Мудрый Юрист

Организационные вопросы привлечения специалиста стороной защиты

Баранов Антон Антонович, адвокат коллегии адвокатов "Московский юридический центр", соискатель Российской академии адвокатуры и нотариата.

Система права в современной России все еще переживает жизненно необходимый этап становления. Созданы многие правовые основы для успешного функционирования общества и государства, но пока еще качество результатов законотворческой деятельности не достигло максимальной эффективности.

Уголовно-процессуальный закон не является исключением. Он затрагивает основные права и интересы человека, а его применение наглядно демонстрирует принципы взаимоотношений человека, общества и государства. Российский уголовно-процессуальный закон прошел долгую историю становления его гуманистических принципов, но в настоящее время их развитие происходит наиболее активно. Принцип состязательности является одним из основополагающих для данного закона, который призван эффективно организовать деятельность стороны обвинения, защиты и суда с целью предупреждения совершения судебных ошибок в отношении подозреваемого. Современный уголовно-процессуальный закон расширил возможности стороны защиты тем, что предоставил право привлекать специалиста (ст. 53 УПК РФ), так как использование специальных знаний перестало быть исключительной прерогативой стороны обвинения. Однако данное право реализовать на практике непросто из-за недостаточного его правового регулирования.

Появление такой фигуры, как специалист, не явилось новым для уголовного процесса, поскольку этот участник упоминался еще в уголовном законе советского периода, но в менее значимой роли. В настоящее время роль специалиста значительно повышена. Однако развернувшаяся научная дискуссия признала правовое регулирование статуса данного участника уголовного процесса противоречивой. Одни авторы оценивали его место как эксперта защиты, другие - как недопустимый источник доказательств. Причина столь неоднозначной оценки роли специалиста признана всеми авторами - недостаточное правовое регулирование, некорректные и противоречивые формулировки закона, нарушающие философские понятия и законы логики.

УПК РФ, закрепляя принцип состязательности уголовного процесса и равноправия сторон перед судом, предусмотрел норму, регулирующую собирание доказательств, в части 3 ст. 86, где сказано, что защитник вправе собирать доказательства путем:

Как отмечает А.И. Ефремов, "в современных условиях, когда бурно развиваются многие отрасли знаний и существует потребность более широкого использования в доказывании по делам сведений, полученных с использованием объективных средств и методов, роль специалиста в судопроизводстве возрастает. Зачастую только путем привлечения специалиста для оказания помощи при осуществлении судопроизводства возможно установить (доказать) существенные обстоятельства по делу.

Это обусловлено прежде всего тем, что специалист, оказывая такую помощь, применяет научные (объективные) средства и методы. Процесс получения сведений специалистом может быть, как правило, наглядно проиллюстрирован в форме, доступной для восприятия лицами, не обладающими специальными знаниями" <1>.

<1> Ефремов И.А. Из практики привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, требующих использования специальных знаний // Адвокат. 2008. N 3. С. 75.

Участие специалиста, привлеченного стороной защиты, способно существенно изменить тактику и стратегию деятельности адвокатов в уголовном процессе в сторону более глубокого понимания объективной стороны происшедшего преступления и хода предварительного следствия, которое может обеспечить применение специальных знаний. Право стороны защиты привлекать специалиста способно максимально обеспечить реализацию принципа состязательности.

Однако, как верно отмечают В.П. Божьев, Н.А. Громов, С.А. Зайцева, А.Н. Гущин и некоторые другие ученые, правовое регулирование участия специалиста в уголовном процессе вообще и по инициативе стороны защиты в частности далеко от совершенства.

В свою очередь, В.М. Быкову, Е.П. Гришиной, И.А. Ефремову, И. Овсянникову близка позиция о том, что "специалист, привлеченный адвокатом для разъяснения вопросов, требующих использования специальных знаний, может дать устную или письменную консультацию (разъяснения) или выполнить исследование (так называемое предварительное или доэкспертное исследование)" <2>. Некоторые авторы (Г.Н. Ветрова, И.Л. Петрухин и др.) рассматривают специалиста как эксперта защиты, но согласиться с ними в полной мере, к сожалению, нельзя, поскольку законодатель использовал в данной новелле термины и формулировки, указывающие на ограниченные возможности данного участника уголовного процесса. Так, заключение специалиста, выступая в качестве одного из видов доказательств, который в своей практике вправе использовать адвокат, должно обладать полноценной юридической силой, чтобы на равных конкурировать с другими доказательствами в уголовном деле. На практике довольно часто встречаются случаи, когда подобные заключения представляют обе стороны уголовного процесса, но сторона защиты сталкивается с гораздо большим количеством препятствий при реализации своего права. Это связано в первую очередь с многолетним доминированием учреждений государственной экспертизы в уголовном процессе.

<2> Ефремов И.А. О тактике привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи доверителям при судебных разбирательствах // Адвокатская практика. 2007. N 4. С. 15.

Долгое время монополия на применение и толкование специальных знаний находилась в исключительной компетенции государства, что породило стереотип безошибочности заключений государственного эксперта. Такое отношение к государственным экспертным учреждениям основано прежде всего на том, что для проведения большого количества специальных исследований создана достаточная материальная и научная базы, сформирована сеть учебных заведений и ведомственный контроль внутри самой государственной экспертной системы. Эти факторы являются безусловно заслуживающими серьезного внимания при оценке деятельности эксперта, но нельзя забывать - в любой профессии работают люди, которые могут совершить ошибку (умышленно или нет), что может повлечь за собой неправильное понимание сторонами уголовного процесса объективной стороны расследуемого преступления. С другой стороны, адвокат чаще обращается за помощью именно к специалистам, имеющим опыт работы в системе государственной экспертизы, высокий уровень квалификации и авторитет в научном сообществе, которые ответственно относятся к своей работе, профессиональному положению и не будут рисковать репутацией ради сиюминутного заработка.

Актуальность использования специальных знаний в современном уголовном процессе признана многими учеными и практиками, так как это позволяет улучшить качество работы предварительного следствия и суда, что снижает количество судебных ошибок. Чтобы предотвратить ошибку при использовании специальных знаний в уголовном процессе, законодатель ввел такого участника, как специалист, который призван выполнять роль консультанта и помощника в применении технических средств и трактовки вопросов, связанных с применением специальных знаний. Можно указать два направления привлечения адвокатом специалиста:

Сбор доказательств стороной защиты - процесс трудный по причине его недостаточной урегулированности и потому может представлять собой проблему для реализации возможностей специалиста. Это вынуждает адвокатов использовать полученный от специалиста материал не как доказательства, а иными, вспомогательными способами (заявление мотивированных ходатайств, приобщение справок и иных подобных документов).

Основной тезис, который выдвигают суд и органы предварительного расследования против участия специалиста со стороны защиты, а также предъявления адвокатами заключения специалиста, состоит в том, что такой специалист может быть некомпетентен и имеет материальную заинтересованность при даче какого-либо заключения.

Вопрос о компетентности специалиста решить довольно просто - достаточно представить документы, подтверждающие образование, стаж работы и своевременную переподготовку специалиста. Гораздо сложнее убедить суд и сторону обвинения в том, что оплата работы специалиста, привлеченного стороной защиты, есть не "взятка" специалисту, а современная основа взаимоотношений адвоката и специалиста как любого иного заказчика и исполнителя услуг. Сформировавшиеся в России рыночные отношения в экономике подтверждают, что любая работа или услуга должна иметь достойную оплату, и деятельность специалиста в данном случае не может быть исключением.

Вопрос распределения процессуальных издержек в рамках уголовного процесса рассмотрен в статьях 131, 132 УПК РФ. Основной принцип возмещения расходов закон регулирует по принципу: вначале бремя оплаты всех расходов производится за счет средств федерального бюджета, а после вступления судебного решения в законную силу возможно взыскание таких средств с осужденного. Однако в части 1 ст. 131 УПК РФ предусмотрена возможность оплаты процессуальных издержек его участниками. Порядок, форма и особенности такой оплаты в законе не расшифрованы, однако это обстоятельство не может лишать сторону защиты права оплатить услуги специалиста.

Государственные экспертные учреждения, получая поручения от органов предварительного следствия и суда, также осуществляют свою деятельность возмездно - с той лишь разницей, что они получают бюджетное финансирование. Назначая то или иное исследование, следователь или судья не беспокоятся о его оплате и осуществлении, так как за десятилетия уже сформировались организационные принципы такого финансирования, которые выведены за пределы ведения стороны обвинения и суда.

Однако не стоит забывать и тот факт, что "в качестве специалиста может быть привлечено любое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями. Такое лицо может являться как сотрудником государственного или негосударственного экспертного учреждения (организации), так и лицом, не состоящим в штате какой-либо экспертной организации" <3>.

<3> Ефремов И.А. О тактике привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи доверителям при судебных разбирательствах. С. 16.

Адвокатам еще только предстоит правильно сформировать свою позицию по вопросу об особенностях оплаты услуг специалиста. Очевидно, что платить надо, иначе работать никто не будет. С другой стороны, существует проблема, как правильно оформить и представить результаты труда специалиста. Поскольку адвокат лишен какого-либо права по своей инициативе давать указания лицам, обладающим специальными познаниями, тут применим диспозитивный метод регулирования данных правоотношений на основе принципа равенства сторон. В настоящее время формой взаимоотношений между независимыми субъектами может и должен стать гражданско-правовой договор. Наиболее близок к данной ситуации договор об оказании услуг, но вполне возможно, что адвокат вправе разработать и использовать в своей практике привлечения специалиста и положения об иных видах договора, если того требуют конкретные обстоятельства.

Порядок оплаты услуг специалиста при даче заключения не является предметом рассмотрения суда, поскольку право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, прямо предоставлено адвокатам на основании пункта 3 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Однако данные условия могут быть четко указаны в договоре, а также подтверждены платежными документами. Любые вопросы, связанные с отдельными условиями договора, находятся вне компетенции суда, за исключением ситуации, когда такие условия напрямую и однозначно нарушают уже не только уголовный закон. Оригинал договора между адвокатом и специалистом может быть предъявлен для ознакомления суду. Данный факт не может быть отнесен к разглашению адвокатской тайны, поскольку в таком договоре не содержится информация, предоставленная доверителем адвокату, а речь может идти лишь о характере поручения, которое было дано адвокатом специалисту. Этот договор может служить законным основанием для составления заключения специалиста, о приобщении которого к материалам дела ходатайствует адвокат.

Предмет договора, а также права и обязанности сторон в данном случае могут быть как общими, так и уникальными для каждого конкретного случая. Содержание договора может ставиться в зависимость от целей, которые намеревается достичь адвокат. Приведем несколько типов договоров, которыми может воспользоваться адвокат при привлечении специалиста:

Договор о предоставлении первичной консультационной помощи является наиболее общим по содержанию предоставляемых специалистом услуг. Он имеет место тогда, когда позиция защиты еще находится в стадии формирования. На данной стадии адвокат проясняет стратегические направления будущей защиты и отрабатывает все возможные варианты действий стороны обвинения в области применения специальных знаний. Специалист в этой ситуации может оказать помощь адвокату по оптимизации методов и средств защиты, а также повышения эффективности применения специальных знаний и снижению материальных затрат. В рамках такого договора специалист дает рекомендации о необходимости проведения экспертиз, конкретизируя их тип, вид, объем, перечень вопросов для постановки эксперту и т.д. Кроме того, специалист может дать ценный совет адвокату относительно нецелесообразности инициирования проведения отдельных видов исследований и экспертиз как малоинформативных, но довольно затратных, что позволит снизить материальную нагрузку на доверителя.

Договор о предоставлении консультационной помощи в ходе непосредственного проведения отдельных следственных действий. Данный вид деятельности специалиста сопряжен с рядом трудностей процессуального характера. При проведении некоторых следственных действий, в которых участвует адвокат и его доверитель, имеет смысл ходатайствовать об участии в них и специалиста со стороны защиты. В такой ситуации адвокат может воспользоваться услугами специалиста с целью выявить недостатки и нарушения применения специальных знаний или технических средств в отдельном следственном действии, о чем впоследствии внести замечания в протокол и использовать в интересах подзащитного. Однако велика вероятность, что следователь откажет адвокату в удовлетворении такого ходатайства по мотиву соблюдения тайны предварительного расследования, а также иных охраняемых законом тайн. Кроме того, следователь может указать на достаточность участия одного специалиста, приглашенного стороной обвинения, которому следствие доверяет полностью. В такой ситуации специалист сможет дать консультацию адвокату по уже составленному протоколу следственного действия, что тоже является весьма важным в построении позиции защиты.

Договор о рецензионном исследовании письменных материалов результатов проведения специальных исследований является одним из самых востребованных видов консультирования специалистами адвокатов. Ошибки, совершенные государственными экспертами, порой могут серьезно повлиять и на ход расследования, и на судебное решение, так как ни один участник процесса, кроме эксперта и специалиста, не обладает тем же объемом и глубиной познаний в узкой сфере, что исключает какой-либо критический анализ результатов экспертиз без помощи профессионалов в данной области. Адвокаты обращаются за подобного рода консультациями с целью оптимизации временных затрат на изучение результатов экспертиз. Самостоятельно сторона защиты может оценить только соблюдение требований закона к форме и процедуре заключения эксперта, а его содержательный анализ возможен только в теории, так как он требует большого количества времени и навыков научного подхода к анализу исходных материалов, хода и результата экспертных исследований. Никаких дополнительных исследований или экспертиз сторона защиты в ходе подготовки такого заключения не назначает и не проводит, а лишь подвергает правовой и научной оценке процедуру и выводы проведенного экспертного исследования.

При составлении заключения специалиста необходимо учесть то обстоятельство, что в качестве приложения к заключению обязательно должна быть копия рецензируемого экспертного исследования, чтобы сторона обвинения и суд не высказывали сомнений относительно источника, которым пользовался специалист.

По мнению Т.Н. Бородкиной, заключение специалиста, составленное как рецензия на заключение эксперта, не может иметь доказательственной силы, поскольку противоречит требованиям, предъявляемым к доказательствам в уголовном процессе. Данная позиция содержит мотивированную критику в адрес деятельности специалиста как источника доказательств, хотя она является результатом ненадлежащего правового регулирования, породившего путаницу в процессуальной оценке заключения специалиста. Однако нельзя согласиться с тем тезисом автора, что специалист не имеет права оценивать заключение эксперта как ненадлежащий субъект. Результат данной работы специалиста - "оценка представленных ему сведений с точки зрения их обоснованности" <4>. Кроме того, доказательственное значение заключения - не миф. Если рассматривать данный вид доказательства, он содержит в себе сведения об обстоятельствах, исключающих преступность и наказуемость деяния; смягчающих наказание, влекущих за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

<4> Александрова Л. Мнение специалиста опровергает заключение эксперта? // Уголовное право. 2008. N 1. С. 77.

Оценкой же всей совокупности доказательства и каждого из них в частности занимается исключительно лицо, имеющее право принимать решение по делу. При рецензионном исследовании специалист не проводит оценку заключения эксперта как доказательства в целом, а лишь подвергает критическому анализу ход, причинно-следственные связи и результаты того научного исследования, которое было проведено экспертом. Кроме того, оценивать любое доказательство в рамках уголовного дела не запрещено стороне защиты, так как все равно право принятия решения принадлежит только стороне обвинения или суду. Это означает, что любое лицо вправе высказать свое суждение относительно того или иного доказательства, а вот решить судьбу его могут строго определенные в уголовном законе лица.

На практике возможны сомнения суда относительно материалов, представленных специалисту для дачи заключения, однако, как представляется, их нельзя признать обоснованными. Реализуя право на получение копий материалов уголовного дела, адвокат и обвиняемый в соответствии с пунктами 6 и 7 части 1 ст. 53 УПК РФ вправе делать копии любых документов, содержащихся в данном уголовном деле, в частности материалов проведенных экспертиз. Получение подобных копий и выписок является неотъемлемой частью права на защиту интересов обвиняемого. Никакого визирования или удостоверения таких копий органами следствия и суда уголовный закон не предусматривает. Полнота и достоверность материалов, переданных специалистам, легко проверяема: во вводной части заключения указываются те обстоятельства, которые являются предметом рассмотрения специалистов, поэтому обычный сравнительный анализ с материалами, содержащимися в уголовном деле, позволит установить наличие или отсутствие каких-либо сведений, которые не были переданы специалистам или были переданы им не полностью.

Заключение специалиста и его показания, представленные и исследованные в суде, составляют единое судебное доказательство.

Для выяснения причины противоречий между заключением и показаниями специалистов и экспертов возможно проведение между ними очной ставки, проведение "шахматного допроса", в который могут быть вовлечены разные участники судебного следствия: свидетели, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик <5>.

<5> Бестаев А.О. Представление и исследование в уголовном суде заключения специалиста, полученного защитником на договорной основе в ходе досудебного производства // Российский судья. 2007. N 5. С. 22.

Кроме того, "специалист, привлеченный к участию в деле со стороны защиты, может быть подвергнут перекрестному допросу той стороной, против которой объективно идут его показания или заключение. Таким образом, допрос специалиста, как и эксперта, может быть проведен в форме основного и перекрестного допросов, а также дополнительного, повторного допроса. Специалист, привлеченный стороной защиты, "должен быть готов к вопросам противной стороны и ее эксперта (специалиста). В том числе по вопросам, касающимся его личности, компетентности, оплаты своего труда, отношений со стороной, которая представляет его" <6>.

<6> Там же. С. 23.

Адвокат может использовать помощь специалиста в уголовном процессе, облекая результат его деятельности в форму справки. Это наиболее простой и наименее уязвимый с правовой точки зрения документ, который сторона защиты может представить как письменное доказательство. Получение и предоставление подобного документа не требуют каких-либо дополнительных процедур и условий. Безусловно, справки может оказаться недостаточно для представления полноценного противовеса экспертному заключению. Однако справка вполне может быть уместна при составлении ходатайства об определении перечня вопросов эксперту, а также как мотивированное основание выбора конкретного экспертного учреждения, где будут проводиться исследования. Такая справка может послужить и мотивированной основой для ходатайства о назначении проведения экспертизы. Заключение специалиста целесообразно использовать, когда в уголовном деле уже имеется одно или несколько заключений эксперта. В этом случае заключение специалиста носит рецензионный характер и направлено на анализ не объекта экспертизы, но на заключение эксперта с целью выявить возможные существенные недостатки, допущенные при его составлении, которые могли повлиять на выводы эксперта. Получение и предоставление адвокатом специалисту экспертного заключения не запрещены и не ограничены законом.

Сомнения относительно объективности такого заключения могут быть подтверждены лишь обоснованными возражениями, высказанными иными экспертами или специалистами, допрошенными в суде. Положения заключения специалистов относятся к специальным знаниям, носят научно обоснованный характер и должны быть опровергнуты в том же порядке.

На практике имеют место случаи, когда сомнения в объективности заключения специалиста, высказанные судом, прямо направлены на подрыв доверия к стороне защиты и умалению роли адвоката в уголовном процессе. В частности, документально зафиксировано высказывание суда о том, что любые выводы заключения, оплаченного стороной защиты, "не могут быть положены в основу каких-либо объективных судебных решений" <7>. В данном случае суд прямо обвиняет сторону защиты и привлеченного ею специалиста в возможном преднамеренном искажении фактов, т.е. фактически в совершении уголовно наказуемого деяния, а также дает оценку доказательствам стороны защиты в нарушении принципа состязательности и сторон и правил оценки доказательств.

<7> Архив Кунцевского районного суда г. Москвы, уголовное дело N 316101 в отношении М.В. Шахназарова. Т. 3, л.д. 127.

Любые сомнения суда и стороны обвинения в компетентности представленного стороной защиты заключения должны быть полно и достаточно мотивированы. Так, суд и сторона обвинения вправе самостоятельно подвергнуть критическому анализу лишь процедуру привлечения специалиста адвокатом, а вот анализ содержательной части такого заключения должен проводить специалист или эксперт, равный по уровню квалификации в данной области специалисту, привлеченному стороной защиты.

Эффективность привлечения специалиста очевидна не только стороне защиты, но сторона обвинения и суд не учитывают тот факт, что требования и замечания, которые они предъявляют к специалисту, привлеченному стороной защиты, можно также применить и к любому эксперту. Так, при равном уровне образования опыт работы у государственного эксперта может быть значительно меньше, а загруженность намного больше, чем у специалиста. Кроме того, в нашей стране существует несколько ведомственных государственных экспертных учреждений, которые входят в подчинение ФСБ или МВД России, Министерства образования и науки РФ и т.д. В такой ситуации закономерно возникает вопрос об отводе эксперта как лица, находящегося в ведомственном подчинении или иной подобной зависимости от лиц, ведущих предварительное расследование. Такое положение эксперта вполне может служить мотивированным основанием для выражения сомнения в объективности проведенного исследования. Кроме того, эксперт получает денежное вознаграждение от государства, которое содержит систему правоохранительных органов, выступающую в качестве стороны обвинения, а также формирует судебную систему, осуществляющую правосудие от имени государства. Такое правовое положение участников уголовного процесса свидетельствует о дисбалансе процессуальных возможностей в пользу стороны обвинения.

Законодатель продолжает постепенное реформирование современного российского уголовного законодательства, но не все его новеллы направлены на укрепление состязательности сторон. В частности, как видно из изложенного, по вопросу привлечения специалиста сторона защиты наделена декларативными правами, реализация которых на практике встречает активное противодействие со стороны обвинения и суда. В целях совершенствования уголовно-правового закона необходимо детально урегулировать деятельность специалиста, посвятив ей отдельную главу, так как может возникнуть ситуация разграничения полномочий специалиста, привлеченного разными сторонами.

Библиография

Александрова Л. Мнение специалиста опровергает заключение эксперта? // Уголовное право. 2008. N 1.

Бестаев А.О. Представление и исследование в уголовном суде заключения специалиста, полученного защитником на договорной основе в ходе досудебного производства // Российский судья. 2007. N 5.

Ефремов И.А. Из практики привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, требующих использования специальных знаний // Адвокат. 2008. N 3.

Ефремов И.А. О тактике привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи доверителям при судебных разбирательствах // Адвокатская практика. 2007. N 4.

Семенцов В., Скребец Г. Формирование доказательств и участие защитника в этом процессе // Уголовное право. 2007. N 4. С. 93 - 97.

Фомин М.А. Допустимость доказательств, собранных защитником // Уголовный процесс. 2008. N 2.

Францифоров Ю.В. Правовая регламентация использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. 2008. N 3.