Мудрый Юрист

Возмещение вреда в системе иных обстоятельств, свидетельствующих о позитивном постпреступном поведении лица, совершившего преступление

Потемкина А.Т., заведующая кафедрой уголовного права, кандидат юридических наук, доцент (Московский государственный открытый университет имени В.С. Черномырдина).

Кузнецова Н.И., зав. кафедрой уголовного процесса, кандидат юридических наук, доцент (Московский государственный открытый университет имени В.С. Черномырдина).

Никонова Н.К., доцент кафедры уголовного процесса (Московский государственный открытый университет имени В.С. Черномырдина).

Для реализации общих начал назначения наказания, предписывающих учет характера и степени общественной опасности содеянного и личности виновного, значимым является вопрос о наличии в деле смягчающих обстоятельств, в том числе о том, какой вред причинен правоохраняемым интересам преступным деянием.

Ключевые слова: вред, преступление, наказание, возмещение вреда, раскаяние, судопроизводство, уголовное право, виновное лицо, суд.

Harm compensation in system of other circumstances testifying to positive postcriminal behaviour of the person, committed the crime

A.T. Potyomkina, N.I. Kuznetsova, N.K. Nikonova

Potyomkina A.T., managing criminal law chair, the candidate of jurisprudence, the senior lecturer (the Moscow state open university V.S. Tchernomyrdin's name).

Kuznetsova N.I., the manager. Criminal trial chair, the candidate of jurisprudence, the senior lecturer (the Moscow state open university V.S. Tchernomyrdin's name).

Nikonova N.K., the senior lecturer of chair of criminal trial (the Moscow state open university of a name of V.S. Tchernomyrdin).

For realization of the general beginnings of appointment of the punishment, ordering the account of character and degree of public danger of a criminal conduct and the person guilty, the question on presence in business of softening circumstances, including about is significant what harm is caused to interests by criminal activity.

Key words: harm, a crime, punishment, harm compensation, repentance, legal proceedings, the criminal law, the guilty person, court.

В перечне смягчающих обстоятельств законодатель предусматривает совокупность обстоятельств, именуемых в уголовном праве деятельным раскаянием (п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ). Определение этого института содержится в норме ст. 75 УК РФ, и таковым следует признать явку с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иной способ заглаживания вреда, причиненного в результате преступления.

В уголовном праве предложено достаточно полное определение деятельного раскаяния. Таковыми являются перечисленные в законе активные добровольные действия, посредством которых лицо, совершившее преступление или прервавшее его доведение до конца, вне зависимости от внутренних побуждений, предотвращает, устраняет или уменьшает вредные последствия своего деяния или оказывает помощь правоохранительным органам в раскрытии и расследовании этого и других преступлений. В предусмотренных законом случаях такое поведение может повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания <1>.

<1> Ендольцева А.В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД РФ, 2000. С. 7.

Применительно к приведенному определению представляется возможным высказать несогласие с признанием одной из составляющих деятельное раскаяние - добровольного отказа. Аргументы, в силу которых позиция А.А. Ендольцевой частично представляется небезупречной, сводятся к тому, что деятельное раскаяние образует активные действия, тогда как добровольный отказ осуществляется как посредством действия, так и бездействия, когда виновный отказывается от доведения преступления до конца, имея для этого реальную возможность.

Поэтому институты добровольного отказа и деятельного раскаяния различны, хотя имеют много общего, но добровольный отказ было бы неправильно признавать видом деятельного раскаяния.

Законом установлены различные последствия деятельного раскаяния, могущего повлечь за собой смягчение наказания, тогда как добровольный отказ имеет такое последствие, как непривлечение лица к уголовной ответственности. Важно и то, что деятельное раскаяние и возмещение вреда как одна из его составляющих имеют место только после окончания преступления и является постпреступным позитивным поведением. В своей более поздней работе А.В. Ендольцева исключила из определения деятельного раскаяния указание на то, что таковое осуществляется как применительно к совершенному преступлению, так и в случаях, когда виновный прервал доведение его до конца <2>, и это представляется правильным. Безусловно, все аспекты деятельного раскаяния обстоятельств могут оказывать и оказывают влияние на смягчение, ослабление и максимально возможное устранение последствий совершенного виновным преступления. Но значение каждого неодинаково.

<2> Ендольцева А.В. Институт освобождения от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 75.

Толкование приведенной нормы позволяет утверждать, что лишь одновременное наличие нескольких признаков деятельного раскаяния в совокупности из предусмотренных законом может свидетельствовать о деятельном раскаянии. Лишь один признак должен признаваться собственно смягчающим обстоятельством, поскольку каждый из входящих в совокупность деятельного раскаяния признаков является самостоятельным обстоятельством из предусмотренных ст. 61 УК РФ.

Поведение при деятельном раскаянии таково, что лицо осознает характер совершенных им действий и, руководствуясь внутренними побуждениями, желает смягчить (если нельзя устранить вовсе) последствия преступления, нивелировать, смягчить причиненный вред. Именно поэтому деятельное раскаяние не может не иметь правового значения и должно выражаться в выборе вида и размера наказания на основании санкции статьи Особенной части УК РФ, т.е. пределов судейского усмотрения.

Последствие преступления - это вред, причиненный правоохраняемым интересам личности, общества или государства. Безусловно, никакие обстоятельства не могут признать совершенное преступление не имевшим места, однако смысл и назначение деятельного раскаяния заключаются в том, что совершивший преступление признает свою вину и раскаивается в содеянном. И об этом свидетельствуют конкретные действия, направленные на смягчение последствий преступления.

Проявленное деятельное раскаяние свидетельствует не только о намерениях не нарушать более уголовно-правовой запрет, но и представляет собой своего рода "компромисс с лицом, совершившим некоторые преступления, направлен на предупреждение конкретного более опасного преступления". Не менее значимо и желание виновного смягчить последствия преступления посредством возмещения материального и морального вреда, причиненного правоохраняемым интересам.

Поведение виновного должно выражаться в совокупности активных действий виновного, а не сводиться к сожалению о содеянном, хотя это является одним из мотивов постпреступного позитивного поведения, выраженного вовне. Судить же о переживаниях в связи со случившимся и желании смягчить последствия преступления можно только по совершенным поступкам. Осмысление содержания нормы, предусмотренной п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, позволяет предполагать, что позитивное постпреступное поведение виновного может проявляться в совершении разных действий, при этом и все они в совокупности, и каждое в отдельности (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыск имущества, добытого преступным путем, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение причиненных в результате преступления имущественного ущерба и морального вреда, а также иные действия, направленные на заглаживание причиненного вреда) всегда совершаются только активно.

Анализ содержания элементов, составляющих деятельное раскаяние действий, и попытка определить значение каждого позволяют признать, что временных границ их совершения несколько и они достаточно широки. Оно может осуществляться, во-первых, непосредственно после окончания совершения преступления, во-вторых, в более поздний период, до изобличения виновного правоохранительными органами (явка с повинной, медицинская и иная помощь потерпевшему), в-третьих, во время проведения дознания, следствия, судебного разбирательства (способствование изобличению других соучастников преступления и др.).

Таким образом, возмещение вреда возможно в любое время, важно, чтобы оно имело место к моменту вынесения приговора, и только в этом случае оценивается и учитывается при выборе вида и размера наказания, соответствующего обстоятельствам нарушения уголовно-правового запрета и данным о личности виновного.

При анализе вопросов реализации принципа справедливости при назначении уголовных наказаний М.П. Мелентьев утверждал, что уголовный закон не определяет механизм его реализации при назначении наказания и иных уголовно-правовых мер. К ним автор отнес такие как "осуждение с отсрочкой исполнения наказания, условное осуждение, применение принудительных мер воспитательного воздействия, принудительное применение мер медицинского характера, обязанность возместить вред (выделено нами - авт.) и осуждение без назначения наказания", при этом отмечая, что два последних не нашли отражения в действующем уголовном законодательстве <3>.

<3> Мелентьев М.П. Проблемы реализации принципа справедливости при назначении уголовных наказаний // Человек: преступление и наказание. Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2005. N 1. С. 43.

Признавая в целом обоснованность суждения М.П. Мелентьева, выскажем несогласие с тем, что факт возмещения причиненного вреда является самостоятельной мерой уголовно-правового характера и этим не отличается от иных обстоятельств, образующих институт деятельного раскаяния. В литературе общепринятым является положение, согласно которому под "иными мерами уголовно-правового характера следует понимать содержащиеся в нормах Общей части УК виды государственного принуждения, не являющиеся наказанием" <4>, и с этим нельзя не согласиться.

<4> Уголовное право России: Учебник: В 2 т. / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. 2-е изд., перераб. М.: Норма; Инфра-М, 2010. Т. 1. С. 352.

Вместе с тем, думается, велико значение возмещения вреда в системе иных обстоятельств, свидетельствующих о позитивном постпреступном поведении совершившего преступление лица, хотя это более узкое понятие, чем деятельное раскаяние, и оно является одной из составляющих раскаяние, причем одно из наиболее важных, значимых. И это само по себе предполагает анализ содержания каждого из них, а также позволяет высказать мнение, что для удобства анализа их правомерно разделить на две группы. Причем одна часть самым непосредственным образом связана с возмещением вреда, а другая лишь опосредованно, поскольку, например, действия виновного по оплате лечения сына потерпевшего, являющегося инвалидом с детства, не могут быть признаны возмещением вреда, но есть деятельное раскаяние.

Все обстоятельства, свидетельствующие о деятельном раскаянии, условно можно разделить на две группы.

Первую группу образуют те, которые в той или иной мере смягчают последствия преступления. К ней следует отнести такие как оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение причиненных в результате преступления имущественного ущерба и морального вреда, иные действия, направленные на заглаживание причиненного вреда.

Вторую группу образуют своего рода извинительные обстоятельства, к которым относятся: явка с повинной, розыск имущества, добытого преступным путем, способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления.

В настоящей статье предметом анализа является определение различий возмещения вреда как последствия преступного посягательства и иных характеризующих позитивное постпреступное поведение обстоятельств, что, собственно, предполагает обращение внимания на каждый признак деятельного раскаяния.

Содержание обстоятельств первой группы (смягчающие последствия преступления) сводится к следующему. Оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления как проявление деятельного раскаяния виновного значимо применительно к посягательствам на здоровье как объект уголовно-правовой охраны; причинению вреда здоровью вследствие нарушения правил производства работ, обращения с общеопасными предметами, посягательствам на транспортную безопасность и др.

Очевидно, что оказание помощи потерпевшему направлено как на смягчение последствий, так и на предотвращение более опасных последствий для здоровья в результате усилий самого виновного, т.е. виновный осознает свою вину, раскаивается и стремится загладить причиненный вред. Обоснованным является утверждение Н.Ф. Кузнецовой о том, что "суды всегда рассматривают как смягчающее наказуемость обстоятельство сознательное недопущение лицом наступления дальнейших вредных последствий, которые неизбежно вызывают соответствующие преступления" <5>.

<5> Кузнецова Н.Ф. Избранные труды / Предисловие академика В.Н. Кудрявцева. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2003. С. 200; Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. проф. В.П. Кашепов. М.: Издательский дом "Городец", 2005. С. 222.

Поскольку в п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ содержится термин "иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшим", рассматриваемое обстоятельство, собственно, таковым и является.

Наличие в законе такого обстоятельства, как иные действия, направленные на заглаживание причиненного вреда, как одного из обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние, является свидетельством того, что законодатель признает примерным устанавливаемый им перечень, о чем свидетельствует содержание ч. 2 ст. 61 УК РФ, исчерпывающе обозначив свою позицию: при назначении наказания могут учитываться и иные не предусматриваемые в ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающие обстоятельства. В связи с этим представляется важным то, что в системе наказаний ранее действовавшего уголовного законодательства (п. 6 ст. 21 УК РСФСР) предусматривалось такое как возложение обязанности загладить причиненный вред, которое могло применяться в качестве как основного, так и дополнительного наказания, хотя на практике это наказание применялось весьма редко <6>.

<6> Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко. Научн. ред. А.С. Михлин, И.В. Шмаров. М.: Вердикт, 1994. С. 58.

Позиция действующего законодательства, не воспринявшего в регламентированной в ст. 44 УК РФ системе наказаний анализируемое, думается, более правильна и последовательна, тем более что в перечне обстоятельств, смягчающих ответственность, ранее (п. 1 ч. 1 ст. 38 УК РСФСР) предусматривалось в качестве такового предотвращение виновным в совершении преступления вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда, т.е. то, что и составляет в соответствии с действующим законодательством содержание заглаживания вреда, причиненного преступлением (п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

В свое время в научной литературе В.А. Тарховым было сформулировано предложение, согласно которому возложение обязанности загладить причиненный вред целесообразно считать "уголовно-правовой формой возмещения вреда" <7>, и это, как представляется, верно, хотя и недостаточно полно.

<7> Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1979. С. 156.

Заглаживание причиненного вреда выражается не только в возмещении, но и в извинении либо опровержении высказанных порочащих честь и достоинство потерпевшего ложных сведений, оказании конкретной помощи, в которой нуждается потерпевший, вследствие посягательства оказавшийся не в состоянии оказать ее себе сам. Поэтому содержание рассматриваемой составляющей деятельного раскаяния не может сводиться только к возмещению материального вреда.

Применительно ко второй из выделенных групп содержание составляющих ее обстоятельств (извинительных) заключается в следующем.

Явку с повинной (в ранее действовавшем законодательстве - явка с повинной и чистосердечное раскаяние), по сути, также, хотя и с некоторой долей допущения, можно признать разновидностью заглаживания причиненного преступлением вреда, и заключается она не только в добровольном, но и в правдивом сообщении правоохранительным органам о содеянном. Такое активное действие опосредованно направлено на возмещение вреда в том смысле, что реализация уголовной ответственности за содеянное и вследствие этого воздействие на смягчение или устранение вредных последствий значительно облегчается. В свое время Ю. Лубшев отмечал, что такие смягчающие обстоятельства, как чистосердечное раскаяние (в действующем уголовном законодательстве это обстоятельство отсутствует), явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления, будучи тесно связаны между собой, все-таки различны по содержанию <8>.

<8> См.: Лубшев Ю. Учет судом при назначении наказания чистосердечного раскаяния, явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений // Сов. юстиция. 1971. N 17. С. 13 - 15.

Содержание этого обстоятельства, думается, включает в себя чистосердечное раскаяние, которое, по существу, является побудительным мотивом явки в правоохранительные органы с сообщением о совершенном виновным преступлении, и именно вследствие этого в действующем УК РФ нет такого смягчающего обстоятельства, как чистосердечное раскаяние, известное УК РСФСР. Позиция действующего УК РФ представляется более последовательной.

Для признания наличия этого обстоятельства необходимо установление добровольности явки с повинной, т.е. того, "являлось ли заявление... или сообщение (в любой форме) о преступлении... добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления" <9>, либо она есть результат действия иных причин.

<9> Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Мир, 2004. С. 150.

Анализ содержания рассматриваемого обстоятельства дает основания полагать, что его наличие не ограничивается тем, что содеянное виновным имеет формальный состав. Объясняется это тем, что в подобных деяниях возможные последствия, находясь за пределами конструкции состава преступления, значимы для оценки, прежде всего, личности виновного: сообщив о содеянном, он тем самым опосредованно влияет на смягчение или недопущение возможных отдаленных последствий преступления.

Не будучи собственно возмещением вреда, активное способствование розыску имущества, добытого преступным путем, также направлено на смягчение наступивших или могущих наступить последствий преступления. Наложение ареста на полученное в результате преступных действий либо добытое преступным путем имущество как мера процессуального принуждения применяется для обеспечения исполнения приговора. Полагаем необходимым выразить отрицательное отношение к внесенным Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" изменениям, в соответствии с которыми из системы наказаний (п. "ж" ст. 44 УК РФ) была исключена конфискация имущества; в настоящее время она признается иной мерой уголовно-правового характера (гл. 15.1 УК РФ), т.е., по сути, уголовно-процессуальной мерой, что противоречит характеристике материально-правовых норм, из которых состоит уголовное законодательство. Тем не менее законодатель оставил возможность конфискации имущества в тех случаях, когда речь идет об имуществе, деньгах и иных ценностях, которые были получены в результате преступных действий или нажиты преступным путем и вследствие этого, согласно п. 2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ, являются вещественными доказательствами. Соответственно, помощь со стороны виновного в розыске имущества, добытого преступным путем, свидетельствует о его желании оказать помощь правоохранительным органам, смягчить последствия его деяния, что и является одним проявлений постпреступного позитивного поведения.

Изобличение других соучастников преступления относится к характеристике виновного, также желающего (вследствие различных причин оказать помощь следствию, смягчить свою участь и др.) уменьшить последствия преступного деяния. Поскольку в соответствии с положениями ст. 51 Конституции РФ совершивший преступление не имеет правовой обязанности способствовать раскрытию преступления, доказывать свою виновность, изобличать себя признанием своей вины, значение этого обстоятельства для уменьшения или смягчения последствий преступления достаточно значимо. Наличие рассматриваемого обстоятельства свидетельствует об оказании виновным помощи органам уголовной юстиции и тем самым о сокращении времени на выполнение различных процессуальных действий. Этим в определенной мере оказывается способствование возмещению причиненного вреда потерпевшему, т.е. уменьшению последствий преступления. Рассматриваемые действия (раскрыть - обнаружить, сообщить что-то неизвестное и т.п. <10>) в целях раскрытия преступления должны характеризовать добровольность, при этом побудительные мотивы могут быть различными. Вместе с тем крайне затруднительно оценить, какие действия являются активными, а какие таковыми не являются, так как одни и те же действия для человека в одной ситуации можно оценить как активные, а применительно к другой ситуации - нет. Кроме того, невозможно выявить какие-либо объективные критерии при оценке того, являются ли действия виновного при оказании помощи в раскрытии преступления активными или таковыми не являются.

<10> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 572.

Усмотрение наличия этого обстоятельства почти всегда субъективно, поэтому, думается, целесообразно исключить из законодательной формулировки рассматриваемого смягчающего обстоятельства указание на признак активности.

Изобличение других соучастников преступления является разновидностью активного способствования раскрытию преступления, которое имеет отношение к ситуациям совершения преступления не индивидуальным исполнителем, а двумя и более лицами, т.е. в соучастии, содержанием которого является предоставление имеющейся у лица информации, способной оказать реальную помощь правоохранительным органам в установлении соучастников.

Последовательное рассмотрение содержания обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние, свидетельствует, что все они есть тот или иной способ заглаживания причиненного преступлением вреда, т.е. направлены на смягчение или устранение последствий преступления, и каждое в отдельности - смягчающее обстоятельство, тогда как все или некоторая их совокупность образуют содержание деятельного раскаяния.

Подводя итог, сформулируем свою позицию по рассматриваемой проблеме.

Возмещение вреда занимает основное место в системе иных обстоятельств, свидетельствующих о позитивном постпреступном поведении лица, совершившего преступление. Все иные рассмотренные в настоящей статье опосредованно, но также направлены на демпфирование последствий нарушения уголовно-правового запрета. Задача суда - не только наказать виновного, тем самым удовлетворив чувство социальной справедливости, но и смягчить вред, причиненный преступным деянием в результате нарушения самого сурового правового запрета, каковым является уголовно-правовой.

Библиографический список:

  1. Ендольцева А.В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД РФ, 2000. С. 7.
  2. Ендольцева А.В. Институт освобождения от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 75.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко. Научн. ред. А.С. Михлин, И.В. Шмаров. М.: Вердикт, 1994. С. 58.
  4. Кузнецова Н.Ф. Избранные труды / Предисловие академика В.Н. Кудрявцева. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2003. С. 200.
  5. Лубшев Ю. Учет судом при назначении наказания чистосердечного раскаяния, явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений // Сов. юстиция. 1971. N 17. С. 13 - 15.
  6. Мелентьев М.П. Проблемы реализации принципа справедливости при назначении уголовных наказаний // Человек: преступление и наказание. Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2005. N 1. С. 43.
  7. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. проф. В.П. Кашепов. М.: Издательский дом "Городец", 2005. С. 222.
  8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 572.
  9. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Мир, 2004. С. 150.
  10. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1979. С. 156.
  11. Уголовное право России: Учебник: В 2 т. / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. 2-е изд., перераб. М.: Норма; Инфра-М, 2010. Т. 1. С. 352.