Мудрый Юрист

Грань между убийством и обороной

Дмитрий Косихин, газета "ЭЖ-Юрист".

Марат Галимов, газета "ЭЖ-Юрист".

Во время распития спиртных напитков в квартире между хозяином квартиры (Кравцовым) и гостем (Скоковым) произошла ссора. Кравцов вытолкнул из квартиры Скокова, который был сильно пьян, агрессивен и не хотел уходить. Желая отомстить за причиненную обиду, проживающий по соседству Скоков пошел домой, взял топор, вернулся к квартире Кравцова, где стал требовать открыть дверь, высказывая при этом угрозы убийством, а затем топором стал рубить дверь и выламывать замок. На уговоры прекратить свои действия и уйти Скоков не реагировал. Опасаясь за свою жизнь и жизнь близких, сознавая, что деревянная дверь скоро будет выломана, Кравцов зарядил законно хранившееся у него ружье и произвел из него выстрел в дверь, за которой находился Скоков. Скоков от полученного огнестрельного ранения в грудь скончался на месте. Превышают ли действия Кравцова пределы необходимой обороны?

Н.Аксенова, г. Салехард

Согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку. В части 2 ст. 105 УК РФ приведены отягчающие обстоятельства данного вида преступления, к ним относится, в частности, убийство, совершенное общественно опасным способом и из хулиганских побуждений.

Однако глава 8 УК РФ приводит обстоятельства, исключающие преступность того или иного деяния. В этой главе приведены критерии необходимой обороны.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

При этом защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства (ч. 2 ст. 37 УК РФ).

Кроме того, не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 3 ст. 37 УК РФ).

Как следует из п. 1 Постановления Пленума ВС СССР от 16.08.1984 N 14, право на необходимую оборону является одной из важных гарантий реализации конституционных прав и обязанностей граждан.

Граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения (п. 3 указанного Постановления).

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В то же время состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела обороняющемуся не был ясен момент его окончания. В целях правильной юридической оценки таких действий суды должны выяснить, не совершены ли эти действия в состоянии аффекта, вызванного общественно опасным посягательством. Лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.), не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны (п. п. 5, 6 Постановления).

По смыслу закона превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. ст. 105 или 111 УК РСФСР и соответствующих статьях УК других союзных республик. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовную ответственность (п. 7 Постановления).

Суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы (п. 8 Постановления).

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный (п. 9 Постановления).

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны (п. 13 Постановления).

Стоит отметить, что указанное выше Постановление применяется в части, не противоречащей ст. 37 УК РФ.

Как разъяснили Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 9 Постановления от 01.07.1996 N 6/8, самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный.

Из вашего вопроса следует, что гр. Скоков, угрожая убийством гр. Кравцову, начал рубить топором дверь и выламывать из нее замок. Помимо гр. Кравцова в квартире находились его близкие люди, которые в случае проникновения гр. Скокова в квартиру могли бы пострадать. В этой связи, а также с учетом совокупности обстоятельств совершенного гр. Скоковым деяния (наличие на месте преступления топора, следов от топора на двери и попытки взлома замка двери, а также показания свидетелей происшествия), по нашему мнению, в действиях гр. Кравцова отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК РФ, а его действия подпадают под действие ст. 37 УК РФ как совершенные в состоянии необходимой обороны.