Мудрый Юрист

Концепция фидуциарных правоотношений и возможность ее применения в корпоративном праве России

Агламазова В.В., магистрант юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова по курсу "Корпоративное право" <1>.

<1> Научный консультант - доктор юридических наук, профессор И.С. Шиткина.

В настоящее время многими исследователями принята точка зрения, согласно которой директор является субъектом правоотношений по управлению компанией. Договор с директором характеризуется как консенсуальный, взаимный, возмездный, срочный и фидуциарный <2>, имеющий смешанную правовую природу, так как на него распространяются нормы как трудового, так и гражданского права <3>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2007.

<2> Корпоративное право: Учеб. курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: КНОРУС, 2011.
<3> Данная точка зрения поддерживается также действующим законодательством и сложившейся судебной практикой. Так, абз. 3 п. 3 ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ (в ред. от 28.12.2010) "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО) предусмотрено, что на отношения между обществом и его единоличным исполнительным органом (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона. Также это подтверждается Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан". В частности, в нем указывается, что в связи с особенностями статуса руководителя, а также особыми доверительными отношениями, которые должны складываться между собственником компании и ее руководством, законодательством могут быть предусмотрены особые правила расторжения договора с директором.

Особый интерес представляет характеристика правоотношений между компанией и ее директором как фидуциарных. В российской правовой доктрине, как правило, дается определение фидуциарных правоотношений как основанных на доверии отношений, возникающих между доверителем и поверенным. Такая трактовка характерна для стран романо-германской системы права. В связи с этим некоторые авторы полагают, что этот термин к отношениям между компанией и директором неприменим <4>.

<4> Catalin Oroviceaunu. Implementation of fiduciary duties of directors in romanian company law // Griffin's view Volume 8, Number 1. P. 86 - 103.

В англосаксонской правовой доктрине чаще говорится об институте фидуциарных обязанностей, которые включают в себя не только взаимоотношения представительства, но и фактической власти над другим лицом. На данной концепции основаны многие институты корпоративного права в Великобритании и США, и она, на наш взгляд, является ключевой при определении правового статуса директора компании.

Данная статья посвящена изучению фидуциарных правоотношений по законодательству Великобритании и США, а также рассматривает вопросы применимости и возможности внедрения указанного понятия в российское корпоративное право.

Понятие фидуциарного правоотношения

Понятие "фидуция" возникло в Древнем Риме и означало акт, основанный на доверии: передачу собственности другому лицу под видом продажи с правом обратного требования <5>.

<5> Парфенов Д.И. К вопросу о доверительном характере договора поручения // Право и политика. 2007. N 8. Приводится по материалам справочной системы "КонсультантПлюс".

Позже в странах англосаксонской системы права оно было расширено и доработано применительно прежде всего к доверительному управляющему (Trastee) <6>.

<6> Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. 6th edition. Oxford University Press Ins. New York, 2008. P. 313.

В наиболее обобщенном виде под фидуциарными обязанностями понимаются основанные на доверии правовые или этические отношения, возникающие в связи с управлением деньгами или имуществом между двумя или более сторонами, как правило, именуемыми "фидуциарий" и "принципал" <7>.

<7> URL: http:// www.absoluteastronomy.com/ topics/ Fiduciary.

В отчете Комиссии по праву Англии и Шотландии приводится определение, сходное с определением договора гражданско-правового представительства по законодательству Российской Федерации: "Фидуциарное правоотношение - это правоотношение, в рамках которого одно лицо обязуется действовать от имени и в интересах другого лица, зачастую в качестве посредника, с той степенью осмотрительности или полномочий, которые влияют на интересы другого лица, которое зависит от фидуциария в отношении той информации и рекомендаций, которые ему будут предоставлены" <8>. Однако фидуциарные правоотношения не сводятся только к обычному представительству. Законодательное закрепление фидуциарных обязанностей преследует несколько целей: оно дисциплинирует участников, на его основании устанавливаются стандарты управления, и, в случае неправомерных действий управляющих, оно предоставляет необходимый механизм взыскания убытков <9>.

<8> The Law Commission and the Scottish Law Commission Report. N 236. Fiduciary Duties and Regulatory Rules. December, 1995. P. 1. Цитируется по: Шашков Ю.В. Фидуциарные обязанности директора (Director's Fidusiary Duties): от англо-американской правовой доктрины к российской корпоративной практике // Закон. 2009. N 12. С. 216 - 227.
<9> Чеховская С.А. Современные проблемы применения концепции фидуциарных обязанностей в американском корпоративном праве // Предпринимательское право: вызовы времени. Научные труды кафедры предпринимательского права. Вып. 1 / Под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. О.М. Олейник, д-ра юрид. наук Ю.Б. Фогельсона. М.: ГУ - ВШЭ, 2009. С. 132.

Понятия "фидуциарий" и "фидуциарные обязанности" трактуются достаточно широко. Их нельзя отнести к какой-то определенной отрасли права. Так, например, существуют труды, посвященные фидуциарным обязанностям поверенного, директора или даже фидуциарным обязанностям администрации штата или управляющей организации по инвестиционному проекту <10>.

<10> Например, см.: Memorandum by fiduciary duties issue of investors as purchases subcommittee of U.S. Securities and exchange commission. February 15. 2010. URL: http:// www.sec.gov/ spotlight/ invadvcomm/ iacmemofiduciaryduty.pdf.

Наличие фидуциарных обязанностей признается в одном из четырех случаев:

<11> Fiduciary relationship // Black's Law Dictionary. 7th edition. West Group. St. Paul, Minn., 1999.

Стороны фидуциарного правоотношения.

Как видно из вышеизложенного, фидуциарные отношения возникают у достаточно широкого круга лиц. Фидуциарием является поверенный в отношении доверителя, агент в отношении принципала, директор в отношении своей компании, ее акционеров и даже кредиторов. В настоящее время в литературе ведется спор относительно наличия фидуциарных обязанностей у акционеров по отношению к своей компании. Законодательство Великобритании признает наличие фидуциарных обязанностей за мажоритарными акционерами, в случае если их указания являются обязательными для совета директоров, а также у государственных органов власти в отношении вверенных им фондов.

Очевидно, что лицо может быть признано фидуциарием только при наличии власти над имуществом и имущественными правами, которые принадлежат другому, лицу либо над процессом принятия решений в отношении распоряжения правами другого лица.

Основанием возникновения фидуциарных обязанностей являются:

Таким образом, фидуциарием по сделке признается любое лицо, действующее в рамках предоставленных полномочий по своему усмотрению в интересах представляемого лица.

Фидуциарием в силу юридического факта признается лицо, имеющее возможность управлять, давать обязательные указания или иным способом оказывать влияние на процесс формирования воли или фактические действия другого лица.

Права и обязанности участников фидуциарных правоотношений.

Содержанием такого правоотношения будут являться обязанности фидуциария по отношению к лицу, от имени которого он действует или чьим имуществом распоряжается (фидуциарные обязанности).

Отсутствие возможности полного контроля над деятельностью фидуциария компенсируется его ответственностью за совершаемые им действия, в случае если эти действия были неразумны, недобросовестны или выходили за рамки его полномочий. Однако лицо не может быть признано виновным в нарушении фидуциарных обязательств, если оно действовало по указаниям третьих лиц и не могло повлиять на сложившуюся ситуацию. На этом основана практика снятия "корпоративных покровов" - т.е. признание ответственным за убытки компании и ее кредиторов не официального директора, а того лица, которое в действительности давало компании обязательные указания и в интересах которого были совершены действия, приведшие к убыткам.

Таким образом, под фидуциарными правоотношениями можно признать урегулированные нормами права, основанные на доверии общественные отношения, при которых одно лицо (фидуциарий) в силу договора или иного юридического факта по своему усмотрению действует от имени либо осуществляет контроль и управление другим лицом либо имуществом другого лица.

Фидуциарные обязанности директора

Наиболее полно фидуциарные обязанности присущи деятельности директора. Право компаний Великобритании, так же как и корпоративное право США, особо не выделяет компетенцию членов совета директоров, членов правления и исполнительного директора, а предусматривает единообразные требования ко всему высшему управляющему персоналу компании. Согласно ст. 5 ч. 2 раздела Модельного устава компаний 2008 г. члены совета директоров могут сами действовать от имени компании или нанять для этого одного или нескольких исполнительных директоров <12>. В настоящее время эта норма содержится в Модельном уставе компаний.

<12> The Companies (Model Articles) Regulations 2008 N 3229. URL: http:// www.legislation.gov.uk/ uksi/ 2008/ 3229/ made; см. также Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. P. 324.

Согласно английской правовой доктрине все директора равно несут в отношении компании особые доверительные фидуциарные обязанности, подобные обязанностям доверительного управляющего. Тем не менее статусы директора и доверительного управляющего значительно отличаются. Действия директора признаются действиями самого юридического лица, и он получает практически полную власть над имуществом компании. Его целью не является обеспечение полной сохранности имущества и избежание рисков, но обеспечение предпринимательской деятельности компании, которая всегда является рискованной <13>.

<13> Seally L.S. The director as trustee // Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. 6th edition. Oxford University Press Ins. New York, 2008. P. 313.

В английской и американской правовой доктрине наблюдается различный подход к содержанию фидуциарных обязанностей директора и объему его ответственности при возникновении правонарушений.

Для американского законодательства классическим является высказывание верховного судьи Нью-Йоркского апелляционного суда Кардозо по делу "Мейнхарда против Салмона", в котором он определил, что лица, осуществляющие совместную рисковую предпринимательскую деятельность, например соучредители, несут на всем протяжении ведения совместного бизнеса по отношению друг к другу обязанность абсолютной лояльности (finest loyalty). Таким образом, фидуциарий - лицо, которое в силу занимаемой им должности обязано проявлять по отношению к другому лицу исключительную добросовестность (extreme fidelity) <14>. Многие авторы также прибавляют к этому обязанность проявления должной осмотрительности. Таким образом, директору очень сложно избежать ответственности даже за неумышленные действия. В связи с этим в США широкое распространение получила практика страхования ответственности директора <15>.

<14> Kenneth M. Rosen, Fiduciaries, 58 Alabama Law Review 1041 (2007). The University of Alabama School of Law. URL: http:// www.law.ua.edu/ lawreview/ articles/ Volume%2058/ lssue%205/ RosenUpdated.pdf.
<15> Шашков Ю.В. Фидуциарные обязанности директора (Director's Fidusiary Duties): от англо-американской правовой доктрины к российской корпоративной практике // Закон. 2009. N 12. С. 216 - 227.

По законодательству Великобритании директор несет в отношении компании, ее акционеров и работников фидуциарные обязательства, схожие с обязательствами доверительного управляющего. Это означает, что директор должен быть безукоризненно честен в отношении к своей компании, при этом к нему не предъявляется практически никаких требований в отношении образования и опыта работы <16>.

<16> Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. P. 312.

В Акте компаний 2006 г. британский законодатель установил по отношению к директору следующие обязанности <17>:

<17> Company Act 2006, Ch. 2 Part 10. URL: http:// www.legislation.gov.uk/ ukpga/ 2006/ 46/ contents.

Кроме основных обязанностей учредительными документами компаний на директора могут возлагаться и другие обязанности.

Рассмотрим основные обязанности директора по праву Великобритании более подробно.

Обязанность действовать в рамках полномочий <18> предусматривает, что директор должен действовать согласно внутренним актам компании и осуществлять только те полномочия, которые были на него возложены актами компании.

<18> Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. P. 380 - 383.

Например, в деле "Хога против Крампхон ЛТД" директор, пытаясь предотвратить недружественное поглощение, осуществил эмиссию акций и распределил их среди работников компании. Недружественное поглощение было прекращено, но впоследствии суд признал, что директор нарушил свои фидуциарные обязанности и признал выпуск акций недействительным. Аналогичные решения были приняты еще по целому ряду дел.

Обязанность обеспечивать успешность компании <19>. Директор должен действовать добросовестно, по своему усмотрению, таким образом, как он считает нужным для того, чтобы обеспечить выгоду всем участникам общества. При этом он должен иметь в виду долгосрочные последствия принимаемых им решений, интересы работников компании, взаимоотношения с поставщиками, покупателями и прочими контрагентами, влияние деятельности общества на природную среду, а также сохранение репутации компании. В случае если компания нарушает требования защиты окружающей среды или права работников, это вызывает общественное порицание, потерю деловой репутации и инвестиционной привлекательности.

<19> Там же. С. 385.

Пренебрежение этим принципом особенно плохо сказывается на крупных компаниях, так как они обязаны максимально раскрывать перед инвесторами всю информацию о своей деятельности <20>.

<20> Там же. С. 314 - 316.

Обязанность быть независимым в суждениях <21>. При принятии решения директора не должны быть связаны ничьим мнением, кроме случаев, когда компания решила отменить разграничения полномочий своих директоров либо когда ограничения в принятии решений предусмотрены внутренними актами компании.

<21> Там же. С. 386 - 387.

Наличие собственного усмотрения и возможность самостоятельно принимать решения являются необходимым условием фидуциарных правоотношений. При отсутствии этого признака лицо не рассматривается в качестве фидуциария. Отсюда в праве Великобритании возникает фигура теневого директора. Из этого же исходят суды Великобритании при формировании практики снятия "корпоративных покровов".

Обязанность проявлять разумную осмотрительность, заботливость и профессионализм означает требование такой осмотрительности, заботливости и профессионализма, которые можно было бы требовать от разумного человека, занимающего позицию директора, и использование навыков, умений и знаний, которые имеет данный директор.

Такие требования, устанавливающие двойные объективно-субъективные критерии определения должного поведения, впервые появились в Акте о дисквалификации директоров 1986 г. В Акте о несостоятельности 2000 г. предусмотрены более высокие требования к профессионализму директоров. Также согласно Акту о несостоятельности, в случае если директор хочет избежать персональной ответственности при начале процедуры банкротства, если невозможно выправить финансовое состояние компании, он должен приложить все усилия для того, чтобы уменьшить причиненный кредиторам ущерб <22>. В деле инвестиционной управляющей компании "Бишопсгейта против Максвелла" также отмечалось, что ответственность директора компании сильно зависит от организации управления компании и от роли ее директора <23>.

<22> Там же. С. 346.
<23> Там же. С. 387.

Общая, широко распространенная трактовка этой нормы предполагает, что директор несет ответственность только за значительные ошибки в управлении, включая халатность. При этом не существует установленных стандартов профессионализма директора <24>. На этом основывается основная часть критики института фидуциарных отношений. Многие авторы считают, что это необоснованно снижает ответственность директора за принимаемые им решения. В настоящее время практика идет по пути повышения требований к образованию и опыту работы директоров компаний.

<24> В то же время в Разъяснении N 261 1999 г. парламентской комиссии Англии и Шотландии по регулированию конфликтов интересов и установлению полномочий директоров компании говорится о том, что вполне применимы и субъективные стандарты, так как управление не является профессией. Там же. С. 391.

Обязанность предотвращать возникновение конфликта интересов означает, что директор должен избегать любых ситуаций, связанных с его личной заинтересованностью, противоречащей интересам компании. Обязанность распространяется в том числе на использование любых материальных и нематериальных активов компании.

Норма не распространяется на:

Сделка может считаться одобренной, если в учредительных документах возможность ее заключения не запрещена (для частной компании) либо была прямо установлена (для публичной компании). При проведении голосования по вопросам, в которых у директора может быть личная заинтересованность, голос заинтересованного директора не учитывается <25>.

<25> Там же. С. 410.

Самой распространенной ситуацией возникновения конфликта интересов является назначение размера вознаграждения директору. В некоторых случаях судебная практика признает назначение размера вознаграждения директору выходящим за рамки круга полномочий совета директоров и относит этот вопрос к компетенции общего собрания <26>.

<26> Guinness pls v Sounders [1990] 1 ALLER 625, [1990] 2 AC 663 House of Lords // Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. 6th edition. Oxford University Press Ins. New York, 2008. P. 333 - 337.

В отношении компаний, котируемых на бирже, в 1999 г. правительство Великобритании выпустило рекомендации, согласно которым компания должна ежегодно публиковать отчет о вознаграждении своих директоров, в котором должна раскрываться информация о том, что входит в состав вознаграждения каждого директора. Отчет должен визироваться акционерами компании <27>.

<27> Andrew Hiks, S.H. Goo. Cases and Materials on Company Law. P. 375 - 376.

Обязанность не получать выгоду от третьих лиц. Директор не вправе извлекать выгоду из своей должности путем получения дохода от третьих лиц, кроме случаев, когда это прямо было одобрено компанией <28>.

<28> Там же. С. 410.

На наш взгляд, все перечисленное, так же как и в доктрине США, можно свести к трем основным обязанностям:

Возможность применения концепции фидуциарных правоотношений в российском корпоративном праве

Как мы уже видели, фидуциарные правоотношения гораздо шире правоотношений, складывающихся между поручителем и поверенным по договору гражданско-правового представительства, и в настоящее время применяются практически к любым правоотношениям, где одно лицо получает право контроля над другим лицом либо возможность распоряжаться имуществом другого лица.

Вне зависимости от того, законодательству какой страны подчинена компания, полномочия директора обусловливаются его функциями и примерно одинаковы. В большей мере их объем зависит от системы управления, принятой в каждой отдельной компании.

На сегодняшний день российское законодательство закрепило за директором некоторые обязанности, традиционно относимые к фидуциарным, а именно:

<29> Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (в ред. от 07.11.2011) приводится по СПС "КонсультантПлюс". Здесь и далее по тексту - ТК РФ.
<30> Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (в ред. от 28.12.2010) // СПС "КонсультантПлюс". Здесь и далее по тексту - Закон об АО.
<31> Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в ред. от 11.07.2011) // СПС "КонсультантПлюс". Здесь и далее по тексту - Закон об ООО.
<32> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2011) // СПС "КонсультантПлюс". Здесь и далее по тексту - ГК РФ.

Кроме того, принципы добросовестности и должной осмотрительности просматриваются в нормах, закрепляющих ответственность директора. Так, директор несет административную либо уголовную ответственность за разглашение внутренней информации компании <33>, гражданско-правовую либо дисциплинарную за принятие необоснованного решения, повлекшего вред имуществу компании <34>. Однако ни в одном нормативно-правовом акте не указываются критерии такой добросовестности, разумности и обоснованности <35>.

<33> Согласно п. 7 ст. 4 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 224-ФЗ (в ред. от 11.07.2011) "О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" директор компании наряду с другими лицами, входящими в органы управления, признается инсайдером, т.е. лицом, имеющим доступ к инсайдерской информации, включающей коммерческую, банковскую, служебную и иную тайну. За неправомерное использование инсайдерской информации статьями 15.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. от 21.07.2011) предусматривается ответственность. Кроме того, ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, предусматривается ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (в ред. от 21.07.2011).
<34> Пункт 9 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (в ред. от 18.07.2011). Кроме того, согласно п. 3 ст. 53 директор по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, обязан возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 06.04.2011).
<35> Заключение Комитета Государственной Думы по финансовому рынку на проект Федерального закона N 394587-5 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ", внесенный Правительством Российской Федерации // URL: http:// asozd2.duma.gov.ru/ main.nsf/ (ViewDoc)?OpenAgent&work/ dz.nsf/ BylD&595FA97C12B88064 C32577A50020B1A0.

В законопроекте от 23 июня 2010 г. N 394587-5 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ", внесенном в Государственную Думу Правительством Российской Федерации (законопроект об ответственности) предложены следующие критерии недобросовестности:

  1. он действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами общества, в том числе при наличии заинтересованности в совершении обществом сделки (сделок), о котором не был уведомлен совет директоров (наблюдательный совет) общества;
  2. он знал или должен был знать о том, что совершенное им действие (бездействие) и (или) принятое решение, за которое он голосовал, не отвечает интересам общества;
  3. он без уважительных причин не исполнял или уклонялся от исполнения возложенных на него обязанностей;
  4. его действия (бездействие) и (или) принятое решение, за которое он голосовал, не соответствуют требованиям настоящего федерального закона, иных федеральных законов, нормативных правовых актов, устава или внутренних документов общества <36>.
<36> См.: текст внесенного законопроекта N 394587-5 // URL: http:// asozd2.duma.gov.ru/ main.nsf/ (ViewDoc)?OpenAgent&work/ dz.nsf/ BylD&887ClB7AD67FAlC3 C325774C0047F27A.

В настоящее время законопроект прошел второе чтение и был передан на доработку в Комитет Государственной Думы по собственности.

К сожалению, в указанном законопроекте не устанавливается такое основание освобождения от ответственности, как навязанная воля одного из участников по вопросам, относящимся к компетенции единоличного исполнительного органа или правления.

В настоящее время делаются попытки законодательно закрепить принцип снятия корпоративных покровов. Так, в п. 3 ст. 6 Закона об АО и п. 3 ст. 6 Закона об ООО закреплена ответственность основного общества по долгам дочернего. Однако, во-первых, это распространяется только на участников - юридических лиц, во-вторых, необходимо доказать, что основное общество имело право давать такие указания, а согласно Закону об АО это должно следовать из устава общества или договора между основным и дочерним хозяйственным обществом. Кроме того, для привлечения к ответственности по сделкам, повлекшим неблагоприятные последствия, необходимо доказать, что основное общество знало о наступлении таких последствий.

На рассмотрение в Государственную Думу вносился законопроект N 328026-5 от 12 февраля 2010 г. Федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", внесенный Курской областной Думой и, к сожалению, не поддержанный Правительством Российской Федерации. Этот законопроект закреплял возможность привлечения к ответственности за невыполнение требований трудового законодательства не только работодателей, но и учредителей (участников) юридического лица и лиц, имеющих право давать обязательные для этого юридического лица указания <37>. В заключении Правового управления Комитета Государственной Думы по труду и социальной политике по данному законопроекту указывалось, что применение его было бы затруднительным ввиду того, что, как правило, трудно определить то лицо, которое давало обязательные указания <38>. Ошибкой указанного законопроекта, на наш взгляд, является привязка данного правонарушения исключительно к трудовым правоотношениям, а обязательные указания, наносящие вред деятельности компании, когда они исходят от учредителей или иных лиц, имеющих право давать обязательные указания, касаются скорее не трудового, а корпоративного законодательства. Кроме того, указанный законопроект предусматривал лишь один частный случай злоупотребления своим положением лиц, имеющих влияние на компанию. В итоге единственным лицом, отвечающим за деятельность юридического лица, оставался директор вне зависимости от того, действительно ли он был инициатором того или иного решения или оно ему было навязано участниками или иным лицом, которое могло оказывать влияние на компанию (например, фактические владельцы, инвесторы, кредиторы или иные лица).

<37> См.: текст внесенного законопроекта N 328026-5 от 12 февраля 2010 г. "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" // URL: http://asozd2.duma.gov.ru.
<38> Заключение Правового управления // URL: http://asozd2.duma.gov.ru.

Указанные недостатки могли бы быть частично исправлены вступлением в силу законопроекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, подготовленного федеральным государственным бюджетным научным учреждением "Центр частного права при Президенте Российской Федерации". В частности, в указанном законопроекте в п. 3 ст. 53 закреплены традиционно рассматриваемые как фидуциарные обязанности действовать добросовестно и разумно. Также в нем предлагается ввести статью 53.1, которая устанавливает ответственность любого лица, представляющего интересы компании, вне зависимости от того, исполняло ли оно функции единоличного исполнительного органа на момент причинения им убытков или нет, а также лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица. При этом такие лица могут быть освобождены от ответственности в случае, если они действовали в рамках обычного предпринимательского риска, по указанию акционеров, либо участников общества, либо в условиях форс-мажора <39>. То есть даже если такие лица действовали добросовестно и разумно, исходя из имеющейся у них информации, они все равно будут нести ответственность, что, на наш взгляд, с учетом отсутствия механизма страхования ответственности членов органов управления юридического лица будет препятствовать проявлению деловой активности.

<39> Проект раздела I части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. Приводится по материалам сайта Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru.

Решением проблемы возложения на органы управления чрезмерной ответственности могло бы стать официальное законодательное закрепление понятия фидуциарных правоотношений.

При этом фидуциарные правоотношения должны рассматриваться как урегулированные нормами права, основанные на доверии общественные отношения, при которых одно лицо (фидуциарий) в силу договора или иного юридического факта по своему усмотрению действует от имени другого лица либо осуществляет контроль и управление другим лицом или имуществом другого лица.

Очевидно, что обязанности, возникающие из такого правоотношения, невозможно нарушить, если лицо, на которое они были возложены, действовало с должной профессиональной осмотрительностью и без злого умысла.

Введение данного понятия послужит более четкой законодательной формулировке обязанностей директора. Он будет нести ответственность за любое действие или бездействие, повлекшее ущерб компании, учредителям (участникам), кредиторам или окружающей среде, но только в той части и тогда, когда это были действия или решения, совершенные по его воле или в результате его неосторожности и неосмотрительности. В то же время он будет освобождаться от ответственности, если докажет, что действовал добросовестно и разумно с учетом всей имеющейся у него информации.

Еще одним последствием введения такой нормы будет необходимость более тщательно подходить к доказыванию вины лиц, несущих фидуциарные обязанности в суде, что придаст им большую защищенность.

В результате будет достигнуто более справедливое распределение ответственности между директором и иными лицами, оказывающими влияние на формирование воли компании (участниками, советом директоров, инвесторами, кредиторами).