Мудрый Юрист

Весь мир - театр

Эмилия Деменцова, аспирант, г. Москва.

Конфликт, разразившийся между труппой и руководителем Театра на Таганке, показал всю уязвимость художника в системе государственного театра, несовершенство авторских прав художественного руководителя на создаваемый им театр и режиссера-постановщика - на собственные постановки.

Права художественного руководителя

Скандал вокруг ухода Юрия Любимова из Театра на Таганке стал достоянием не только театрального сообщества, но и общественности. Художественный руководитель покинул пост, но остался открытым вопрос об отсутствии актов, защищающих права первых лиц театра.

Театров, основанных одним человеком, в мире единицы. В этом случае права создателя могут быть защищены посредством реализации права на товарный знак (ст. 1478 ГК РФ).

В нашем случае понятия "Юрий Любимов" и "Театр на Таганке" для общественности неразрывно связаны. Но юридического преимущества это не создает.

Логически человек приходит к выводу, что Юрий Любимов мог зарегистрировать за собой права на товарный знак. Так, согласно ст. 1482 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Словосочетание "Театр на Таганке" отвечает этим требованиям. Здесь же можно привести в пример и театр Олега Табакова "Табакерка".

Обладателем исключительного права на товарный знак могут быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель (ст. 1478 ГК РФ). Получается, что сам Театр на Таганке как юридическое лицо может быть владельцем товарного знака "Театр на Таганке". Но это не отвечает юридической сущности общественных отношений: театр создан именно Юрием Любимовым, и именно он должен быть обладателем товарного знака "Театр на Таганке".

Художественный руководитель и создатель театра, будучи физическими лицами, не являются индивидуальными предпринимателями, следовательно, они не могут быть обладателями права на товарный знак.

Данное положение распространяется и на другие сферы. Например, адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, учреждает адвокатский кабинет (ст. 21 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"). Согласно этой же статье адвокат, учредивший адвокатский кабинет, не является индивидуальным предпринимателем, а сам адвокатский кабинет, как указано выше, не является юридическим лицом. Следовательно, он не может зарегистрировать название как товарный знак в силу требований ст. 1478 ГК РФ. Налицо нарушение права.

Поэтому ст. 1478 ГК РФ нуждается в корректировке. Целесообразно ст. 1478 ГК РФ сформулировать следующим образом: "Обладателем исключительного права на товарный знак могут быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, а также физическое лицо в случаях, предусмотренных федеральными законами". А статью 21 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" следует дополнить положением, что адвокат, учредивший адвокатский кабинет, имеет право зарегистрировать товарный знак.

С режиссером-постановщиком и создателем театра сложнее. Только новый закон о театре разрешит трудности, подобные той, что произошла с Юрием Любимовым. К сожалению, проект такого закона не прошел даже согласование в профильных комитетах, так как этот законопроект дублировал нормы ТК РФ и части четвертой ГК РФ.

Права режиссера-постановщика

Театральная постановка - объект авторского права. Правообладателем в данном случае выступает режиссер-постановщик. Это следует из п. 1 ст. 1228 ГК РФ, где автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат, и ст. 1257 ГК РФ, где автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано.

Когда спектакль исполняют театральные коллективы в первоначальной постановке режиссера, театральная постановка становится объектом смежного права.

Изначально право трансляции и издания спектакля принадлежит правообладателям (драматургу, художнику, хореографу, композитору), а также обладателям смежных прав (режиссеру, актерам, дирижеру, музыкантам) (подп. 1 п. 1 ст. 1304 ГК РФ). Со "смежниками" дело обстоит несколько проще - за коллектив исполнителей разрешение выдает руководитель коллектива, в театре это, как правило, директор. Положения, касающиеся записи и ее оплаты, могут закрепляться в индивидуальных или коллективных договорах и иных внутренних документах театра.

С обладателями авторских прав отношения театра обычно выстраиваются через договор. Он подписывается перед постановкой через РАО, агентство или напрямую и, как правило, передает только право на публичное исполнение. А трансляция и выпуск на дисках - это другие права. Если театр не получил этих прав (что на практике происходит довольно часто), он распоряжается тем, чего не имеет.

Таким образом, когда возникает вопрос об использовании медийных технологий, режиссер как субъект смежного права выступает в правоотношениях относительно своей постановки, а когда речь идет непосредственно о показе постановки со сцены, то права режиссера-постановщика в этом случае никак не защищены. Запретить исполнять свою постановку режиссер-постановщик в силу действующей редакции подп. 1 п. 1 ст. 1304 ГК РФ не может. Но имеет право запретить распространение постановки с помощью технических средств.

Исполнение театральной постановки на сцене без ведома режиссера-постановщика и распространение постановки при помощи технических средств одинаковым образом нарушают права режиссера-постановщика как автора постановки, являющегося субъектом смежного права.

Зарубежный опыт

Зарубежный опыт демонстрирует обратную ситуацию. Права режиссера-постановщика защищены в законах императивно. Постановка может исполняться только с разрешения ее создателя. Например, Эндрю-Ллойд Уэббер отозвал у всех театров лицензию на постановку спектаклей по своим произведениям сроком на два года. В результате этого большинство спектаклей были перенесены в архив. Но рок-опера "Иисус Христос - суперзвезда" по-прежнему идет на сцене "Моссовета", так как данный вопрос был урегулирован через РАО.

Таким образом, российский опыт правового регулирования защиты авторского права режиссера-постановщика на постановку в ограниченном виде идет вразрез с зарубежным.

Данная проблема касается не только театральных, но и любых других постановок: концертов, шоу, цирковых представлений и т.д. - и носит общий системный характер.

Права российских режиссеров при показе постановки непосредственно со сцены возможно защищать через РАО, которое может представлять интересы режиссера в отношениях с театральными коллективами. В этом случае на РАО возлагался бы контроль за правомерностью исполнения спектакля на различных сценах.

Исходя из сказанного, предлагаем подп. 1 п. 1 ст. 1304 ГК РФ изложить в следующей редакции: "Объектами смежных прав являются:

1) исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров-постановщиков спектаклей (исполнения) и другие постановки, созданные режиссерами-постановщиками".

Такая трактовка позволит российским деятелям искусства, известным на весь мир, целиком и полностью посвятить себя творчеству, а не поиску истины. Для полноценной защиты авторского права режиссера-постановщика необходимо императивно ввести ограничения на исполнение постановки без разрешения режиссера-постановщика. Предложенное изменение позволит привести законодательство в соответствие с общепринятой мировой практикой в этой сфере, надежно защитить права режиссеров-постановщиков и в какой-то мере избежать конфликтов, подобных произошедшему в Театре на Таганке.