Мудрый Юрист

Юридическая служба в предпринимательстве - важный институт системы учебной дисциплины предпринимательского права

Клеандров Михаил Иванович, член-корреспондент РАН, судья Конституционного Суда РФ.

Статья посвящена проблемам юридической службы в системе предпринимательского права как отрасли научной дисциплины. Автор анализирует статус юридической службы организации, функции такой службы, а также место соответствующей дисциплины в курсе предпринимательского права. В статье подробно исследуются основные функции юридической службы в предпринимательстве, в том числе в связи с существующими образовательными стандартами.

Ключевые слова: предпринимательское право, учебная дисциплина, бакалавриат, магистратура, образовательный стандарт, юридическая служба предприятия.

Juridical service in entrepreneurship - an important institute of system of educational discipline of entrepreneurial law

M.I. Kleandrov

The article is devoted to problems of juridical service in the system of entrepreneurial law as a branch of scientific discipline. The author analyses the status of juridical service of organization, functions of such service and place of the relevant discipline in the course of entrepreneurial law. The article studies in detail basic functions of juridical service in entrepreneurship including in connection with existing educational standards.

Key words: entrepreneurial law, educational discipline, baccalaureate, master course, educational standard, juridical service of enterprise.

Издавна, в течение нескольких десятилетий, институт юридической службы в народном хозяйстве СССР, как и ряда иных социалистических стран, был важным институтом системы хозяйственного (в последние два десятилетия в России - предпринимательского) права: в системе хозяйственного (предпринимательского) права и как самостоятельной отрасли права, и как отрасли законодательства, и как отрасли юридической науки, и - что определяюще важно в качестве главной цели данной статьи - как отрасли учебной дисциплины.

Названный институт каждой из указанных четырех систем в своем развитии прошел долгий, далеко не беспроблемный путь, апофеозом которого вплоть до настоящего времени, вне всякого сомнения, следует назвать утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 22 июня 1972 г. Общее положение о юридическом отделе (бюро), главном (старшем) юрисконсульте министерства, ведомства, Исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся, предприятия, организации, учреждения <1> (далее - Общее положение). Этот акт - изначально центральный для названного института в системе хозяйственного законодательства нормативно-правовой акт, плод хозяйственного права как науки, результат НИР специалистов в сфере хозяйственного права и в то же время фундамент учебной дисциплины, обеспечивающий подготовку специалистов в сфере юридической службы в народном хозяйстве.

<1> СП СССР. 1972. N 13. Ст. 70.

Названный базовый акт до сих пор действует, но следует отметить, что, во-первых, к настоящему времени он действует - навскидку - формально в объеме не более чем 10% от первоначального содержания, по существу, и того меньше, а во-вторых, он вполне может служить ориентиром в решении вопросов относительно круга отношений, подлежащих правовому урегулированию применительно к юридической службе в предпринимательстве сегодняшнего дня (и на будущее) - о ее статусе, объеме правомочий, круге подлежащих решению задач, системе видов обязанностей, иммунитете и ответственности и т.п.

В вопросе об институте юридической службы в системе предпринимательского права как учебной дисциплины сегодняшнего дня ситуация с центральным (базовым) для него нормативно-правовым актом и - более широко - с общим нормативно-правовым регулированием этой сферы отношений определяюще важна. Ведь преподавать - с необходимо желаемым эффектом - можно лишь то, что имеет добротную законодательную основу и надежно апробировано практикой. Но если правоприменительная практика базируется на крайне слабом, безнадежно устаревшем нормативно-правовом фундаменте, ситуацию - в целях обеспечения надежной методологической организации учебного процесса соответствующей дисциплины - может спасти лишь соответствующее добротное теоретическое обеспечение, в данном случае - всей гаммы правоотношений с участием юридической службы в предпринимательстве.

Правильной организации научного обеспечения методологии учебного процесса, применительно к юридической службе в предпринимательстве современной России, должны предшествовать верные ответы на несколько базовых вопросов, в центре внимания при формулировании которых должно находиться осознание факта уже практически состоявшегося перехода отечественного юридического образования на двухуровневую подготовку: бакалавриат и магистратура.

И здесь исключительно важным по значению будет ответ на вопрос: с каким количественным потенциалом (объемом рынка соответствующих образовательных услуг) мы имеем дело? Иными словами - есть ли здесь фронт работы, будут ли востребованы специалисты в сфере юридической службы в предпринимательстве и в развитие - достаточны ли здесь будут бакалавры или необходимы только магистры?

По данным Росрегистрации по состоянию на 1 июля 2011 г., в нашей стране насчитывалось 3 835 955 коммерческих организаций - юридических лиц, запись о которых внесена в Единый государственный реестр юридических лиц (кроме юридических лиц, прекративших свою деятельность), в том числе: полных товариществ - 408, товариществ на вере - 607, обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью - 3 534 146, открытых и закрытых акционерных обществ - 188 458, производственных кооперативов - 20 271, унитарных предприятий - 11 801, прочих коммерческих организаций - 80 164. Кроме этого, в данном реестре зарегистрировано 696 153 некоммерческих организаций (потребительские кооперативы, государственные и муниципальные учреждения и пр.), многие из которых в той или иной мере осуществляют предпринимательскую деятельность, для них не являющуюся основной. Наконец, в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей по состоянию на 1 июля 2011 г. зарегистрировано (кроме прекративших свою деятельность) 4 066 056 индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств (в том числе 28 397 иностранных граждан и 2623 - лиц без гражданства).

Есть иные классификационные критерии, например, В.В. Путин указал: малый и средний бизнес - это 17 тыс. средних, 228 тыс. мелких компаний, более 1 млн. микропредприятий, 4 млн. индивидуальных предпринимателей и фермеров <2>.

<2> Российская газета. 2010. 25 марта.

Как бы то ни было, очевидно - "фронт работы" для юридической службы огромен, количество мест охватываемой работы для специалистов данного профиля исчисляется миллионами.

В принципе под юридической службой следует и сегодня понимать определение круга профессиональных работников юридического профиля, в основном - штатных работников предприятия, ведущих в нем непосредственно правовую работу, т.е. это работник юридического (правового, договорно-правового и т.п.) отдела (бюро, группы, иного структурного функционального подразделения) предприятия (организации), с определением круга обязанностей каждого работника данного подразделения, его полномочий и правомочий и т.д., т.е. определение узкого, профессионального круга исполнителей правовой работы <3>. Соответственно, под правовой службой следует, в свою очередь, понимать широкий круг работников, в основном - также штатных, предприятия, ведущих в нем правовую работу, - руководителей предприятия, руководителей подразделений (бухгалтерии, финансовой службы и др.), специалистов и т.д., в том числе тех работников, которые включены в круг "юридической службы". Правовая же работа в таком случае - это работа (деятельность) в области обеспечения защиты прав предприятия, обеспечение в нем, в его деятельности законности, сохранения собственности, укрепления дисциплины, договорная работа и т.д., т.е. работа (деятельность), которую должны осуществлять юрисконсульты и другие штатные и не только работники юридической службы предприятия, как и привлекаемые в тех или иных качестве и форме для ее ведения иные специалисты <4>.

<3> Клеандров М.И. Правовая работа в агропромышленном комплексе // Исмаилов Ш.М., Клеандров М.И. Правовое обеспечение Продовольственной программы. Душанбе: Ирфон, 1983. С. 180 - 194.
<4> Там же.

Нужно отметить, что в юридической литературе как прошлого, "советского" периода, так и в современной, как учебной, так и научной, приведены и иные определения понятий названных терминов, обзор их дан Р.В. Чикулаевым <5>. При всех различиях в подходах к терминологическому "размежеванию" понятий "юридическая служба", "правовая служба", "правовая работа" и иных (в частности, "юридическая работа") со всей очевидностью можно сказать: "юридическая служба" в предпринимательстве (ранее бытовало - "в народном хозяйстве") есть ядро "правовой службы", в которой, помимо непосредственно "юридической службы" задействованы и иные профильные специалисты (подразделения предприятия) и здесь - в обоих определениях - акцентируется статусный характер "службы"; правовая же работа - это деятельность, осуществляемая названными "службами", т.е. здесь акцентируется круг задач, линейка возможностей, объем обязанностей.

<5> Чикулаев Р.В. К вопросу о совершенствовании правовой работы в организациях финансового рынка // Российский юридический журнал. 2009. N 6.

Вместе с тем необходимо отметить, что с точки зрения организации учебного процесса, с позиции эффективности подготовки специалистов - для юридического обеспечения предпринимательской деятельности - приведенное выше терминологическое размежевание понятий не носит принципиального характер. Более значима в этом вопросе классификация субъектов, непосредственно осуществляющих (ведущих) в предпринимательских структурах правовую работу, непосредственно выполняющих функции юридической службы.

Главной "фигурой" здесь выступают штатные работники юридической службы предприятия. Основным - в рассматриваемом плане - их отличием от иных "фигурантов" является то, что они состоят в штате предприятия, они со "своим" предприятием заключили трудовой (срочный, бессрочный - не важно) договор, но не договор подряда. И этот трудовой договор они заключили именно со "своим" предприятием, которое удерживает с них налоги и перечисляет их вкупе с другими обязательными неналоговыми удержаниями в соответствующие фонды и пр., в отличие от получившей в последние годы распространение ситуации, когда трудовой договор работник заключает с определенным агентством, а это агентство на условиях уже "своего" договора подряда ("рекрутинга") с предприятием "сдает" работника этому предприятию для выполнения обусловленных договором работ. Штатный работник юридической службы и есть юрисконсульт <6> - почетная, имеющая хорошую (более чем столетнюю) историю и довольно распространенная (в том числе и за рубежом) должность, обычно неплохо оплачиваемая.

<6> Встречающиеся в СМИ, а иногда и в литературе термины "юрконсул", "юрист-консультант" и т.п. обычно свидетельствуют либо об уничижительно-пренебрежительном отношении их использующих к должности (профессии) юрисконсульта, либо просто о незнании предмета.

Но, помимо штатных юрисконсультов предприятия, функции юридической службы в предпринимательстве осуществляют (реализуют) и юридические фирмы, как универсального характера, так и специализированные, и это юридическое обслуживание ими осуществляется на основе договоров подрядного характера. В некоторых предприятиях имеет место сочетание выполнения функций юридической службы штатным юрисконсультом и специализированной юридической фирмой, например специализирующейся на решении проблем налогового характера.

Имеет место также выполнение функций юридической службы предприятия и специалистом-юристом, в штате предприятия не состоящим. Иногда их именуют вольными, свободными и т.д. юристами; часто это "отставники" - бывшие работники правоохранительных органов, пенсионеры либо, наоборот, аспиранты, студенты, словом, не желающие или не могущие по каким-либо причинам работать в режиме "штатного" юрисконсульта. Да многим предприятиям-работодателям юридическое обслуживание в таком, неполном, "нештатном", режиме из-за малого объема правовой работы выгодно.

И наконец, нередко функции юридической службы предприятия выполняют адвокаты адвокатских объединений (адвокатские кабинеты, юридические консультации, коллегии адвокатов). Отдельные адвокатские образования (отдельные адвокаты) специализируются на юридическом обслуживании предпринимательства (это и есть так называемая бизнес-адвокатура), но всего адвокатов в России сегодня меньше 70 тыс., и основная их стезя - защита в уголовных процессах, поэтому их доля в общем объеме осуществления функций юридической службы в предпринимательстве невелика.

Различия в организационных формах юридического обслуживания предпринимательства имеют принципиальное значение для самих предпринимательских структур - в массе своей именно они сами (в смысле их собственники, их руководители) выбирают ту или иную форму, которая обеспечивает (способна обеспечить), с их точки зрения, должный уровень организации в этой структуре всей совокупно необходимой правовой работы, выполнения соответствующих функций юридической службы.

Но с точки зрения организации учебного процесса эти различия не принципиальны - в любой организационной форме данные функции должны выполняться на достаточно высоком профессиональном уровне.

Каков этот уровень, чем он определяется с позиции юридического вуза? Будучи институтом системы предпринимательского права как учебной дисциплины, юридическая служба в предпринимательстве, судя по содержанию ряда учебников по предпринимательскому праву <7>, преподается и изучается в масштабе соответствующих главы или параграфа учебника, т.е. в объеме буквально нескольких учебных часов. А в некоторых учебниках (учебных пособиях) последних лет по предпринимательскому праву, выполненных как единолично, так и авторскими коллективами, юридическая служба в предпринимательстве ни в каком качестве не рассматривается, правда, в основном в таких изданиях и сама система предпринимательского права ни как учебная дисциплина, ни как отрасль законодательства и т.п. не представляется.

<7> Например: Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник / Под ред. В.В. Лаптева, С.С. Занковского. М.: Волтерс Клувер, 2006; Предпринимательское право Российской Федерации / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003; Предпринимательское право. Ростов н/Д, 2003.

Но в то же время в немалом числе юридических вузов России учебная дисциплина под названием "Юридическая служба в предпринимательстве" (и под иными смежными названиями) преподается в качестве спецкурса, т.е. в объеме уже нескольких десятков учебных часов, для чего имеется соответствующая учебная литература <8>.

<8> Например: Юрист в организации: Учебно-практическое пособие / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М.: Юстицинформ, 2009; Юридическая служба на предприятии: Настольная книга юрисконсульта. 4-е изд. / О.М. Айзин, М.Ю. Тихомиров. М.: Изд. М.Ю. Тихомирова, 2005; Чащин А.Н. Юридическая служба в Российской Федерации: Учеб. пособие. М., 2005; Анохин В.С. Правовая работа в народном хозяйстве в новых экономических условиях. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991; Пугинский Б.И., Неверов О.Г. Правовая работа: Учебник. М.: ИК "Зерцало-М", 2004; Лебедев К.К. Правовое обслуживание бизнеса (Корпоративный юрист): Учеб.-практ. пособие. М.: Юристъ, 2001; Еременко В.И. Юридический менеджмент: Учеб. пособие. Новосибирск: Изд-во СибАГС, 2002.

Наконец, следует указать и такой нормативно-правовой акт, как Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации "Консультант по правовому обеспечению предприятия", утвержденный Приказом Минобразования РФ от 25 ноября 2002 г. и введенный в действие Приказом Минобразования РФ N 1136 от 9 марта 2004 г. <9>.

<9> Бюллетень Минобразования РФ. 2004. N 6.

Судя по содержанию этих Требований, назначением дополнительной образовательной программы для получения дополнительной квалификации "Консультант по правовому обеспечению предприятия" является профессиональная переподготовка специалистов, расширяющая спектр их профессиональной деятельности; эта программа рассчитана на профессиональную переподготовку руководителей и специалистов, имеющих высшее профессиональное образование по направлениям и специальностям права, экономики и управления; нормативная трудоемкость этой программы - 1380 часов, причем обучение по ней по заочной форме не допускается; целью программы является подготовка руководителей и специалистов предприятий к обеспечению правовой и финансово-хозяйственной деятельности предприятия, а сферами профессиональной деятельности являются организации и предприятия любых форм собственности. Требованиями к уровню подготовки лиц, необходимому для освоения этой программы, установлено, что к ее освоению допускаются лица, имеющие высшее профессиональное образование по направлениям и специальностям права, экономики и управления, подтвержденное документом государственного образца, и опыт работы не менее одного года.

Удивление вызывает не то, что получение квалификации "Консультант по правовому обеспечению предприятия" поднято до уровня постдипломного - для юристов-профессионалов с годичным опытом работы - образования и даже не то, что данная образовательная программа включает в себя изучение предпринимательского права в объеме 60 часов (как и коммерческого), т.е. вся система предпринимательского права в качестве учебной дисциплины есть малая часть программы подготовки юриста предприятия, а то, что вся программа, состоящая из 1380 часов (где цикл общепрофессиональных дисциплин - экономическая теория, бухучет, информатика, налоги и налогообложение и т.д. - составляет 260 часов, а цикл спецдисциплин - теория государства и права, конституционное (государственное) право, гражданское право, трудовое право и т.д. составляет 980 часов, остальное - практика: в суде общей юрисдикции, в арбитражном суде, а также госэкзамен по гражданскому праву и оформление и защита дипломной работы), не содержит ни одного часа изучения непосредственно того, что следует (можно и нужно) отнести именно к организации правовой работы в предприятии, к функциям юридической службы в предпринимательстве.

Очевидно же, что и повторное (для юристов с высшим профессиональным юридическим образованием, имеющих годичный стаж практической работы) или даже углубленное (но из содержания структуры программы это не вытекает однозначно) для них же изучение 17 спецдисциплин практически в вопросе овладевания знаниями и навыками, необходимыми юрисконсульту предприятия, ничего не дадут. Малопродуктивно в этом плане изучение семи общепрофессиональных дисциплин. Расчет же на то, что дополнительное образование по квалификации "Консультант по правовому обеспечению предприятия" будет получать имеющий высшее профессиональное образование в области экономики и управления (с годичным стажем практической работы, но не имеющий высшего юридического образования), несостоятелен - речь ведь о дополнительном втором высшем, уже юридическом, образовании не идет.

К сожалению, ни Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) "бакалавр"), утвержденный Приказом Минобрнауки РФ от 4 мая 2010 г. N 464 (в ред. от 31.05.2011 N 1975), ни Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 "Юриспруденция" (квалификация (степень) "магистр"), утвержденный Приказом Минобрнауки РФ от 14 декабря 2010 г. N 1763 (в ред. от 31 мая 2011 г. N 1975), не упоминают такую учебную дисциплину (предмет), как "Юридическая служба в предпринимательстве" (равно: Правовая работа... и т.п.). Не содержали и даже не упоминали о юридической службе и действовавшие ранее государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования: по специальности 021100 "Юриспруденция", квалификация "юрист" (утвержденный Минобразованием РФ 27 марта 2000 г., N госрегистрации 260 гум/сп) и по направлению 521400 - "Юриспруденция", степень (квалификация) "бакалавр юриспруденции" (утвержденный Минобразованием РФ 27 марта 2000 г., N госрегистрации 261 гум/бак).

В то же время очевидно, что в настоящее время юридическая служба в предпринимательстве действительно реализует (обеспечивает) соответствующими организационно-правовыми средствами, точнее - призвана обеспечивать исполнение норм отраслевого законодательства и иных правовых предписаний. Сегодня в числе ее основных функций следует назвать следующие:

Этот перечень функций юридической службы в предпринимательстве отнюдь не исчерпывающий, кроме того, те или иные функции у различных (в зависимости от множества факторов) предприятий и даже у одного и того же предприятия (в разное время, в зависимости от ряда условий и обстоятельств) могут становиться доминирующими либо, наоборот, третьестепенными. Главное другое - способен ли специалист с высшим профессиональным образованием, прошедший дополнительное в соответствии с требованиями вышеуказанной Программы обучение в объеме 1380 часов, но не имеющий специальных знаний и навыков, необходимых работнику (исполнителю) юридической службы в предпринимательстве, обеспечить выполнение всех либо хотя бы большинства этих функций? Независимо от того, в какой организационной форме он это будет осуществлять - в качестве штатного в предприятии юрисконсульта, в качестве "вольного" юриста, заключившего с предприятием соответствующий договор подряда, в качестве работника юридической фирмы, заключившей с предприятием свой договор, либо в качестве адвоката. Равным образом этот вопрос можно адресовать и обычному выпускнику вуза, получившему (давно или только сейчас) диплом о высшем юридическом профессиональном образовании, но также не получившему знаний и навыков работника (исполнителя) юридической службы в предпринимательстве.

Во всех этих случаях отрицательный ответ очевиден - базовые и даже углубленные знания всех указанных в вышеназванной программе общепрофессиональных и специальных дисциплин вкупе с прохождением практики в судах, равно как и полученные в юридическом вузе знания и навыки, абсолютно не способны обеспечить их владельцу хоть какой-то успех в выполнении тех функций, решении тех задач, что ждут, что требуется от юридической службы (равным образом здесь явно недостаточны теоретические знания - 2 часа и практические навыки - также 2 часа изучения темы 21 "Правовая работа в сфере предпринимательства" программы курса "Российское предпринимательское право" федерального компонента цикла ОПД (ДС) ГОС ВПО второго поколения по специальности 12.00.03, рекомендованные недавно УМО по юридическому образованию).

Причем работодатели (руководители, собственники предпринимательских структур) обычно, если до этого не сталкивались с данной проблемной ситуацией, толком не знают, что им нужно, что можно ожидать, что можно требовать от юридической службы, в чем на нее можно положиться, а в отношении чего к ней лучше не обращаться. Больше того, подчас у начинающего предпринимателя-работодателя даже мысли может не возникнуть о том, что юрист с высшим профессиональным образованием может не знать, как на деле реализовывать те или иные функции юридической службы.

А ведь истинная способность грамотно реализовать те или иные функции на практике обычно проявляется (или не проявляется) не тогда, когда в предприятии все хорошо, а при возникновении проблемных ситуаций.

Иногда подобная проблемная ситуация "зреет" долго. Например, есть анекдот: судья спрашивает блондинку: почему вы убили соседей? Блондинка отвечает: так ведь в инструкции написано - тараканов лучше травить вместе с соседями, что я и сделала. Применительно к рассматриваемой здесь проблеме можно сделать следующие выводы: а) в обществе есть такие "блондинки" (образ, безусловно, собирательный и от цвета волос не зависит), у которых наличествует весьма странная способность воспринимать весьма оригинально, крайне необычно любую информацию, в том числе содержащуюся в инструкции; б) подобную "блондинку" ни в коем случае нельзя допускать к составлению любых более или менее важных, особенно юридически значимых, документов, ибо ясно, что любой, самый жесткий контроль со стороны юридической службы предприятия за нормотворческой деятельностью такой "блондинки" - работницы предприятия, облеченной соответствующими полномочиями, рано или поздно даст сбой и последствия для предприятия будут катастрофичны; в) сама же нормотворческая деятельность юридической службы предприятия (и шире - та же деятельность руководства предприятия, например, по изданию приказов и распоряжений, юридическую корректность которых должна проверять и санкционировать либо вотировать юридическая служба предприятия) должна строиться с учетом того, что адресатом этих актов будет в числе иных и подобная "блондинка", что требует тщательной отработки такой скрупулезно выверенной редакции акта, которая исключала бы всякую возможность со стороны "блондинки" воспринять смысл и содержание акта иначе, чем это задумал разработчик акта.

Ведь очевидно, что самое глубокое знание трудового права не способно обеспечить выполнение обозначенной выше функции. И подобные примеры можно привести по срезам всех функций юридической службы в предпринимательстве - в их сопоставлении с самыми фундаментальными знаниями каждой из учебных дисциплин, изучаемых студентами-юристами (да и в постдипломном режиме) как в части отраслевого права, так и иных.

Таким образом, можно сделать категорический вывод: для того чтобы наш выпускник юридического вуза смог более или менее эффективно работать юрисконсультом в практически любой предпринимательской структуре, помимо получения им общих и специальных, необходимых для любого (любой вузовской юридической специализации <10>) юриста с высшим профессиональным образованием знаний и навыков, необходимо иметь (получить, приобрести) специальные, в минимально необходимом объеме, знания и навыки в сфере юридической службы в предпринимательстве. А такие минимально необходимые знания и навыки в объеме не более 100 учебных часов элементарно может дать бакалавриат на последнем году обучения. Это значит: российский бакалавр-юрист сразу же, без переподготовки, без дополнительного обучения, без своеобразной "стажировки" в качестве юриста с дипломом в юридическом отделе (управлении, департаменте...) в крупной компании, юридической фирме и пр. сможет работать по получении диплома бакалавра, т.е. работать по юридической специальности в одной из нескольких миллионов предпринимательских структур и иметь там гарантированный кусок хлеба... <11>.

<10> Естественно, это не относится к той специализации, которая, в частности, была в Свердловском юридическом институте с начала 1980-х годов, - в структуре этого института был самостоятельный факультет правовой службы в народном хозяйстве с отдельным набором студентов на 1-й курс и раздельным от иных факультетов обучением на протяжении всего срока обучения, причем обучение велось на основе индивидуального учебного плана, разработанного для хозяйственно-правовой специализации (подр. см.: Якшев В.С. Об опыте подготовки специалистов в Свердловском юридическом институте // Правовая работа в условиях перестройки. М.: ИГП АН СССР, 1989. С. 147 - 151).
<11> "При определенных обстоятельствах можно даже говорить о гарантированном "куске хлеба с маслом". Редко в какой предпринимательской структуре сегодня юрисконсульту (правда, показавшему, что он может работать как юрисконсульт) платят меньше 30 тыс. руб. в месяц (в обиходе - "штуку баксов"). Да и к этому тридцатитысячерублевому окладу следует добавить разного рода бонусы и пакет дополнительных социальных гарантий (подр. см.: Попов В., Ефремова О. Мотивация сотрудников юридической службы // Корпоративный юрист. 2006. N 9. С. 34 - 36). Для сравнения: в статьях Владимира Шульгина "Территория безглавцев" (Литературная газета. 2011. N 25) и "Безглавцы во главе" (Литературная газета. 2011. N 30) среди прочей информации говорится и о получаемой сегодня зарплате в российских вузах: в одном из московских вузов профессор, доктор наук получает 16 тыс. рублей в месяц с учетом доплат за степень; в другом вузе старший преподаватель, кандидат наук получает в месяц 8860 рублей; в Институте стран Азии и Африки МГУ педагоги с несколькими знаниями редких языков получают 13 - 15 тыс. рублей (все это воспринимается с горечью и негодованием). Частный сектор в экономике современной России платить такую зарплату своим юрисконсультам не может - на нее согласятся лишь те юристы, которые самими предпринимателями в качестве способных выполнять функции юридической службы восприниматься не будут. Государственные же органы сотрудникам юридических служб платят в повышенном размере - Указом Президента РФ от 8 мая 2001 г. N 528 "О некоторых мерах по укреплению юридических служб государственных органов" руководителям федеральных органов государственной власти предоставлено право устанавливать лицам, замещающим должности, "в основные служебные обязанности по которым входит проведение правовой экспертизы правовых актов и проектов правовых актов, подготовка и редактирование проектов правовых актов, их визирование в качестве юриста или исполнителя, имеющим высшее юридическое образование", ежемесячные надбавки в размере, в зависимости от нескольких в Указе названных факторов, от 30 до 70% должностного оклада. И в ряде федеральных министерств изданы в развитие данного Указа Президента РФ приказы, именуемые: "О мерах по выполнению Указа...", которыми предусмотрены названные в Указе надбавки - Приказом Минтранса РФ от 14 декабря 2009 г. N 234 (зарегистрирован в МЮ 29 декабря 2009 г., рег. N 15886) "ежемесячная надбавка за юридическую деятельность в размере до 70% должностного оклада"; Приказом Министра обороны РФ от 3 июня 2011 г. N 845 (зарегистрирован в МЮ РФ 28 июня 2011 г., рег. N 21213) - ежемесячные надбавки в размере 70 и 50% должностного оклада и т.д.

Но это будет явно нелегким, не беспроблемным куском хлеба. Перед многими из этих бакалавров-выпускников встанет проблема, многократно на протяжении последних двадцати лет встающая перед сотрудниками действующих юридических служб (любой другой организационной формы) в предпринимательстве: каков статус, каковы правомочия и возможности (а значит - и иммунитет) юридической службы в предпринимательской структуре в ее взаимоотношениях прежде всего с руководителем (собственником) этой структуры? На практике это выливается в проблему: как поступить юридической службе (ее руководителю, ее "рядовому" юрисконсульту), если руководитель (собственник) предпринимательской структуры нарушает закон (в самой широкой гамме проявлений), несмотря на возражения (также в самой широкой гамме проявлений) юридической службы этой структуры? Пожалуй, крайней в этих гаммах будет ситуация, когда руководитель (собственник) предпринимательской структуры требует от юридической службы: "Найди закон, чтобы обойти закон", а юридическая службы отказывается (возражает, бойкотирует требование и и.д.), после чего руководитель (собственник) увольняет руководителя юридической службы (юрисконсульта), иногда с издевательской формулировкой "За неисполнение распоряжения...". Можно, конечно, судиться... Но на что в своих требованиях о восстановлении на работе опираться?

Раньше названным выше Общим положением 1972 г. вопрос при возникновении коллизии в должностных взаимоотношениях между юрисконсультом предприятия и руководителем предприятия решался в силу п. 12 - 15 Положения следующим образом - было установлено, что: юрисконсульт несет ответственность за соответствие действующему законодательству визируемых им документов правового характера, а возложение на юрисконсульта обязанностей, не предусмотренных Положением и не относящихся к правовой работе, не допускается; юрисконсульт, обнаруживший нарушения законности в работе предприятия, обязан был доложить руководителю предприятия об этих нарушениях для принятия необходимых мер к их устранению; в случае несоответствия действующему законодательству представляемых на подпись руководителю предприятия проектов правовых документов юрисконсульт, не визируя их, должен был дать соответствующее заключение с предложениями о законном порядке разрешения рассматриваемых вопросов, а в случае подписания указанных документов руководителем предприятия вопреки заключению юрисконсульта последний должен был сообщить об этом вышестоящей организации, при этом предусматривалось, что юрисконсульт, не принявший в соответствии с Положением меры к устранению нарушений законности, нес ответственность наряду с руководителем предприятия в установленном порядке.

Но важно, что Общее положение 1972 г. не только устанавливало, что должен делать юрисконсульт предприятия в случае, если руководитель предприятия попытается что-то (в правовой форме) сделать незаконное или уже сделал это, но и наделяло юрисконсульта определенным иммунитетом, эффективно защищающим его от действий руководителя предприятия в случае возникновения между ними коллизий во взаимоотношениях: п. 4 Положения устанавливал, что юрисконсульт предприятия назначался на должность и освобождался от должности вышестоящей организацией, да и сокращение должности юрисконсульта предприятия допускалось лишь с согласия вышестоящей организации (следует отметить, что эта норма Положения - о необходимости дачи согласия вышестоящей организации на сокращение должности юрисконсульта предприятия (упразднение юридического отдела) - Верховным Судом РФ в 2001 г. была признана незаконной и не подлежащей применению со дня введения в действие части первой ГК РФ, поскольку права юридического лица могут быть ограничены только законом, а не подзаконным актом, каким являлось Постановление Совмина СССР, утвердившее в 1972 г. данное Положение <12>).

<12> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 10.

Но это - деталь, более важно знать, какая может быть сегодня, в условиях рыночной экономики, вышестоящая организация у любой предпринимательской структуры за отдельным исключением - входящая в состав холдинга.

Однако можно ли ставить вопрос о наделении определенным иммунитетом юрисконсульта предприятия - прежде всего (и хотя бы) в его должностных взаимоотношениях с руководителем предприятия - в экономических условиях сегодняшнего дня, в эпоху торжества идеалов рыночной экономики, когда главной целью предпринимательства фактически является и законодательно (ГК РФ) закреплено извлечение прибыли и т.п., без принципиального ответа на главные - для рассматриваемой здесь проблемы - вопросы: должно ли государство индифферентно относиться к состоянию соблюдения законности в деятельности предпринимательских структур, а если нет, то не следует ли государству рассматривать в юридической службе в предпринимательстве проводника своей правообеспечительной воли?

Положительный ответ на первый вопрос и отрицательный - на второй в принципе означают неизбежную - в ходе естественного селективного отбора - переориентацию главной задачи (цели) юридической службы в предпринимательстве с обеспечения законности в деятельности предприятия на обеспечение правовыми средствами любой ценой получения предприятием (его владельцем) максимальной выгоды.

Какую-либо присягу типа клятвы Гиппократа у медиков юрисконсульты не приносят, какой-либо отбор абитуриентов в юридические вузы по морально-нравственным критериям отсутствует в настоящее время полностью, организация воспитательной работы в юридических и иных вузах далеко не на высоте и т.д., в результате уже сейчас у нас есть очень высокопрофессиональные юристы, которые в инициативном порядке при принятии нового законодательного акта даже не изучают его с целью "обойти" его, а тщательно препарируют его в целях его приспособления к своим коррупционно-ориентированным нуждам. Ни один "рейдерский захват" чужой собственности не может претвориться в жизнь без проработки высококлассными юристами на высоком профессиональном уровне всех юридически значимых деталей многоходовой разветвленной операции.

Отрицательный же ответ на первый вопрос и соответственно положительный - на второй требует, помимо государственной воли, серьезной проработки ряда концептуальных проблем, в первую голову - проработки научной. Ведь ни ориентация на превращение сотрудников юридических служб в предпринимательских структурах во что-то вроде "агентов влияния" государства, подчиняющихся, прямо или косвенно, органам прокуратуры, Минюста и т.д., ни ориентация на соответствующие процедурные возможности (типа голосования при участии государства в пакете акций в акционерном обществе равно - обладания в нем "золотой акцией" и т.п.) неприемлемы здесь по определению.

Однако и оставлять ситуацию со статусом юридической службы в предпринимательстве в подвешенном состоянии, какой она является сегодня, не следует, как не нужно, даже вредно было бы зафиксировать ее в новом Общем положении <13>. Да и сам нормативно-правовой акт, закрепляющий статус юридической службы в предпринимательстве, должен сегодня быть не подзаконным, а законодательным - в форме федерального закона.

<13> Примером такого, ничего из обозначенных выше проблем не решившего нормативного акта может служить Типовое положение о юридической службе предприятия (объединения) в Республике Беларусь, утвержденного Приказом Минюста от 24 декабря 1998 г. N 371 (по состоянию на 05.12.2007). Оно определяет задачи, функции, обязанности, права и ответственность юридической службы предприятия (объединения) всех форм собственности (п. 1.1); в нем закреплено, что юридическая служба подчиняется непосредственно руководителю предприятия (объединения) (п. 1.5), который утверждает структуру и количественный состав юридической службы (п. 1.7) и назначает на должность и освобождает от должности руководителя юридической службы (п. 1.9); установлено, что в функции юридической службы входят в том числе проверка соответствия законодательству представляемых на подпись руководителю предприятия (объединения) проектов приказов и других документов нормативно-правового характера и визирование их (п. 3.5), осуществление контроля за соответствием законодательству локальных нормативных актов, изданных руководителями структурных единиц и подразделений предприятия (объединения), а в случае противоречия их законодательству - внесению предложений об их отмене (п. 3.7); предусмотрено, что при обнаружении нарушений законности в деятельности предприятия юридическая служба докладывает об этом руководителю предприятия (объединения) для принятия необходимых мер по их предупреждению и устранению (п. 3.19) и что всю полноту ответственности за качество и своевременность выполнения возложенных данным Положением на юридическую службу предприятия (объединения) задач и функций несет руководитель юридической службы (п. 5.1). По сути, этот акт - адаптированное к условиям современной РБ Общее положение 1972 г., из которого тщательно удалено всякое упоминание о возможности возникновения коллизий между юридической службой и руководством предприятия, как и всякий намек на какой-либо иммунитет юридической службы при наличии такой коллизии.

В нем должны быть также закреплены положения, определяющие: стандарт должности юрисконсульта (довольно высокий, на уровне мировых, как минимум отвечающих требованиям ВТО); организационные формы допуска в должность сотрудника юридической службы (что-то вроде "входного" экзамена, но организуемого не непосредственно предприятием, и это не должно избавлять юридический вуз от необходимости обеспечить организационно - на соответствующе высоком уровне - "выходной" контроль бакалавров, прошедших подготовку для работы юрисконсультом); высокие морально-этические и нравственные качества, необходимые для эффективной работы в должности, и т.д.

И важной, одновременно крайне сложной в концептуальном плане, требующей особо тщательной научной проработки, представляется необходимость закрепления в этом законе положения, содержащего дилемму:

В ходе учебного процесса в юридическом вузе можно убеждать студентов, что никакого противопоставления публичной и частной функции при их реализации юридической службой в предпринимательстве нет и быть не может, они реализуются в гармоничном единстве и т.д. Но далеко не каждого из современных студентов-юристов, имеющих доступ к гигантским базам данных о практической жизнедеятельности юридической службы в предпринимательстве России (и других стран), в этом можно убедить.

Примером подобной дисгармонии может служить случай (дополнительно, кстати, подчеркивающий необходимость большого внимания к психологической составляющей должности юрисконсульта, в том числе в выработке в нем большой "упертости" в достижении цели, обусловленной спецификой его деятельности), имевший место в практике Конституционного Суда РФ: предприятие несколько лет судилось по налоговому спору - неоднократно в арбитражных судах всех четырех инстанций и трижды (!) обращалось в Конституционный Суд РФ. В итоге оно полностью смогло восстановить свои права, но этому предшествовало множество процессуально-судебных обращений и десятки различных судебных заседаний. На основе анализа этого спора можно задать важный для сотен тысяч юрисконсультов вопрос: когда, на какой стадии судопроизводства - по одному делу - необходимо добровольно исполнить решение судебного органа - именно как законопослушной предпринимательской структуре? Ведь это непросто - для юрисконсульта - сказать руководителю (владельцу) предприятия: наше дело правое, решение суда неверное, будем жаловаться. Очевидно, что если решение налогового органа (по данному делу) о взыскании с предприятия сумм налогов - с точки зрения юрисконсульта, подкрепленное мнением финансистов (бухгалтеров) предприятия, - можно не исполнять и следует обжаловать в арбитражный суд, то решение арбитражного суда первой инстанции, признавшего верным это решение налогового органа, признать незаконным и не исполнять добровольно можно уже с существенно меньшей степенью уверенности. Но можно, поскольку оно ведь не вступило в законную силу. Ну а постановление апелляционной инстанции, оставившее это решение без изменений? Оно вступает в силу сразу же, но и его можно обжаловать в кассационную инстанцию с одновременным ходатайствованием о приостановлении исполнения решения до рассмотрения кассационной жалобы по существу. И так далее. Однако чем дальше по инстанциям продвигается дело, тем большими будут дополнительные для предприятия расходы - пеня, госпошлина, судебные расходы и пр. И если на финише судебного марафона по делу не будет победы - не придется ли юрисконсульту возмещать эти дополнительные расходы? Ведь никто пока не страхует ответственность юридической службы в предпринимательстве - для этого нет никакой правовой базы. В таком случае не проще ли (менее рискованно) будет при этих рассуждениях для юрисконсульта посоветовать руководителю (владельцу) предприятия сразу же уплатить все начисленные суммы налога, т.е. добровольно исполнить решение налогового органа, в крайнем случае - выполнить сразу и добровольно решение арбитражного суда первой инстанции? Пренебрегая при этом собственным мнением профессионала о целесообразности продолжения борьбы за восстановление незаконно нарушенных прав предприятия. Сегодня не только какого-либо правового предписания в этой сфере нет, нет и никакой методической ориентировки.