Мудрый Юрист

Особенности нотариальной регистрации башкирских земель в XIX в. *

<*> Khajbullin A.R. Peculiarities of notarial registration of Bashkir lands in the XIX century.

Хайбуллин Айнур Рауфович, аспирант кафедры теории и истории государства и права ГОУ ВПО "Башкирский государственный университет".

В статье анализируется практика нотариусов и старших нотариусов Уфимской губернии, где был выработан усложненный порядок нотариального производства по сделкам с земельными участками с обязательным участием органов и должностных лиц присутственных мест.

Ключевые слова: нотариат, регистрация, право собственности, присутственные места.

In article practice of notaries and the senior notaries of the UFA province where the complicated order of notarial manufacture under transactions with the ground areas with obligatory participation of bodies and officials of offices has been developed is analyzed.

Key words: a notariate, registration, the property right, local bodies.

Отдельного обсуждения требует вопрос нотариальной регистрации крепостных актов на земли Уфимской губернии. Естественно, что эти земли находились в гражданском обороте <1>. Ввиду плодотворности и богатства полезными ископаемыми башкирские земли пользовались большим спросом. Припущенники все чаще регистрировали арендуемые земельные наделы. В этом плане вопрос об утверждении актов на отчуждение башкирских земель имеет специфические черты, что важно при проведении историко-правового анализа вопросов утверждения крепостных актов. Для башкирского народа было чрезвычайно важно сохранить принадлежащие ему земли. На этой почве возникали многочисленные восстания, направленные на защиту своих земель. В рапорте Оренбургской губернской канцелярии на имя Правительствующего сената отмечалось, что "башкирцы ничто толь много не уважают, как свои земли и угодья, от чего наипаче и прежде бывшие их замечаний, как то Правительствующий сенат довольно изволит знать, происходили" <2>. Башкиры неоднократно подымали вопрос о закреплении прав на свои земли, "как того требовали гражданские законы" <3>. Положение о нотариальной части <4> от 14 апреля 1866 г. породило много неясностей у старших нотариусов. Они отказывались регистрировать акты отчуждения башкирских земель ввиду отсутствия у собственника земли крепостного акта <5>. Свой отказ они обосновывали ссылками на ст. ст. 167 и 168 Положения о нотариальной части <6>, согласно которым требовался документ о праве собственности на землю. Это был изъян норм в Положении о нотариальной части, регулировавших вопросы регистрации перехода прав не недвижимое имущество <7>. Статья 16 Положения о башкирах <8> устанавливала, что выдаваемое свидетельство непременными членами уездных по делам присутствий, а потом и земскими участковыми начальниками может служить доказательством вотчинных прав башкир на землю. Эти нормы содержались в "Правилах о наделении землей башкир-вотчинников и припущенников в башкирских вотчинных землях" <9>. Вопросы продажи и аренды земель регулировались нормами "Правил о продаже и отдаче в аренду башкирских земель и угодий" <10>. Тем самым старшие нотариусы должны были признать свидетельства, выданные членами уездных по крестьянским делам присутствий в качестве доказательства о праве при совершении нотариального акта по отчуждению башкирских земель. К сожалению, среди архивных документов встречаются многочисленные случаи отказа в совершении соответствующего нотариального акта. Причиной этому явилось игнорирование имперским законодателем ранее принятых законодательных актов по вопросам регулирования башкирских земель. Только за 1898 г. старшим нотариусом Уфимской нотариальной конторы <11> совершено 799 <12> нотариальных действий по утверждению купчих крепостей на земельные участки Уфимского уезда. С изданием Указа Правительствующего сената от 21 декабря 1892 г. <13> в Уфимской губернии резко увеличилась потребность в нотариальных услугах. В указе Правительствующего сената от 21 декабря 1892 г. говорилось, что подлежат отчуждению все земельные владения, угодья в пользу припущенников, которые были у них на основе арендных отношений с вотчинниками - башкирами, и могли быть проданы по арендной цене. Это было одно из направлений политики царского правительства по экспроприации башкирских земель в интересах припущенников и переселенцев. Поэтому указ в рамках "распродажи" <14> башкирских земель создал административный порядок регистрации права на земельные участки без представления актов в нотариальную контору и старшему нотариусу. Положением от 1 января 1879 г. "Об учреждении временно должности непременных членов по башкирским делам при Мензелинском, Бирском и Белебеевском уездных по крестьянским делам присутствиях" <15> выделялись непременные члены для ускорения размежевания башкирских земель. В уездных по крестьянским делам присутствия составлялись акты поземельного устройства. Данные акты подлежали утверждению Уфимским губернским по крестьянским делам присутствием. Решение этого органа было окончательным и подлежало немедленному исполнению <16>.

<1> Акманов А.И. Земельная политика царского правительства в Башкирии. Уфа: Китап, 2000. С. 280.
<2> Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗ РИ). N 10141. 1753.
<3> Неволин К.А. История российских гражданских законов. СПб.: Тип. Эдуарда Праца, 1857. С. 46.
<4> ПЗС РИ. Т. XII. N 43186. 1868. С. 346.
<5> Штраних И. Заметки из нотариальной практики. Двойственность процесса совершения и утверждения крепостных актов // Вестник права. 1914. N 45 (9 ноября). С. 1337.
<6> ПЗС РИ. Т. XII. N 43186. 1868. С. 358.
<7> Штраних И. Указ. соч. С. 1338.
<8> ПСЗ РИ. Т. VII. 1910. С. 470.
<9> Там же. Приложение к ст. 15.
<10> Там же. Приложение к ст. 16.
<11> Адрес-календарь и справочная книжка Уфимской губернии на 1899 г. Уфа: Уфимская губернская тип., 1899. С. 94.
<12> Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (далее - ЦГИА РБ). Ф. И - 156. Оп. 1. Д. 75. Л. 5.
<13> Собрание узаконений и распоряжений правительства (далее - СУ и РП). 1893. N 229. С. 700.
<14> ЦГИА РБ. Ф. И-6. Оп. 6. Д. 14198/12. Л. 31.
<15> ПСЗ РИ. II. Т. LIV. Отделение первое. N 59184. С. 1.
<16> ЦГИА РБ. Ф. И-10. Оп. 1. Д. 1. Л. 2.

Нотариус был правомочен совершать нотариальные акты состояний, служебные и межевые акты (ст. 81 Положения о нотариальной части). Указом Правительствующего сената от 14 апреля 1866 г. было утверждено приложение к ст. 81 Положения о нотариальной части "Правила о совершении актов на земли и оброчные статьи стоимостью не свыше пятисот рублей, продаваемые удельным ведомством сельским обществам и отдельным лицам сельского состояния" <17>. Указанным приложением предусматривался порядок составления и свидетельствования нотариальных актов на земельные участки. Акты составлялись на земли и оброчные статьи не свыше 500 руб. По правовому статусу данные акты приравнивались к крепостным актам, составленным нотариальным порядком, но не подлежавшим утверждению старшим нотариусом. Продавец и покупатель обращались к нотариусу для определения условий покупки земельного участка с последующим внесением в нотариальный реестр. После оплаты нотариальных издержек продавец в течение трех дней отправлял выписку из нотариального реестра старшему нотариусу. Старший нотариус вносил данные о сделке в крепостную книгу и в течение двух недель возвращал выписку с отметкой продавцу. Продавец полученную выписку представлял местному мировому судье или земскому участковому начальнику для ввода покупателя на приобретенные владения. Исполнительный лист для покупателя не требовался, но он должен был дать расписку продавцу о получении земельного участка. Так выглядел общий порядок нотариального производства по купле-продаже земельных участков по Российской империи. В связи с изданием 20 апреля 1898 г. Государственным советом "Положения о размежевании башкирских дач" <18> в Уфимской губернии был регламентирован иной порядок нотариальной регистрации перехода права на башкирские земельные участки. При продаже или сдаче в аренду вотчинных земельных участков условия сделки и ее целесообразность обсуждались на сельском сходе. Приговор сельского схода подлежал утверждению земским участковым начальником либо уфимским губернским по крестьянским делам присутствием. При такой процедуре, должностные лица в присутственных местах убеждались в свободном волеизъявлении сторон и наличии общего согласия вотчинников. Данный вывод нашел подтверждение еще в нормативном документе Государственного Совета от 9 мая 1878 г. "Об изменении порядка продажи общественных башкирских земель" <19>, согласно которому непременный член уездного по крестьянским делам присутствия проверял правильность составления приговора, проводил личный опрос участвующих в сделке лиц и удостоверял его для представления в губернское присутствие. Если предметом приговора была сделка по аренде вотчины на срок до трех лет, то акт утверждался у земского участкового начальника, во всех остальных случаях - губернским присутствием. По представлении приговора сельского схода нотариус осуществлял запись акта в нотариальном реестре и далее включался вышеописанный общий процесс совершения и засвидетельствования сделки с землей. Совершенные на основании приговоров сельского схода нотариальные акты не подлежали обложению гербовым сбором.

<17> СУ и РП. 1867. N 59. Ст. 562.
<18> ПСЗ РИ. III. Т. XVIII. N 15278. С. 249 - 254.
<19> ПСЗ РИ. II. Т. LIII. Отделение первое. N 58487. С. 332 - 335.

Таким образом, все крепостные акты по сделкам с башкирскими землями являлись недействительными при несоблюдении всей высокоформальной процедуры его составления и совершения. Безусловно, в практике нотариусов и старшего нотариуса описанные дополнительные требования оборота земель Уфимской губернии помогли избежать ошибок и наступления негативных правовых последствий как для них самих, так и для заинтересованных лиц, поскольку в Положении о нотариальной части от 14 апреля 1866 г. не содержались императивные нормы о проверке нотариусом или старшим нотариусом наличия приговора сельского схода, справки о межевании конкретной земельной территории у продавца. Поэтому совершенные в нотариальном порядке сделки с башкирскими землями обеспечивали защиту прав и законных интересов не только сторон, но и других вотчинников, находившихся в данной местности.

Список использованной литературы

  1. Акманов А.И. Земельная политика царского правительства в Башкирии. Уфа: Китап, 2000. С. 280.
  2. Адрес-календарь и справочная книжка Уфимской губернии на 1899 год. Уфа: Уфимская губернская тип., 1899. С. 94.
  3. Неволин К.А. История российских гражданских законов. СПб.: Тип. Эдуарда Праца, 1857. С. 46.
  4. Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗ РИ). N 10141. 1753.
  5. ПЗС РИ. Т. XII. N 43186. 1868. С. 346.
  6. ПСЗ РИ. Т. VII. 1910. С. 470.
  7. ПСЗ РИ. II. Т. LIV. Отделение первое. N 59184. С. 1.
  8. ПСЗ РИ. III. Т. XVIII. N 15278. С. 249 - 254.
  9. ПСЗ РИ. II. Т. LIII. Отделение первое. N 58487. С. 332 - 335.
  10. Собрание узаконений и распоряжений правительства (далее - СУ и РП). 1893. N 229. С. 700.
  11. СУ и РП. 1867. N 59. Ст. 562.
  12. Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (далее - ЦГИА РБ). Ф. И-156. Оп. 1. Д. 75. Л. 5.
  13. ЦГИА РБ. Ф. И-6. Оп. 6. Д. 14198/12. Л. 31.
  14. ЦГИА РБ. Ф. И-10. Оп. 1. Д. 1. Л. 2.
  15. Штраних И. Заметки из нотариальной практики. Двойственность процесса совершения и утверждения крепостных актов // Вестник права. 1914. N 45 (9 ноября). С. 1337.