Мудрый Юрист

Правовая определенность или безнаказанность?

Юрий Романец, доктор юридических наук, судья в отставке, г. Краснодар.

ВАС РФ направил в КС РФ запрос о проверке конституционности п. 4 ст. 93.4 БК РФ, ч. 6 ст. 5 Федерального закона от 26.04.2007 N 63-ФЗ "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ..." и ст. 116 Федерального закона от 19.12.2006 N 238-ФЗ "О федеральном бюджете на 2007 год". В запросе выражено сомнение в конституционности правовой нормы о нераспространении исковой давности на требования РФ по возврату бюджетных средств, а также положений о придании указанному правилу обратной силы. Вопросы, поставленные ВАС РФ, представляют значительный нравственно-юридический интерес. Так есть ли у государства преимущество в защите своей собственности?

Нравственное содержание исковой давности

ВАС РФ обосновывает обязательность исковой давности для бюджетных требований государства тем, что исковая давность содействует правовой определенности и стабильности гражданского оборота. В классической цивилистической литературе правовой определенностью традиционно объясняется смысл института исковой давности.

Европейский суд по правам человека также исходит из того, что предназначением исковой давности является обеспечение правовой определенности <1>. Но всегда ли в понятие правовой определенности вкладывается нравственное содержание, обосновывающее исковую давность?

<1> Постановление ЕСПЧ от 07.07.2009 по делу "Станьо против Бельгии".

Правовая определенность - это ясность относительно наличия прав и обязанностей в конкретном правоотношении. Возможность иметь точное представление о своем юридическом статусе является одним из естественных прав человека. Правовая определенность бывает безусловной, то есть изначально ясной для должника (например, обязанность вернуть сумму займа), или уточняемой, когда представление стороны о правах и обязанностях может юридически проясниться только в результате рассмотрения соответствующего иска (например, право добросовестного фактического владельца на сохранение незаконно приобретенной вещи).

Во втором случае исковая давность действительно способствует утверждению правовой определенности. Что касается первого случая, то, поскольку представление сторон о правах и обязанностях изначально ясное, ограничение возможности предъявления иска конкретным сроком не может что-либо добавить к уже имеющейся правовой определенности.

Право на правовую определенность, как и всякое естественное право, имеет нравственную природу, то есть выражает уважение к достоинству человека и способствует его нравственному совершенствованию. Поэтому под правовой определенностью нельзя понимать ясность в вопросе о том, удалось ли недобросовестному должнику безнаказанно уклониться от исполнения своей обязанности.

Недобросовестность безнравственна и потому не должна поддерживаться законом. Юридическая констатация освобождения должника от судебно-принудительного исполнения обязанности, изначально ясной для него, не способствует утверждению правовой определенности, так как не соответствует нравственной природе указанного понятия.

Таким образом, обеспечение правовой определенности не является фактором, безусловно требующим применения исковой давности ко всем правоотношениям. Интерес должника в правовой определенности заслуживает правовой поддержки лишь тогда, когда для прояснения юридической ситуации необходимо предъявление иска кредитором.

При наличии бесспорных оснований для выполнения обязательства должника не следует наделять правом требовать стабильности своего положения путем применения исковой давности. Правовая определенность по своей сути не имеет ничего общего с правовой безнаказанностью за недобросовестность.

Нет доказательств - нет суда

В запросе ВАС РФ обращается внимание на то, что исковая давность должна содействовать надлежащему отправлению правосудия при исследовании доказательств. Действительно, одной из целей института исковой давности является исключение ошибочных судебных решений по давним правонарушениям в связи с утратой доказательственной базы. Следовательно, применение исковой давности оправданно постольку, поскольку давность требования препятствует установлению объективной истины.

Между тем роль указанного фактора в обосновании исковой давности различна в контексте разных правоотношений. Проблема утраты доказательств наиболее актуальна для обязательств, споры по которым сопряжены с исследованием свидетельских показаний. Наименьшее значение эта проблема имеет в экономических правоотношениях, которые, как известно, оформляются в основном письменными документами. Обеспечение их надлежащей сохранности - всего лишь вопрос дисциплины делопроизводства. Как правильно писал И.Б. Новицкий, не исковая давность проистекает из правил хранения документов, а, наоборот, уничтожение документов оправдывается существованием исковой давности <2>.

<2> Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: Юридическая литература, 1954. С. 149.

Малозначительность этого фактора в экономических спорах подтверждается судебно-арбитражной практикой. В подавляющем большинстве случаев применение срока исковой давности освобождает недобросовестных должников от исполнения обязанностей, а не препятствует удовлетворению необоснованных требований кредиторов.

Таким образом, необходимость сохранения доказательственной базы не является безусловной причиной для применения исковой давности ко всем требованиям.

Единства быть не может

Установив различную значимость факторов, обосновывающих исковую давность, в разных видах правоотношений, попробуем выяснить, могут ли нормы об исковой давности дифференцироваться в зависимости от форм собственности.

В запросе обосновывается тезис о том, что поскольку в Конституции РФ закрепляется равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19) и признаются и защищаются равным образом все формы собственности (ч. 2 ст. 8), то государственная собственность не может обладать никакими преимуществами в отношении правовой защиты.

Между тем при анализе этого вопроса целесообразно учитывать следующее. Принцип равенства не следует понимать как установление одинакового правового положения всех субъектов. Юридический статус не может быть единым для всех, потому что общественные отношения характеризуются значительными субъектными особенностями. Равенство не является самодостаточным принципом права, поскольку подчиняется началу справедливости. Эта подчиненность выражается в том, что нравственно и юридически допустимыми могут быть и равенство, и неравенство, если они справедливы.

Справедливость требует гармонизации юридического статуса с теми признаками, которые в соответствии с нравственными требованиями должны быть учтены в законе. Следовательно, равенство справедливо, если единый правовой режим, обусловленный значимым для права признаком, предусмотрен для всех субъектов, характеризующихся этим признаком, а другие признаки, которые могли бы обосновать установление неравного статуса, отсутствуют.

Неравенство справедливо, если оно обусловлено нравственно и юридически обоснованными различиями. В связи с этим законодатель должен стремиться, во-первых, к установлению равного статуса для всех субъектов, которые обладают одинаковыми признаками, и, во-вторых, к максимальному учету значимых для права различий.

Публичная собственность характеризуется существенными особенностями, справедливо обусловливающими установление для нее специфического правового режима. Во-первых, предназначение федерального бюджета как материальной основы реализации конституционных функций публичной власти и социального правового государства требует ее повышенной охраны и защиты <3>.

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 253-О-О.

Во-вторых, публичная собственность, в отличие от частной, - всегда как бы собственность без хозяина, вследствие чего возникают условия для злоупотреблений, в том числе и в части своевременности предъявления исков. Более ста лет назад Д.И. Мейер писал, что государственные органы не только не имеют интереса охранять выгоды казны, но даже из личных, корыстных побуждений могут действовать прямо к ее ущербу <4>. Такой признак публичной собственности, как повышенная уязвимость для злоупотреблений, имеет нравственное значение, поскольку касается добросовестности людей. Закрепление одинакового правового режима для всех форм собственности без учета этого фактора установило бы несправедливое равенство. Учет указанного признака способствует утверждению справедливого неравенства.

<4> Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Часть 2. С. 300.

В-третьих, требования, возникшие в связи с предоставлением на возвратной основе бюджетных денежных средств, имеют специфику, влияющую на правовую определенность правоотношений. С одной стороны, обязательства между частными лицами характеризуются диспозитивностью, которая выражается в свободе принятия кредитором решения о защите нарушенного права. Эта возможность выбора вносит в правовое положение должника некоторую неопределенность, устранению которой способствует исковая давность. С другой стороны, бюджетные требования государства не имеют такой диспозитивности, государственные органы и должностные лица не наделены правом в индивидуальном порядке "прощать" должников. Поэтому обязанность вернуть долг государству характеризуется правовой определенностью, не требующей подкрепления исковой давностью. Кроме того, требования о взыскании основного долга, перечисленные в оспариваемой норме Бюджетного кодекса РФ, сами по себе характеризуются достаточной определенностью, обусловленной их правовой природой.

В-четвертых, рассматриваемые бюджетные требования имеют доказательственную специфику, исключающую необходимость применения исковой давности. Обязательства по возврату бюджетных денежных средств оформляются письменными документами, поэтому естественная опасность утраты доказательств, характерная для свидетельских показаний, в этих правоотношениях отсутствует. Что касается письменных доказательств, то обременение должника обязанностью по их сохранности представляется вполне справедливым, учитывая выгодность получения бюджетных средств. Как отметил Конституционный Суд РФ, организация, добровольно вступая в отношения бюджетного кредитования, приобретает определенные права и преимущества (в частности, в виде уплаты пониженной процентной кредитной ставки по сравнению с рыночной), и поэтому на нее могут быть возложены дополнительные обязанности (Определение от 05.03.2009 N 253-О-О).

Таким образом, совокупная оценка всех факторов, характеризующих специфику отношений бюджетного кредитования, позволяет сделать вывод о справедливости неприменения к ним исковой давности.

Нравственная суть права

Высший Арбитражный Суд РФ ставит вопрос о неконституционности придания обратной силы норме о нераспространении исковой давности на бюджетные требования Российской Федерации. В запросе ВАС РФ говорится о том, что придание обратной силы нормам бюджетного законодательства, ухудшающим положение должников, нарушает принцип правовой определенности, поскольку на момент возникновения обязательств они не могли предвидеть таких негативных последствий.

Действительно, правовая определенность предполагает стабильность законодательных условий, которые учитывались человеком при принятии юридического решения. Новый закон не должен ухудшать положения лица в правоотношении, сложившемся на основании прежнего закона, то есть не должен лишать прав, возлагать дополнительные обязанности и утяжелять ответственность. Изменяя и отменяя правовые нормы, законодатель не вправе придавать обратную силу новому регулированию, если оно ухудшает правовое положение личности, уже существующее в конкретных правоотношениях.

Однако можно ли считать ухудшением правового положения отмену исковой давности?

При анализе этой проблемы целесообразно исходить из нравственной сути права. Закон должен гарантировать лишь нравственно доброкачественное представление субъекта о своем правовом статусе.

Например, законодательное ухудшение условий и порядка исчисления стажа, дающего судье право на получение выплат и льгот, не должно распространяться на судей, назначенных на судейскую должность в период действия прежнего порядка, так как, принимая решение о работе в качестве судьи, человек ориентируется на те права, которые ему гарантируются законодательством, действующим в момент принятия этого решения <5>.

<5> Постановление КС РФ от 20.04.2010 N 9-П.

Уголовная или административная ответственность может применяться лишь за те деяния, которые считались соответственно уголовно или административно наказуемыми в период их совершения, и лишь в тех рамках, которые были предусмотрены законом в момент их совершения.

Между тем принятие нормативно-правового акта, пресекающего нравственно ущербные ожидания, не должно считаться ухудшением правового положения. Норма об исковой давности, действующая при заключении договора, порождает у недобросовестного должника нравственно ущербное ожидание того, что по истечении срока исковой давности его желание уклониться от исполнения обязательства будет "удачно" реализовано. Поэтому при наличии оснований для отмены исковой давности в отношении бюджетных требований придание обратной силы норме об ее отмене, на мой взгляд, не нарушает нравственно доброкачественной правовой определенности.

В то же время представляется обоснованной позиция ВАС РФ о недопустимости применения закона об отсутствии исковой давности к требованиям, по которым на момент вступления в силу закона ранее установленный срок исковой давности истек, поскольку истечение срока исковой давности дает должнику формальное право не сохранять документы, подтверждающие исполнение обязательства. Игнорирование этого права действительно может привести к принятию несправедливых судебных решений.