Мудрый Юрист

Особенности нового судебного надзора

Сергей Князькин, аспирант Российской академии правосудия, г. Москва.

Федеральным законом от 09.12.2010 N 353-ФЗ изменена модель пересмотра судебных актов судов общей юрисдикции. Интересна предложенная законодателем регламентация надзорного производства, изложенная в новой главе 41.1 "Производство в суде надзорной инстанции" ГПК РФ. Рассмотрим отличительные признаки нового надзорного производства как экстраординарной судебной инстанции на примере процедуры возбуждения надзорного производства, а также полномочия суда надзорной инстанции.

Анализ новой главы 41.1 ГПК РФ <1> свидетельствует о придании пересмотру судебных актов в порядке надзора экстраординарных признаков. Напомним, слово "экстраординарный" означает "чрезвычайный, необыкновенный", в свою очередь, "чрезвычайный" понимается как "специально для чего-нибудь назначенный, не предусмотренный обычным ходом дел" <2>.

<1> В ред. Федерального закона от 09.12.2010 N 353-ФЗ, вступающего в силу с 01.01.2012 (за исключением отдельных положений).
<2> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1973. С. 872, 891.

Рассмотрим отличительные признаки нового надзорного производства как экстраординарной судебной инстанции на примере процедуры возбуждения надзорного производства, рассмотрения надзорной жалобы, представления, а также полномочий суда надзорной инстанции.

Согласно ст. 391.1 ГПК РФ объектом рассмотрения судебного надзора могут быть судебные акты республиканских, краевых, областных и других, приравненных к ним, судов, а также судебные акты ВС РФ.

Вступившие в законную силу судебные акты районных судов и мировых судей предметом судебного надзора являться не будут. Это связано с ликвидацией местного надзора - президиума суда субъекта РФ, рассматривавшего надзорные жалобы, представления на апелляционные решения, определения районных судов и на вступившие в законную силу судебные приказы, решения, определения районных судов и мировых судей. Данное ограничение связано с созданием обновленных институтов апелляционного и кассационного производства. Таким образом устраняется так называемая множественность надзорных инстанций, единственной надзорной инстанцией останется Президиум ВС РФ.

Следует заметить, что формулировка ст. 387 ГПК РФ в прежней редакции, содержащая основания изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, фактически останется прежней, но уже в рамках главы, регулирующей кассационное производство. Следовательно, ошибочно предполагать, что невозможность оспаривать напрямую судебный акт в суд надзорной инстанции, не пройдя при этом последовательно апелляцию и кассацию, будет являться нарушением права граждан на судебную защиту.

Это подтверждается и правовой позицией КС РФ, изложенной в Постановлении от 05.02.2007 N 2-П, согласно которой пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению.

Согласно ст. 391.2 ГПК РФ судебные постановления, указанные в ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ, могут быть обжалованы в порядке надзора в течение трех месяцев со дня их вступления в законную силу (в прежней редакции ГПК РФ - в течение шести месяцев).

Сроки предварительного и основного (в судебном заседании) этапов надзорного производства остались прежними: до двух и трех месяцев для предварительного этапа (в зависимости от факта истребования дела) и до двух месяцев для основного этапа со дня вынесения определения о передаче надзорной жалобы, представления. Таким образом, сохранилась дифференциация сроков предварительного этапа в зависимости от истребования дела. Представляется, что данное обстоятельство сохранило достаточно значительные процессуальные сроки для этой стадии судебного надзора.

Коренным образом пересмотрены основания для изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Согласно ст. 391.9 ГПК РФ обжалуемый судебный акт должен быть изменен или отменен, если:

Законодатель сузил круг прав и свобод, на предмет наличия которых проверяется оспариваемый судебный акт, - это конституционные или международные права и свободы. Остальные два основания остались прежними.

Последнее основание - не что иное, как единство судебной практики. По мнению некоторых авторов, "под единством судебной практики следует понимать правильное и единообразное применение судами на всей территории Российской Федерации федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел" <3>.

<3> Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 475.

Недопустимость превращения суда надзорной инстанции в обычную инстанцию по рассмотрению и разрешению дел, а также необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов оправдывают сужение перечня прав и свобод, которые могут быть нарушены и нуждаться в исключительной судебной защите судом надзорной инстанции. Следует согласиться с мнением, что "основания изменения или отмены судебных постановлений в порядке надзора, предусмотренные статьей 391.9 ГПК РФ, сходны с основаниями изменения или отмены судебных актов арбитражных судов (ст. 304 АПК РФ)" <4>.

<4> Борисова Е.А. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе: изменения в ГПК РФ // Закон. 2009. N 12. С. 177 - 178.

Статья 389 ГПК РФ, предусматривающая возможность пересмотра судебных постановлений по представлению Председателя или заместителя Председателя ВС РФ, также претерпела существенные изменения.

Если в прежней редакции цель такого пересмотра - обеспечение единства судебной практики, то в ст. 391.11 - устранение фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на законность обжалуемых судебных постановлений и лишивших участников спорных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных ГПК РФ, в том числе права на доступ к правосудию, справедливое судебное разбирательство на основе состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничивающих эти права.

Как видим, правовая конструкция усложнилась как по форме, так и по содержанию. Содержательный аспект заключается в недостаточно четком представлении "фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права". Если с фундаментальным нарушением норм процессуального права все относительно ясно и можно предположить, что к таким нарушениям, в частности, будут относиться рассмотрение дела судом в незаконном составе, отсутствие кого-либо из участников процесса, не извещенных о времени и месте судебного заседания, нарушение правил о языке судопроизводства, тайне совещания судей и т.д., то в отношении фундаментальных нарушений норм материального права ситуация остается противоречивой.

Это объясняется тем, что российская правовая система имеет многоотраслевой характер и у каждой отрасли права есть свои базовые принципы и правовые начала. Е.А. Борисова отмечает, что "вопрос о фундаментальности нарушений решается по усмотрению указанных должностных лиц, что чревато непредсказуемыми последствиями и создает угрозу для права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в трактовке Европейского суда по правам человека" <5>.

<5> Там же.

Можно предположить, что институт отмены судебного акта в надзорном порядке с участием высших должностных лиц ВС РФ, предусмотренный ст. 391.11 ГПК РФ, по содержанию тождественен общему порядку отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, предусмотренному ст. 391.9 ГПК РФ. Нетрудно заметить, что фундаментальность предполагает нарушение либо конституционных норм, либо норм международного права, следовательно, тождественные формулировки вряд ли нуждаются в дублировании в рамках новой редакции ГПК РФ.

Процессуальная деятельность Председателя или заместителя Председателя ВС РФ фактически является самостоятельной стадией надзорного производства.

В свою очередь, КС РФ в указанном выше Постановлении отметил, что "статья 389 ГПК РФ (которая фактически является тождественной ст. 391.11 нового ГПК РФ. - Прим. автора) вводит особый порядок инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора дополнительно к существующему общему регулированию предварительного производства в надзорной инстанции".

Согласно позиции ЕСПЧ данное нормативное закрепление является дискреционным полномочием указанных должностных лиц, реализация которого не зависит от волеизъявления участников спорного материального правоотношения.

Еще одна новелла - возможность приостановления исполнения оспариваемого судебного акта до окончания производства в суде надзорной инстанции. Вместе с тем наличие данного полномочия у надзорного суда кажется противоречивым. Это объясняется истечением большого периода времени с момента вступления в законную силу оспариваемого судебного акта до момента возможного вынесения определения о приостановлении его исполнения. В большинстве случаев такой период исчисляется несколькими месяцами, что может негативно сказаться на правовой определенности правоотношений и принести значительные убытки участникам гражданского оборота.

Подводя итог, можно сказать, что вносимые изменения преследуют как международные, так и внутригосударственные цели. В качестве международных целей выступает приведение механизма пересмотра судебных актов в гражданском процессе в соответствие практике и указаниям ЕСПЧ, полагающего, что надзорное производство по смыслу конвенционных положений не отвечает требованиям эффективной судебной защиты. Внутренними предпосылками для внесения изменений стали многочисленные жалобы граждан и организаций в высшие национальные судебные органы, в том числе в КС РФ, который прямо в тексте одного из своих постановлений указал федеральному законодателю "установить процедуры в соответствии с международно-правовыми стандартами", а также выразил надежду, что надзорное производство в результате реформирования будет отвечать всем необходимым требованиям в качестве эффективного средства судебной защиты.