурий", обвиняемых по ч. 4 ст. 159 УК РФ; в настоящее время дело находится в производстве Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода).

Постановление по итогам предварительного слушания - о прекращении уголовного дела, уголовного преследования в связи с частичным отказом государственного обвинителя от обвинения, о направлении дела по подсудности в Нижегородский районный суд обжаловалось потерпевшими, подсудимым. Решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации постановление судьи Нижегородского областного суда оставлено без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

При этом судом выяснялся ряд вопросов, указанных в ст. 228 УПК РФ, включая сведения о дате вручения копии обвинительного заключения подсудимым, истечение 7-дневного срока с момента его вручения до судебного заседания в предварительном слушании (ч. 1 ст. 234, ч. 2 ст. 233 УПК РФ), а также вопрос о мере пресечения в отношении подсудимых.

Представляется, что такие действия суда согласуются с положениями действующего уголовно-процессуального законодательства, поскольку направлены на обеспечение процессуальной законности проводимого предварительного слушания, а также на обеспечение целей правосудия, включая положения ст. 97 УПК РФ.

С учетом изложенного при направлении дела по подсудности в порядке п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ может быть разрешен и вопрос о мерах по обеспечению возмещения вреда от преступления и возможной конфискации имущества (п. 5 ст. 228 УПК РФ).

Одновременно следует констатировать, что разрешение заявленных сторонами ходатайств в рамках п. 4 ст. 228 УПК РФ отнесено к компетенции суда, принявшего дело к своему производству, в силу чего они не могут предрешаться в постановлении суда, вынесенном в порядке п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ о направлении дела по подсудности.

В дополнение к изложенному следует обратить внимание на то, что в практике судов Нижегородской области в 2008 г. имели место единичные случаи, когда уголовное дело направлялось по подсудности не в силу оснований, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ, а в связи с территориальной подсудностью, без изменения структуры обвинения в стадии предварительного слушания.

Тем самым фактически ст. 236 УПК РФ получала более широкое толкование, по сути, суды применяли процессуальную аналогию с п. 1 ч. 1 ст. 227 УПК РФ.

В 2008 г. таким образом сработал по двум уголовным делам Московский районный суд г. Н. Новгорода, судьи которого по результатам предварительного слушания направили уголовные дела по подсудности на основании ч. 3 ст. 32 УПК РФ в Канавинский районный суд г. Н. Новгорода (уголовное дело в отношении В.А. Давыдова, обвиняемого по ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 325, п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (8 преступлений); уголовное дело по обвинению С.А. Рыбакова по ч. 1 ст. 158, п. 1 ст. 228 УК РФ).

Представляется, что такие действия судей не в полной мере согласуются с положениями ст. ст. 33, 227, 236 УПК РФ, являются оспоримыми с процессуальной точки зрения, поскольку круг ситуаций для направления дела по подсудности на этапе предварительного слушания строго ограничен положениями п. 1 ч. 1 ст. 236, ч. 5 ст. 236 УПК РФ.

Наряду с правилами разрешения ходатайств об исключении доказательств в ст. 234 УПК, специально посвященной предварительному слушанию по уголовному делу, содержится ряд норм о дополнении имеющихся в деле доказательств новым путем - их истребования судом. Ходатайство стороны защиты об истребовании дополнительных доказательств или предметов подлежит удовлетворению, если данные доказательства имеют значение для уголовного дела (ч. 7 ст. 234 УПК). О стороне обвинения здесь не упоминается по очевидной причине: органы уголовного преследования, обладая всей полнотой власти в собирании доказательств, в содействии суда в этом отношении не нуждаются.

Письменные материалы уголовного дела, содержащие сведения, которые отвергнуты в качестве судебных доказательств, физически из этого дела не устраняются; они остаются в нем, отражая полную биографию дела. Не изымаются из уголовного дела и вещественные доказательства, оставаясь в нем вплоть до решения их судьбы приговором.

Предварительное слушание: разрешение ходатайств об исключении и дополнении доказательств.

Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из материалов уголовного дела любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на: доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона; основания для исключения доказательства, предусмотренные ст. 75 УПК РФ, устанавливающей критерии - признаки недопустимости доказательства и обстоятельства, обосновывающие ходатайство (ч. 1 и ч. 2 ст. 235 УПК РФ). На предварительном слушании уголовного дела судья выясняет у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При этом он вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство и выносит постановление о назначении судебного заседания, если отсутствуют иные основания для проведения предварительного слушания (ч. 5 ст. 234 УПК РФ).

В случае если одна из сторон (т.е. другая, противная, сторона) возражает против исключения доказательства, судья в заседании на предварительном слушании уголовного дела вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами (ч. 3 ст. 235 УПК РФ) в порядке обоснования своей позиции по данному спорному вопросу, допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве, а в ч. 8 ст. 234 УПК РФ говорится буквально следующее: "По ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом".

Таким образом, речь идет о лицах, располагающих сведениями не об обстоятельствах совершенного преступления, а "об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов", т.е. о свидетелях хода расследования (понятых, самом следователе), чьи показания могут быть использованы только для оценки других доказательств - сведений, логически связанных с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ).

При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство (ч. 4 ст. 235 УПК РФ).

Если суд принял решение об исключении доказательства, то оно теряет юридическую силу. Оно не исследуется в ходе судебного разбирательства и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения. Если уголовное дело рассматривается с участием присяжных заседателей, то стороны либо другие участники судебного заседания, в том числе и председательствующий в этом заседании, не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, ранее исключенного в законном порядке. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым (ч. ч. 5 - 7 ст. 235 УПК РФ). Представляется, однако, что для этого нужны новые фактические данные, новые обстоятельства и основанные на них новые доводы, иначе вопрос о допустимости спорного доказательства грозит стать бесконечным, без необходимости запутывая дело, мешая восприятию хода процесса участниками судебного разбирательства, присяжными заседателями и публикой.

Анализ принятых решений в стадии предварительного слушания показал, что судами при принятии решений в стадии предварительного слушания допускаются нарушения, касающиеся как порядка проведения предварительного слушания, так и законности и обоснованности самих принимаемых по его результатам решений.

Зачастую уголовные дела возвращаются прокурору по основаниям, не предусмотренным законом. Необоснованное решение о возвращении уголовного дела ведет к отсрочке его разрешения судом и, следовательно, к нарушению права обвиняемого на рассмотрение дела в разумные сроки.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если обвинительное заключение или акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

В ряде случаев, возвращая дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, судьи обосновывали данную позицию ссылкой на обстоятельства, которые могли быть устранены в ходе судебного разбирательства, не создавали суду препятствий в принятии по делу правосудного решения. Расценивая допускаемые следствием недостатки как нарушения норм УПК РФ, суд не во всех случаях указывает, в чем именно заключается невозможность постановления приговора на основе предъявленного объема обвинения, в том числе каким именно образом нарушается право обвиняемых на защиту.

Имеют место случаи, когда, несмотря на то что ходатайство о возвращении дела прокурору из предварительного слушания по своей сути было связано с констатацией технических ошибок органов следствия (различные виды описок, опечаток в обвинительном заключении, не влияющих на позицию защиты подсудимого от предъявленного обвинения, устранение которых не влечет существенного видоизменения обвинения по его фактической стороне и правовой оценке содеянного), суды принимали решения о направлении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, не предоставляя при этом сторонам в ходе судебного заседания возможность устранения перечисленных недостатков, что, соответственно, не обеспечивало доступ участников процесса к правосудию, необоснованно затягивало судебное разбирательство, нарушало эффективность и законность судебного процесса.

Кроме того, поскольку формулировка обвинения является прерогативой стороны обвинения, допускаемые в некоторых случаях судом рекомендации по изменению обвинения нарушали принцип независимости и равноправия сторон.

При рассмотрении уголовных дел апелляционной, кассационной, надзорной инстанциями указанные обстоятельства могут служить основанием для отмены решений, принятых судом первой инстанции.

Так, постановлением городского суда Н. было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Д.В. Конькова по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ в связи с нарушением следователем требований ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения, выразившихся в неуказании размера предъявляемого гражданского иска.

Судом кассационной инстанции по представлению государственного обвинителя постановление суда отменено. Суд пришел к выводу, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обязанности указания в справке к обвинительному заключению размера предъявляемого иска. В связи с этим нарушений со стороны органов предварительного следствия судом не усмотрено.

При применении норм уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного слушания имеют место случаи возвращения прокурору судом уголовных дел, когда обвиняемый, в отношении которого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, скрылся и объявлен судом в розыск.

Подобная позиция является ошибочной и не основывается на требованиях норм уголовно-процессуального закона, поскольку ст. 237 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом и к ним не может быть отнесена необходимость производства розыска обвиняемого.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 238 УПК РФ, если обвиняемый скрылся и его место пребывания неизвестно, судья приостанавливает производство по уголовному делу и, если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей, возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого. Если же скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, суд избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск.

Таким образом, решения, принимаемые судом о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в связи с изменением меры пресечения в отношении обвиняемого с подписки о невыезде на заключение под стражу и объявление его в розыск, обжалуются в кассационном порядке как принятые с нарушением норм действующего УПК РФ.

Согласно ст. 238 УПК РФ решение о приостановлении производства по уголовному делу принимается судьей:

Если обвиняемый скрылся и место его нахождения неизвестно, судья приостанавливает производство по уголовному делу, возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого.

Производство по уголовному делу не приостанавливается, если обвиняемый в тяжком или особо тяжком преступлении находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд (ч. 3 ст. 238 УПК РФ). В таком случае уголовное дело подлежит рассмотрению по существу в отсутствие обвиняемого при обязательном участии его защитника с заочным постановлением приговора или иного итогового решения в соответствии с ч. ч. 5 - 7 ст. 247 УПК РФ.

Согласно ст. 239 УПК РФ решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования принимается судьей:

В постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования:

Копия постановления о прекращении уголовного дела направляется прокурору, а также вручается лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, и потерпевшему в течение пяти суток со дня его вынесения.

Принимаемые судами на стадии предварительного слушания решения о прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям не всегда соответствуют требованиям закона.

Необоснованное и незаконное прекращение уголовных дел причиняет вред интересам государства и общества, нарушает принцип неотвратимости уголовной ответственности, негативно влияет на криминогенную обстановку.

В большинстве случаев допускаемые судом нарушения связаны с несоблюдением требований ст. ст. 25, 28 УПК РФ и ст. ст. 75, 76 УК РФ.

Так, в постановлениях указывается, что подсудимый дал обязательство возместить причиненный ущерб. Однако положения ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ требуют, чтобы вред был фактически возмещен на момент примирения.

В ряде случаев при прекращении дел в связи с деятельным раскаянием отсутствуют сведения о наличии явки с повинной, что является необходимым условием прекращения дела по данному основанию.

Не во всех случаях суды устанавливают события преступления и исследуют обстоятельство его совершения, а также указывают полные анкетные данные подсудимых, мнение стороны защиты и государственного обвинителя, ссылку на ст. 25 или ст. 28 УПК РФ.

Представляется неправильной практикой прекращение в судах дел о преступлениях, которые причинили вред не только конкретному лицу, но и охраняемым законом интересам общества и государства (например, ст. ст. 213, 238, 264, 318, 319 УК РФ).

Следует отметить, что примирение может компенсировать вред, причиненный унижением чести и достоинства конкретного физического лица, но не может восстановить нарушенный авторитет власти. Если же осуществление уголовного преследования по подобным делам в полном объеме нецелесообразно в силу их относительно небольшой опасности и позитивного поведения виновного после совершения преступления, направленного на заглаживание причиненного вреда, освобождение лица от уголовной ответственности возможно не в связи с примирением с потерпевшим, а в связи с деятельным раскаянием. При заявлении такого рода ходатайств суд должен акцентировать внимание участвующего в деле государственного обвинителя на этих обстоятельствах.

Также представляется возможным примирение на основании ст. 25 УПК РФ по уголовным делам, возбужденным по статьям гл. 26 УК РФ, за экологические преступления, причиняющие вред интересам государства, так как процессуальным потерпевшим признается представитель соответствующего органа исполнительной власти, который не уполномочен по своему усмотрению заявлять такие ходатайства.

Большое количество уголовных дел прекращается по уголовным делам о преступлениях против личности. Важность назначения наказания за подобные преступления состоит в том, что таким образом предупреждается повторное совершение лицом более тяжких преступлений. Данное обстоятельство, а также другие требования закона судами учитываются не всегда.

Изучением уголовного дела по обвинению Р.В. Глухарева по ч. 1 ст. 116 УК РФ установлено, что судом было вынесено незаконное постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

Так, в ходе изучения установлено, что уголовное дело в отношении Р.В. Глухарева по ч. 1 ст. 116 УК РФ возбуждено на основании ч. 4 ст. 20 УПК РФ с согласия прокурора, поскольку преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Потерпевший является инвалидом 2-й группы по психическому заболеванию, признанным судом недееспособным.

Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ производство по уголовным делам, возбуждаемым с согласия прокурора дознавателем в соответствии с ч. 4 ст. 147 УПК РФ, может быть прекращено в связи с примирением сторон только в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ. При этом из материалов дела следует, что Р.В. Глухарев совершил преступление в... в период испытательного срока, таким образом, законных оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон в отношении его не имелось.

Следует отметить, что судами в ряде случаев допускаются нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при назначении и проведении предварительного слушания, к которым применяются меры прокурорского реагирования.

Как усматривается из материалов уголовного дела в отношении Е.А. Наумова, осужденного 4 марта 2008 г. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, при отсутствии копии судебного постановления о назначении дела к слушанию дело было рассмотрено в особом порядке судопроизводства.

При этом ходатайство об особом порядке подсудимым было заявлено в ходе судебного заседания, ранее назначенного в обычном порядке. Это обстоятельство в соответствии с требованиями п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, и при своевременном оспаривании государственным обвинителем оно привело к отмене приговора.

Следует также признать неверной судебную практику, когда отдельные судьи при получении ходатайства об особом порядке судебного разбирательства, заявленном вне рамок п. 3 ч. 1 ст. 227 УПК РФ, разрешали такие ходатайства путем вынесения постановления о назначении судебного заседания с приведением в этом постановлении принятого по ходатайству решения без учета мнения других участников (сторон) судебного разбирательства, например мировой суд Н-го района - судебный участок N 1.

В ряде случаев при назначении предварительного слушания не соблюдались положения ч. 2 ст. 233 УПК РФ, в связи с чем судебная процедура предварительного слушания проводилась ранее семи суток с момента вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

В единичных случаях при осуществлении подготовительной процедуры к судебному заседанию гл. 33 УПК РФ допускались нарушения процессуальных сроков, предусмотренных ст. ст. 227, 233 УПК РФ.

Удовлетворяя ходатайства о проведении предварительного слушания, принимая во внимание наличие по делу одновременно заявления подсудимого о рассмотрении дела коллегией из трех судей согласно ч. 2 ст. 30 УПК РФ, процедура предварительного слушания в ряде случаев проводилась судьей не единолично, а коллегией из трех судей, хотя это не предусмотрено законом.

Отказывая в процессе предварительного слушания в разрешении по существу ходатайства о недопустимости того или иного доказательства, судьи иногда в постановления ссылаются на "преждевременность" такого ходатайства, фактически безосновательно, в нарушение положений ст. 235 УПК РФ, перенося проверку допустимости такого доказательства со стадии предварительного слушания на стадию судебного разбирательства.

В единичных случаях при разрешении меры пресечения в виде содержания лица под стражей по поступившим в суд уголовным делам, оконченным расследованием, судьи принимали решение о продлении этой меры пресечения в отсутствие обвиняемого, игнорируя тем самым имеющееся по этому вопросу решение Конституционного Суда РФ.

При назначении судебного заседания судами не всегда учитываются положения ч. 4 ст. 231 УПК РФ, предписывающей суду известить стороны о месте, времени и дате судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала.

В отдельных ситуациях по уголовным делам, по которым обвиняемый в стадии окончания расследования при ознакомлении с материалами уголовного дела ходатайствовал о проведении предварительного слушания (ч. 5 ст. 217, ч. 3 ст. 229 УПК РФ), судьи в силу невнимательности при изучении материалов дела пропускали данное ходатайство и назначали судебное заседание без проведения предварительного слушания; в дальнейшем, в ходе судебного разбирательства, судьи фактически разрешали доводы подсудимых, заявленные ими ранее в качестве основания для проведения предварительного слушания.

Указанные нарушения зачастую заслуживают внимания государственных обвинителей, принимающих соответствующие меры прокурорского реагирования с целью обжалования принятых решений. И как следствие, влекут отмену принятого решения.