Мудрый Юрист

Политическая функция медиативной юридической практики *

<*> Maksurov A.A., Talanova M.V. Political functions of mediation juridical practice.

Максуров А.А., кандидат юридических наук, Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова.

Таланова М.В., аспирант.

В статье рассматриваются значение и функции медиативной юридической деятельности в политической сфере государства.

Ключевые слова: государство, право, медиация, органы государственной власти, политические институты, функции.

The article considers importance and functions of mediation juridical activity in political sphere of the state.

Key words: state, law, mediation, agencies of state power, political institutes, functions.

Медиативная юридическая практика (далее - МЮП) осуществляла и осуществляет важную политическую функцию. С одной стороны, иногда медиативная деятельность сама по себе имеет политический характер: в ней отражаются и через нее появляются политические интересы общества и государства. В данном случае интересы общества и государства объективно совпадают: общество стремится к наиболее совершенному орудию политической власти, которое было бы способно защитить его права, а государство обеспокоено своей собственной эффективностью, согласованностью действий многочисленных и разнообразных органов государственного аппарата, их территориальных и структурных подразделений. С другой стороны, она является относительно самостоятельным образованием правовой системы и, в свою очередь, оказывает влияние на политическую сферу жизни общества, способствуя грамотному и экономичному решению стоящих перед обществом и государством задач.

В переходный период медиативная деятельность приобретает особое политическое значение. Именно в настоящее время требуется наибольшая склонность к мирному урегулированию споров в сфере деятельности компетентных государственных органов (их территориальных и структурных подразделений), в деле государственного управления в целом. Постоянно обращается внимание на необходимость медиации как действенного средства повышения эффективности деятельности государственного аппарата и высшими должностными лицами государства, о чем мы уже писали выше.

Таким образом, политическая функция медиативной практики состоит в обеспечении нормального функционирования и охраны политической системы общества, основных политических институтов, регулирования деятельности различных участников политических отношений, защите политических прав граждан специфическим методом - методом медиации.

В частности, трудно оценить значение медиативной практики при выполнении одной из основных задач, стоящих перед политической системой общества, - формирования органов власти и местного самоуправления путем реализации активного и пассивного избирательных прав граждан.

В настоящее время в России идет интенсивное партийное строительство. Единственным видом общественных объединений, которые вправе самостоятельно выдвигать кандидатов, списки кандидатов, стали политические партии. По мнению М.Л. Луговской, практика избирательной кампании показала, что "одной из наиболее острых правовых проблем на данном этапе избирательного процесса является принцип двойного выдвижения кандидата..." <1>, когда одно и то же лицо выдвигалось как самостоятельно, так и по партийному списку. Выступления членов Центральной избирательной комиссии Российской Федерации свидетельствуют, что данная проблема была вскрыта именно в рамках медиативного процесса, а затем уже, по предложению ЦИК РФ, нашла свое законодательное разрешение <2>.

<1> Луговская М.Л. Политические партии в российском избирательном процессе // Вестник ЦИК. 2002. N 9. С. 70.
<2> См.: Выступление члена Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Э.Л. Ермаковой "Вопросы выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва с учетом нового федерального законодательства" // Электронный ресурс. URL: http:// www.cikrf.ru/ 2/ broshura/ Veshnykovzakl.htm.

Не менее важна медиация деятельности как органов государственной власти и местного самоуправления, так и политических институтов в ходе каждодневной государственно-властной деятельности по управлению общественными процессами.

В ч. 1 ст. 1 Конституции России Российская Федерация провозглашена правовым государством, что, в числе прочего, означает и последовательное осуществление в России принципа разделения властей. Так, согласно ст. 10 Конституции РФ, государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны <3>. Отметим при этом, что принцип разделения властей реализуется не только на федеральном уровне, но и на уровне органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления. С развитием государственно-правовых институтов, их теоретическим осмыслением главным вопросом правового государства становится проблема взаимоотношений власти и личности. Деятельность государства как юридически организованного общественного целого должна осуществляться в правовых формах и согласно с правом, чему в полной мере способствует указанный выше принцип. Принцип разделения властей не нов; выдвинутый еще на рубежах новой истории, он выдержал испытания временем и сейчас является основным в конституционном конструировании властных структур, распределении функций и полномочий между ними.

<3> Российская газета. N 237. 25.12.1993.

При планомерной реализации принципа разделения властей на практике важна их сбалансированность и согласованность, иначе государственный механизм "распадется" на отдельные системы власти. Являясь самостоятельными системами, все ветви власти образуют еще более сложную систему, которую только и можно считать государством <4>. Еще И. Кант, последовательный приверженец теории разделения властей, отмечал, что различные ветви власти, исходя из единой воли народа, должны действовать согласованно и в общем направлении <5>. "Ветви власти" должны решать вопросы своего взаимодействия на основании закона и переговорным путем, иначе это неизбежно приведет к глобальным политическим кризисам, которые мы уже наблюдали в 1991 и 1993 гг.

<4> См.: Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2002. С. 66 - 71.
<5> См.: Кант И. Соч. Т. 6. М., 1966. С. 269.

Теперь коснемся деятельности государственного аппарата. Как совершенно справедливо отмечает это Д.Н. Бахрах, "закон является только абстрактной нормой, намечающей модель поведения людей. Для его исполнения необходимы организующие, координирующие и контролирующие действия государства" <6>. В государственном управлении имеются даже специальные формы координации, несвойственные для большинства других отраслей права, например административный договор. Заключение договора всегда предполагает определенное равноправное сознательно-волевое согласование субъектами административного права своего поведения, административные договоры опосредуют координационные (горизонтальные) управленческие правоотношения. Они, как пишет В.А. Юсупов, представляют собой "особую форму правового опосредования регулятивных отношений, используемую в тех случаях, когда субъекты управления какими-то отдельными сторонами своей деятельности оказываются юридически равными и возникает необходимость целенаправленной координации их работы" <7>. Вопросы заключения (исполнения и прекращения) такого рода договоров и соглашений должны стать частью медиативных процедур.

<6> Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник для вузов. М., 1999. С. 14.
<7> Юсупов В.А. Право и советское государственное управление. Казань, 1976. С. 202.

Медиативные механизмы в политической сфере ценны не только на государственном, но и на межгосударственном уровне, что свойственно, например, для конфедераций. К числу средств повышения эффективности взаимодействия стран - участников СНГ руководителям государств - участников Содружества целесообразно отнести, например, разработку проекта концепции медиации политики государств Содружества в валютной сфере.

Следовательно, можно вести речь о своего рода внешнеполитической подфункции политической функции права, значение которой постоянно возрастает. В качестве примера отметим, в частности, вопросы медиации федеральным центром внешнеполитических связей субъектов Федерации. Здесь медиация - единственная возможность учета общероссийских интересов.

Исходя из изложенного, полагаем, что политическая функция медиативной практики должна, прежде всего, реализовываться на следующих направлениях: обеспечение согласованности функционирования политических институтов и деятельности органов власти при формировании государственных институтов, в том числе разрешения споров только переговорным путем с участием третьей стороны, реализации избирательных прав граждан; обеспечение практической реализации принципа разделения властей на всех уровнях власти; обеспечение межведомственной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления всех уровней; обеспечение согласованности действий в рамках межгосударственных объединений.