Мудрый Юрист

К вопросу о допустимости квалификации судебных расходов в качестве убытков

Ильин А.В., кандидат юридических наук, советник Управления конституционных основ частного права КС РФ.

В статье обсуждается проблема соотношения судебных расходов и убытков. Автор, выявляя правовую природу судебных расходов, доказывает, что судебные расходы и убытки являются различными правовыми категориями.

Ключевые слова: судебные расходы, убытки, доступность правосудия.

The paper deals with the problem of the relation between judicial expenses and damages. The author, identifying the legal nature of judicial expenses, proves that judicial expenses and damages are different legal categories.

Key words: judicial expenses, damages, accessibility of justice.

После того как КС РФ, движимый горячим желанием в условиях отсутствия в АПК РФ 1995 г. правил, регламентирующих возмещение сторонам судебных расходов, предоставить заинтересованным лицам способ защиты их прав, в Определении от 20 февраля 2002 г. N 22-О фактически определил затраты, которые несет сторона в связи с ее участием в процессе, как убытки, для категории "судебные расходы" наступили трудные времена. Ученые-юристы, принимая внешнее сходство за тождество и не давая себе труда проанализировать существо рассматриваемых правовых явлений, в большинстве своем отождествили категории "судебные расходы" и "убытки" <1>, даже не считая нужным приводить в пользу этого какие-либо аргументы, если таковыми не считать, конечно, высказывания такого рода, как "включение... расходов в состав судебных издержек не меняет их правовой природы - эти имущественные затраты представляют собой убытки в гражданско-правовом смысле (судебные убытки)" <2>.

<1> См., например: Столяров А.Г. Судебные расходы как элемент состава гражданской процессуальной ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004; Рожкова М.А. Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков // Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 569 - 570.
<2> Рожкова М.А. Указ. соч. С. 569.

Такой подход с практической точки зрения привел к укоренению мнения о том, что если затраты, понесенные стороной в силу участия в процессе, окончившегося для нее благоприятным исходом, нельзя по каким-либо причинам возместить по правилам гл. 9 АПК РФ 2002 г., то указанные затраты можно взыскать посредством вчинения самостоятельного иска об убытках.

Между тем, несмотря на кажущуюся для многих "очевидную правильность" приведенного выше мнения, судебная практика твердо стоит на позиции, согласно которой затраты, понесенные стороной в связи с ее участием в процессе, не могут быть предъявлены к взысканию путем подачи отдельного иска <1>, тем самым последовательно отрицая квалификацию судебных расходов в качестве убытков <2>.

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 10734/03 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 5; п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 "Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 2.
<2> На это обстоятельство прямо указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19 сентября 2000 г. N 4144/00 (Вестник ВАС РФ. 2000. N 12).

Мы, в свою очередь, полагаем, что позиция арбитражных судов по этому вопросу является правильной. Судебные расходы и убытки являются различными правовыми категориями, что обусловливает необходимость специального законодательного регулирования возмещения как затрат, составляющих судебные расходы, так и затрат, являющихся убытками. В рамках настоящей статьи мы намерены привести аргументы, подтверждающие данный вывод.

Прежде всего следует отметить, что право на возмещение судебных расходов является процессуальным, а не материальным правом, и именно в качестве процессуального оно сегодня признано законодательством. Рассмотрим этот тезис более подробно.

Отношения по поводу распределения судебных расходов представляют собой гражданские процессуальные правоотношения <1>, которые входят в единую систему гражданских процессуальных правоотношений, существующую при рассмотрении конкретного дела.

<1> Здесь и далее, употребляя термин "гражданские процессуальные правоотношения", мы будем иметь в виду правоотношения, возникающие при рассмотрении дела в рамках как гражданского, так и арбитражного процесса.

То обстоятельство, что правоотношения по поводу распределения судебных расходов не существуют вне системы правоотношений, возникающих при рассмотрении гражданского дела, подтверждает то, что распределение судебных расходов происходит в том же производстве, в каком рассматривалось дело, в связи с которым предъявлены требования о возмещении судебных расходов. Действительно, согласно ст. 101, 110, 112, ч. 2 ст. 168 АПК РФ вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, которым рассмотрено дело по существу, одновременно с вынесением судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. Если вопрос о распределении судебных расходов не был решен при вынесении указанного судебного акта, он может быть решен в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 178 АПК РФ путем вынесения дополнительного решения. В соответствии с ч. 1 ст. 178 АПК РФ вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен до вступления в законную силу решения суда. Однако вступление в законную силу решения суда не является препятствием для рассмотрения судом вопроса о судебных расходах в ином порядке. В таком случае вопрос о судебных расходах может быть разрешен определением суда в соответствии со ст. 112 АПК РФ в том же производстве, в каком рассматривалось дело, в связи с которым предъявлены требования о возмещении судебных расходов. Данный вывод подтверждается и судебной практикой <1>.

<1> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 17 марта 2009 г. N 14278/08 (СПС "КонсультантПлюс"); п. 21 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 10.

Поскольку отношения по поводу распределения судебных расходов не могут существовать вне дела, в связи с которым предъявлены требования о возмещении судебных расходов, в связи с чем требования о возмещении судебных расходов не могут составлять самостоятельный предмет судебной деятельности, постольку право на возмещение судебных расходов не является каким-либо самостоятельным правом, возникающим у истца, ответчика или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в случае выигрыша процесса, а представляет собой право, имплицитно входящее в процессуальный статус названных категорий лиц, участвующих в деле. Соответственно, поскольку право на возмещение судебных расходов представляет собой право, имплицитно входящее в процессуальный статус стороны и третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, постольку право на возмещение судебных расходов есть следствие самого правового статуса названных категорий лиц, участвующих в деле (ст. 41 АПК РФ). В свою очередь, это означает, что право на возмещение судебных расходов является не материальным, а процессуальным правом.

В связи с этим интересно разобрать единственный аргумент, приводимый сторонниками признания того, что судебные расходы являются убытками стороны, понесенными ею вследствие необходимости участия в процессе. В качестве такового фигурирует Определение КС РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О <1>. В указанном Определении приравнивание судебных расходов к убыткам осуществлено КС РФ только потому, что в АПК РФ 1995 г., действующем на момент рассмотрения КС РФ этого дела, отсутствовали положения, регламентирующие право стороны на возмещение судебных расходов в случае, когда в ее пользу состоялось решение суда, и порядок их возмещения (абз. 6 п. 2 Определения). Однако поскольку в настоящее время и ГПК РФ, и АПК РФ содержат как положения, регламентирующие право стороны на возмещение судебных расходов, так и положения, регламентирующие порядок их возмещения, постольку возмещение судебных расходов возможно только в тех формах, в которых это допускают названные Кодексы, в силу чего названное Определение КС РФ сегодня, по существу, утратило свое значение.

<1> Определение КС РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О "По жалобе открытого акционерного общества "Большевик" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Экономика и жизнь. 2002. N 16.

Легко, однако, видеть, что вывод о том, что право на возмещение судебных расходов является процессуальным, сделан нами исключительно с опорой на действующее процессуальное законодательство. Не изменится ли сделанный вывод, если предположить, что процессуальные кодексы не будут содержать порядка возмещения судебных расходов?

Для ответа на этот вопрос следует определить, что является основанием для возмещения стороне, в пользу которой вынесен судебный акт <1>, судебных расходов.

<1> Далее все, что будет сказано применительно к стороне в процессе, в пользу которой вынесен судебный акт, в силу ч. 2 ст. 50 АПК РФ справедливо и для третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

Распределение судебных расходов между сторонами осуществляется по общему правилу только в том случае, если по делу принято решение суда.

Решение суда представляет собой в силу ч. 1 ст. 167 АПК РФ судебный акт, которым дело разрешается по существу. Разрешить дело по существу - значит установить правомерность или неправомерность материально-правовых требований истца. С другой стороны, разрешение дела по существу означает установление правомерности или неправомерности позиции ответчика, отказывающегося добровольно исполнить материально-правовые требования истца.

Таким образом, арбитражное процессуальное законодательство по общему правилу исходит из того, что основанием присуждения судебных расходов является вывод арбитражного суда о правомерности заявленного в суд истцом требования или правомерности позиции ответчика, отказавшегося добровольно исполнить материально-правовые требования истца.

В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 151 АПК РФ при прекращении производства по делу суд должен также разрешить вопрос о распределении между сторонами судебных расходов. Распределение между сторонами судебных расходов осуществляется арбитражным судом на основании ст. 112 АПК РФ, поэтому указанное распределение должно производиться с учетом приведенного нами выше общего правила.

Прекращение производства по делу означает завершение процесса без вынесения решения, т.е. без разрешения спора по существу, в связи с невозможностью (по различным основаниям) рассмотрения дела в суде. Однако это не означает, что выявить правомерность или неправомерность требований истца и возражений ответчика в этом случае никоим образом невозможно.

Так, отказ истца от иска, принятый судом, являющийся основанием для прекращения производства по делу (п. 4 ч. 1 ст. 150 АПК РФ), означает, что сам истец признает неправомерность заявленного требования, тем самым подтверждая правомерность позиции ответчика. Однако если отказ от иска связан с тем, что ответчик добровольно удовлетворил требования истца уже после предъявления иска, то это означает, что истец заявлял правомерные требования, которые были фактически признаны ответчиком и добровольно удовлетворены им в ходе процесса. Соответственно, распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска может осуществляться арбитражным судом тогда, когда правомерность или неправомерность заявленных истцом требований или позиции ответчика, отказавшегося добровольно удовлетворить требования истца, выявляется им исходя из фактических действий сторон. Данный вывод подтверждается и судебной практикой <1>.

<1> См.: п. 12, 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 года N 121 "Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах".

В свою очередь, в случае оставления заявления без рассмотрения собственно рассмотрения дела по существу не происходит, арбитражным судом вывод о правомерности или неправомерности требований истца и возражений ответчика не проверяется, а потому по общему правилу распределение судебных расходов между сторонами судом не осуществляется (об исключении из этого правила см. ниже).

Несмотря на то что основанием для присуждения судебных расходов является вывод арбитражного суда о правомерности заявленного в суд истцом требования или правомерности позиции ответчика, отказавшегося добровольно исполнить материально-правовые требования истца, отсюда вовсе не следует вывод о том, что действия стороны, с которой взыскиваются судебные расходы, выразившиеся в реализации желания воспользоваться судебной защитой, являлись противоправными.

Действительно, предъявление иска, впоследствии отклоненного судом за необоснованностью, не может рассматриваться как противоправное действие уже в силу того, что закон прямо наделяет всех заинтересованных лиц таким правом (ч. 1 ст. 4 АПК РФ). Не может считаться противоправным и поведение ответчика, отказавшегося исполнить материально-правовые требования истца без подтверждения их правомерности судом, так как процессуальное законодательство гарантирует такому лицу право на судебную защиту в том же объеме, что и лицу, предъявившему иск (ч. 4 ст. 44 АПК РФ). Поэтому если действия лица, предъявившего пусть даже и неосновательный иск в суд в защиту своих прав, не являются противоправными, то и действия лица, неосновательно отказавшегося исполнить обращенное к нему требование без подтверждения правомерности его судом, также не могут считаться противоправными.

Таким образом, несение стороной судебных расходов не вызвано противоправным поведением другой стороны, в силу чего возложение обязанности возместить судебные расходы не является мерой ответственности, что, в свою очередь, исключает возможность квалификации затрат, понесенных стороной в силу участия в процессе, окончившегося для нее благоприятным исходом, в качестве убытков, поскольку убытки, будучи мерой гражданско-правовой ответственности, суть затраты, которые лицо, чье право нарушено, либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Однако не может ли возложение на проигравшую сторону обязанности по возмещению компенсации другой стороне понесенных ею расходов быть квалифицировано как возмещение вреда, причиненного правомерными действиями (п. 3 ст. 1064 ГК РФ)?

Представляется, что такое предположение неверно. В тех случаях когда лицо обращается в суд с неосновательным иском либо отказывается добровольно удовлетворить предъявленные к нему требования, это лицо желает получить судебную защиту своих предполагаемых прав и не преследует цель заставить другую сторону понести затраты на участие в процессе и причинить тем самым ей вред. Представляется, что уже только поэтому возмещение судебных расходов не может рассматриваться как компенсация причиненного вреда.

В чем же тогда состоит причина, по которой судебные расходы, понесенные стороной, в пользу которой вынесен судебный акт, подлежат возмещению?

Выше мы показали, что каждый вправе воспользоваться судебной защитой своих нарушенных или оспариваемых прав в порядке, предусмотренном законом. Однако было бы неверным утверждать, что в силу этого любые правовые конфликты должны разрешаться исключительно в судах. Нормальное развитие оборота предполагает, что кредиторы не предъявляют необоснованных требований к должникам, а должники добровольно исполняют возложенные на них обязанности. Отсюда видно, что у стороны конфликта, отрицающей правомерность позиции другой стороны, всегда есть выбор - воспользоваться судебной защитой своих предполагаемых прав или разрешить спор полюбовно. Выбор судебной формы разрешения конфликта, однако, чреват риском того, что суд констатирует неправомерность позиции стороны, пожелавшей разрешить спор с помощью суда. Признание неправомерности позиции стороны означает необоснованность такого ее поведения, следствием которого стало судебное разбирательство. В то же время победившая сторона, несмотря на то что в ее пользу принят судебный акт, из-за неправомерной позиции ее процессуального противника все равно оказывается в худшем положении по сравнению с тем, в котором она находилась до процесса, так как ей пришлось понести затраты для осуществления принудительной реализации своего права через суд (для выставления возражений в суде против заявленного требования). Несмотря на то что выбор стороной судебной формы разрешения конфликта не может рассматриваться как противоправное поведение, тем не менее в случае констатации судом неправомерности позиции этой стороны на нее падает необходимость обеспечения восстановления положения победившей стороны, ухудшевшегося в силу ее участия в этом процессе, поскольку именно на лице, необоснованностью поведения которого вызвано судебное разбирательство, лежит риск выбора судебной формы защиты нарушенного (оспариваемого) права. Риск выбора судебной формы защиты права служит, таким образом, критерием возложения обязанности по возмещению судебных расходов. Работоспособность этого критерия подтверждается не только приведенным общим правилом, но и исключением из него: даже при констатации судом правомерности позиции стороны именно на эту сторону может быть возложена обязанность по возмещению судебных расходов проигравшей стороне, если на проигравшую сторону не может быть возложен риск выбора судебной формы защиты права (ч. 1 ст. 111 АПК РФ).

В свою очередь, возмещение стороне, в пользу которой вынесен судебный акт, судебных расходов является средством обеспечения доступности правосудия, поскольку названное возмещение способствует эффективному восстановлению судом стороны в правах (эффективной защите оспоренных прав стороны) <1> посредством создания условий, при которых само вынужденное участие стороны в процессе в свою защиту, в итоге окончившемся для нее благоприятно, не осуществляется за ее собственный счет.

<1> См. по этому вопросу подробнее: Ильин А.В. Распределение судебных расходов между сторонами в контексте предмета судебной деятельности (на примере статьи 393 ТК РФ) // Закон. 2011. N 1. С. 162 - 167.

Суммируя сказанное, следует заключить, что причина, по которой сторона, в пользу которой вынесен судебный акт, наделена правом требовать от суда присуждения ей судебных расходов, понесенных вследствие участия в процессе, заключается в необходимости обеспечения доступности правосудия для лица, правомерность и обоснованность поведения которого выявляется в суде. Причина, по которой судебные расходы взыскиваются с проигравшей стороны, состоит в том, что именно на нее падает риск выбора судебной формы разрешения правового конфликта. Такой подход учитывает процессуальный характер права на возмещение судебных расходов и соответствует архитектуре процессуальных отношений.

Отсюда проистекает еще одно важное отличие судебных расходов от убытков, состоящее в принципиальной разнице подходов к определению объема возмещения. Применительно к убыткам по общему правилу действует принцип полного возмещения (п. 1 ст. 15 ГК РФ). Для судебных же расходов характерно то, что они возмещаются в объеме, необходимом и достаточном для обеспечения сторонам доступности правосудия. Доказательством этому служит следующее.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Легко видеть, что расходы на оплату услуг представителя возмещаются не в полном объеме, как это было бы, если бы судебные расходы, в состав которых в силу ст. 101, 106 АПК РФ входят расходы на оплату услуг представителя, рассматривались в качестве убытков. КС РФ в Определении от 21 декабря 2004 г. N 454-О <1> объяснил, что это правило вызвано обязанностью суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле, а по существу необходимостью борьбы со злоупотреблениями (взыскание чрезмерных расходов). Представляется, однако, что приведенное объяснение таковым не является, поскольку не дает ответа на вопрос, почему расходы по оплате услуг представителя вообще могут быть чрезмерными.

<1> Определение КС РФ от 21 декабря 2004 г. N 454-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Траст" на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" (СПС "КонсультантПлюс").

Объяснение же, на наш взгляд, состоит в том, что объем возмещения судебных расходов должен определяться исходя из сопоставимости цели участия стороны в процессе и действий, предпринимаемых ею для достижения этой цели. Поскольку цель ведения процесса состоит не в том, чтобы нанести вред своему процессуальному сопернику, а в том, чтобы защитить свое нарушенное (оспариваемое) право, постольку именно к этой цели направлены усилия сторон, выражающиеся в осуществлении ими действий, в том числе связанных с несением затрат, которые являются необходимыми и достаточными для вынесения судебного решения в их пользу, т.е. для обеспечения доступности правосудия. В этом случае действия и объем затрат на них могут считаться разумными. Превышение этого объема не может возмещаться, так как сами эти затраты перестают быть разумными, поскольку они уже не могут признаваться непосредственно связанными с необходимостью участия стороны в процессе, в связи с чем нет и оснований возлагать на проигравшую сторону обязанность по их возмещению. Конечно, такой подход не устраняет известного субъективизма в определении разумности <1> затрат на представителя, однако это является объяснением существования самого правила о разумности как критерия возмещения.

<1> Обзор мнений по этому вопросу см.: Рожкова М.А. Указ. соч. С. 589 - 593.

Другим интересным примером, иллюстрирующим разницу между объемом возмещения затрат, квалифицированных в качестве судебных расходов, и объемом возмещения затрат, квалифицированных в качестве убытков, служит случай частичного удовлетворения судом требования, имеющего неимущественный характер (например, заявления о признании ненормативного правового акта недействительным). В этом случае в силу неделимости заявленного требования судебные расходы должны быть возмещены заявителю в полном объеме, и абз. 2 ч. 1 ст. 110 АПК РФ к этому случаю не применяется <1>. Данный вывод разделяется и судебной практикой <2>.

<1> Доказательству этого тезиса нами посвящена специальная работа (см.: Ильин А.В. К вопросу о дискретном характере права на возмещение судебных расходов // Российский юридический журнал. 2011. N 2. С. 185 - 190).
<2> Постановление Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 7959/08 // Вестник ВАС РФ. 2009. N 2.

Поскольку факт существования судебных издержек не находится в зависимости от числа заявленных в рамках одного требования притязаний и поскольку неделимость заявленного требования, состоящего из нескольких притязаний, означает, что удовлетворение хотя бы одного входящего в состав этого требования притязания означает удовлетворение и самого требования, постольку право на возмещение судебных издержек не может ставиться в зависимость от того, полностью или частично удовлетворены заявленные требования. Отсюда следует, что свойство делимости заявляемых в суд требований не оказывает сущностного влияния на природу права на возмещение судебных расходов, в силу чего право на возмещение судебных расходов носит не дискретный, а непрерывный характер. В свою очередь, наличие у права на возмещение судебных расходов такого свойства, как непрерывность, прямо указывает на отсутствие прямой зависимости между объемом удовлетворенных судом требований и размером присужденных судебных расходов, что приводит к невозможности квалификации судебных расходов в качестве убытков, поскольку для убытков по определению (п. 2 ст. 15 ГК РФ) требуется такая зависимость. Причина же, по которой непрерывный характер права на возмещение судебных расходов обусловливает полное возмещение понесенных судебных расходов, все та же - необходимость обеспечения доступности правосудия.

Таким образом, мы установили, что сходство убытков и судебных расходов проявляется лишь в одном: и убытки, и судебные расходы являются затратами. Однако на этом сходство и заканчивается. Различные цели предоставления лицу права на возмещение судебных расходов и права на возмещение убытков, основания, объем и порядок их возмещения отличаются настолько, что это позволяет утверждать самостоятельность судебных расходов как правовой категории. Следовательно, затраты, понесенные стороной в связи с ее участием в процессе, не могут быть предъявлены к взысканию путем подачи отдельного иска, в том числе и под видом иска об убытках.