Мудрый Юрист

Разграничение преступлений, совершаемых в сфере оказания транспортных услуг

Ямашкин С., преподаватель Самарского филиала Саратовского юридического института МВД России.

Наличие общих признаков в конструкции разных составов преступлений нередко вызывает трудности при квалификации, в связи с чем существует необходимость выработки четких критериев для их разграничения.

Остановимся на некоторых спорных вопросах, возникающих в судебно-следственной практике, при разграничении преступлений, предусмотренных ст. ст. 165 и 159 УК РФ и совершаемых в сфере оказания транспортных услуг.

Как отмечается в литературе, такие формы причинения имущественного ущерба путем обмана, как пользование поддельными проездными билетами, абонементами и т.п., могут быть квалифицированы по ст. 165 УК лишь при условии, что эти документы приобретены, но не изготовлены пользователями <1>. С такой точкой зрения можно согласиться лишь отчасти. Для правильной юридической оценки содеянного в подобных случаях необходимо учитывать вид транспортных документов, порядок их приобретения, а также цели изготовления и использования.

<1> См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2000. С. 380.

Пленум Верховного Суда РФ разделяет документы, используемые в сфере оказания транспортных услуг, на два вида: 1) талоны на горючее и смазочные материалы, проездные и единые билеты на право проезда в метро и на других видах городского транспорта, дающие право на получение имущества или удостоверяющие оплату транспортных услуг, которые могут выступать предметом хищения чужого имущества (предъявительские документы, выполняющие роль денежного эквивалента); 2) билеты для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте или другие знаки, которые могут быть использованы по назначению лишь после внесения в них дополнительных данных, признаваемые официальными документами <2>. Представляется, что и юридическая оценка общественно опасных деяний, совершенных в отношении или с использованием таких документов, будет различна.

<2> См.: п. п. 5, 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 1980 г. N 6 "О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте".

Так, действия лица, совершившего хищение документов первого вида, независимо от использования похищенного по назначению или сбыта другим лицам, должны квалифицироваться как оконченное преступление. Как отмечают отдельные ученые, с экономической точки зрения, названные предметы по существу являются суррогатом валюты и выполняют в строго ограниченных пределах функцию средства платежа, имеющего номинальную стоимость, равную цене соответствующего имущества, услуги или работы <3>. С юридической точки зрения, они представляют собой особую разновидность документов, удостоверяющих определенные имущественные права их обладателей, осуществление которых возможно только при их предъявлении.

<3> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2000. С. 346 - 347; Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 184; Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006. С. 48.

Из изложенного следует, что видовым объектом деяния, выражающегося в противоправном изъятии и (или) обращении абонементных книжек, проездных и единых билетов на право проезда в метро и на других видах городского транспорта, выступают отношения собственности (гл. 21 УК), а не порядок управления (гл. 32). Таким образом, системный анализ норм, входящих в гл. 32 УК, свидетельствует о том, что изготовление поддельных документов подобного рода ненаказуемо.

Юридическая оценка действий виновного, завладевшего документами второго вида, по мнению высшей судебной инстанции, зависит от направленности умысла виновного на их дальнейшее использование. Так, в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте" похищение билетов, совершенное лицом с целью использования по назначению как средства оплаты транспортных услуг, рекомендуется квалифицировать по ст. 325 и ст. ст. 30 и 165 УК как хищение бланков и приготовление к причинению имущественного ущерба путем обмана, а в случаях фактического их использования - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 325 и 165 УК. Соглашаясь с предложенной юридической оценкой подобных действий, обратим внимание на то обстоятельство, что преступление, предусмотренное ст. 165, даже с учетом квалифицирующих признаков, тяжким или особо тяжким не является. Следовательно, приготовление к нему согласно ч. 2 ст. 30 УК ненаказуемо.

Подобным же образом, на наш взгляд (а не как неоконченное или оконченное хищение), должны квалифицироваться действия лица, похитившего билеты с целью реализации через уполномоченных на то работников транспорта и присвоения вырученных от продажи средств, а также их последующей реализации. В данном случае ущерб в виде упущенной выгоды причиняется организации, на счет которой должны были бы поступить денежные средства от продажи билетов, а не лицу, которое приобрело такой билет.

Итак, хищение билетов, совершенное лицом с целью использования их по назначению как средства оплаты транспортных услуг или с целью реализации через уполномоченных на то работников транспорта и присвоения вырученных от продажи средств, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 325 УК РФ как похищение официальных документов, а в случаях фактического их использования или реализации - по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 325 и соответствующей частью ст. 165 УК.

Хищение лицом бланков билетов, изготовление поддельных билетов или подделка похищенных бланков билетов в целях совершения этим же лицом преступлений, предусмотренных ч. 3 или ч. 4 ст. 159 УК, следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

На практике могут возникнуть трудности правовой оценки действий виновного в том случае, когда похищенные или поддельные документы обоих видов реализуются гражданам, которые, в свою очередь, используют их по назначению.

Сложность заключается в определении направленности умысла лица и установлении потерпевшего от преступления. Представляется, что умыслом лица, сбывающего поддельный документ под видом настоящего с корыстной целью, в большей степени охватывается хищение денежных средств граждан, чем причинение имущественного ущерба транспортной организации. И, следуя принципу субъективного вменения, подобные действия должны быть квалифицированы по ст. 159 УК. С другой стороны, как такового реального ущерба гражданин может и не понести - в том случае, если подделка оказалась высокого качества и он воспользовался транспортными услугами.

По нашему мнению, для правильной квалификации действий виновного в таких ситуациях необходимо учитывать качество подделки и характер наступивших последствий.

Сбыт лицом изготовленных им самим поддельных билетов для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте или иных подобных документов другим лицам, если такие документы были использованы по назначению, следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 и соответствующей частью ст. 165 УК. Потерпевшим в данном случае будет организация, оказавшая транспортные услуги, но не получившая за них оплаты.

То же деяние, совершенное лицом с применением указанных документов, заведомо не пригодных к использованию, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 и соответствующей частью ст. 159 УК. В данном случае умысел виновного направлен на грубый обман с целью изъятия и (или) обращения чужого имущества. Потерпевшим в данном случае будет выступать лицо, которому в результате мошеннических действий причинен материальный ущерб.

Дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 327 УК не требуется в том случае, если мошенничество или причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием совершено лицом с использованием изготовленного другим лицом поддельного билета или иного подобного документа. Так, Басманный районный суд Москвы признал виновными в причинении особо крупного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ч. 3 ст. 165 УК) двух кассиров Курского вокзала, которые реализовывали гражданам поддельные билеты на пригородные электропоезда. Как было установлено судом, ранее из помещения железнодорожной кассы платформы "Вохна" в Павлово-Посадском районе Подмосковья пропали две печатающие билеты машины и 12 бобин билетной ленты. Для изготовления поддельных проездных документов неустановленные соучастники использовали одну из них. Ущерб от преступной деятельности злоумышленников за период с мая 2006 г. по январь 2007 г. составил более 1,5 млн. руб. <4>.

<4> См.: http://www.rian.ru/society/20090305/163970637.html.

Изготовление лицом поддельных документов в целях совершения им самим преступлений, приготовительные действия к которым в соответствии с уголовным законом ненаказуемы (например, в данном случае ст. 165 и ч. 1 или ч. 2 ст. 159 УК), следует квалифицировать по ч. 2 ст. 327 УК.

Отдельные виды проездных документов предоставляют их владельцам право на неоднократное использование услуг транспортной организации пропорционально уплаченной за этот документ сумме (5, 10 поездок и т.д.) или использование таких услуг в течение определенного периода времени (30, 90 дней и т.д.). Примером могут служить магнитные билеты на право проезда в метро. Так, в марте 2009 г. в Москве была пресечена деятельность организованной группы, специализировавшейся на изготовлении и сбыте поддельных документов на проезд в Московском метрополитене. По версии следствия, организаторами преступления являлись бывший программист службы сигнализации и связи Московского метрополитена М. и гражданка Израиля Б. Злоумышленники изготавливали подделки с использованием электронных китайских чипов на заготовках билетов без раскраски, приобретенных обманным путем с завода в г. Зеленограде, где они выпускаются. Поддельные проездные сбывались в час пик под видом настоящих на станциях с большим пассажирским потоком. При этом, пользуясь очередями в кассы, преступники продавали свои проездные по цене дороже официальной на 10 - 15 руб. Только за 2008 г. участники преступной группы реализовали более 1 млн. поддельных проездных, нанеся ущерб Московскому метрополитену в 150 млн. руб. Следователями ГСУ при ГУВД Москвы им предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 165 УК (причинение имущественного ущерба путем обмана в особо крупном размере в составе организованной группы) <5>. Думается, что подобная юридическая оценка действий виновных не совсем точна с учетом того, что, например, поддельные билеты на 60 поездок давали возможность пройти через турникеты не более двух-трех раз, а потом переставали срабатывать <6>.

<5> См.: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocslD=1129216.
<6> См.: http://www.og.ru/news/2009/03/03/43118.shtml.

По нашему мнению, вышеуказанные действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 159 и ст. 165 УК. В приведенном примере ущерб от совершенного преступления будет включать в себя: 1) суммарный реальный ущерб, причиненный лицам, приобретшим поддельные магнитные билеты на проезд в метро, который определяется разницей между суммой, потребовавшейся на его приобретение, и суммой, соответствующей числу раз его фактического использования по назначению; 2) упущенную выгоду в размере недополученных организацией денежных средств за фактически предоставленные транспортные услуги.