Мудрый Юрист

К вопросу о форме кредитного договора *

<*> Babkin O.L. On the form of credit agreement.

Бабкин О.Л., аспирант кафедры гражданского права и процесса Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина.

В статье дается анализ формы кредитного договора, общих требований, предъявляемых законодательством к форме договора, условий его заключения, рассмотрены вопросы использования кредитных карт, необходимости наличия в кредитном договоре оттиска печатей субъектов договора.

Ключевые слова: гражданское законодательство, кредитный договор, форма кредитного договора, условия его заключения.

The article analyses the form of credit agreement, general legal requirements to the form of agreement, conditions of conclusion thereof, considers the issues of use of credit cards, necessity of seals of the parties in the credit agreement.

Key words: civil legislation, credit agreement, form of credit agreement, conditions of conclusion thereof.

По общему правилу договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма (п. 1 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)). В свое время еще В.И. Синайский указывал, что поскольку договор представляет собой основной вид юридической сделки, то форма юридической сделки есть, в сущности, и форма договора <1>.

<1> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 313.

Нельзя не согласиться с утверждением Д.Ю. Гришмановского, что надлежащее оформление заключаемого договора приобретает большое значение <2>. В соответствии с Гражданским кодексом существуют две формы сделки: устная и письменная; последняя подразделяется на простую письменную и квалифицированную (нотариальную). По справедливому замечанию Е.Г. Донских, государственная регистрация соответствующей сделки не является формой договора, поэтому вопрос о надлежащей форме сделки необходимо рассматривать в отдельности от выполнения условия о государственной регистрации <3>. Данное положение будет иметь особое значение при формировании кредитного договора с элементами иных сделок, требующих соответствующей регистрации, к примеру залога недвижимого имущества (ипотеки) <4> (смешанные договоры - п. 3 ст. 421 ГК РФ). По мнению Н. Костылевой и В. Костылева, положения ГК РФ о форме сделок (ст. 158 - 165) имеют не столько формальное значение, сколько устанавливают определенные дополнительные и строго очерченные законом гарантии прав участников оборота, исходя из принципа: чем сделка значительнее и/или сложнее, тем форма, в которой она совершается, должна быть более квалифицированной <5>.

<2> См.: Гришмановский Д.Ю. Некоторые вопросы соблюдения формы договора // Правовые вопросы строительства. 2007. N 2; СПС "КонсультантПлюс".
<3> См.: Донских Е.Г. Форма договора долевого участия в строительстве многоквартирных домов и проблемы государственной регистрации // Нотариус. 2009. N 1; СПС "КонсультантПлюс".
<4> В этой связи, однако, весьма своеобразную позицию занимает ВАС РФ, который указывает на то, что, если ГК устанавливает обязательную государственную регистрацию соответствующего договора, это требование распространяется и на смешанный договор, содержащий элементы такого договора. При отсутствии такой регистрации весь смешанный договор должен считаться незаключенным, а не только в части обязательств по купле-продаже предприятия (п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59)).
<5> См.: Костылева Н., Костылев В. Проблемы содержания и формы договора об ипотеке // Нотариус. 2008. N 1; СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в надлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. При этом согласно ГК (ст. 161 ГК РФ) договор юридических лиц между собой и с гражданами должен быть заключен в простой письменной форме и, исходя из положений п. 2 ст. 434 ГК РФ, может быть представлен одним документом, подписанным сторонами. Приведенные общие положения нашли свое закрепление и в правовой регламентации формы кредитного договора, которая согласно ст. 820 ГК РФ должна быть только письменной.

Первое, что бросается в глаза при изучении вопроса о форме кредитного договора, как пишет М.Ю. Катвицкая, - это наличие среди содержащихся в гражданском законодательстве немногочисленных правил, посвященных кредитному договору, двух норм о форме кредитного договора <6>. В соответствии со ст. 820 ГК РФ кредитный договор надлежит заключать в письменной форме в связи с тем, что несоблюдение данной формы влечет недействительность такого договора, т.е. он признается ничтожным.

<6> См.: Катвицкая М.Ю. Банковские заемные средства: условия предоставления, гарантии обеспечения возврата. М.: Деловой двор, 2009; СПС "Гарант".

Из приведенной нормы видно, что специальный характер положений относительно формы кредитного договора проявляется в нижеследующем. Во-первых, при заключении кредитного договора исключается применение норм о форме договора займа (ст. 808 ГК РФ), предусматривающих заключение соответствующего договора в устной форме с последующим подтверждением факта его заключения распиской или иным аналогичным документом заемщика <7>. Во-вторых, как справедливо указывают А.И. Дихтяр и Е.С. Анисимова <8>, в большинстве норм, специально посвященных нарушению формы договора, говорится именно о недействительности договора, а не о его незаключенности. Таким образом, в отношении кредитного договора Кодекс предусматривает более жесткие последствия несоблюдения требования письменной формы по сравнению с теми последствиями, которые установлены общими положениями о форме сделки (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

<7> Вместе с тем правовая природа выдаваемых заемщиком в договоре (отношениях) займа документов, подтверждающих факт возникновения соответствующих обязательств, остается спорной. Противоречивость значения состоит в том, что отсутствие соответствующих подтверждающих документов свидетельствует о несостоявшемся займе, и соответственно в данном случае недостаточно передачи только одной вещи или денег, это в обязательной форме подлежит оформлению в соответствующий договор или его модифицированное проявление (расписка, акт приема-передачи и др.).
<8> См.: Дихтяр А.И., Анисимова Е.С. Обязательства, связанные с неосновательным обогащением: Вопросы теории и практики // Система "Гарант", 2009.

Вместе с тем необходимо отметить, что имеется и противоположная точка зрения. Так, по мнению А.В. Закарлюка, кредитный договор считается заключенным при наличии одновременно трех условий: 1) кредитором по договору выступил банк; 2) соблюдена простая письменная форма и 3) передана (зачислена) вся сумма кредита заемщику <9>. Иначе говоря, А.В. Закарлюк считает, что форма состоялась не только при наличии соответствующего документа, но и самого факта передачи денежных средств.

КонсультантПлюс: примечание.

Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве (под ред. И.В. Решетниковой) включен в информационный банк согласно публикации - НОРМА, 2005 (3-е издание, переработанное).

<9> См.: Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. д.ю.н., проф. И.В. Решетниковой. 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2006. С. 72.

Говоря о форме кредитного договора, следует заметить, что в гл. 42 ГК РФ нет указания на то, что в нем должен определяться размер процентов. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца-гражданина, а если заимодавцем является юридическое лицо - в месте его нахождения - ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Правда, как справедливо отмечает А.Г. Братко <10>, есть ст. 30 ФЗ "О банках и банковской деятельности", которая в отличие от ГК РФ предусматривает, что в договоре должны быть указаны проценты и некоторые другие условия. Практически это означает, что если вместо процентов указываются другие виды платы за кредит, что иногда встречается в работе банков, то это может стать предметом спора.

<10> См.: Братко А.Г. Банковское право в России (вопросы теории и практики) // СПС "Гарант", 2007.

Кредитование по овердрафту, как верно указывает Л.Г. Кисурина, отличается от иных форм кредитования тем, что в данном случае взаимоотношения банка и заемщика при осуществлении кредитования при недостаточности денежных средств на расчетном счете регулируются не кредитным договором непосредственно, а договором банковского счета <11> (договором на расчетно-кассовое обслуживание) и заключаемым к нему дополнительным соглашением, представляющим собой непосредственно кредитный договор, в рамках которого банк покрывает разрыв в платежном обороте, сальдо неоплаченных расчетных документов по обязательствам клиента с некоторыми ограничениями. На обоснованность данного вывода указывают и иные авторы, в частности О.В. Попова, утверждающая, что ст. 820 ГК РФ об обязательности письменной формы кредитного договора распространяет свое действие и на случаи заключения договора банковского счета, в котором предусмотрено кредитование счета (овердрафт) (ст. 850 ГК РФ) <12>.

<11> См.: Кисурина Л.Г. Кредиты и займы // Экономико-правовой бюллетень. 2008. N 4; СПС "КонсультантПлюс".
<12> См.: Попова О.В. Форма кредитного договора // Юрист. 2004. N 11; СПС "КонсультантПлюс".

Рассматривая форму кредитного договора, необходимо также отметить, что положения, содержащиеся в ст. 434 и ст. 154 ГК РФ, позволяют утверждать, что скрепления кредитного договора оттиском печатей соответствующих субъектов не требуется. Однако, как верно указывает Д.Ю. Гришмановский, в российской правоприменительной практике при заключении договоров оттиски печатей сторон используются практически во всех случаях <13>. В обоснование данной практики указывается, что проставление печати есть обычай делового оборота. Согласно ст. 5 ГК РФ "обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе". В рассматриваемом случае налицо все требующиеся признаки обычая делового оборота. В то же время полагаем, что при отсутствии оттиска печатей <14> не представляется возможным говорить о несоблюдении формы договора, несмотря на то, что зачастую судебная практика идет по пути акцентирования внимания на наличии оттиска печати соответствующей организации <15>.

<13> См.: Гришмановский Д.Ю. Некоторые вопросы соблюдения формы договора // Правовые вопросы строительства. 2007. N 2; СПС "КонсультантПлюс".
<14> См., напр.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20 мая 2003 г. N А10-2692/01-Ф02-1439/03-С2 // СПС "КонсультантПлюс".
<15> См., напр.: Определение ВАС РФ от 8 октября 2009 г. N ВАС-12711/09 по делу N А76-4444/2008-23-189; решение МКАС при ТПП РФ от 18 февраля 2009 г. N 7/2008 // СПС "КонсультантПлюс".

Что касается иных формальностей, относящихся к юридическим лицам, следует обратить внимание на следующий момент. Согласно ч. 3 п. 3 ст. 7 ФЗ от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. Вместе с тем арбитражная практика исходит из того, что в соответствии с гражданским законодательством главный бухгалтер не является органом юридического лица. Статья 53 ГК РФ не устанавливает в качестве обязательного требования к договорам наличие в нем подписи главного бухгалтера. Таким образом, отсутствие подписи главного бухгалтера в договорах гражданско-правового характера, подписанных надлежащим лицом от имени юридического лица, не влечет ничтожности таких договоров в силу ст. 168 ГК РФ как не соответствующих ч. 3 п. 3 ст. 7 ФЗ "О бухгалтерском учете" <16>.

<16> См., напр.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 9 августа 2005 г. N Ф03-А24/05-1/2691 или Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23 марта 2009 г. по делу N А53-8780/2008-С1-33 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, законодательство и судебная практика свидетельствуют о том, что отсутствие оттиска печати организации и подписи главного бухгалтера на кредитном договоре не может служить основанием для признания его недействительным или заключенным с нарушением установленной формы.

Кроме этого, говоря о форме договора, следует подчеркнуть, что несоответствие даты, указанной в кредитном договоре, фактической дате его подписания сторонами в силу п. 2 - 3 ст. 434 и ст. 820 ГК РФ не влияет на его действительность и соответственно на соблюдение формы договора и кредитного обязательства <17>.

<17> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 апреля 2003 г. N Ф08-1085/2003 // СПС "КонсультантПлюс".

Как верно указывает Н.И. Соловяненко, "обычно кредитные организации используют разработанные ими стандартные формуляры таких договоров, которые сложно подвергнуть изменению в результате переговоров. Такие формуляры договора являются для заемщика договором присоединения, регулируемым по правилам ст. 428 ГК" <18>. Особое внимание вызывают современные формы предоставления денежных средств, в том числе физическим лицам, с использованием системы электронных платежей, и в частности пластиковых карточек.

<18> Комментарий к ГК РФ, части II. Постатейный / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2004. С. 533.

Интересно отметить, что в соответствии с п. 45 разд. E гл. 1 Правового руководства ЮНСИТРАЛ по электронному переводу средств сделки с кредитными карточками могут подпадать под положения законодательства, регулирующего потребительские кредиты, в то время как сделки с дебетными карточками, как правило, рассматриваются как переводы средств. В тех странах, где такое различие проводится, можно ожидать законодательного определения этих двух терминов <19>.

<19> См.: Правовое руководство ЮНСИТРАЛ по электронному переводу средств (подготовлено секретариатом Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли. Нью-Йорк, 1987 г.).

По общему правилу, как указывают многие авторы, кредитная карточка представляет собой именной денежный документ, выпущенный кредитным учреждением, удостоверяющий наличие в этом учреждении счета клиента и дающий право на приобретение товаров и услуг в розничной торговой сети без оплаты наличными деньгами <20>.

<20> См.: Шевчук Д.А. Создание собственной фирмы: профессиональный подход. М.: ГроссМедиа; РОСБУХ, 2007 // СПС "КонсультантПлюс".

В целях совершения соответствующего платежа должны быть произведены идентификации и аутентификации, для чего могут использоваться некоторые объекты, которыми владеет пользователь, например, это могут быть карточки (жетоны) с запоминающим устройством или микропроцессором. Общепринятое применение имеют кредитные карточки с магнитным запоминающим устройством на обратной стороне. Аутентификация обеспечивается на основе комбинации двух факторов: фактора обладания пользователем неким объектом (например, карточкой, смарт-картой) и фактора знания пользователем некоторой информации (персонального идентификационного номера - PIN-кода). Типичным примером является карточка с микропроцессором <21>.

<21> См.: подп. 2 п. 8.2.1 Национального стандарта РФ ГОСТ Р ИСО/МЭК ТО 13335-4-2007 "Информационная технология. Методы и средства обеспечения безопасности. Часть 4. Выбор защитных мер" (утв. Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 7 июня 2007 г. N 122-ст).

При значимости пластиковых карт для современного гражданского оборота полагаем необходимым обратить внимание на то, что в соответствии с действующим законодательством деятельность по распространению персональных кредитных карточек со встроенной микроЭВМ, криптографические возможности которых не могут быть изменены пользователями, не подлежит лицензированию, о чем указывается в подп. "в" ч. 2 п. 1 Положения о лицензировании деятельности по распространению шифровальных (криптографических) средств <22>.

<22> Данное Положение утверждено Постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 957 "Об утверждении Положений о лицензировании отдельных видов деятельности, связанных с шифровальными (криптографическими) средствами" // СЗ РФ. 2008. N 2. Ст. 86.

Вместе с тем, как верно отмечает Г.А. Корнийчук, операции с использованием банковских карт предусматривают обязательное составление документов на бумажном носителе (например, квитанция электронного терминала) и/или в электронной форме (документ из электронного журнала терминала или банкомата), а также иных документов, будь то квитанция банкомата или иное документальное фиксирование на материальном носителе, читаемом без каких-либо дополнительных приборов в обычной обстановке, предусмотренных банковскими правилами и (или) договорами, заключенными между участниками расчетов <23>.

<23> См.: Корнийчук Г.А. Наличные денежные расчеты: с учетом последних изменений в законодательстве. М.: Омега-Л, 2006 // СПС "КонсультантПлюс".

Положение об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт (утв. ЦБ РФ 24.12.2004 N 266-П, зарегистрировано в Минюсте РФ 25.03.2005 N 6431), предусматривает возможность кредитования посредством пластиковых карт путем установления правила о том, что на территории Российской Федерации кредитные организации - эмитенты осуществляют эмиссию банковских карт, являющихся видом платежных карт как инструмента безналичных расчетов, предназначенного для совершения физическими лицами, в том числе уполномоченными юридическими лицами, операций с денежными средствами, находящимися у эмитента, в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором с эмитентом (п. 1.4 Положения). Данным же положением установлено, что эмиссия (выпуск) банковских карт для физических лиц, индивидуальных предпринимателей, юридических лиц осуществляется кредитной организацией на основании договора, предусматривающего совершение операций с использованием банковских карт (ч. 2 п. 1.6 Положения).

В связи с этим кредитование посредством кредитных карт будет признаваться надлежащим и с соблюдением установленной формы договора, если эмиссии предшествовал договор, фактически представляющий собой смешанный договор о выпуске карты и об открытии счета, в рамках которого в безналичной форме клиент совершает операции (в том числе и по обналичиванию денежных средств). В силу этого выдачу кредита, опосредованную только выдачей пластиковой (платежной) карты без каких-либо иных соглашений, следует признать как нарушение установленной формы кредитного договора.

Таким образом, кредитный договор подлежит оформлению в письменной форме в виде отдельного документа либо нескольких документов, из которых будет явствовать волеизъявление заемщика получить от банка определенную денежную сумму на оговоренных условиях.