Мудрый Юрист

Институт компенсации морального вреда в российском праве

Дюбко Екатерина Григорьевна, заместитель прокурора Стародубского района Брянской области, аспирантка заочной формы обучения Российского государственного социального университета.

Статья посвящена анализу исторического развития в российском праве института возмещения морального (неимущественного вреда). Развитие института возмещения морального вреда показано на основе анализа норм древнерусского права, правовых актов советского периода, а также законодательных актов настоящего времени.

Ключевые слова: моральный вред; компенсация вреда; потерпевший; физические или нравственные страдания.

The institute of compensation for moral damages in the russian law

Ye.G. Dyubko

The article is devoted to the analysis of historical development in the Russian law institute of compensation of moral (non-property damage). Development of the institute of reimbursement of moral damage shown on the basis of the analysis of norms of the old Russian law, the legal acts of the soviet period, and also legislative acts of the present time.

Key words: moral damage; compensation of damage; the victim; physical or moral suffering.

Становление в России института компенсации морального (неимущественного) вреда происходило на протяжении десятков веков и зависело от множества различных факторов, таких как социальные и политические процессы в обществе, изменение законодательства, изменение механизма компенсации морального (неимущественного) вреда.

Необходимо отметить, что в древние времена не было строгого разграничения между гражданским и уголовным правом и зачастую наказание в виде штрафа, налагаемое на виновного, взыскивалось в пользу потерпевшего. В дальнейшем, с развитием права, компенсация за страдания, причиненные потерпевшему, стала регулироваться гражданским правом.

Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих возможность компенсации морального (неимущественного) вреда.

Вместе с тем, обращаясь к истории права древнерусского государства, можно увидеть, что уже с момента его создания и на протяжении всего периода развития защите нематериальной сферы жизни человека, в том числе путем наложения денежных взысканий в пользу пострадавших от преступлений, уделялось немало внимания.

Первые нормы, регулирующие вопросы ответственности и защиты за причинение вреда, содержались в Русской Правде - памятнике древнерусского права, где говорилось, что "сломавший копье или щит или испортивший одежду обязан был возместить стоимость испорченной вещи" <1>. Русская Правда содержала статьи, направленные на защиту жизни, здоровья, чести, а также имущественной сферы жизни человека. Так, при воровстве, незаконном пользовании чужой вещью помимо возмещения имущественного ущерба устанавливалось особое денежное вознаграждение "за обиду". Например, в ст. 34 Пространной редакции Русской Правды говорится, что в случае кражи коня, оружия или одежды кроме возвращения похищенного виновный платит собственнику еще и 3 гривны за обиду <2>.

<1> Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1990. С. 7 - 25.
<2> См.: Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. М., 1984. Т. 1: Законодательство Древней Руси. С. 66.

Таким образом, Русская Правда стала одним из первых источников древнерусского права, законодательно регулировавших вопросы о способах защиты нематериальных благ потерпевшего, в котором можно было усмотреть элементы компенсации в пользу потерпевшей стороны за причиненные нравственные и физические страдания.

Изданный в 1497 г. Судебник Ивана III, ставший первым кодексом централизованного Русского государства, и Судебник Ивана IV (1550 г.) содержали в себе положения о взыскании за "бесчестье", т.е. положения о выплате в пользу обиженного определенной денежной суммы. При этом размер суммы зависел от того, к какому сословию принадлежит пострадавший <3>.

<3> См.: Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Российского централизованного государства. С. 54 - 62, 97 - 120.

В средневековый период (V - XVII вв.) законодательство о защите естественных прав человека (на жизнь или здоровье) в основном ограничивалось уголовно-правовыми мерами (телесные наказания и смертная казнь).

Вместе с тем положения, содержавшиеся в Соборном Уложении 1649 г., были направлены на всестороннюю защиту прав личности. В частности, в нем было семьдесят три статьи, посвященных определению размера материального возмещения за "бесчестье" в зависимости от звания, места проживания (город или село), социального положения потерпевшего.

Различного рода преступные деяния против чести, совершаемые словом либо действием, от "боя и ран" до нанесения тяжкого увечья влекли за собой уплату так называемого "бесчестья" или "бесчестья и увечья". "Бесчестье" всегда высчитывалось соразмерно величине оклада.

Правила о взыскании за "бесчестье" в общих чертах действовали и в XVIII в., дополненные при Петре I законами об оскорблении чести в Уставе воинском (1716 г.) и Морском уставе (1720 г.), в манифесте Екатерины II о поединках, а затем в большинстве перешли в отдел "О вознаграждении за обиды личные имуществом" Свода законов Российской империи.

Впервые российский Свод законов гражданских в составе общего Свода законов появился в 1832 г. и переиздавался трижды (1842, 1857, 1876 гг.) в составе общего Свода законов, а в 1887 г. - отдельно. В Своде законов нашли отражение вещное право, залоговое право, обязательственное право. Обязательства различались по основаниям их возникновения: из договоров и из причинения вреда. Это свидетельствует о том, что институт возмещения вреда в порядке гражданско-правовой ответственности стал приобретать относительную самостоятельность.

В дальнейшем возмещение вреда стало регулироваться Законом от 21 марта 1851 г. <4>. Однако в нем не было каких-либо четких норм, предусматривающих возможность материальной компенсации морального вреда в качестве одного из способов защиты гражданских прав личности.

<4> См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. XXVI. Отд. 1. Спб., 1852. С. 210 - 224.

Г. Шершеневич, выступавший противником материальной компенсации морального вреда, утверждал: "Нужно проникнуться глубоким презрением к личности человека, чтобы внушать ему, что деньги способны дать удовлетворение всяким нравственным страданиям. Переложение морального вреда на деньги есть результат буржуазного духа, который оценивает все на деньги, который считает все продажным" <5>. Он считал также, что "личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно на материальных интересах, например на кредите оскорбленного (т. X, ч. 1, ст. 670). Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Разве закон этот не стоит препятствием на пути укрепления в каждом человеке уважения к личности, поддерживая в малосостоятельных лицах, например лакеях при ресторанах, надежду "сорвать" некоторую сумму денег за поступки богатого купчика, которые должны были бы возбудить оскорбление нравственных чувств и заставить испытывать именно нравственный вред. Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед" <6>.

<5> Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. Вып. 3. С. 683.
<6> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 402.

Иного мнения придерживался профессор С. Беляцкин, который, исследуя правовые источники российского государства, такие как Судебники, Соборное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г., законодательные акты времен царствования Петра I и Екатерины II, Свод Законов 1875 г., утверждал, что "и прошлое России не дает основания думать, будто частные лица могли домогаться в судах возмещения одного лишь имущественного вреда". Анализируя законодательство того времени, он пришел к выводу о том, что в нем нет категорического запрета возмещения морального (неимущественного) вреда. Отсутствие такого запрета в законодательстве, по мнению С. Беляцкина, может развязать руки судебной практике и оставляет место для приспособления закона к нуждам жизни. "Если на букве действующих законов нельзя обосновать стройность системы возмещения нравственного вреда, то позволительно думать, что в важных случаях такого вреда, как причинение смерти близкому человеку, повреждение здоровья, обезображение лица, лишение свободы, оскорбление чести или женского целомудрия, нарушение привилегий и авторских прав, не исключая также случаев обязательного нравственного вреда от нарушения договоров и обязательств, наши суды не грешили бы ни против смысла закона, ни против юридической логики, присуждая потерпевшему вознаграждение по усмотрению судьи" <7>.

<7> Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М.: Городец, 2005.

В 1905 г. в России был разработан проект нового Гражданского уложения, в котором нашла отражение тенденция по формированию института защиты неимущественных благ.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательного (хотя уже и по другим основаниям) отношения к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи с чем и гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни возможности его возмещения.

Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Существо этой доктрины заключалось в том, что принцип возмещения морального вреда рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию <8>. Она основывалась, в частности, на утверждениях о невозможности измерять достоинство советского человека в "презренном металле", хотя подобных предложений никто и не делал. Вместе с тем идея сторонников возмещения морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязании правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т.е. деньги рассматривались в качестве не эквивалента перенесенных страданий, а источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект, причиненный психике человека в результате нарушения его прав.

<8> См.: Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. 1927. N 47. С. 1465.

Несмотря на это, в 20-е гг. (после принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.) среди юристов возникли споры по поводу допустимости возмещения морального вреда. Сторонниками принципа возмещения морального вреда в то время были И. Брауде <9>, Б. Лапицкий <10>, К. Варшавский <11>. Однако, несмотря на наличие идеи о необходимости компенсации неимущественного вреда, ситуация с его возмещением на практике не менялась.

<9> См.: Брауде И. Возмещение неимущественного вреда // Революционная законность. 1926. N 9. 10. С. 1929.
<10> См.: Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сборник Ярославского университета. Ярославль. 1920. Вып. 1. С. 107 - 134.
<11> См.: Варшавский К.М. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому. М., 1929.

В 60-х гг., после принятия в 1964 г. нового Гражданского кодекса РСФСР, в ст. 1 которого было сказано, что "ГК РСФСР регулирует имущественные и связанные с ними неимущественные отношения", дискуссии по этому поводу возобновились. Принцип компенсации морального вреда поддерживался в работах А. Беляковой, С. Братуся, Н. Малеина, В. Тархова, М. Шиминовой и др. <12>. Признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения.

<12> См.: Белякова А.М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979. С. 10; Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 202; Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981. С. 163; Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 23; Шиминова М.Я. Компенсация вреда гражданам. М., 1979. С. 51.

Понятие "моральный вред" было легализовано в российском гражданском праве лишь с принятием 12 июня 1990 г. Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации". Хотя он и не раскрывал содержания этого понятия, в ст. 39 Закона предусматривалось, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. В этой же статье было предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме и в размере, определяемом судом.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г. (далее - Основы), где моральный вред определялся как "физические или нравственные страдания". В ст. 131 Основ устанавливалось, что "моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда". Определение морального вреда, данное в ст. 131 Основ гражданского законодательства (физические и нравственные страдания), было сохранено и в ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, однако законодатель значительно сузил круг нарушений, при которых потерпевший вправе претендовать на компенсацию морального (неимущественного) вреда. Моральный вред стал подлежать безусловной компенсации только при нарушении неимущественных прав гражданина и посягательстве на иные нематериальные блага. Во всех других случаях обязанность денежной компенсации такого вреда должна быть прямо предусмотрена законом. Следствием закрепления определения морального вреда в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. стало принятие нескольких нормативных актов, регулирующих этот институт.

Один из них - Закон РФ от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды", в ст. 89 которого было закреплено, что вред, причиненный здоровью граждан в результате неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного деятельностью предприятий, учреждений, организаций или отдельных граждан, подлежит возмещению в полном объеме. Согласно Закону РФ "Об охране окружающей природной среды" возмещение вреда здоровью граждан производится на основании решения суда по иску потерпевшего, членов его семьи, прокурора, уполномоченного на то органа государственного управления, общественной организации (объединения) в интересах потерпевшего. Сумма денежных средств за вред здоровью граждан взыскивается с причинителя вреда, а при невозможности его установления - за счет средств соответствующих государственных экологических фондов. В этом Законе был определен круг лиц, ответственных за причинение гражданам морального вреда, и предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной форме.

Закон РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" стал следующим законодательным актом, закрепившим институт возмещения морального вреда, причем в связи с нарушением имущественных прав потребителей.

Очередным этапом в становлении института возмещения морального вреда стали Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. Правила закрепляли обязанность работодателя возместить потерпевшему, получившему трудовое увечье, моральный ущерб в денежной или иной материальной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Также в Правилах закреплялось, что моральный вред может быть возмещен семье, потерявшей кормильца вследствие трудового увечья.

Возможность компенсации морального вреда предусматривалась и Законом РФ от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" наряду с возмещением причиненного военнослужащим материального ущерба.

Свое кодифицированное закрепление институт морального вреда получил в 1994 г. с принятием первой части Гражданского кодекса РФ, в котором под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также другие случаи, предусмотренные законом. В этих случаях суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК). При этом законодатель, давая определение морального вреда, закрепил, что при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Пристатейный библиографический список:

  1. Белякова А.М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979.
  2. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.
  3. Брауде И. Возмещение неимущественного вреда // Революционная законность. 1926. N 9 - 10.
  4. Варшавский К.М. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому. М., 1929.
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации в 4-х частях. М., 2008.
  6. Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. 1927. N 47.
  7. Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сборник Ярославского университета. Ярославль, 1920. Вып. 1.
  8. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М., 1981.
  9. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик. Новосибирск, 1993.
  10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. XXVI. Отд. 1. Спб., 1852.
  11. Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. М., 1984. Т. 1: Законодательство Древней Руси.
  12. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973.
  13. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 1990.
  14. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1912. Вып. 3.
  15. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995.
  16. Шиминова М.Я. Компенсация вреда гражданам. М., 1979.