Мудрый Юрист

Груздев в.в. Правовое состояние личности: история, теория, практика *

<*> Груздев В.В. Правовое состояние личности: история, теория, практика: Монография / Под ред. С.А. Комарова. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. 476 с.

Придворов Н.А., доктор юридических наук, профессор Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

Трофимов В.В., кандидат юридических наук, доцент Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

Всестороннее изучение механизма правового воздействия, проблем его эффективности в условиях современного социально-экономического и общественно-политического развития предполагает проникновение в глубины правовой материи, анализ центральных, сущностных элементов правосферы общества и прежде всего исследование проблемы "человека" в праве. В теории права эту проблему стараются не упускать из поля зрения, однако в практической юридической деятельности не редкими являются случаи пренебрежения этим ценностным основанием правопорядка, что и приводит порой к просчетам и ошибкам при проведении разнообразных мероприятий в области государственного и правового строительства. Нередко за масштабами осуществляемых преобразований теряется отдельная личность, ее интересы не всегда принимаются во внимание в пользу абстрактных публичных благ. В силу этого монографию В.В. Груздева, посвященную проблемам истории, теории и практики правового состояния личности, безусловно, можно отнести к разряду значимых научных исследований, при помощи которых решаются важные вопросы, раскрывающие не номинальное, а реальное положение личности в праве.

В данном случае автор сосредоточивает научный интерес на феномене "правовое состояние личности" как потенциале (резерве) права, раскрытие которого способно обеспечить преодоление крайностей индивидуального и коллективистского, когда свобода человека и благо общества будут не противопоставляться, а корректироваться и совмещаться (С. 10). По сути, автор говорит в своей работе о введении в правовую науку новой категории, которая призвана отражать некоторые специфические личностно-правовые аспекты, характерные для достаточно сложного механизма правореализации и системы складывающихся правоотношений. Исследователь стремится показать особенности данной конкретной правовой категории, которая, несмотря на отдельные случаи ее использования в аппарате юриспруденции, широкого распространения в науке не имела, а также ее место в системе смежных, но не тождественных юридических категорий, и следует заметить, что в целом эту задачу автор успешно решает. Думается, данную категорию, равно как и введение ее в научный оборот, следует рассматривать в рамках общего процесса интеграции и дифференциации юридических знаний, когда в новой системе научных понятий отражаются те изменения и новации, которые касаются характера, социального содержания и степени развития права.

В.В. Груздев выдвигает в качестве центральной, объединяющей все содержание книги новую общетеоретическую концепцию правового состояния личности, которая позволяет охарактеризовать личность в праве комплексно: во-первых, как известную характеристику свойств человека, сообщенную или отраженную абстрактными моделями норм права; во-вторых, существование данных свойств личности в качестве условий возникновения юридических эффектов. С его точки зрения, такое исследование позволит не только обогатить представление о правовом состоянии личности, но и в определенных аспектах изменить знание о нем и его месте в механизме правового воздействия (С. 13 - 14).

Для современной правовой доктрины пополнение багажа знаний, добываемых в направлении уточнения правовых свойств и качеств личности как субъекта многочисленных правовых отношений, участника разноплановых правовых ситуаций, является очень важным и актуальным, тем более что несмотря на отдельные изыскания ученых, данный вопрос еще не получил своего освещения в полном объеме. Очевидно, что и рецензируемое исследование отнюдь не претендует на то, чтобы поставить точку на ниве разработки данной проблемы. Тем не менее автору удалось главное - теоретически обосновать, что нахождение человека в различных правовых обстоятельствах определяется не только набором формализованных статических правовых характеристик, вытекающих из содержания юридических норм, но и обусловлено формируемым на определенный момент времени сложным переплетением правовых свойств личности, образующих его реальное правовое состояние. Опора на широкую базу источников, комплексную теоретическую основу, привлечение обширной историографии по предмету исследования, активное использование научных работ, как теоретиков права, так и представителей смежных дисциплин гуманитарного знания, способствовало достоверности и убедительности проведенного автором историко-теоретического и научно-практического анализа правового состояния личности.

Монография состоит из введения, пяти глав, заключения, списка основных юридических источников и литературы.

Одной из отличительных особенностей данного исследования является его концептуальная целостность: на всем протяжении исследования сквозным образом рассматриваются две основные проблемы. Первая связана с поиском необходимых подходов к тому, чтобы абстрактные нормативные модели максимально полно предусматривали свойства человека, что позволит приблизить правовое регулирование к фактической основе, к социальной ситуации, к личности, сохраняя при этом равенство правовых возможностей для каждого из индивидов, независимо от его имущественного статуса и иных социальных отличий. И в качестве такого регулирующего инструмента автор предлагает конструкцию "правового состояния личности", которая вполне может быть востребована в системе правовых средств, выполняя свойственные ей функции. Однако это потребует соответствующей аргументации. Вторая проблема, решаемая автором и наблюдаемая по ходу всего исследования, - это проблема связанности правового состояния личности целым набором факторов, воздействующих на возможное поведение личности. (Непосредственно этой проблеме посвящен § 3 гл. 1 "Социальная обусловленность отражения в праве свойств личности".) Обращение на следующих этапах работы к анализу факторов правового состояния личности позволяет выявить субстанциональные признаки правового состояния личности (§ 1 гл. 3), провести функциональную характеристику правового состояния личности (§ 2 гл. 3), рассмотреть правовое состояние личности в качестве элемента правовой ситуации (§ 3 гл. 3).

Автор показывает истоки теоретической конструкции и правовой категории "правовое состояние", вызванной к жизни спецификой национальной правовой системы, противоречивостью генезиса русского права, а также трудностью определения соотношения понятий "человек" и "субъект права". Это связано главным образом с существенной степенью дифференциации населения российского государства, что сказывалось и на сложности установления критериев правосубъектности (С. 86 - 103). Хотелось бы думать, что сегодня эта категория привносится в юриспруденцию несколько по иным объективным причинам, однако не может не приходить мысль о проведении исторических параллелей и стремлении автора констатировать юридически релевантный характер современных социально-правовых отношений.

Специально-юридический контекст, отражающий динамику правовых состояний личности в связи с функционированием механизма правового воздействия, раскрывается автором в пятой главе работы, посвященной характеристике правовых состояний личности в механизме правового воздействия.

Говоря о некоторых дискуссионных моментах работы, можно, как представляется, обратить внимание на следующее.

Автор предлагает оригинальное определение понятия "правовое состояние личности", рассматривая его как "установленные нормами права или предусмотренные в правовых моделях юридически значимые естественные или нормативные свойства или систему свойств человека в определенный момент или период времени, обусловливающие возникновение и (или) изменение или возможность возникновения и (или) изменения правовой ситуации" (С. 212). Определение интересное и не лишенное логики. Вместе с тем оно нуждается в необходимости дальнейшего уточнения с целью более четкой идентификации этого правового явления. Кроме этого, следует все же более точно определиться с тем, в какой мере правовые состояния имеют правообразующее значение. Если они не порождают правовых последствий, то в чем их юридическое значение, если они создают "юридическую возможность" (С. 220), то такую же возможность предоставляют и норма права, и субъективное право, которые характеризуются вполне реальными правовыми последствиями для тех, кто их реализует. Также требуется более четко ответить на вопрос, в какой составной части правовой нормы закрепляются правовые состояния, и если они в ней закрепляются, то каким образом они вступают в действие. Думается, такое несколько неопределенное "состояние" этого института в контексте реально функционирующего правового механизма следует преодолеть, по меньшей мере, в целях его активного внедрения в правовую материю. На это обращает внимание и сам автор, предусматривая перспективы его становления и дальнейший анализ в рамках инструментальной теории права (С. 161). Может быть, в комплексе с иными теоретическими подходами это позволит ответить на вопрос, какова роль этой категории, влияет ли соответствующая юридическая конструкция на эффективность процесса реализации права, и в какой степени, а также какова и в чем заключается ее регулирующая функция.

В главе, посвященной критериям классификации правовых состояний личности (гл. 4), думается, можно было подробнее остановиться на каждом из критериев и соответствующих классификационных рубриках.

В целом же в исследовании В.В. Груздева присутствует оптимальный баланс историко-правового, концептуально-теоретического и аналитического знания. Рецензируемая монография написана интересно, свидетельствует о глубокой проработке данной проблемы и, без сомнения, будет полезна современным правоведам-теоретикам и практикам, преподавателям и студентам юридических факультетов, аспирантам и всем тем, кто интересуется проблемами общей теории права.