Мудрый Юрист

Коллегиальное согласие на совершение сделки с земельным участком как условие ее действительности *

<*> Dixtyar A.I. Collegial agreement to execution of transaction with a land plot as a condition of validity thereof.

Дихтяр А.И., доцент, зав. кафедрой гражданского права и процесса Юридического института Орловского государственного технического университета, кандидат юридических наук.

В статье представлен анализ законодательства, определяющего порядок предоставления коллегиального согласия на совершение земельных сделок, и правоприменительной практики.

Ключевые слова: решения собраний участников, советов директоров, решения собрания (комитета) кредиторов при банкротстве, решения участников общей долевой собственности на земельные доли.

The article analyses the legislation determining the procedure of presentation of collegial agreement to execution of land transaction and law-application practice.

Key words: decisions of meetings of participants, councils of directors, decisions of meeting (committee) of creditors in bankruptcy, decisions of participants of shared ownership of land shares.

Гражданский кодекс РФ не содержит общих положений о коллегиальных решениях, связанных с совершением сделок. В новейших гражданских кодификациях некоторых зарубежных стран выделяются общие положения о решениях собраний. Так, ГК Нидерландов (книга 2) содержит общие положения об основаниях, порядке и последствиях признания недействительным решения органа юридического лица. Гражданский кодекс РФ и отдельные федеральные законы содержат некоторые правовые нормы, которые непосредственно или косвенно применимы при принятии различными коллегиальными органами управления юридических лиц или общими собраниями собственников, собраниями кредиторов решений, связанных с совершением сделок с земельными участками.

Анализ судебной практики и научных публикаций свидетельствует, что наиболее практически значимыми являются следующие виды решений: решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров); решения собраний кредиторов (комитетов кредиторов) при банкротстве; решения собственников общего имущества в многоквартирном доме; решения участников общей долевой собственности на земельные доли. Доктрина о коллегиальных решениях развивается неравномерно. Значительное количество публикаций посвящается вопросам решений общих собраний акционеров. В судебной практике также преобладают дела, связанные с опровержением коллегиальных решений хозяйственных обществ либо признанием сделок недействительными в связи с несоблюдением порядка принятия коллегиального решения об одобрении сделки. Вместе с тем достижения юридической науки и судебной практики в отношении коллегиальных решений, например общих собраний акционеров, могут быть применимы и к другим видам решений собраний (производственных кооперативов, обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью, хозяйственных товариществ и др.). Анализ показал, что имеется некоторая практика применения по аналогии судебных толкований.

В отличие от односторонних сделок или договоров для того, чтобы коллегиальное решение, касающееся совершения сделки с земельным участком, приобрело юридическую силу, не требуется волеизъявления всех субъектов, которым предоставлено право принятия решения. Как правило, подобные решения принимаются определенным большинством голосов. Указанные особенности коллегиального решения не всегда получают должное законодательное регулирование (например, относительно хозяйственных обществ). Субъектами коллегиального решения как юридического акта являются лица, обладающие правом на голосование: участники юридического лица, члены коллегиального органа управления; участники общей долевой собственности; конкурсные кредиторы, уполномоченные органы и третьи лица в деле о банкротстве и др. Поскольку указанные лица являются субъектами юридического акта (коллегиального решения), к ним предъявляются общие требования, характерные для участников сделок, - наличие правоспособности и дееспособности, наличие полномочий, если голосование осуществляется от имени представляемого, отсутствие пороков волеизъявления и т.п. Таким образом, голосование конкретного лица на собрании является односторонней сделкой и в каждом конкретном случае может рассматриваться в качестве действительной или недействительной сделки, что в конкретном случае может повлиять на "юридическую" судьбу коллегиального решения.

Способ оформления принятого решения, как правило, специально не регулируется отечественным законодательством. Обязательное нотариальное удостоверение протокола, известное зарубежному законодательству, в России практически не используется. Вместе с тем нотариальное удостоверение протокола могло оказать положительное влияние на процедуру формирования коллегиального согласия и обеспечение юридической силы коллегиального решения о согласовании сделки с земельным участком.

В юридической литературе активно обсуждаются следующие вопросы, имеющие теоретическое и важное практическое значение: во-первых, об основаниях недействительности коллегиальных решений и целесообразности их деления на ничтожные и оспоримые; во-вторых, об определении момента недействительности коллегиальных решений органов управления юридических лиц.

Действующему российскому законодательству неизвестно деление решений на оспоримые и ничтожные, но в доктрине такая классификация присутствует (В.И. Добровольский и др.). В зарубежных правопорядках встречается такое деление (Германия, Франция). Кроме того, в российском законодательстве отсутствуют общие положения, определяющие основания и момент недействительности коллегиальных решений, последствия признания судами коллегиальных решений недействительными. В федеральных законах об отдельных организационно-правовых формах юридических лиц имеются правовые нормы, содержащие перечень некоторых существенных нарушений, при наличии которых суд вправе оставить обжалуемое коллегиальное решение в силе (ФЗ об акционерных обществах, ФЗ об обществах с ограниченной ответственностью). Таким образом, законодатель многое оставляет на усмотрение суда.

В связи с отсутствием четкого правового регулирования судебная практика по данному вопросу неоднозначна. В качестве оснований недействительности решений общего собрания акционеров отечественной судебной практикой предложены две группы оснований: а) принятие решения при отсутствии кворума или по вопросам, не включенным в повестку дня, или с выходом за пределы компетенции собрания (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"); б) несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания; непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания, и др. (п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 19). Анализ п. 24 и 26 указанного Постановления свидетельствует, что механизм опровержения коллегиальных решений различен, в одном случае он близок к опровержению оспоримых сделок (п. 24), а в другом - к опровержению ничтожных сделок (п. 26). Близким по содержанию к последнему механизму является и судебное правило, содержащееся в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Об этом свидетельствует и практика рассмотрения судами споров о признании конкретных сделок недействительными. Так, по одному делу арбитражный суд правомерно признал торги по продаже земельного участка недействительными, поскольку сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, неоднократно изменялись, однако на собрании кредиторов эти изменения не утверждались. Суд пришел к правильному выводу о том, что имущество истца продано в нарушение ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (Постановление ФАС Центрального округа от 30 октября 2008 г. N А08-875/08-24). В другом случае дело о признании недействительным договора купли-продажи имущества кооператива направлено на новое рассмотрение, поскольку в нарушение законодательства о банкротстве конкурсным управляющим собрание кредиторов для утверждения предложения о порядке, сроках и об условиях продажи имущества должника не проводилось (Постановление ФАС Уральского округа от 8 апреля 2009 г. N Ф09-1267/09-С6).

Неоднозначна также судебная практика по определению момента недействительности решений коллегиальных органов юридических лиц. Анализ судебных актов по этому вопросу свидетельствует о наличии следующих тенденций: а) решения коллегиальных органов управления являются недействительными с момента вступления в законную силу решения суда о признании их недействительными и все действия (сделки) органов управления до вступления в законную силу таких актов правомерны (Определение ВАС РФ от 18 февраля 2008 г. N 1174/08, Постановление ФАС Уральского округа от 25 декабря 2007 г. N Ф09-10579/07-С6, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 ноября 2006 г. N А26-5526/2005-17 и др.); б) коллегиальные решения, признанные судом недействительными, недействительны с момента их принятия (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31 августа 2007 г. N А11-4613а/2005-К1-14/589 и др.); в) момент, с которого коллегиальное решение утрачивает силу, зависит от допущенных при проведении собрания нарушений.

Анализ судебной практики за период с 2003 г. показал, что признание недействительным решения коллегиального органа юридического лица, в том числе решений об избрании органов управления хозяйственных обществ и производственных кооперативов, не влечет безусловную недействительность всех сделок и решений данных органов управления, принятых в период до признания решения собрания недействительным. Например, арбитражный суд отказывает в удовлетворении иска о признании сделки недействительной в связи с отсутствием осведомленности ответчика как контрагента об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения собрания акционеров общества о назначении генерального директора, заключившего оспариваемую сделку от имени общества (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 ноября 2008 г. N 10018/08, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 2 декабря 2008 г. N Ф08-6691/2008). Интересным представляется следующее дело. В арбитражный суд с иском обратился банк к акционерному обществу, которое как третье лицо по договору об ипотеке в обеспечение возврата кредита, предоставленного обществу с ограниченной ответственностью, заложило здания и три земельных участка, об обращении взыскания на предмет залога путем продажи с публичных торгов. Ответчик заявил встречный иск, в котором просил признать договор ипотеки недействительным, мотивируя тем, что нарушен порядок совершения крупной сделки. Отказывая в удовлетворении встречных требований, арбитражный суд исходил из того, что нарушение порядка созыва и проведения общего собрания акционеров само по себе не является основанием для признания договора ипотеки недействительным, а кредитор (истец) по обстоятельствам дела не знал и не мог знать о том, что внеочередное собрание акционеров могло проводиться с нарушением предусмотренной законом процедуры; протокол общего собрания акционеров помимо подписи акционеров был заверен подписью генерального директора общества; акционерное общество не представило решение суда о признании протокола общего собрания недействительным. Арбитражный суд первой инстанции удовлетворил исковые требования банка об обращении взыскания на предмет залога путем продажи имущества с публичных торгов.

Рассматриваемая проблема осложняется тем, что для опровержения крупных сделок и сделок с заинтересованностью хозяйственных обществ применяется механизм, предусмотренный законом для оспоримых сделок, а приведенные судебные толкования в постановлениях пленумов, по существу, не исключают для опровержения решений коллегиальных органов управления механизмов, применимых как к оспоримым, так и к ничтожным сделкам.

Проведенные исследования позволяют сделать вывод, что сложившиеся проблемы требуют совершенствования законодательства в направлении определения оснований для признания коллегиальных решений недействительными с установлением критериев их ничтожности и оспоримости. Разделяем следующие позиции разработчиков проекта Концепции о совершенствовании общих положений Гражданского кодекса РФ от 11 марта 2009 г.: по общему правилу допущенное при принятии коллегиального решения нарушение должно свидетельствовать об оспоримом характере данного решения, если иное не установлено законом; оспоримое коллегиальное решение может признаваться недействительным при наличии следующих условий: соблюдение срока на оспаривание и относимость (каузальность) нарушения; введение единого оспаривания коллегиального решения, в котором могли бы участвовать любые участники, заинтересованные в оспаривании.