Мудрый Юрист

Гражданское общество как основа правового государства в странах молодой демократии

Брусалинская Галина Степановна, заведующая кафедрой конституционного, административного и муниципального права Института истории, государства и права Приднестровского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, кандидат юридических наук, доцент (г. Тирасполь).

Единства в подходах к пониманию гражданского общества нет, поэтому, вероятно, оно и не находит своего отражения в тексте Конституции РФ и Конституции ПМР. Специфика России и ряда других государств постсоветского пространства состоит в том, что в отличие от западноевропейских государств, в которых правовая идеология правового государства формировалась в недрах гражданского общества, предшествующего появлению правового государства, в России и в Приднестровье наблюдается обратный процесс.

Ключевые слова: гражданское общество; правовое государство; страны молодой демократии; постсоветские государства.

Civil society as a basis of legal state in the countries of young democracy

G.S. Brusalinskaya

There is no unanimity in approaches to understanding of civil society and therefore it is not reflected in the text of the Constitution of the RF and the MTR. Specifics of Russia and a number of other states on post-soviet territory is in the fact that as distinct from Western European states where legal ideology of legal state formed in the soils of civil society predicting arising of legal state, Russia and the MTR demonstrate a reverse process.

Key words: civil society; legal state; countries of young democracy; post-soviet states.

Конституционный строй государства следует воспринимать как категорию общества и государства. Невозможно закрепить устои государства, не затрагивая устоев общества, и, наоборот, устои общества в значительной мере являются предпосылкой функционирования государства. Отсюда - повышенный интерес к категории "гражданское общество". В Конституциях России и Приднестровья это понятие не используется. Но поскольку наука ставит вопрос о конституционном отражении такой категории, как гражданское общество, а также учитывая предпринимавшиеся в России попытки включить в проекты конституций отдельные нормы или главы о гражданском обществе, этому уделялось и уделяется сегодня большое внимание и придается немаловажное значение, особенно в странах молодой демократии, образовавшихся после распада СССР, одной из которых является и Приднестровская Молдавская Республика.

Следует отметить, что какого-то единства в подходах к пониманию гражданского общества нет, поэтому, вероятно, оно и не находит своего отражения в тексте Основного Закона, который по определению должен быть предельно четким и понятным.

Самый простой подход к гражданскому обществу, по мнению профессора С.А. Авакьяна, заключается в том, что этим понятием охватывается все, что не относится к государству. Другими словами, категория "гражданское общество" фактически полностью тождественна просто обществу ("обществу граждан"). Общество живет своей жизнью, многие дела в целом или в значительной степени самостоятельны от государства. Соответственно гарантии такой самостоятельности, основы взаимоотношений общества и государства должны быть закреплены в конституции государства, в том числе и с использованием категории "гражданское общество" <1>.

<1> Авакьян С.А. Конституционное право России: В 2 т. Т. 1. М., 2007. С. 439.

Однако минус такого подхода видится в том, что отделить общество от государства в целом невозможно; гарантии следует видеть не в самостоятельном существовании общества, а в его взаимоотношениях с государством. Опасность же состоит в том, что государство - такой "монстр", который, однажды возникнув и став необходимым, никак не может остановиться и подминает (или может подмять) все большее и большее число дел, возникающих в обществе.

Второй подход к категории "гражданское общество" состоит в том, что это не просто общество, а общество, достигшее определенного качественного уровня развития. Прежде всего это общество с возможностями идеологического многообразия и политического плюрализма. Общество, в котором граждане могут свободно выражать свои мнения, создавать различные, в том числе и политизированные, общественные объединения, может называться "гражданским". Если нет возможности создавать разные объединения и все подчинено одной идеологии, о гражданском обществе речи быть не может <2>.

<2> Там же.

Развитие гражданского общества в Приднестровской Молдавской Республике невозможно рассматривать в отрыве от зарождения и становления республики, ее институтов, политической системы и геополитических ориентиров. Это связано с природой приднестровской государственности, возникшей по воле народа в результате сопротивления населения агрессии националистов.

Говоря о Приднестровской Молдавской Республике, стоит отметить, что в основе построения государства лежали базовые принципы построения гражданского общества, такие как приоритет прав человека, отторжение национализма, фашизма, ксенофобии и экстремизма. Общественный договор, на основе которого возникла Приднестровская Республика, реализовывался через мобилизацию населения, массовые сходы граждан, референдумы и самоорганизацию органов власти по инициативе снизу. Таким образом, в Приднестровье была реализована классическая модель "общественного договора", когда граждане сами провозглашают и строят свое государство. В период провозглашения республики, становления и защиты ее от вооруженной агрессии Молдовы мы видим действительно массовые и сильные общественные организации ПМР. Это Объединенный совет трудовых коллективов, женское движение, черноморское казачество и ряд других массовых проприднестровских движений. Несколько позднее в поствоенный период появляются объединения "Защитников Приднестровья", матерей членов семей погибших участников боевых действий, иные патриотические организации. Массовые митинги, конференции и съезды общественных движений, проводившиеся в тот период, наглядно демонстрировали высокий потенциал гражданского общества Приднестровья.

Следовательно, применительно к Приднестровской Молдавской Республике как молодому государству на постсоветском пространстве можно сделать вывод о том, что второй подход к понятию гражданского общества прорисовывается и развивается, но особенно ярко это прослеживается не в повседневной жизни, а в период предвыборных кампаний, в процессе формирования органов государственной власти и управления.

В развитых странах эволюция государственного и общественного строя привела к тому, что из довольно большого количества партий вырисовались две конкурирующие и обеспечивали себе в течение многих поколений высокий процент представительства в органах власти и управления (республиканцы и демократы, консерваторы и либералы). Однако наряду с ними функционируют и те общественно-политические структуры, который "создают фон" ведущим партиям.

Сегодня в ПМР насчитывается около 10 политических партий. Практически все они ориентированы на сближение с Россией. Некоторые эксперты условно делят партии на группы - по их отношению к различным сторонам конфликта по линии Президент - Верховный Совет. Однако данная классификация не является абсолютной. По мнению ряда экспертов, все политические партии являются левыми, правых партий в республике нет.

Партии, в целом поддерживающие курс Президента ПМР:

К партиям, поддерживающим Верховный Совет ПМР, относятся:

К "третьим силам" относятся народно-демократическая партия "Прорыв", Приднестровская коммунистическая партия, Социал-демократическая партия Приднестровья.

Примером, свидетельствующим об активном формировании гражданского общества в регионе, можно считать недавно созданный молодежный парламент, куда вошли молодые и инициативные представители из разных городов и районов Приднестровья. Они обсуждают важные вопросы государственной и общественной жизни, но пока их решения носят рекомендательный характер.

С увеличением роли партий в республике политической конкуренции станет больше, что приведет к сближению государства и гражданского общества.

В 2009 г. в Приднестровье по аналогии с Российской Федерацией была создана Общественная палата Приднестровья <3>. В нее вошли известные деятели науки, культуры, искусства, спорта, предприниматели. Однако следует отметить, что рассмотрение Общественной палатой "резонансных" законопроектов и влияние ее позиции на реформы, происходящие в государстве и в обществе, только набирает обороты.

<3> Указ Президента ПМР от 22 декабря 2009 г. N 834 "Об утверждении Положения об Общественной палате Приднестровья" // САЗ 09-52.

С.А. Авакьян, характеризуя второй подход к гражданскому обществу, трактует данное понятие как обеспечение определенного уровня экономического, социального, организационного, духовно-нравственного, межличностного и информационного состояния общества. Есть названные компоненты в совокупности - есть гражданское общество. Не имеется их - не о чем говорить <4>. При подобном подходе гражданское общество появляется на определенной стадии развития общества. Конечно, атрибуты, указанные выше, могут возникнуть с самого начала существования общества - чисто гипотетически, однако их облик может быть различным - от примитивного в самом начале до высоко-отшлифованного на современном этапе общественной жизни. Следовательно, гражданское общество в истинном смысле понятия соответствует высокоорганизованному обществу.

<4> Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: В 2 т. Т. 1. М., 2010. С. 500.

Говоря о тех явлениях, которые делают гражданское общество таковым, особое внимание следует уделить идеологическим установкам, моральным ценностям, на которых, в свою очередь, базируются материальные, иначе говоря - менталитету. Печально осознавать, что, "до основания разрушив" все, накопленное предыдущими поколениями, мы перешли в век не только рыночной экономики, высоких информационных технологий, прогресса, более глубокого осознания своих прав и свобод, но и систематического уклонения от своих прямых обязанностей (по крайней мере, конституционно закрепленных), потребительского отношения к жизни и самим себе.

Менталитет, трансформировавшись под новые реалии, оказался серьезно надломленным, что привело к существенным искажениям и перекосам в понимании правовых норм и их не совсем удачной реализации на практике.

Так, неотъемлемым атрибутом как гражданского общества, так и правового государства после "падения железного занавеса советских лет" стал абсолютный доступ к информации любого вида (за исключением составляющей государственную и иную охраняемую законом тайну) и запрет цензуры. Все это закреплено на самом высоком, конституционном уровне <5>.

<5> Статья 28 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и часть 5 статьи 29 Конституции Российской Федерации.

Однако перенасыщенность общества во всех отношениях "нецензурной" информацией, побуждающей оценивать вещи и явления только снаружи, в зависимости от яркости упаковки, и отвлекающей от работы всех и каждого в первую очередь над собой, привела к расслоению общества на очень богатых и очень бедных с практическим отсутствием того самого среднего класса, который и является базой (костяком) современного гражданского, сознательного, саморегулирующегося общества, грамотно взаимодействующего с государством, а не руководствующегося во многих важных вопросах элементарным "стадным принципом" - как все, так и я!

Исходя из вышеизложенного, можно проанализировать "качество" гражданского общества как основы для построения правового государства.

При попытке его создания не очень-то и грамотному во всех смыслах народу власть имущие и более образованные не объясняли, что свобода - это большая ответственность, что личный выбор каждого подразумевает умение им распоряжаться и, конечно же, сознательное желание это делать. Следует учитывать также: исторически так сложилось, что пока на Западе учились всеми способами бороться за свои права, наш менталитет подразумевал четкое подчинение инструкциям и указаниям сверху порой вообще без возможности задавать вопросы по существу возникающих жизненно важных проблем.

И сегодня, когда основным принципом правового государства является служение государства интересам и потребностям личности, а человек, его права и свободы являются высшей ценностью, такие вопросы задавать не только можно, но и нужно. Особенно ярко это проявляется в периоды нестабильности в государстве, а также во время избирательных кампаний.

Полагаю, высокая сознательность должна прививаться с детства в семьях и школах, а уже после - в вузах и взрослом социуме. Именно там индивиды - будущие члены гражданского общества должны приобретать необходимые навыки понимания того, что происходит вокруг, умение работать с информацией, которая ежедневно поступает из массы источников (особенно телевидения и Интернета) и требует взглянуть на себя под разным углом. Для этого государство должно уделять особое внимание развитию социальной сферы, в которой ценность семьи, материнства, детства, образования и здорового образа жизни не будет ежечасно оспариваться рекламой потребления, вседозволенности и навязанными стандартами красоты, где живой мир будет всегда превалировать над электронным, разрушающим психику в значительно большей степени, чем то "утаивание", которое имело место в советский период. Плюсом указанной информированности должно стать то, что любой индивид, личность, общественные образования могут и должны отстаивать свои частные интересы, реализовывать свои свободы, вступая в политкорректный диалог с властью.

В настоящее время политика властей во многих государствах активно подвергается жесткой критике, и только за действия, прямо или косвенно подрывающие основы конституционного строя, гражданин или партия могут понести установленную законом ответственность <6>. Однако следует учесть, что искусству управления в школах не учат, и вообще - это скорее уникальная человеческая способность, приобретаемая опытным путем, нежели врожденный талант руководителя, поэтому от ошибок не застрахован никто. Бесспорно, оценку деятельности того или иного управленца дает народ, но не надо забывать, что в большинстве государств, именующих себя демократическими и правовыми, сам народ эту власть и избирает, т.е. непосредственно или через представителей участвует в государственном управлении <7>.

<6> Часть 3 статьи 8 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и часть 5 статьи 13 Конституции Российской Федерации.
<7> Части 1 и 2 статьи 32 Конституции Российской Федерации, часть 1 статьи 38 Конституции Украины, статья 33 Конституции Республики Казахстан, статья 38 Конституции Республики Беларусь, статья 31 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Таким образом, сознательность и активность должны проявляться уже на стадии выбора, а не после, так как, критикуя избранную им же власть, народ критикует свой выбор - то доверие, которое когда-то этим же представителям из народа было оказано. Другое дело, на каких условиях это происходило и происходит до сих пор. Когда речь идет о вдумчивом, неравнодушном отношении к будущему государства и общества, основанном на глубоком анализе объективных фактических обстоятельств и личной ответственности за последствия своего выбора, когда даже теоретически не будет возможности переложить его на кого-нибудь другого, тогда почвы для "конфликта верхов и низов" не возникнет. Но если разовый подкуп избирателей (народа) "выключает" способность анализировать, кто и какие гарантии хорошей, стабильной и полноценной жизни создаст на последующие пять лет, говорить о чьей-то конкретной вине и зрелом гражданском обществе нет смысла!

В связи с этим хочется особо подчеркнуть, что распоряжение коллективными правами (право на объединение, право собираться мирно, без оружия, право на коллективные обращения) будет результативным только тогда, когда человек научится осознавать и пользоваться своими индивидуальными правами, не теряясь в общей массе, но умея влиять на ситуацию, требующую поддержки со стороны.

Есть и спорные по сравнению с вышеизложенными точки зрения на гражданское общество, но тем не менее имеющие право на существование. Среди них и та, которая рассматривает гражданское общество как "активную" часть любого общества (что-то вроде его ядра), выступающую в защиту частных интересов граждан и их объединений, а также общезначимых публичных интересов, участвуя в политических и юридических отношениях <8>. И уделяя большее внимание политическому аспекту названных отношений в избирательном процессе, Н.И. Анисимова, как сторонник изложенной точки зрения, полагает, что в законодательстве закреплены лишь ограничительные требования к кандидатам в депутаты и на выборные должности. При этом в законодательных актах ничего не говорится о том, какими личными или профессиональными качествами они должны обладать. Политические партии, выдвигая тех или иных кандидатов, принимают такое решение самостоятельно, но, как правило, в рамках партийной идеологии и под партийным контролем. Кандидаты, осуществляющие самовыдвижение, более независимы. Однако и это не исключает такой ситуации, когда в политику пойдут люди с развитым политическим и правовым сознанием. "Невозможно дать участие в управлении человеку, не понимающему государственных интересов", - писал еще известный русский государствовед Б.Н. Чичерин <9>.

<8> Анисимова Н.И. Избирательное право, государство и гражданское общество в России // Юридическая наука: проблемы и перспективы развития (региональный аспект). Материалы международной научно-практической конференции 30 сентября - 1 октября 2005 г. Т. 1. Великий Новгород, 2006. С. 120.
<9> Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1911.

И чтобы выдвигать достойных, сам народ должен быть политически сознателен, не покупаясь на популизм и яркие лозунги, за которыми ничего не стоит. Поэтому в настоящее время особый интерес представляет механизм взаимодействия государства и гражданского общества в сфере избирательных отношений. Никакие законодательные реформы или иное государственное вмешательство, даже если провозглашается, что они производятся на благо общества, не могут быть эффективными, если не принимаются народом. Только полноценное взаимодействие, с обратной связью государственных органов и общественных объединений граждан помогает выяснить актуальные нужды общества и определить наилучшие пути развития права.

Нынешняя российская и приднестровская демократия представляется еще недостаточно зрелой, чтобы быть в состоянии обеспечить то стабильное общественное развитие, которое в совершенно иной национальной среде реализовано на Западе. И это надо учитывать. Существует такая точка зрения, что стабилизировать российское общество и государство (и это можно отнести и к ряду других государств молодой демократии на постсоветском пространстве) может лишь, как это всегда бывало в России, единая идеология <10>. А пока на конституционном уровне закреплены идеологическое многообразие и политический плюрализм <11>, порой серьезно конфликтующие с исторически сложившимся традиционным российским менталитетом. Но отсутствие государственной или обязательной идеологии нельзя понимать в том смысле, что органы государственной власти вообще действуют вне и независимо от каких-либо идеологических взглядов, идей, находятся вне идеологической борьбы в обществе, стоят над ней <12>.

<10> Алексеев С.В. Общероссийская национальная идеология и управление развитием национальных отношений в Российской Федерации (теоретико-правовой анализ): Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 1999. С. 31.
<11> Статья 13 Конституции Российской Федерации и статья 8 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Конституции Российской Федерации (под ред. Л.А. Окунькова) включен в информационный банк согласно публикации - БЕК, 1996 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<12> Комментарий к Конституции Российской Федерации М., 1994. С. 42.

Правовой запрет на официальную идеологию, содержащийся в ст. 13 Конституции Российской Федерации и ст. 8 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, следует понимать в узком смысле, т.е. как запрет на нетолерантную идеологию, подавляющую другие идеологические системы в обществе. Сегодня идеология - это не только духовное образование, не только идеи, взгляды, теории, концепции, но и политические решения, законы, экономические и социальные программы и другие явления во всех сферах жизнедеятельности. Поэтому сегодня затруднительно говорить о формировании гражданского общества и построении правового государства без единой национальной идеи, которая будет способствовать сплочению нации, укреплению государства и стабильности в обществе <13>.

<13> Остапович И.Ю. Идеология как необходимый инструмент построения правового государства и формирования гражданского общества // Гражданское общество и правовое государство. Материалы Международной научно-практической конференции. Т. 1. Барнаул, 2011. С. 88.

Говоря о взаимосвязи гражданского общества и правового государства как "базиса" и "надстройки", следует подчеркнуть особое значение верховенства права - неотъемлемого признака правового государства и в то же время стержня правовой идеологии современной России и Приднестровья, правовой базы реформирования политической и социально-экономической сфер жизнедеятельности общества. Итогом применения правовой идеологии должно явиться создание полноценного гражданского общества, которое по своей сути представляет собой правовой политический, правовой социальный и правовой экономический консенсус участников социально-правового процесса.

Специфика России и ряда других государств постсоветского пространства в этом плане состоит в том, что в отличие от западноевропейских государств, в которых правовая идеология правового государства формировалась в недрах гражданского общества, предшествующего появлению правового государства, в России и в Приднестровье наблюдается обратный процесс: попытка путем эффективного применения правовой идеологии правового государства сформировать гражданское общество с его основными ценностями - свободой, частной собственностью, безопасностью. О том, что эта специфика реально присутствует в современной правовой действительности, убедительно говорит тот факт, что в тексте Конституции РФ и Конституции ПМР отсутствует не только определение гражданского общества, но и даже упоминание о нем. Вместе с тем создание гражданского общества в России как правоидеологическая задача зафиксирована в нормах Конституции РФ, определяющих элементы этого общества (нации и иные этнические образования, социальные слои, политические партии и иные общественные объединения и др.) <14>.

<14> Нефедов С.И. Проблемы правовой идеологии в современной России // Гражданское общество и правовое государство. Материалы Международной научно-практической конференции. Т. 1. Барнаул, 2011. С. 92.

Разумеется, в каждой стране данный процесс эволюции государства и общества, а вместе с тем - и характера отношений, возникающих между ними, имеет свои особенности. Они обусловлены, с одной стороны, историческими, национальными и другими им подобными факторами, а с другой - местом национального государства, в зависимости от него - и общества, которое они в современном мире занимают, и ролью, которую они играют.

Самостоятельные и самодостаточные государства, а соответственно и национальные сообщества, исходят исключительно из своих внутренних интересов и потребностей, с опорой на национальные и исторические традиции и обычаи. Все иные государства и сообщества, независимо от их красочных наименований ("молодые демократии", "открытые общества" и т.п.), определяют характер своих взаимоотношений под влиянием извне <15>, что особенно ярко проявляется при ориентации в данном вопросе Приднестровья на Российскую Федерацию.

<15> Марченко М.Н. Проблемы соотношения правового государства и гражданского общества // Гражданское общество и правовое государство. Материалы Международной научно-практической конференции. Т. 1. Барнаул, 2011. С. 5.

Гражданскому обществу, ставящему своей целью обеспечение прав человека, необходимо, чтобы движение к этой цели шло вместе с укреплением и развитием правового государства, которое создает само это общество. Правовое демократическое государство, призванное соблюдать и защищать права и свободы человека, способно утвердиться лишь в обществе, основанном на солидарности, нравственных началах, высокой правовой культуре, гражданской активности и самоуправлении.

Государство должно добровольно отступать из тех сфер, которые оно давно захватило, возвращая их гражданскому обществу <16>, так как "истинная сила государства не в тотальности мощной бюрократии и силовых структур, а в поддержке населения как народа, организованного в гражданское общество, а не просто электората" <17>.

<16> Любин В.П. Дискуссии о политической культуре современной России // Россия и современный мир. 2002. N 2(35). С. 140 - 145.
<17> Шмаков В.И. Псевдоконституционный характер, мнимый демократизм и внеморальность российской государственности в отсутствии гражданского общества // XXI в.: духовно-нравственное и социальное здоровье человека. М., 2001. С. 197 - 203.

Государственным органам власти и ведомствам, органам местного самоуправления следует однозначно признать, что вопрос обучения правам человека - не вопрос дискуссий и возможностей, а прямая обязанность государства по выполнению принятых на себя международно-правовых обязательств. Анализируя права, надо с не меньшей настойчивостью говорить об обязанностях. Участие в правовом просвещении населения - одна из функций юридических вузов, органов прокуратуры, Минюста, службы судебных приставов, органов внутренних дел, Общественной палаты и других институтов гражданского общества. Само правовое государство, в котором неукоснительное соблюдение закона всеми, кто в нем живет, разделение властей без фатальных перекосов в сторону какой-либо одной без них, "качественная" демократия в ее непосредственной и представительной формах, социальная защищенность и гарантии для граждан, невозможно без указанных выше явлений.

Движение России и Приднестровья к гражданскому обществу невозможно без формирования правовой культуры и осознания права как важнейшей социальной ценности. И тогда правовое государство как идеал, к которому надо стремиться, ориентир для настоящего и будущих поколений никогда не исчезнет с поля зрения.

Следует заметить, что процесс формирования гражданского общества, а на его основе - правового государства, так же как и изначальный процесс формирования традиционного общества и государства, - это весьма противоречивый, сложный и довольно длительный процесс, требующий взаимных усилий со стороны как самого общества, так и государства.