Мудрый Юрист

Тактика допроса лиц, подозреваемых в причастности к организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем, с учетом их психологических особенностей

Н.А. ВЛАСОВА, И.Е. РЕУЦКАЯ

Власова Н.А., доктор юридических наук, профессор.

Реуцкая И.Е., кандидат психологических наук, доцент.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ) является преступлением, относящимся в соответствии с Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" <1> к террористической деятельности, что обусловливает его высокую общественную опасность.

<1> См.: Собрание законодательства РФ. 2006. N 11. Ст. 1146.

Показания подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ, являются одним из основных видов доказательств, поскольку они, как правило, содержат особо значимую информацию для успешного расследования уголовного дела.

Большое значение для получения правдивых показаний подозреваемого имеет тщательная подготовка к допросу, в процессе которой особое внимание следует уделить изучению личности подозреваемого.

С этой целью необходимо:

<2> Данная информация содержится в базе данных ФАИС АТ Л.

Кроме того, сведения о личности и поведении подозреваемого можно получить с помощью следующих методов: биографического, метода независимых характеристик, анализа результатов деятельности.

Биографический метод применяется для сбора сведений о фактах и событиях в жизни человека. Наиболее значимыми из них являются следующие:

Метод независимых характеристик основывается на сопоставительном анализе и обобщении психологических характеристик подозреваемого из различных источников: характеристик с мест работы (в том числе предыдущих), учебы, жительства; показаний свидетелей; оперативно-учетной информации и т.д.

Анализ результатов деятельности подозреваемого, которая проявляется в таких сферах, как:

При изучении личности подозреваемого рекомендуется уделить внимание таким психологическим факторам, как специфика мотивационной сферы; особенности характера; свойства эмоционально-волевой сферы.

  1. Мотивы участия в террористической деятельности могут быть следующими <3>:
<3> Необходимо учитывать, что, как правило, поведение лиц, занимающихся террористической деятельностью, полимотивировано.

Мотивами содействия и пособничества террористической деятельности чаще всего являются: сочувствие участникам НВФ, разделение их религиозных, идеологических, политических взглядов; наличие дружеских или родственных отношений с участниками НВФ; страх за свою жизнь и за жизнь родственников и близких лиц.

  1. Особенности характера. Лицам, занимающимся терроризмом, свойственны следующие черты характера:
  1. Эмоционально-волевая сфера. Регулятором поведения террористов являются такие эмоциональные особенности, как низкий порог терпимости; импульсивность; раздражительность; готовность к насилию в ситуациях, субъективно воспринимаемых как нетерпимые, но объективно таковыми не являющимися <4>.
<4> См. подробнее: Экстремизм и его причины // Под ред. профессора Ю.М. Антоняна. М.: Институт Гуманитарного образования и информационных технологий, 2009.

Изучение личности подозреваемого следует продолжать и в ходе его допроса.

Допрос подозреваемого в преступлении, предусмотренном ст. 208 УК РФ, чаще всего носит конфликтный характер, поэтому целесообразно производить его с применением аудио- или видеозаписи.

В первую очередь необходимо допросить тех подозреваемых, которые, как правило, охотнее всего идут на контакт. К их числу относятся члены НВФ, находящиеся в неприязненных отношениях с лидером или другими соучастниками, пособники, лица, участвующие (используемые) в совершении преступления эпизодически и не считающие себя членами НВФ.

При допросе указанных подозреваемых необходимо выяснить следующие обстоятельства:

  1. Форма организации и численный состав незаконного формирования, его вооруженность:

в течение какого времени функционировало незаконное вооруженное формирование;

каким способом оно было организовано (волевым, функционально-договорным, формальным);

какова его организационная структура (объединение, отряд, дружина или иная группа) и иерархия (высший уровень - руководящие звенья, средний уровень - организационно-контрольные звенья и группы безопасности, низший уровень - исполнительные звенья);

сколько лиц и кто именно состоял в незаконном формировании (в каждом из его уровней);

какое оружие (количество, наименование, тип и т.п.) имелось у членов незаконного формирования, у кого конкретно;

как оружие попало к членам незаконного формирования;

если оно было специально изготовлено, то кем, где и когда; кто мог быть свидетелем этого;

где и в какой упаковке хранилось это оружие;

какова техническая оснащенность незаконного вооруженного формирования (наличие подслушивающих устройств, передатчиков, электрошоковых дубинок и т.п.).

  1. Функциональные роли организатора незаконного вооруженного формирования:

кто непосредственно проявил инициативу в создании вооруженного формирования;

кто разрабатывал его структуру, функциональную направленность и общую линию действий, систему подчиненности и управления;

кто занимался комплектованием и материально-техническим обеспечением формирования;

кто назначал "руководителей" среднего и низшего звена;

кто занимался подысканием и вовлечением лиц в незаконное вооруженное формирование;

кто доводил требования, предъявляемые к дисциплине, вооруженности, экипировке личного состава.

  1. Функциональные роли руководителя незаконного вооруженного формирования:

кто ставил перед участниками формирования конкретные задачи и осуществлял контроль за их исполнением;

каков характер распоряжений, требований, указаний участникам незаконного формирования;

кто проводил повседневную работу по обучению участников вооруженного формирования и привитию им практических навыков несения "службы";

кто обучал способам маскировки в целях сокрытия деятельности незаконного вооруженного формирования.

  1. Функциональные роли участника незаконного вооруженного формирования:

кто и с какими мотивами вошел в состав формирования добровольно;

каково место допрашиваемого в структуре незаконного вооруженного формирования;

кто из участников незаконного формирования обладал наибольшим преступным опытом, организаторскими способностями, сильным характером;

кому особенно доверяли организатор (руководитель) формирования;

кому поручались наиболее ответственные поручения;

кто давно был знаком с организатором (руководителем) незаконного формирования, являлся его родственником, телохранителем;

кто и какие меры применял для конспирации незаконного вооруженного формирования, защиты его участников от разоблачения;

кто был втянут в преступную организацию и каким образом;

кто отличался слабохарактерностью и склонностью к подчинению;

кто выполнял наиболее простые поручения и меньше всего участвовал в деятельности незаконного вооруженного формирования;

кто высказывал намерение прекратить деятельность в составе формирования (кто вышел из его состава);

существовала ли система поощрений и наказаний <5>.

<5> См. подробнее: Зайцев О.А. Расследование преступлений террористического характера: Учебное пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2000. С. 40 - 43.

Пособники и эпизодические исполнители, как правило, не владеют информацией о планах НВФ, его структуре и составе. Тем не менее они также могут дать важную информацию. Например, о месте проживания отдельных участников НВФ в определенный период времени, если пособник предоставлял им жилое помещение; о месте передачи террористам продуктов питания и предметов первой необходимости; об их передвижениях, если пособник предоставлял им автотранспорт; о месте и времени встречи представителей одной преступной группы с другой; о вооружении НВФ, если пособник помогал скрыть оружие и взрывчатые вещества и т.п.

Рядовые участники НВФ могут обладать сведениями, касающимися совершения конкретных преступлений, в которых они принимали участие; специфики и мест (баз, лагерей) подготовки (боевой, физической, технической, идеологической) боевиков; оружия и боеприпасов, которые имеются на вооружении конкретной группировки; информацией о своих руководителях и пособниках, а также лицах оказывавших содействие в преступной деятельности.

Тактико-психологические особенности допроса подозреваемого.

Для восстановления события преступления большое значение имеет свободный рассказ подозреваемого. Полученную при этом информацию необходимо тщательно проверять, особенно упоминания об отдельных лицах, определенных местах, помещениях, предметах и т.д. Свободный рассказ поможет как в установлении психологического контакта следователя с подозреваемым, так и в определении последующей тактики допроса.

Одним из важнейших условий эффективности допроса подозреваемого является установление с ним психологического контакта. Для этого целесообразно применять следующие приемы:

<6> См. подробнее: О'Коннор Д., Сеймор Д. Введение в нейролингвистическое программирование: Новейшая психология личного мастерства / А.Б. Бродский (пер. с англ.). Челябинск, 1997. С. 285; Горин С.А. А вы пробовали гипноз? М., 1994. С. 12 - 23, 37 - 38.

Вид "подстройки" следователь может выбирать с учетом собственных предпочтений (наиболее удобный и комфортный для него прием). Степень "подстройки" или "зеркального отражения" может служить критерием успешности установленного психологического контакта. Данными приемами, способствующими эффективности допроса, необходимо овладеть настолько хорошо, чтобы они действовали сами собой, на бессознательном уровне.

Достижению психологического контакта следователя с подозреваемыми, являющимися родственниками террористов и оказывавшими им содействие в преступной деятельности, могут способствовать также следующие приемы:

При допросе подозреваемого, полностью отрицающего причастность к террористической деятельности либо дающего ложные показания, очень важно выяснить причины такого поведения.

Получение значимой и достоверной информации от участников НВФ и их пособников может быть затруднено из-за:

Разрушению доверия и чувства мнимого товарищества, братства по вере способствует следующее:

Для преодоления страха мести со стороны руководителей и членов НВФ, следователю рекомендуется перечислить меры, направленные на обеспечение безопасности подозреваемого, его родственников и близких лиц, предусмотренные УПК РФ и Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса". Следует также разъяснить условия заключения с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ (ст. ст. 317.1 - 317.9). В этом случае на подозреваемого в полной мере распространяется процессуальная и государственная защита.

С целью преодоления у подозреваемого страха перед наказанием за совершение преступления рекомендуется следующее:

Так, например, суд, при назначении наказания Э. по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ, признал его активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников и розыску имущества, добытого в результате преступления, как обстоятельства, смягчающие наказание. Кроме того, полное признание Э. своей вины, его чистосердечное раскаяние суд, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ, также расценил как обстоятельства, смягчающие ему наказание <7>.

<7> См.: Приговор Ачхой-Мартановского районного суда Чеченской Республики от 20 мая 2010 года // http://www.sudrf.ru.

По другому уголовному делу суд признал смягчающими обстоятельствами активное способствование Х. раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления, применил при назначении наказания правила ст. 62 УК РФ <8>.

<8> См.: Приговор Верховного суда Республики Татарстан от 2 августа 2007 года.

Если подозреваемый находится в состоянии "закрытой обороны", отказываясь от дачи показаний, рекомендуется воздействовать на его эмоции. Сильную эмоциональную реакцию, в том числе и негативно окрашенную, может вызвать обсуждение следующих тем:

Обсуждение с допрашиваемым указанных тем может спровоцировать его на попытку доказать обратное. В результате следователь может получить значимую для расследования информацию.

Однако, используя этот прием, не рекомендуется вступать в споры с допрашиваемым на религиозную или национальную темы. Следует помнить, что боевики-исполнители быстро формируют для себя образ врага, сами ищут и создают обстановку конфликта. При допросе таких лиц необходимо учитывать, что у них развиты "рефлексы безопасности", которые обусловливают их агрессивность. Вспышку агрессии может вызвать и воздействие на эмоциональную сферу подозреваемого, что может угрожать личной безопасности следователя. Поэтому при допросе таких лиц необходимо соблюдать дистанцию, не поворачиваться к ним спиной и т.д.

При бурной отрицательной эмоциональной реакции у подозреваемого рекомендуется отложить допрос. Это позволит ему осознать свое положение, успокоиться.

Вместе с тем следует учитывать, что по истечении определенного времени подозреваемый может подготовиться к допросу и продумать логику изложения ложных показаний.

Если подозреваемый дает ложные показания, рекомендуется использовать приемы, направленные на их выявление и разоблачение, а также на формирование взглядов, способствующих даче правдивых показаний.

Для выявления ложных показаний следователю необходимо обращать внимание на противоречия, пропуски, неточности, непоследовательность изложения обстоятельств в ходе свободного рассказа допрашиваемого, а также знать комплекс вербальных (речевых) и невербальных (не речевых) сигналов неискреннего поведения человека. При этом следует учитывать, что многие поведенческие проявления обмана могут контролироваться подозреваемым.

К вербальным сигналам - признакам неискренности (лжи) относятся следующие:

К невербальным сигналам - признакам неискренности (лжи) относятся следующие:

<9> См. подробнее: Черепанова И., Петров А., Мягких С. Детектор правды. Суггестивные технологии в творчестве полиграфолога-профессионала. М., 2004. С. 22.; Фрай О. Детекция лжи и обмана. СПб., 2005. С. 141.

Важным психологическим условием разоблачения ложных показаний является фактор внезапности.

Разоблачению заведомо ложных показаний способствует применение следующих приемов:

  1. сократить дистанцию и "вторгнуться в личную зону" допрашиваемого (от 1,22 м до 46 см), а при необходимости - в "интимную" (от 15 до 46 см от тела человека). Это позволяет вызвать эмоциональный дискомфорт у допрашиваемого и, таким образом, спровоцировать его на дачу правдивых показаний. Однако необходимо помнить, что использование данного приема может вызвать агрессию со стороны допрашиваемого;
  2. не прерывая подозреваемого, детально зафиксировать ложные показания в протоколе, а после его подписания приступить к опровержению сообщенных им сведений (легенды). Однако при наличии достаточно полных и объективных данных о преступлении можно прервать свободный рассказ о вымышленных обстоятельствах и задать конкретные вопросы, касающиеся точно установленных эпизодов преступной деятельности или характерных ее частностей;
  3. внезапно предъявить доказательства в момент наивысшего эмоционального напряжения допрашиваемого;
  4. замаскировать основные вопросы второстепенными (задавать важные для расследования вопросы наряду с уточняющими незначительные детали преступления). При этом следует избегать демонстрации заинтересованности получения ответов на значимые вопросы, задавая их безразличным тоном;
  5. использовать информацию о прошлом допрашиваемого (например, об обучении в учебном центре НВФ). Осведомленность об этих фактах может создать у подозреваемого впечатление о том, что следователю известны и обстоятельства совершения преступления.

На формирование у подозреваемого представлений, способствующих даче им правдивых показаний, направлены следующие приемы:

  1. создание у подозреваемого впечатления хорошей осведомленности следователя о фактических обстоятельствах совершения преступления и данных о его личности;
  2. выражение недоверия к заведомо ложной легенде допрашиваемого, предупреждение о возможности его изобличения соучастниками, свидетелями и т.д.;
  3. "маневрирование информацией" <10> - создание ситуации, при которой допрашиваемый дезориентируется в степени осведомленности следователя об обстоятельствах дела, в наличии у него определенных доказательств. Например, следователь может положить на стол какой-либо предмет, якобы подтверждающий факт совершения подозреваемым преступления (на самом деле, не имеющий доказательственного значения). При этом следователь не должен привлекать внимание допрашиваемого на этот предмет. Применение данного приема вызывает ассоциации с преступлением только в сознании лица, его совершившего и не оказывает влияния на лицо, не причастное к нему.
<10> См.: Артамонов И.И. Терроризм: способы предотвращения, методика расследования: Монография. 2-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 265 - 266.

В качестве иллюстрации можно привести следующий пример: З., подозреваемый в убийстве депутата областного Совета В., после совершения преступления выбросил ружье в реку. На допросе он отрицал свою вину и утверждал, что ружье у него похитили год назад.

Во время очередного допроса оперативный сотрудник (по договоренности со следователем) принес в кабинет завернутый в мешковину предмет, в котором легко угадывалось ружье (не имеющее отношения к данному делу), и доложил: "Ваше поручение удалось, наконец, выполнить". Следователь не задал подозреваемому ни единого вопроса по поводу принесенного ружья. Этот факт насторожил З. и после допроса он заявил сокамернику, что нашли его ружье, и теперь он не знает, как себя вести дальше. Тот спросил, задавал ли следователь ему вопросы о ружье и, получив отрицательный ответ, посоветовал упредить такие вопросы и рассказать про ружье. З. воспринял эту рекомендацию и на очередном допросе рассказал, как и где избавился от ружья <11>.

<11> См.: Там же. С. 267.

Подозреваемый, который допрашивается сразу после задержания, часто находится в эмоциональном состоянии растерянности. Тактика допроса в этом случае может быть построена на выявлении и демонстрации противоречий и отсутствии логики в показаниях, что позволяет изобличить виновного.

Например, на первом допросе А., подозреваемый в подготовке к совершению террористического акта, выдвинул легенду о том, что он ездил в Москву для приобретения мебели. Однако при себе он не имел необходимой суммы денег. Он не смог также дать четкий ответ на вопрос о месте нахождения предметов его одежды: шапки и куртки от спортивного костюма (которые были обнаружены в сумке со взрывным устройством на Курском вокзале Москвы). Выявленные противоречия в показаниях позволили следователю уличить А. во лжи, что в дальнейшем способствовало даче подозреваемым признательных показаний <12>.

<12> См.: Артамонов И.И. Указ. соч. С. 261, 262.

Изобличая ложные показания, следователь должен учитывать и использовать тот факт, что в НВФ могут иметь место разногласия и конфликты между отдельными его участниками. Причины таких конфликтов, как правило, возникают: а) в результате борьбы за лидерство или близость к лидеру; б) в связи с личными неприязненными отношениями; в) из-за желания выйти из группы при разногласиях между новыми и старыми членами НВФ.

Задержание подозреваемых усиливает их напряжение в связи с имеющимися конфликтами, поскольку они не знают, какую информацию дает тот или иной задержанный. Данным обстоятельством следователь может воспользоваться и в необходимых случаях показать свою осведомленность о существовании конфликтов между членами НВФ, их причинах, что также может способствовать даче правдивых показаний.