Мудрый Юрист

Уголовная ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности: к истории вопроса *

<*> Pogodin I.V. Criminal responsibility for commitment of crimes of extremist character: on the history of the issue.

Погодин Илья Владимирович, юрист (г. Москва).

Уголовное преследование за экстремистские проявления существовало во все времена и практически во всех странах. В то же время анализ уголовной политики отдельных государств позволяет сделать вывод о ее противоречивости: революционное в один период - экстремистское в последующий. Исторические корни экстремизма, по мнению автора, препятствуют нормализации уголовно-правового противодействия данному опасному явлению.

Ключевые слова: экстремизм, терроризм, уголовная политика, эволюция уголовного преследования за совершение преступлений экстремистской направленности в России.

Criminal suppression of extremist manifestations existed all the time and practically in all the countries. At the same time analysis of criminal policy of certain states allows to make a conclusion on contradictory character thereof: it had revolutionary character during one period and extremist during the other. In the author's opinion historical routes of extremism prevent normalization of criminal-law counteraction of this dangerous phenomenon.

Key words: extremism, terrorism, criminal policy, evolution of criminal suppression for commitment of crimes of extremist character in Russia.

Сущность экстремизма

Какова природа экстремизма? В первую очередь, она, безусловно, психологическая (биологическая). Во-вторых, социальная. Экстремизм - эта та форма человеческого поведения, базой для которого является определенное первичное знание, культура, именно они в значительной степени предопределяют наши действия. Ими обусловлен априорный, генетический, нерациональный характер экстремизма. Что касается чистого разума, то его значение в экстремизме сравнительно невелико. В то же время восхождение к проблемам нерациональной мотивации человеческого поведения, а равно изучение социальных проблем экстремизма резко выходит за пределы нашего, по базовым целям, правового повествования.

О биологической и социальной составляющих экстремизма упоминание сделано лишь для того, чтобы исследователи его правовой составляющей не обольщались значимостью права при решении проблемы. Экстремизм имманентно присущ биологической и социальной природе человека, более того, в сознании не только отдельных групп населения, но и целых государств, а то и государственных объединений он легален!

Экстремизм - "крайность", крайность в крайности - насилие, которое, по мнению К. Маркса, не более чем "повивальная бабка истории". Явление как минимум полезное, если не необходимое.

Россия (в базе своей Московия) - государство, которое (в ряду прочих) родилось в борьбе. Борьба за выживание - основа основ нашего общественного и государственного сознания. Основа государственной агитации - лозунги: "Мы - победили! Мы (сегодняшнее население России) - дети, внуки, правнуки победителей!" Муссирование этих лозунгов отвлекает от размышлений на такие темы: "Почему побежденные живут лучше победителей". Действительно, почему? Не потому ли, что победители в свое время легитимировали такие крайности, как: "мировой пожар в крови...", "я хату покинул, ушел воевать, чтоб землю крестьянам в Гренаде отдать".

Экстремист Гитлер - плохо! Экстремист Че Гевара - хорошо! Экстремисты Сталин и Мао - в сознании очень многих - уважаемые люди, а ведь последний на полном серьезе в 1956 г. призывал к "мировому пожару", в пламени которого ему было не жалко потерять 50% населения Земли.

День сегодняшний. Слышится плач по цесаревичу Алексею, умерщвленному в 1918 г. вместе с отцом "кровожадными коммунистами", но чем этот ребенок лучше внуков ливийского лидера, убиенных в 2011 г. представителями самых демократических обществ?

Как видим, в нашей априорной памяти не только масса примеров экстремистского поведения, которые не получают надлежащей правовой оценки, но и вера (в том числе на государственном уровне) в экстремизм как легальную форму разрешения проблем.

Победитель без врага, уже поверженного, немыслим (напоминаю, согласно официальной пропаганде мы - наследники победителей). Совершенно немыслим без поверженного врага и образ будущего победителя - существа, достойного своих предков. Есть ли у современной России враги? Анализ самой новейшей истории свидетельствует, что жить без таковых еще никому не удавалось. Противостояние таковым - явление закономерное, плановое, штатное. Очевидно, что у России враг не один. Проблема в том, как правильно разобраться в их иерархии, не объявить войну "ветряным мельницам" и не проглядеть причину действительно опасной войны, как не дать себя втянуть в изнурительнейшую и бесполезнейшую борьбу с некими следствиями.

Великая Победа победой! Но ведь следующую войну - "холодную", объявленную в революционном экстазе, по сути, всему мировому правопорядку, основанному на легитимности частной собственности, Россия (в лице СССР) проиграла. Выход из поражения официальная пропаганда предпочитает не замечать, согласен: хвастаться нечем! Однако куплет "наши деды - славные победы" (здесь и далее в кавычках слова из солдатской песни), без слов "кто же наши отцы" и "кто же наши матки" теряет всякий смысл, поскольку живем мы не в славном прошлом, а в реальном настоящем.

Война с частной собственностью как с социально-культурным и политико-экономическим явлением, а равно с нашими нынешними ближайшими (и не очень) соседями, которых россияне 45 лет упорно отучали от частной собственности, без последствий не осталась.

Так что же такое экстремизм? Во-первых, экстремизм - частный случай проявления крайности в поведении вообще (крайность из крайностей), уголовно наказуемый экстремизм - одна из форм противоправного экстремизма, а именно его общественно опасная разновидность. Экстремизм - историческая реальность. Это - уникальные (в то же время закономерно возникающие) общественные отношения. Их социальная природа кроется в потенциальной способности человечества находить выходы из конфликтных ситуаций, базируясь в свой деятельности на выборе из ряда крайностей. Иными словами, экстремизм - попытка разрешить один конфликт с помощью другого конфликта.

Экстремизм - это присущее социальной природе человека средство и необходимое условие функционирования социальной общности, а равно средство всеобщей связи (коммуникации), возникающее между людьми в процессе разрешения определенных категорий социальных конфликтов.

Экстремизм - институализация ожидания обществом того, что возникшим социальным конфликтам, их разрешению в соответствии с законами и на их основе будет уделено достойное внимание.

Экстремизм - это принятая определенной человеческой общностью процессуально-правовая парадигма поведения субъектов права при разрешении социальных конфликтов. Экстремизм характеризуется многоаспектностью, сложностью и системностью.

Экстремизм (терроризм) - причина или следствие?

Экстремизм в таком проявлении, как терроризм, в системе ценностей современной европейской цивилизации явление, безусловно, ужасное. Апологеты такого взгляда на проблему ориентированы на беспощадную борьбу с террористами. Успех в борьбе, как известно, предопределен знанием противника, питающей его среды. Что такое терроризм и какова его природа?

Терроризм в истории, в том числе и отечественной, явление далеко не новое. Отношение к нему в российском обществе, как принято сейчас говорить, разнонаправленное. Достаточно вспомнить таких положительных героев, как бомбист, угробивший Александра II - прогрессивнейшего из российских императоров, старший брат первого советского премьера - А. Ульянов, "замахнувшийся" на очередного монарха, Р. Меркадер, вонзивший ледоруб в затылок революционера Л. Троцкого, чтобы понять, что не случайно за "прогрессивную" позицию по-прежнему восхваляются присяжные, оправдавшие заурядную террористку В. Засулич. Многие до сих пор влюблены в рыцаря революции, фактически террориста Че Гевару. Далеко не все россияне дали отрицательную оценку событиям 11 сентября 2001 г. В те роковые дни из уст "простых людей" часто слышалось: "Так и надо этим америкосам, их же самолетом, по их же домам..."

Как видим, несмотря на кошмар террористических выходок, во все времена было велико число людей, их оправдывающих. В глазах многих террористы - герои, а воодушевляющий преступников стих: "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем, мировой пожар в крови, Господи - благослови..." - советские школьники в обязательном порядке учили наизусть.

Прошли годы, на смену террористам-марксистам под пунцовыми знаменами пришли террористы-ваххабиты под зелеными стягами. Как видим, терроризм как явление, как метод борьбы не умер, он сохранился, сменил лишь свою окраску. Как и коммунистический интернационал, современный терроризм экстерриториален, в его основе недовольство мусульманской социокультурной общности золотым миллиардом европейской цивилизации. Раньше источником терроризма было противостояние угнетенного и работодателя, теперь это противостояние Восток - Запад.

Не будем также забывать, что новая террористическая волна в значительной мере обусловлена преступным поведением великих держав в XX в., десятилетиями натравливавших социальные слои, склонные к террористическим проявлениям, на своих противников.

База терроризма на Северном Кавказе - результат близорукой российской внешней и внутренней политики на протяжении XIX - XXI вв. Царская "конкиста", "реконкиста" Д. Дудаева и А. Масхадова, "конкиста" Б. Ельцина и В. Путина - лишь частные эпизоды вечной Кавказской войны. Несмотря на продолжительность российско-кавказского противостояния, четкого ответа на вопросы: зачем Кавказ России, а Россия Кавказу, как вообще, так и в конкретные исторические периоды пока нет.

История также свидетельствует: коммунистический терроризм ни военными, ни тем более уголовно-правовыми мерами побежден не был. Как только общество уяснило абсурдность питающей его идеи, он тут же разложился изнутри и фактически исчез.

Бороться с терроризмом лишь путем уничтожения террористов бесполезно, поскольку терроризм не причина, а следствие: метод борьбы громадных социокультурных образований за свои права на земном шаре. Успехи на фронте борьбы с современными террористами минимальны не только у нас, но и у американцев. Ковровые бомбардировки, массовые "зачистки" федеральных сил в Чечне, американских военных в Афганистане успеха не гарантируют.

Дня не проходит, чтобы СМИ не сообщили об уничтожении очередной преступной группы. Современная техника позволяет наблюдать это в прямом эфире, что силовые структуры в целях уничтожения террористов действуют беспощадно, порой не жалея не только "чужих", но и "своих", о сохранности имущества никто и не вспоминает.

Казалось бы, в борьбе с терроризмом эффективен тотальный государственный террор: физическое уничтожение как самих террористов, так и питающей их среды. И. Сталин знал это хорошо, поэтому и пошел на выселение целых народов. Результат этих действий тоже хорошо известен: укреплению дружбы между народами депортация не способствовала.

Президент Ингушетии Ю. Евкуров, фактически полемизируя с Президентом РФ, 30 августа 2009 г. в интервью телевизионной программе "Вести" констатировал: в борьбе с террористами применение силы дает не более 1% ожидаемого результата. По его мнению, сила применима лишь к террористам-наемникам. Местных террористов он делит на идейных - меньшинство и обманутых - большинство. По мнению Ю. Евкурова, применение против них одной лишь силы бесполезно.

Эффективно ли в отношении террористов уголовное наказание?

Конечно же, нет, уж больно скуден набор имеющихся у государства возможностей. Что оно может? Взять террориста в плен, лишив его свободы по приговору суда и определив его тем самым к себе на долгие годы "бесплатного постоя"? Уничтожить, применив смертную казнь? Но можно ли запугать террориста-смертника расстрелом? Оштрафовать? Конфисковать имущество? У подавляющего большинства современных террористов и их родственников нет ничего, кроме веры в идеалы джихада.

Американцы, захватив Афганистан, взяли в плен многие тысячи потенциальных террористов, попрятали их по тюрьмам, разбросанным по всему миру, годами пытали. Чего-то добились?

"Неужели жалким набором уголовных репрессий исчерпываются охранные возможности государства?" Безусловно, нет! Эффективно работает не тот государственный аппарат, который изобличил да "пленил" максимальное число преступников, а тот, который организовал производительный труд своих граждан и сделал основную массу преступлений, в том числе террористической и экстремистской направленности, экономически невыгодной.

Если террорист - герой для народа, он герой и для присяжных!

О том, что судить террористов судом присяжных глупо, известно еще со времен оправдания В. Засулич. Нельзя ожидать от государственно-правового механизма, каковым является суд присяжных, более того, на что он способен. Данный механизм разрешения социальных конфликтов, как, впрочем, и любые иные, нельзя использовать не по назначению. Суд присяжных - не цель, а всего лишь один из вариантов осуществления правосудия.

Известный русский криминалист - Л.Е. Владимиров, защитивший в 1873 г. докторскую диссертацию на тему "Суд присяжных", писал: "Кто изучал институт присяжных на Западе, должен выработать убеждение, что это - лучшая форма суда, которая только может быть указана в истории. Значение этого учреждения для России громадно. Современное наше общество едва ли даже в состоянии понять тот громадный шаг к прогрессу, который оно сделало с того момента, как стало активно участвовать в отправлении правосудия".

Само учреждение суда с участием присяжных - протест против формальной виновности, против осуждения без обращения внимания на индивидуальные обстоятельства, часто меняющие свойства преступления.

Экстремизм - уголовно-правовая составляющая

В соответствии со ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. При этом запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

В России признаются идеологическое, политическое многообразие, многопартийность. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание незаконных вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Обязательства государства обеспечить равенство граждан перед законом, их демократические права и свободы предусматриваются нормами международного права (в частности, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. (ст. 18), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 18), Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1969 г. (ст. 5), Декларация Генеральной Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 г. (резолюция 36/55 о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений), Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ст. 9), Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г. (преамбула).

Указанные конституционно значимые и общепризнанные международным сообществом ценности являются объектом уголовно-правовой охраны в соответствии с УК РФ.

В последние годы наблюдается тенденция к росту числа насильственных преступлений, совершаемых по мотивам социальной, расовой, национальной или религиозной нетерпимости, а также получают широкий общественный резонанс факты массовых противоправных действий, направленных на выражение вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по указанным признакам.

Анализ судебной практики показывает, что суды испытывают затруднения при применении законодательства об уголовной ответственности за преступления экстремистской направленности, в частности связанные с решением вопросов о квалификации таких деяний, об их отграничении от других преступлений или о совокупности с такими преступлениями.

Сам термин "экстремизм" авторами УК РФ длительное время игнорировался, в значительной степени это обусловлено тем, что само это понятие впервые официально было раскрыто лишь в п. 1 ст. 1 ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности".

С этого момента нормы, регламентирующие наступление уголовной ответственности за совершение преступлений экстремистской направленности, непрерывно модернизируются. К сожалению, они разбросаны по множеству глав УК РФ, многие из них крайне лаконичны, изобилуют взаимными отсылками, встречаются и такие, которые носят скрытый бланкетный характер.

В то же время число преступлений исследуемой категории, если говорить исключительно о нормах, предусмотренных главой 29 УК РФ, сравнительно невелико. В 2010 г. осуждено всего 329 человек. За публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) в 2009 г. осудили 5 человек, в 2010 г. - 23 человека. За возбуждение ненависти или вражды по национальному или религиозному признаку (ст. 282 УК РФ) в 2009 г. осудили 65 человек, в 2010 г. - 161 человек. За организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) в 2009 г. вообще не вынесли ни одного приговора, в 2010 г. по этой статье осуждено 23 человека. За организацию деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ) в 2009 г. приговорили к наказанию 2 человек, в 2010 г. - 22.

При этом нельзя упускать из вида: значительное число уголовно наказуемых деяний экстремистской направленности сосредоточено в преступлениях против личности, ибо в ходе предварительного расследования вдруг выясняется, что основной мотив их совершения - экстремизм.

Начало упорядочиванию практики расследования и рассмотрения уголовных дел экстремистской направленности было положено генеральным прокурором РФ. 19 ноября 2009 г. в своем Приказе N 362 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности" (п. 2.1) он впервые определил круг преступлений экстремистской направленности. К ним отнесены деяния, предусмотренные ст. ст. 136, 141, 148, 149, 212, 239, 277, 278, 280, 282 - 282.2, 357 УК РФ, а также ст. ст. 105, 111, 112, 115 - 117, 119, 150, 213, 214, 244 УК РФ, если они совершены по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Определенный итог почти десятилетней дискуссии о перечне дел экстремистской направленности подведен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности". Высший судебный орган государства к числу преступлений экстремистской направленности отнес деяния, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части УК РФ (ст. ст. 280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ, п. "л" ч. 2 ст. 105, п. "е" ч. 2 ст. 111, п. "б" ч. 1 ст. 213 УК РФ), а также иные преступления, совершенные по указанным мотивам, которые в соответствии с п. "е" ч. 1 ст. 63 УК РФ признаются обстоятельством, отягчающим наказание.

Сказанное позволяет сделать вывод, что предмет доказывания по делам экстремистской направленности, как и само явление - экстремизм, характеризуется многоаспектностью, сложностью и системностью. Это, в свою очередь, означает, что дальнейшее движение процесса упорядочивания производства по делам экстремистской направленности предполагает, во-первых, его унификацию, во-вторых, концентрацию производств в строго определенной системе как органов предварительного расследования, так и судов. Автор предлагает сконцентрировать досудебное производство по всем делам анализируемой категории в СК РФ, судебное разбирательство по ним осуществлять исключительно в федеральных районных (городских) судах.

В любом случае первым шагом в этом направлении будет создание сквозной методики доказывания по делам экстремистской направленности, положения которой могли бы быть применены как в рамках предварительного расследования преступлений, прокурорского надзора, так и судебного разбирательства. Над созданием именно такой методики автор работает в рамках осуществляемого им диссертационного исследования.