Мудрый Юрист

Причины вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов

Быков В.М., доктор юридических наук, профессор.

Митрофанова Е.Н., аспирант кафедры уголовного процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета.

Судебная статистика о рассмотрении судами уголовных дел неуклонно показывает, что суды с участием присяжных заседателей каждый год оправдывают значительное количество подсудимых.

Ключевые слова: суд с участием присяжных заседателей, оправдательный вердикт.

Judicial statistics on criminal cases before the courts consistently shows that the courts, jury trials each year to justify a significant number of defendants.

Только за 2008 год судами с участием присяжных заседателей было рассмотрено 536 уголовных дел, что составляет 14,5% от общего числа уголовных дел, рассмотренных судами общей юрисдикции. При этом судами с участием присяжных заседателей осуждено 900 человек, а оправдано 236 человек, или 20,5% от числа лиц, в отношении которых судами с участием присяжных заседателей вынесены судебные решения по существу дела. Для сравнения укажем, что доля оправданных лиц по всем остальным уголовным делам, рассмотренным судами областного звена, составила всего 4,8% <1>.

<1> Статистическая справка о работе судов общей юрисдикции за 2008 год // Российская юстиция. 2009. N 3. С. 64.

Таким образом, суд с участием присяжных заседателей постановил оправдательные приговоры в отношении каждого пятого подсудимого. Не является ли этот показатель свидетельством того, что суд с участием присяжных заседателей в настоящее время переживает серьезный кризис? Неужели все оправданные судом лица действительно невиновны и попали на скамью подсудимых в результате ошибок, допущенных следователями и прокурорами? Видимо, по некоторой категории уголовных дел суд с участием присяжных просто не в состоянии разрешать поставленные перед ним вопросы и осуществлять правосудие, присяжные не могут вынести обоснованный вердикт, а суд в целом не может постановить законный, обоснованный и справедливый приговор.

Именно этими обстоятельствами, на наш взгляд, объясняется принятие законодателем нового Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму", которым из подсудности суда с участием присяжных заседателей изъяты уголовные дела о наиболее опасных преступлениях - о террористическом акте (ст. 205 УК РФ), о захвате заложников (ч. ч. 2 - 4 ст. 206 УК РФ), об организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем (ч. 1 ст. 208 УК РФ), о массовых беспорядках (ч. 1 ст. 212 УК РФ), о государственной измене (ст. 275 УК РФ), о шпионаже (ст. 276 УК РФ), о насильственном захвате власти или насильственном удержании власти (ст. 278 УК РФ), о вооруженном мятеже (ст. 279 УК РФ) и о диверсии (ст. 281 УК РФ) <2>.

<2> Российская газета. 2008. 31 декабря.

Но не прошло и года после вышеуказанных изменений УПК РФ, как Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, выступая на совещании в Совете Безопасности по вопросу о стабилизации социально-политической обстановки и мерах по нейтрализации террористических и экстремистских угроз в Северо-Кавказском регионе, заявил, что необходимо изъять еще ряд составов из подсудности судов присяжных. При этом Президент пояснил, что речь идет о преступлениях, совершенных "преступными сообществами и преступными группировками". "Суды присяжных не справляются по ряду причин. Нужно подумать, как сделать, чтобы эти составы рассматривали коллегии из профессиональных судей", - цитирует главу государства РИА Новости <3>.

<3> Бежан А. Преступные группировки останутся без присяжных // www.vegaslex.ru/db/msg/13983.

Надо признать, что в деятельности суда с участием присяжных заседателей действительно существуют серьезные проблемы, без разрешения которых они не могут в дальнейшем эффективно осуществлять правосудие. В науке уголовного процесса эти проблемы уже активно исследуется учеными-процессуалистами, но при этом авторы высказывают различные мнения относительно причин сложившейся ситуации.

Одни авторы подвергают сомнению, что суд с участием присяжных в таком составе, как сегодня, изначально не в состоянии вообще осуществлять правосудие. Так, например, известный процессуалист В.П. Божьев, комментируя Постановление Пленума Верховного Суда РФ о производстве в суде с участием присяжных заседателей, справедливо указывает: "...Но очевидно и другое: присяжные заседатели ни в первом, ни при повторном рассмотрении не в состоянии (по уровню своих знаний) решить вопрос о виновности подсудимых по сложным, многотомным делам" <4>. Другой автор И.Н. Алексеев также обоснованно пишет, что налицо полная непредсказуемость приговоров, выносимых судом с участием присяжных заседателей, как при осуждении, так и при оправдании подсудимых <5>.

<4> Божьев В. Пленум Верховного Суда РФ о производстве в суде с участием присяжных заседателей // Законность. 2006. N 4. С. 5.
<5> Алексеев И.Н. Суд присяжных заседателей как угроза российской правовой системе // Уголовный процесс. 2005. N 5. С. 52.

Некоторые авторы причины вынесения необоснованных оправдательных вердиктов видят в низком качестве предварительного следствия по уголовным делам, подсудным суду с участием присяжных заседателей. Так, например, Е.А. Карякин и В.В. Конин указывают на недостатки предварительного следствия и дознания, которые проявляются в нарушении процессуального порядка расследования, односторонности и неполноте расследования, игнорировании конституционных и процессуальных прав обвиняемого, что влечет за собой признание ряда доказательств по делу недопустимыми и, таким образом, подрывает базу обвинения. Они также совершенно справедливо отмечают, что "отсутствие неопровержимых доказательств виновности подсудимых, наличие в деле лишь косвенных доказательств в условиях состязательного процесса приводят к вынесению оправдательных вердиктов" <6>.

<6> Карякин Е.А., Конин В.В. Сколько ни откладывай, а менять надо // Законность. 2009. N 6. С. 15.

Следует также согласиться с мнением Н.Ф. Ворониной о том, что основная причина большего, по сравнению с обычным судопроизводством, количества необоснованных оправдательных приговоров, постановляемых судом с участием присяжных заседателей, заключается в достаточно сложной процедуре исследования доказательств в суде присяжных, которая значительно повышает требования к качеству материалов предварительного расследования. Доказательства, признанные судом недопустимыми, исключаются из дела и не представляются на обозрение присяжных заседателей <7>.

<7> Воронина Н.Ф. Пределы судейского усмотрения при постановлении оправдательного приговора судом присяжных // Уголовный процесс. 2005. N 8. С. 46.

Между тем закон существенно ограничивает возможности суда с участием присяжных заседателей восполнять пробелы в материалах предварительного расследования. И поэтому расследование по уголовным делам, которые в дальнейшем будут рассматриваться в суде с участием присяжных заседателей, необходимо всегда проводить с особой тщательностью и профессионализмом, соблюдая все нормы уголовно-процессуального закона. При этом органам предварительного расследования не следует рассчитывать на явки с повинной и признательные показания подсудимых, данные на предварительном следствии, а представлять в суд более убедительные доказательства вины подсудимых. Поскольку, как верно отмечает В.В. Конин, "именно недоказанность предъявленного обвинения приводит присяжных заседателей к выводу о невиновности подсудимого" <8>.

<8> Конин В.В. Суд с участием присяжных заседателей: дискуссия продолжается // Российский судья. 2009. N 2. С. 44.

Ряд авторов справедливо указывают, что к вынесению необоснованных оправдательных вердиктов присяжных заседателей приводят порой недостаточная квалификация самих судей, представителей обвинения и защиты, а также неправильная постановка вопросов перед присяжными заседателями и недостаточное разъяснение председательствующим судьей присяжным их роли в судебном производстве, что и приводит к неверным и необоснованным вердиктам <9>.

<9> См.: Колоколов Н.А. Реакция присяжных заседателей на текст и контекст вопроса // Уголовное судопроизводство. 2008. N 1. С. 2 - 5; Фомин М.А. Структура доказывания в суде с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс. 2009. N 5. С. 12 - 18; Маркова Т.Ю. Вопросы, не подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей // Уголовный процесс. 2009. N 9. С. 26 - 31.

Кроме того, большое значение имеет низкий уровень подготовки государственных обвинителей, участвующих в судебном рассмотрении дел с участием присяжных заседателей. Зачастую сторона обвинения не обращает достаточного внимания на тот факт, что вердикт выносят "непрофессиональные" судьи, поэтому в указанном судопроизводстве большое значение имеет знание обвинителем психологии.

Как правильно отмечают Е.А. Карякин и В.В. Конин: "Гособвинителю необходимо пытаться найти с присяжными общий язык, заинтересовать их ходом исследования доказательств, возбудить в них негативное отношение к совершенному преступлению и лицу, его совершившему, сочувствие к потерпевшим" <10>. Интересно отметить, что согласно данным проведенного научными сотрудниками НИИ при Генеральной прокуратуре РФ анкетирования присяжных заседателей у 30% опрошенных присяжных заседателей убеждение в виновности подсудимого сформировалось после обвинительной речи прокурора - речь государственного обвинителя была убедительной по содержанию и форме, и ее было интересно слушать <11>.

<10> Карякин Е.А., Конин В.В. Сколько ни откладывай, а менять надо // Законность. 2009. N 6. С. 16.
<11> См.: Законность. 2002. N 2. С. 23.

Следующая причина вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов связана с правосознанием самих присяжных заседателей. Как справедливо замечает Е.В. Рябцева: "Заведомо виновных оправдывают, когда народное правосознание не соответствует понятиям и нормам законодательства. Это своеобразный протест присяжных на то, что, по их мнению, является несправедливым" <12>.

<12> Рябцева Е.В. Изменение компетенции присяжных заседателей: история повторяется? // Российская юстиция. 2009. N 6. С. 53.

На наш взгляд, именно этой причиной объясняется вынесение оправдательного приговора "ворошиловскому стрелку" Александру Тарану, который обвинялся в убийстве троих и покушении на убийство двоих односельчан. Вот что сообщила "Российская газета" об обстоятельствах этого уголовного дела: "В 1994 году Александр Таран потерял свою 20-летнюю дочь Наташу. Она скончалась в местной больнице от отравления наркотиками. В 2001 году на дискотеке был убит в драке его 25-летний сын Владимир. Отец в смерти дочери обвинил главного врача больницы, а в убийстве сына заподозрил одного из местных жителей. Тогда по этому факту было возбуждено уголовное дело.

Несмотря на то что такие домыслы не основывались на каких-либо реальных фактах, Таран решил прикончить местного довольно крупного бизнесмена - дядю парня, которого считал убийцей сына. Он был уверен, что богатый родственник помог племяннику избежать уголовной ответственности. И якобы заплатил сотрудникам правоохранительных органов, чтобы те не дали делу ход. Он расстрелял двух сотрудников милиции, ведущих расследование убийства его сына. Главного врача больницы, где лечили его дочь, тяжело ранил" <13. А недавно та же "Российская газета" сообщила, что в Ставропольском краевом суде "на прошлой неделе суд присяжных оправдал Александра Тарана, мотивировав свое решение тем, что вина подозреваемого полностью не доказана" <14>.

<13> Богданов В. Остановить "ворошиловского стрелка" можно только в том случае, если работает правовая система // Российская газета. 2009. 17 февраля.
<14> Емельянова С. Доказательства присяжных не убедили. Краевой суд оправдал "ворошиловского стрелка" // Российская газета. 2009. 5 июня.

Кроме того, если среди присяжных заседателей иногда оказываются лица, которые либо сами привлекались к уголовной ответственности, либо их родственники, то это также оказывает влияние на беспристрастность и объективность присяжных заседателей. Как правило, если участники процесса со стороны обвинения узнают об указанных лицах, то они заявляют отвод таким присяжным заседателям. Однако, как показывает практика, нередко имеет место сокрытие подобной информации со стороны кандидатов в присяжные заседатели.

Так, например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила оправдательный приговор Ярославского областного суда, мотивировав свое решение следующим образом: при формировании коллегии присяжных заседателей государственный обвинитель задал вопрос кандидатам в присяжные заседатели, есть ли среди них или их близких родственников лица, которые когда-либо привлекались к уголовной ответственности. Кандидат в присяжные К. скрыл от суда тот факт, что его сын неоднократно привлекался к уголовной ответственности. Сокрытие этой информации лишило стороны права на отвод этого лица и могло повлиять на принятие решения по делу <15>.

<15> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 10.

Чтобы избежать подобных ситуаций, А.П. Гуськова и О.Н. Тисен предлагают следующие пути решения проблемы. Они предлагают задавать вопросы о наличии обстоятельств, препятствующих участию лица в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя, всем кандидатам одновременно и, если кто-либо из них поднял руку, каждого поочередно вызывать к судейскому столу, где председательствующий вместе со сторонами выяснит наличие указанных обстоятельств <16>. В связи с этим А.М. Мухин предлагает даже "предусмотреть ответственность присяжных заседателей за предоставление суду недостоверной информации о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства" <17>.

<16> См.: Гуськова А.П., Тисен О.Н. Выявление наличия у кандидатов в присяжные заседатели неприязненного отношения к правоохранительным органам // Уголовное право. 2009. N 1. С. 87.
<17> Мухин А.М. Процессуальная деятельность прокурора при разбирательстве уголовных дел в суде первой инстанции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2009. С. 24.

В литературе указывают еще одну причину вынесения необоснованных оправдательных вердиктов как "подобие ситуации". Речь идет о том, может ли каждый из присяжных поставить себя на место подсудимого или потерпевшего. Так, например, О.А. Гулевич приводит такой пример: подсудимый обвинялся в умышленном убийстве. В своих показаниях он говорил, что человек, которого он убил, оскорбил его любовницу. А он, подсудимый, не хотел убивать, просто пытался защитить честь и достоинство женщины. В коллегии присяжных было много женщин. Вердикт присяжных своей гуманностью поверг в изумление даже адвоката <18>.

<18> Гулевич О.А. Господа присяжные заседатели (размышления психолога) // Общественные науки и современность. 1996. N 5. С. 102.

Говоря о причинах вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов, интересно ознакомиться с судебной практикой отмены приговоров судов, вынесенных с участием присяжных заседателей, в том числе и оправдательных.

Как свидетельствует судебная практика, приговоры судов с участием присяжных заседателей нередко отменяются в следующих случаях: если нарушен порядок очередности при составлении списка присяжных заседателей; если кто-либо из присяжных заседателей являются родственниками <19>; если было оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей, когда в присутствии присяжных исследовались вопросы, не указанные в ч. 2 ст. 334 УПК РФ, которые могли повлиять на содержание вердикта <20>; если в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались данные о личности подсудимого в нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ; если в судебном заседании стороны ссылались на неисследованные судом доказательства, или на доказательства, признанные недопустимыми, или на применение незаконных методов ведения следствия <21>; если председательствующий при произнесении напутственного слова нарушил ч. 2 ст. 340 УПК РФ, высказал свое мнение о достоверности каких-либо доказательств, о доказанности обвинения, не напомнил присяжным обо всех исследованных доказательствах, а только лишь о доказательствах защиты, либо ограничился перечислением протоколов следственных действий; если в нарушение ст. 336 УПК РФ в прениях стороны ссылались на криминологическую ситуацию в стране, данные статистики, какие-либо примеры из судебной практики, мнение общественности по рассматриваемому делу или по аналогичным делам <22> и т.д.

<19> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 10.
<20> Обзор судебной практики рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 7. С. 10; приложение к письму Генеральной прокуратуры РФ от 09.03.2004 N 12/12-04 "Обзор судебных решений по уголовным делам, рассмотренным судами присяжных" // СПС "КонсультантПлюс".
<21> См.: п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей" // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. М.: ТК Велби; Изд-во "Проспект", 2008. С. 401.
<22> См. приложение к письму Генеральной прокуратуры РФ от 09.03.2004 N 12/12-04 "Обзор судебных решений по уголовным делам, рассмотренным судами присяжных" // СПС "КонсультантПлюс".

Средства массовой информации также оказывают влияние на присяжных заседателей. Конечно, по закону присяжные заседатели не должны знакомиться с публикациями о судебном процессе, пока не закончится рассмотрение уголовного дела, но они могут получить такую информацию случайно и в другом месте (например, дома, просто посмотрев телевизор), что может затем повлиять на их объективность при вынесении вердикта.

Основная же причина вынесения судом с участием присяжных заседателей необоснованных оправдательных вердиктов, на наш взгляд, заключается в серьезном ограничении прав присяжных заседателей в полном и независимом исследовании доказательств по рассматриваемому уголовному делу. Присяжные заседатели, по существу, лишены права принимать участие в исследовании доказательств на предмет их допустимости и достоверности.

Но при этом закон не запрещает сторонам поднимать вопрос о недопустимости доказательств непосредственно в ходе судебного следствия. Кроме того, согласно ч. 7 ст. 235 УПК РФ сторона вправе при рассмотрении дела по существу повторно заявить ходатайство о признании исключенного доказательства допустимым. И соответственно, зная о том, что в деле имеются еще какие-то доказательства, собранные следствием и исключенные судьей, присяжные не могут полно и объективно оценить все фактические обстоятельства дела и правильно ответить на вопросы, которые перед ними поставил председательствующий перед удалением их в совещательную комнату. Поэтому, как верно отмечает А.Х. Энеев, даже заявление ходатайства об исследовании ранее исключенных доказательств ограничивает возможности участия присяжных в исследовании всех имеющихся в деле доказательств и дачи ими полной, всесторонней, объективной оценки для вынесения справедливого и обоснованного вердикта по вопросам фактических обстоятельств дела <23>.

<23> Энеев А.Х. Организационно-правовые основы деятельности института суда присяжных заседателей в России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 17.

Спорным является также положение процессуального закона, согласно которому исключение доказательств, собранных с нарушением уголовно-процессуального законодательства, является прерогативой председательствующего судьи. Так, по делу С. и У. был отменен оправдательный приговор, поскольку председательствующий необоснованно исключил из разбирательства дела как недопустимые доказательства протокол допроса С. в качестве подозреваемого, заявление С. о чистосердечном признании в совершении преступления, чем ограничил права государственного обвинителя на представление доказательств <24>.

<24> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 11.

Иногда в судебной практике председательствующий судья вообще ограничивает присяжных в исследовании и допустимых доказательств, например, в ходе судебного разбирательства протокол осмотра места преступления оглашается, а приобщенные к нему фотографии с изображением трупов потерпевших для осмотра присяжным заседателям не предъявляются.

Кроме того, если верить результатам исследований в области психологии, то большинство людей (60%) - это визуалисты, т.е. информация об окружающем мире поступает к ним посредством зрительных образов; 35% - кинестетики и лишь 1% - аудиалисты <25>. И поэтому, на наш взгляд, совершенно справедливо мнение о том, что в судебном заседании необходимо демонстрировать присяжным заседателям как можно больше наглядных доказательств (фотографии, схемы, вещественные доказательства) <26>.

<25> Зарипова Г. Использование психологических знаний гособвинителем // Законность. 2006. N 11. С. 18 - 20.
<26> Кулаков С. Особенности допроса подсудимого при рассмотрении уголовного дела судом присяжных // Законность. 2009. N 5. С. 31 - 32.

Также необоснованно ограничены законом в своих правах присяжные заседатели и при исследовании личности подсудимого. Некоторые авторы оправдывают такую позицию законодателя тем, что информация негативного характера о личности подсудимого и потерпевшего может вызвать формирование у присяжных заседателей предубеждение, которое воспрепятствует беспристрастному рассмотрению дела <27>. Но возникает вопрос - почему же законодатель не обеспокоен тем, что такая негативная информация может оказать влияние на председательствующего судью, который единолично определяет меру наказания в суде присяжных?

<27> Тиссен О.Н. Исследование данных о личности подсудимого с участием присяжных заседателей // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. 2007. Вып. 5. С. 392 - 399.

Мы полагаем, что присяжные заседатели в любом случае должны иметь объективное представление о личности подсудимого, так как отделить преступление от человека, его совершившего, невозможно. Так, еще А.Ф. Кони в XIX в. было высказано мнение, что "судом судится не отдельный поступок подсудимого, но его личность, насколько она проявилась в известном противозаконном поступке. Ознакомление с личностью подсудимого в значительной степени спасает от судебной ошибки, которая одинаково возможна как в случае осуждения только на основании сведений о дурном характере подсудимого, так и в случаях осуждения только на основании преступного факта" <28>. При наличии же сомнений в виновности подсудимого присяжные заседатели исходят из того, мог ли он, с учетом ставшей известной информации об его личности, совершить данное преступление <29>.

<28> Кони А.Ф. Присяжные заседатели // Суд присяжных в России: громкие уголовные процессы 1864 - 1917 гг. / Сост. Казанцев С.М. Л.: Лениздат, 1991. С. 43.
<29> Табельский С.В., Комин В.В., Тисен О.Н. О практике участия государственных обвинителей в формировании коллегии присяжных заседателей // Уголовный процесс. 2009. N 10. С. 18.

На наш взгляд, законодатель без достаточных оснований лишает присяжных заседателей права на активное участие в исследовании, проверке и оценке доказательств путем постановки вопросов подсудимому, потерпевшему, свидетелям и экспертам. Присяжные заседатели не имеют даже права самостоятельно задавать вопросы допрашиваемым в суде лицам. Например, при отмене приговора в отношении Т. одним из оснований к отмене суд указал, что в нарушение требований ч. 4 ст. 335 УПК присяжные задали 10 вопросов не в письменном виде через председательствующего, как того требует закон, а непосредственно подсудимому Т. <30>.

<30> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 7. С. 21.

Присяжные заседатели, в отличие от судьи, сторон защиты и обвинения не имеют права знакомиться с материалами уголовного дела и с обвинительным заключением. Весь ход судебного разбирательства и предъявляемые стороной обвинения и защиты доказательства они должны воспринимать на слух. При отсутствии самых необходимых правовых знаний и опыта участия в судебных процессах получить правильное, объективное представление об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела для присяжных заседателей в связи с этим весьма затруднительно.

Следует заметить, что в обвинительном заключении обвинение следователем нередко излагается казенным, труднодоступным для понимания "непосвященного" человека языком. В связи с этим верно заметил И. Маслов, что при его оглашении присяжные могут просто "заснуть", абсолютно не поняв, в чем же конкретно обвиняется подсудимый <31>.

<31> Маслов И. Почему обвинение проигрывает в суде присяжных? // Законность. 2009. N 9. С. 23 - 29.

На наш взгляд, если бы присяжным заседателям перед началом судебного процесса вручалась копия обвинительного заключения, то им было бы проще понять суть обвинения подсудимого, собранные на предварительном следствии доказательства, которые будут исследоваться в суде, и следить за ходом судебного следствия <32>.

<32> Подробнее об этом см.: Быков В.М., Митрофанова Е.Н. О расширении прав присяжных заседателей // Российская юстиция. 2009. N 3. С. 30 - 34.

Таким образом, в настоящее время присяжные заседатели лишены доступа к полной информации по рассматриваемому уголовному делу, и, следовательно, они не могут представить себе объективную картину события преступления и вынести обоснованный вердикт. Поэтому мы считаем, что снижение необоснованных оправдательных вердиктов может быть достигнуто во многом путем расширения прав присяжных заседателей в исследовании доказательств в судебном разбирательстве.