Мудрый Юрист

Юридические казусы

Александр Бычков, аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ, г. Москва.

В современной юридической практике нередко имеют место различного рода казусы, неловкие ситуации и несуразицы. Они встречаются в самых разнообразных случаях: в устных выступлениях, при оформлении документов, размещении рекламы и др. Если в одном деле такие казусы вызовут лишь улыбку и смех, то в другом могут повлечь негативные последствия. Рассмотрим некоторые из таких казусных ситуаций.

Щель под дверью - нарушение тайны совещания?

В одном деле заявитель в кассационной жалобе ссылался на нарушение принципа тайны совещания судей при вынесении решения.

Свои доводы он мотивировал тем, что под дверью зала в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы была щель. Видимо, кассатор считал, что наличие этой щели не делает тайны из совещания судей.

Однако суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены вынесенного постановления и отклонил его доводы (Постановление ФАС МО от 23.05.2006 N КА-А40/3142-06).

Ущербная юридическая природа и правовой нонсенс

ФАС Поволжского округа, рассматривая вопрос о законности Постановления администрации г. Фролово Волгоградской области от 14.03.94 N 91 "О переводе Комитета по управлению имуществом города в структуру городской администрации", отметил следующее.

Администрация г. Фролово относится к органам государственной (исполнительной) власти, а органом местного самоуправления является городская Дума г. Фролово Волгоградской области, которая вправе поручить исполнение обязанностей по распоряжению муниципальной собственностью созданному ею Комитету по управлению муниципальным (городским) имуществом.

Исходя из этого данное Постановление по своей юридической природе является ущербным. Право, которым воспользовалась администрация г. Фролово, фактически принадлежало и принадлежит городской Думе г. Фролово, являющейся органом местного самоуправления. Нахождение же Комитета по управлению имуществом г. Фролово в структуре администрации этого города на правах рядового штатного подразделения есть правовой нонсенс, который подлежит немедленному устранению, но не является предметом настоящего спора (Постановление ФАС ПО от 07.07.2003 N А12-13764/02-С6).

Родство с человеком, изображенным на пивной бутылке, - основание для компенсации?

Заявители требовали у Европейского суда по правам человека присуждения компенсации за отказ российских властей удовлетворить их требования к ОАО "Барнаульский пивоваренный завод" об обязании убрать имя и изображение их прадеда - Александра Федоровича Ворсина, известного владельца фабрик, одного из первых пивоваров на Алтае, основавшего пивоваренный завод в г. Барнауле в 1882 году.

Они утверждали, что чувствуют себя неловко, когда посторонние люди спрашивают их, не являются ли они родственниками человека, изображенного на пивной бутылке. Заявители также утверждали, что испытывают страдания, когда видят разбросанные повсюду бутылки с их именем и изображением на них их родственника.

Отклоняя их требования, Европейский суд по правам человека отметил, что в 1991 году заявители сами передали копию этого портрета в Алтайский краеведческий музей для экспонирования, который, в свою очередь, передал копию портрета ОАО "Барнаульский пивоваренный завод". Передачу изображения в музей следует расценивать как согласие на то, что его могут увидеть другие люди. Более того, изображение размещалось на продукции пивоваренного предприятия с момента его основания предком заявителей.

По мнению Европейского суда, при использовании изображения таким образом пивоваренный завод намеревался скорее выразить уважение памяти великого пивовара, нежели оскорбить чувства заявителей к своему предку. Ничто не указывает на то, что достаточно дальние родственные связи между заявителями и их родственником были при этом оскорблены (решение ЕСПЧ от 05.02.2004 "По вопросу приемлемости жалобы N 66801/01 "Ирина Александровна Ворсина и Наталья Александровна Вогралик против РФ").

Ненормативная лексика в процессуальных документах

Участвуя в судебном разбирательстве, стороны обязаны вести себя корректно и вежливо по отношению друг к другу, не допуская оскорблений и непристойного поведения. Однако не всегда участникам процесса это удается. Особенно когда речь идет о вынесенных не в их пользу решениях.

В одном деле адвокат, оспаривая в кассационной жалобе законность и обоснованность приговора против своего подзащитного, изложила доводы в некорректной форме, используя нелитературные и нецензурные выражения.

Давая объяснения в заседании квалификационной комиссии, адвокат пояснила, что ее папа - молдавский цыган, а мама очень артистичная, поэтому и она склонна к артистичности. Включение в кассационную жалобу различных словосочетаний ("хреновы фальсификаторы", "головастик несчастный" и др.) - это следствие эмоциональной ситуации, вызванной неправосудным приговором в отношении ее подзащитного. Адвокат при этом не отрицала, что в жалобе есть фрагменты, которые не соответствуют юридической лексике.

Вынося адвокату дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, квалификационная коллегия отметила следующее.

Оказание доверителю квалифицированной юридической помощи предполагает не только изложение своих суждений и умозаключений в корректной форме и отказ от включения в процессуальные документы указаний на обстоятельства, не относящиеся к делу, но и по возможности минимальное использование в заранее подготовленных письменных процессуальных документах разговорно-публицистических выражений и риторических фигур (Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы. Редакционный материал // Адвокат. 2008. N 6).

Свобода творчества и нормы нравственности

Различные казусы имеют место и при регистрации аудиовизуальных произведений и выдаче прокатных удостоверений на них.

В одном деле заявителю было отказано в регистрации и выдаче прокатных удостоверений на представленные им кинофильмы, поскольку в их названиях (самым мягким из которых было название "Скотина"), а также в содержании визуального ряда присутствовали выражения и сцены, которые идут вразрез с нормами стыда, морали и нравственности, принятыми в цивилизованном обществе. Суд отметил, что просмотр таких фильмов может оскорбить определенную часть потенциальных зрителей и даже нанести им тяжелую психологическую травму (Постановление ФАС МО от 10.07.2006 N КА-А40/5814-06).

Вульгарная и бранная реклама

Неприятные казусы имеют место при размещении рекламы, оформленной в вольном стиле, с использованием вульгарных слов и бранных выражений.

Так, при рассмотрении одного дела было установлено, что предприниматель на фасаде ТЦ разместил рекламу продаваемых им душевых кабин следующего содержания: "Серега лох! Здесь кабины дешевле. Выбор! 200 кв. м. Ду(е)шевые кабины".

При вынесении постановления о привлечении предпринимателя к административной ответственности антимонопольный орган не исследовал вопрос отнесения использованного в рекламе слова "лох" к бранным словам, а решение мотивировал использованием в рекламе непристойных образов, что делает ее ненадлежащей.

Суд отметил, что ч. 6 ст. 5 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" устанавливает запрет на использование непристойных и оскорбительных образов, а не слов. В спорной рекламе использован образ мужчины, схватившегося за голову, который одновременно с выражением "Серега лох!" зрительно формирует негативное отношение к лицам, которые приобрели душевые кабины не в данном ТЦ, усиливает ассоциативное восприятие таких людей как глупых и наивных. Суд сделал правильный вывод о том, что использованный в рекламе образ не является непристойным или оскорбительным (Постановление ФАС ЦО от 30.09.2009 N А36-88/2009).

Вместе преподаете - свои люди

Президиуму ВАС РФ при рассмотрении дела N А40-16431/10-25-137 (ОАО "Эфирное" против ООО "Дельта Вилмар СНГ") было заявлено ходатайство об отводе судьи Дедова Д.И. Оно было мотивировано тем, что судья Дедов Д.И. и председатель состава арбитров Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, принявшего оспариваемое решение, Суханов Е.А. преподают на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, что Дедов Д.И. защищал диссертации в диссертационном совете, председателем которого является Суханов Е.А.

Президиум определил, что заявление об отводе подлежит отклонению, так как указанные обстоятельства сами по себе не вызывают сомнения в беспристрастности судьи (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11861/10).

Смысловая ошибка

По одному делу суд отметил, что фраза в уставе ООО о том, что ООО "Белинскстрой-РИЭЛТИ" является правопреемником ООО "Белинскстрой-РИЭЛТИ", является лишь правовым казусом, неточностью, ибо фактически в отношении предприятия истца никакого правопреемства не происходило (обновление либо замена учредителей ничего общего с правопреемством, а тем более с реорганизацией не имеют) (Постановление ФАС ПО от 20.02.2003 N А49-4947/02-202А/13).

Уничижительный тон процессуальных документов

Неприятные казусы случаются, когда участники разбирательства в порыве чувств допускают высказывания оскорбительного характера.

Так, в Польше, отбывая наказание в виде лишения свободы, заявитель написал председателю суда воеводства жалобу на судью, используя выражения "безответственные клоуны", "кретин". Суд признал его виновным в оскорблении государственной власти, а именно всех упомянутых в письме судей отделения суда, а также неидентифицированного судьи.

ЕСПЧ, рассматривавший дело по жалобе, отметил, что суды не наделены иммунитетом от критики и не ограждены от того, чтобы их деятельность подвергалась дотошному анализу обществом. Однако необходимо четко разграничивать критику и оскорбление. Если единственное намерение лица заключается в том, чтобы оскорбить суд или его членов, назначение такому лицу соответствующего наказания в принципе не будет нарушать ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 04.11.1950).

Заявитель, без сомнения, использовал оскорбительные выражения, и общий тон его письма был уничижительным. Более того, он не сформулировал никаких конкретных жалоб по поводу деятельности суда. Но природа и степень тяжести наказания по такого рода делам являются важными факторами, и то, что заявителя приговорили к лишению свободы, следует признать жесткой мерой, особенно если принять во внимание, что ранее он не был судим за подобное правонарушение (Постановление ЕСПЧ от 27.05.2003 N 43425/98).