Мудрый Юрист

Правовая природа обязательного участия в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства *

<*> Ershov O.G. Legal nature of obligatory participation in self-regulated organizations acting in the sphere of construction.

Ершов Олег Геннадьевич, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Омской академии МВД РФ, кандидат юридических наук.

В статье проанализирована правовая природа обязательного участия в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства. На основе анализа правосубъектности, правоспособности, дееспособности и правового статуса автор делает вывод о том, что обязательное участие в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, является элементом специальной правосубъектности.

Ключевые слова: строительство, правосубъектность, правовой статус, саморегулируемые организации, участие.

The article analyses legal nature of obligatory participation in self-regulated organizations acting in the sphere of construction. On the basis of analysis of legal standing, legal capacity and dispositive legal capacity and legal status the author makes a conclusion that obligatory participation in self-regulated organizations acting in the sphere of construction is an element of special legal standing.

Key words: construction, legal standing, legal status, self-regulated organizations, participation.

Развитие частноправовых начал регулирования в сфере строительства на современном этапе становления рыночных отношений связано с активным внедрением и совершенствованием правового механизма саморегулирования, основная идея которого заключается в том, что хозяйствующие субъекты самостоятельно должны осуществлять координацию профессиональной деятельности и нести реальную имущественную ответственность по своим обязательствам. Введение подобного механизма сделано в целях устранения неэффективного государственного контроля за строительной отраслью и излишних административных барьеров, которые препятствуют выходу на рынок добросовестных предпринимателей. Вследствие этого произошло изменение подходов в управлении отраслью через уменьшение степени государственного воздействия на развитие отношений и возрастание роли частноправового регулирования. Наряду с этим элементы императивных предписаний все же присутствуют.

Так, следует обратить внимание, что участие хозяйствующих субъектов в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, является обязательным. В соответствии со ст. 55.8 Градостроительного кодекса РФ <1> индивидуальный предприниматель или юридическое лицо вправе выполнять работы, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, если получат свидетельства о допуске к работам, выданное саморегулируемой организацией. Более того, хозяйствующие субъекты, которые являются членами такой организации, не вправе выполнять работы, если не соблюдается хотя бы одно из требований свидетельства о допуске к работам. По сути в этом случае речь идет об ограничении занятия предпринимательской деятельностью в сфере строительства в связи с необходимостью приобретения специального статуса участника саморегулируемой организации, которая призвана выполнять вместо государства координирующую и контролирующую функции. Вместе с тем правовая природа обязательного участия в саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства, и как следствие наделение хозяйствующего субъекта специальным статусом до настоящего времени остаются не изученными и не являются объектом исследования в юридической литературе.

<1> Градостроительный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 190-ФЗ // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 16.

В связи с этим возникает неопределенность, которая не позволяет дать верную оценку того, можно ли обязанность участия в саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства, рассматривать как необходимое условие или общую предпосылку вступления в имущественные правоотношения, непосредственно связанные со строительством зданий (сооружений). Отсюда остается открытым вопрос о том, можно ли вообще участие в саморегулируемой организации связывать с наличием специального свойства, благодаря которому лицо может быть субъектом будущих правоотношений. В развитие этого можно ли считать обязательное участие в качестве члена саморегулируемой организации как проявление специальной правосубъектности, которой наделяются участники строительного рынка, или же речь идет о приобретении только лишь специального статуса, необходимого для занятия предпринимательской деятельностью в сфере строительства?

Полагаем, что решение поставленной проблемы может быть найдено, если провести анализ правосубъектности и правоспособности, которые традиционно рассматриваются в качестве необходимого условия или предпосылки возникновения гражданского правоотношения, а также правового статуса лица. Для этих целей необходимо решить ряд задач. Во-первых, определить общее понятие правосубъектности, правоспособности и правового статуса, провести соотношение понятий и установить ключевые признаки. Во-вторых, провести сравнение выделенных признаков с установленным законом ограничением свободы выхода на строительный рынок и занятия предпринимательской деятельностью через обязательное участие в саморегулируемой организации. Предположительно, что последовательное решение выделенных задач позволит найти аргументы, с помощью которых возможно будет сделать последующее обоснование правовой природы обязательного участия в саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства.

Под правосубъектностью следует понимать образуемое под влиянием объективного и субъективного критерия правовое состояние, которое закрепляется за лицом, вследствие чего появляется возможность стать субъектом прав и обязанностей. Это состояние является надстроечным по отношению к правоспособности, дееспособности и производным от правового статуса. В последнем случае правосубъектность отражает не все отношения, в которых может участвовать субъект, а только их часть, в данном случае имущественные и личные неимущественные. В зависимости от того, есть ли дополнительные требования закона, которым должен удовлетворять субъект, правосубъектность может быть либо общей, либо специальной. Специальная правосубъектность включает установленные законом дополнительные требования.

Полагаем, что такой подход к определению правосубъектности объединяет ранее выделенные недостатки изложенных в юридической литературе концепций. Отсюда мы не разделяем мнение о том, что лучше не вводить категорию правосубъектности, поскольку это осложняет и без того сложные вопросы и ведет к новым излишним спорам и дискуссиям <2>.

<2> См.: Матузов Н.И. Субъективные права граждан в СССР. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1966. С. 84.

Далее следует сравнить обязательность участия в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, с правосубъектностью, право- и дееспособностью, а также правовым статусом. Если исходить из того, что вступление в саморегулируемую организацию ограничивает возможность выхода на строительный рынок, то аналогичный эффект можно наблюдать и при ранее существовавшем институте лицензирования. В связи с этим в юридической литературе развернулась дискуссия по вопросу природы такого ограничения. Высказывались аргументированные суждения о том, что институт лицензирования является способом ограничения правоспособности предпринимателей <3> либо формой государственного контроля, направленного на обеспечение защиты прав граждан, обеспечение обороны страны и безопасности государства <4>.

<3> См.: Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности): Учебник. М.: НОРМА, 1999. С. 129.
<4> См.: Ершова И.В. Предпринимательское право: Учебник. М.: Юриспруденция, 2002. С. 59.

Также встречаются утверждения о том, что лицензирование не зависит от правоспособности и не ограничивает ее, поскольку получение лицензии должно рассматриваться как дополнительное требование к ведению отдельных видов деятельности, представляющих опасность причинения вреда для окружающих. При этом лицензию должны получать субъекты, обладающие как общей правоспособностью, так и специальной <5>.

<5> См.: Якушева С. Соотношение лицензирования и специальной правоспособности // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 16 - 17.

Обязательное участие в саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства, как ограничение правоспособности рассматриваться не может по следующим основаниям. Во-первых, следует учитывать, что правоспособность закрепляется в равной степени за всеми субъектами права и является возможностью иметь имущественные и личные неимущественные права, а также нести обязанности.

Участие в саморегулируемых организациях, которые действуют в сфере строительства, не является обязательным для всех участников строительного рынка. Обязательное участие необходимо только для тех хозяйствующих субъектов, которые выполняют работы, связанные с безопасностью объектов капитального строительства. В этом случае отсутствует признак всеобщности закрепления, который есть применительно к правоспособности.

Во-вторых, обязанность участия в саморегулируемой организации не относится в полной мере к имущественной либо личной неимущественной обязанности, которые находятся в области гражданского права. В основе такой обязанности отсутствуют частноправовые элементы диспозитивности как свободы выбора поведения и инициативы. Формирование обязанности участия происходит под влиянием императивных требований, которые обусловлены целями саморегулирования строительной отрасли, в частности обеспечения реальной возможности возмещения и предупреждения вреда. С другой стороны, ограничение правоспособности должно проявляться в невозможности иметь права через введение законодателем запрета, который не связан с дополнительной обязанностью. Вступление в саморегулируемую организацию как раз связанно именно с дополнительной обязанностью. Если учесть, что участие в саморегулируемой организации обязательно только для тех хозяйствующих субъектов, которые выполняют работы, связанные с безопасностью объектов строительства, то введение запрета не связано с всеобщим препятствием вступления в правоотношения по строительству зданий (сооружений).

Отсюда следует прийти к выводу о том, что обязательное участие в саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства, не должно рассматриваться как ограничение правоспособности хозяйствующего субъекта. Предположительно речь идет о дополнительном требовании, которому должно соответствовать лицо, выполняющее работы, связанные с безопасностью здания (сооружения). Введение такого требования не является формой государственного контроля за строительным рынком. Во-первых, это обусловлено тем, что сам контроль за качеством работ осуществляет не государство, а саморегулируемая организация, участником которой лицо, выполняющее работы, является. Во-вторых, форма контроля обусловлена методом воздействия на конкретные отношения, которые непосредственно связаны с высокой вероятностью причинения вреда. При саморегулировании строительства отношения, связанные с вероятностью причинения вреда, складываются не с саморегулируемой организацией, а с участником такой организации. В этом случае получается, что введение обязанности участия в саморегулируемой организации не напрямую, а только косвенно оказывает воздействие на те отношения, которые связаны с причинением вреда. По сути, происходит разрыв связи "объект контроля - способ контроля".

Введение обязанности участия в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, сложно отнести к дееспособности, под которой понимается способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя обязанности, а также исполнять их. Совершенно очевидно, что создание обязанности связано с волевым моментом лица. Это означает, что инициатива возникновения обязанности должна исходить от субъекта. Если речь идет об обязанности участия в саморегулируемой организации, то инициатива исходит в первую очередь не от хозяйствующего субъекта, а от государства. Следует также обратить внимание, что создание обязанности связано с совершением активных действий со стороны субъекта. При участии в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, обязанность не связана с совершением активных действий со стороны участника. Справедливым будет и замечание об ответственности. В частности, Я.Р. Веберс верно отметил, что дееспособность в гражданско-правовой теории рассматривается как собирательное понятие, которое включает способность к ответственности за правонарушение. Создание обязанностей относится не только к совершению правомерных действий, но к созданию обязанностей и ответственности в случаях правонарушения. При этом речь идет о гражданско-правовой ответственности. Если хозяйствующий субъект не вступил в члены саморегулируемой организации, действующей в сфере строительства, и начал строительные работы, оказывающие влияние на безопасность объекта, то лицо к гражданско-правовой ответственности не привлекается. Это позволяет сделать вывод о том, что неисполнение обязанности участия в саморегулируемой организации не связано со способностью нести имущественную ответственность за гражданское правонарушение. Более того, само неисполнение этой обязанности не приводит к гражданскому правонарушению. Наконец, последнее отличие видится в том, что категория дееспособности носит всеобщий характер и должна распространяться на всех субъектов гражданского права. Напротив, как отмечалось уже ранее, участие в саморегулируемой организации не носит обязательного характера.

Обязательность участия в саморегулируемых организациях, которые действуют в сфере строительства, не образует специальный правовой статус хозяйствующего субъекта.

Правовой статус предполагает всю совокупность прав и обязанностей, которые предусмотрены во всех источниках права. От этого категория правового статуса носит межотраслевой характер. Также правовой статус должен рассматриваться в качестве общей предпосылки вступления в любые правоотношения. Закрепленная законом обязанность участвовать в саморегулируемых организациях является предпосылкой вступления только в корпоративные правоотношения, связанные с участием в организации, а также имущественные правоотношения, которые связаны непосредственно со строительством. Для других правоотношений, например трудовых, уголовных и т.д., участие в саморегулируемой организации предпосылкой не выступает. Если рассматривать правовой статус как стадию развития субъективного права, то можно увидеть разные цели, которые преследует конструкция правового статуса и обязанность участия в саморегулируемых организациях. В первом случае цель сводится к созданию нормативных условий вступления в правоотношения для конкретного лица, во втором - создание условий для реального возмещения вреда в рамках предполагаемых будущих правоотношений.

Учитывая вышеизложенные рассуждения, полагаем, что обязательное участие в саморегулируемых организациях, действующих сегодня на рынке строительства, по своей правовой природе представляет собой установленное законом дополнительное требование, которое необходимо рассматривать как элемент специальной правосубъектности лица. Дополнительное требование можно отнести к объективному критерию правосубъектности, поскольку оно не связано с волевым моментом и закреплено в нормах права. Оно является обязательным условием возникновения регулятивных правоотношений, непосредственно связанных со строительством, и условием правоотношений, не основанных на нормах гражданского права, например административных. Обязанность участия в саморегулируемых организациях следует отнести к статичной составляющей правосубъектности, поскольку она создает абстрактную возможность быть носителем субъективных прав и обязанностей, которые образуют содержание регулятивных правоотношений, непосредственно связанных со строительством. Обязательность участия приводит к правовому состоянию, когда лицо имеет возможность заниматься предпринимательской деятельностью в сфере строительства, если будут проводиться работы, связанные с безопасностью объектов. С другой стороны, обязательность участия в саморегулируемых организациях поставлена в зависимость от характера выполняемых работ, что не позволяет распространить ее на всех хозяйствующих субъектов и характеризовать как элемент общей правосубъектности. При оценке участия в саморегулируемых организациях можно наблюдать субъективный критерий правосубъектности, поскольку здесь присутствует волевой момент, основанный на выборе вступления или невступления в члены такой организации.

Необходимо отметить, что, принимая во внимание всю сложность поставленной проблемы и невозможность ее окончательного решения в рамках настоящей работы, была сделана попытка осмысления правовой природы обязательного участия в саморегулируемых организациях, действующих в сфере строительства, через призму достаточно спорных вопросов правосубъектности, правоспособности, дееспособности и правового статуса. Надеемся, что высказанные суждения не останутся без внимания со стороны научной общественности и станут поводом для дальнейших научных дискуссий по данной проблематике.