Мудрый Юрист

Роль критерия территориальности деятельности юридического лица при определении сходства и различия фирменных наименований *

<*> Kulikov M.A. Role of criterion of territoriality of activity of juridical person in determination of similarity and difference of firm names.

Куликов Михаил Александрович, ООО "Фогель Консалтинг", директор.

Автор исследовал вопросы разграничения схожих фирменных наименований при возникновении судебных споров об этом и на основе анализа существующих подходов в доктрине гражданского права и судебной практики выявляет дополнительный критерий, состоящий в территориальности деятельности юридических лиц, нередко принимаемый во внимание судами. Выбранная тема исследования представляется весьма актуальной. Выводы автора могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: юридическое лицо, фирменное наименование, исключительное право на фирменное наименование.

The author studies the issues of delimitation of similar firm names in case of arising of court disputes and on the basis of analysis of the existing approaches in the doctrine of civil law and judicial practice reveals additional criterion consisting of territoriality of activity of juridical persons which is not rarely taken into consideration by courts. The subject of research is topical. The author's conclusion can be used in law-application practice.

Key words: juridical person, firm name, exclusive right to firm name.

Среди средств индивидуализации коммерческого юридического лица фирменному наименованию законодатель уделил наименьшее внимание, что объясняется очевидной простотой возникновения права: если наименование внесено в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), то право возникает, а если нет, то соответственно ни о какой защите не может идти и речи. Однако подобный формальный подход на практике сталкивается с необходимостью учета и других критериев, в частности такого, как территориальность деятельности юридического лица, что нередко принимается во внимание судами при разрешении споров о тождественности фирменных наименований различных юридических лиц и что, как показывает внимательный анализ гражданского законодательства, предусматривается им.

Статья 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) <1> устанавливает недопустимость использования юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица. Исходя из данной нормы, исключительность права на фирменное наименование действует в отношении аналогичной деятельности и только при условии более раннего включения в ЕГРЮЛ. Однако уже в ст. 1475 ГК РФ содержится указание на территориальную распространенность действия исключительного права на фирменное наименование юридического лица. В ней, в частности, отмечается, что на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в Единый государственный реестр юридических лиц. Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования. В данной статье с моментом регистрации (внесение записи в ЕГРЮЛ) связано возникновение территориальности действия исключительного права на фирменное наименование.

<1> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ (с изм. от 04.10.2010 N 259-ФЗ) // Российская газета. 2006. 22 декабря; 2010. 8 октября.

При анализе вышеприведенных норм становится ясно, что ГК РФ связывает аналогичность деятельности юридического лица с внесением записи в ЕГРЮЛ (ст. 1474), и отдельно - территориальную исключительность действия права на фирменное наименование юридического лица с его государственной регистрацией (ст. 1475), хотя вместе оба данных критерия исключительности прав на фирменное наименовании не соединены, из-за чего возникают определенные трудности в разрешении споров о фирменном наименовании.

В теории и практике защиты исключительного права на фирменное наименование существует несколько точек зрения по поводу используемых критериев определения сходства в наименовании юридических лиц.

Так, по мнению В.Ю. Бузанова, вопреки буквальному толкованию нормы абз. 2 п. 4 ст. 54 ГК РФ право на фирменное наименование не является абсолютным (действующим против всех третьих лиц). Он считает, что действие принципа исключительности должно быть поставлено в зависимость от наличия (или отсутствия) конкурентного правоотношения между фирмовладельцем и его юридическим двойником <2>.

<2> Бузанов В.Ю. Интеллектуальная собственность на фирменное наименование // Хозяйство и право. 2003. N 4. С. 64.

Сходную позицию занимает А.П. Сергеев, указывая, что "если предприниматели действуют в совершенно различных и не пересекающихся друг с другом сферах (как деловых, так и территориальных), они вполне могут пользоваться сходными и даже тождественными наименованиями" <3>.

<3> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2004. С. 572.

Однако следует оговориться, что названные авторы высказывали свои суждения еще до принятия части четвертой ГК РФ.

Дореволюционные российские ученые также высказывались подобным образом.

Так, А.И. Каминка писал: "Нельзя, в самом деле, предпринимателю предоставить исключительное право пользования своей фирмой на пространстве всей страны, совершенно безотносительно к размерам значения фирмы... если мы допустим исключительность права пользования фирмой на пространстве всей страны, то мы этим создадим огромные затруднения для делового оборота" <4>. По мнению Г.Ф. Шершеневича, является очевидным, что "столкновение юридических отношений возможно лишь при столкновении экономических интересов. Не может быть нарушения фирменного права вне области известности фирмы и деятельности торгового предприятия" <5>.

<4> Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 193 - 194.
<5> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. М., 2003. С. 197.

Наш современник Е.А. Дедков дает ссылку на названный критерий <6>, который, по его мнению, воплощен в п. 11 Положения о фирме 1927 г. <7>, где указывается на вероятность смешения фирм как на условие реализации права на судебную защиту фирменного наименования. Позиция данного автора заключается в том, что эта норма не противоречит ныне действующей норме абз. 2 п. 4 ст. 54 ГК РФ <8>, и поэтому характеристика права на фирму (фирменное наименование) как ограниченного исключительного права является обоснованной, в том числе и по территориальной исключительности.

<6> Дедков Е.А. Фирменные наименования юридических лиц // Корпорации и учреждения: Сб. статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007. С. 236 - 266.
<7> Положение о фирме, утвержденное Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 г. // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1927. N 40. Ст. 394 - 395.
<8> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (с изм. от 06.04.2011 N 65-ФЗ) // Российская газета. 1994. 8 декабря; 2011. 6 апреля.

Приведенные позиции исследователей представляются верными, однако они нуждаются в дополнительной аргументации, основу которой могут составить как современное российское законодательство, так и складывающаяся судебная практика.

Представляется, что критерий территориальности исключительного права на фирменное наименование должен учитываться арбитражными судами при решении вопроса о сходстве фирменного наименования юридического лица до степени смешения. Стоит даже сказать о том, что данный критерий и его исключительность только и возникают в арбитражном суде, когда возникает конкурентный спор о праве и когда правообладатель обладает достаточными основаниями полагать, что существует указанное сходство до степени смешения.

Как разъясняют высшие судебные инстанции, согласно п. 58.1 Постановления Пленумов ВС и ВАС N 5/29 с учетом положений п. 3 ст. 1473 ГК РФ каждое юридическое лицо, действующее в организационно-правовой форме коммерческой организации, должно иметь одно полное фирменное наименование и может иметь одно сокращенное фирменное наименование. При этом согласно п. 1 ст. 1473, п. 2 ст. 1475 ГК РФ фирменное наименование подлежит охране со дня государственной регистрации юридического лица. Какой-либо специальной регистрации фирменного наименования, указанного в учредительных документах юридического лица, ГК РФ не предполагает <9>.

<9> Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Российская газета. 2009. 22 апреля.

Следовательно, при регистрации юридического лица (включении его наименования в реестр) исключительное право на данное наименование распространяет свое действие на всю территорию государства, так как государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами и ведутся по принципу единства и сопоставимости. Это вытекает из Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", который предусматривает, что в ЕГРЮЛ содержатся следующие сведения о юридическом лице: а) полное и (в случае, если имеется) сокращенное наименование, в том числе фирменное наименование, для коммерческих организаций на русском языке; б) организационно-правовая форма; в) адрес (место нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица; г) коды по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности и т.д. <10>.

<10> Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ (в ред. ФЗ от 01.07.2011 N 169-ФЗ) "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // Российская газета. 2001. 10 октября; 2011. 4 июля.

В ЕГРЮЛ содержатся все необходимые критерии, по которым судами согласно сложившейся практике оценивается схожесть фирменного наименования юридического лица до степени смешения: наименование, место нахождения (соответственно территория деятельности), виды деятельности, дата регистрации. Следовательно, стоит при решении вопроса о схожести обращаться ко всем четырем вышеуказанным критериям, так как они являются основными и единственными признаками юридического лица, т.е. средством индивидуализации в его буквальном значении.

Вместе с тем существует невозможность досудебного запрета использования фирменных наименований до степени смешения по критерию территориальности, а в случае возникновения спора в суде (само обращение в суд, по мнению автора, уже является доказательством существования признаков сходства до степени смешения) руководствоваться многогранностью данного понятия, принимая во внимание в равной степени наименование, виды деятельности и территориальную принадлежность, дату регистрации.

Обращаясь к практической стороне вопроса, стоит отметить, что при рассмотрении споров о фирменных наименованиях, тождественных фирменным наименованиям других юридических лиц или сходных с ними до степени смешения, суды прежде всего руководствуются схожестью наименований, аналогичностью деятельности и датой регистрации юридического лица. Вопрос о территориальности деятельности коммерческих организаций, как правило, не возникает, однако, если других критериев оказывается недостаточно для разграничения, суды принимают во внимание и территориальность деятельности юридических лиц.

Ведь если руководствоваться нормами законодательства, названными ранее, то ЕГРЮЛ является единым (и единственным) федеральным информационным источником, содержащим сведения, в том числе и о наименовании, виде деятельности и месте нахождения коммерческой организации, но одновременно и о территориальности деятельности юридического лица. Поскольку с включением в ЕГРЮЛ связано появление исключительного права на фирменное наименование, совершенно очевидно, что законодателю настало время более четко определить территориальность как критерий определения сходства фирменного наименования до степени смешения.

Арбитражная практика при разрешении данных споров с применением критерия территориальности пока еще недостаточно сформирована, но свидетельствует об использовании данного критерия.

Так, при решении одного спора суд установил, что ООО "А*******" было зарегистрировано 5 октября 2000 г. в г. Москве государственным учреждением Московская регистрационная палата, ответчик с таким же наименованием также располагался в Москве, согласно выписке из ЕГРЮЛ был зарегистрирован Межрайонной инспекцией ФНС N 46 по г. Москве.

Суд при рассмотрении данного дела установил, что полное фирменное наименование ответчика полностью воспроизводит фирменное наименование истца. Кроме того, истец и ответчик осуществляют однородную деятельность, связанную с реализацией компьютерной техники и периферийных устройств, программного обеспечения. Исходя из этого, суд пришел к выводу о том, что сферы деятельности сторон идентичны, тождественные наименования истца и ответчика способны ввести в заблуждение потребителей оказываемых ими услуг, фирменные наименования не позволяют идентифицировать истца и ответчика и приводят к их смешению в хозяйственном обороте, что может быть использовано в целях недобросовестной конкуренции <11>. Как видим, здесь суд учел, что территориально деятельность одного и другого юридического лица протекала в г. Москве, т.е. критерий территориальности деятельности сыграл решающую роль.

<11> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 ноября 2010 г. N КГ-А40/13484-10 по делу N А40-25891/10-27-186 // "КонсультантПлюс".

Согласно Постановлению Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу N А70-5284/2008 одним из оснований в отказе удовлетворения исковых требований послужила разная территориальная сфера деятельности организаций - участников спора.

Согласно материалам дела 1 июля 1995 г. в Польше было зарегистрировано юридическое лицо под фирменным наименованием "KOMANDOR S.A.", которое на русском языке звучит как "КОМАНДОР СПУЛКА АКЦЫЙНА" и переводится как "КОМАНДОР Акционерное Общество", номер в реестре предпринимателей KRS 0000085569, идентификационный номер статистического учета REGON - 690333483, место нахождения: Польша, воеводство Мазовецкое, г. Радом, ул. Поткановска, 50. На территории Российской Федерации у АО "KOMANDOR S.A." зарегистрировано право на товарный знак "KOMANDOR" сроком действия в течение 10 лет с 2 августа 2000 г., который действует в том числе в отношении встроенной мебели и шкафов-купе.

В Российской Федерации 2 марта 2004 г. было зарегистрировано юридическое лицо под фирменным наименованием ООО "КОМАНДОР-ТЮМЕНЬ", основной государственный регистрационный номер 1047200562617, место нахождения: Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Домостроителей, 26, 182. К видам деятельности ООО "КОМАНДОР-ТЮМЕНЬ" относится: производство мебели для офисов и предприятий торговли; производство кухонной мебели; производство прочей мебели.

Принимая во внимание и другие критерии, суд, учитывая, что АО "KOMANDOR S.A." и ООО "КОМАНДОР-ТЮМЕНЬ" расположены на территориях различных государств и субъектов Российской Федерации, не признал совпадающей территориальную сферу деятельности данных организаций <12>. Как видим, здесь суд также проверял критерий территориальности деятельности юридических лиц, но посчитал, что идентичности фирменных наименований не имеется.

<12> Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 февраля 2010 г. по делу N А70-5284/2008 // "КонсультантПлюс".

Таким образом, существующая судебная практика свидетельствует об учете и проверке судами критерия территориальности деятельности юридического лица.

В отличие от товарного знака фирменное наименование не подвергается экспертизе на сходство с иными. В настоящее время с учетом существующего законодательства подобные меры не являются целесообразными и экономически обоснованными и могут значительно усложнить процедуру регистрации организации в качестве юридического лица.

Однако стоит предположить, что с дальнейшим экономическим развитием и возрастающей ролью интеллектуальной собственности, средства индивидуализации в которой занимают значительное место как категория, представляющая экономический интерес и требующая защиты прав правообладателя, закон потребует внесения коррективов относительно процедур регистрации, защиты фирменного наименования.

Прежде всего данные изменения должны коснуться территориального критерия. Возможно, развитие законодательства в вопросе фирменного наименования пойдет по пути развития законодательства о товарном знаке; в таком случае представляется целесообразным установить дополнительную процедуру регистрации фирменных наименований, отдельную от процедуры государственной регистрации юридического лица, позволяющую придать определенный статус фирменному наименованию и обозначить тем самым особые гарантии защиты фирменного наименования.