Мудрый Юрист

Юридический язык российских и американских судебных решений: попытка сопоставительного анализа

Мкртчян С.М., ГОУ ВПО "Волгоградский государственный университет".

В рамках настоящего исследования был проведен сравнительный анализ текстов решений Верховных Судов РФ и США. В качестве образцов сравнения были взяты: Определение Верховного Суда РФ от 1 марта 2011 г. N 21-Г11-1 и решение Верховного Суда США "Фелкнер против Джексона" (ср. оригинальное название: "T. Felkner v. Steven Frank Jackson"). В процессе сравнения выявлены следующие общие черты:

В качестве примера использования осложненных простых предложений может служить следующее предложение: "Кардангушев К.Х. обратился в Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере... рублей и судебных расходов, указав на необоснованно длительное (деепричастный оборот), около 8 лет (обособленное определение), производство по уголовному делу, возбужденному по подозрению его в совершении преступления (причастный оборот), предусмотренного пунктом "б" части 3 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации (причастный оборот)". Что касается сложноподчиненных предложений, то особенно часто в данном тексте встречаются следующие виды придаточных: определительные ("которым заявленные требования удовлетворены частично", "которым Кардангушев признан виновным в совершении преступления" и т.п.), а также изъяснительные ("судом установлено, что 9 июня 2001 г. возбуждено уголовное дело", "Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики исходил из того, что общая продолжительность производства по уголовному делу... является чрезмерной", и т.п.).

Использование именно этих видов придаточных объясняется необходимостью детального рассмотрения фактической стороны дела (данная цель достигается при использовании определительных придаточных) и введения мнения суда по данному делу (с этой задачей справляются изъяснительные придаточные, часто используемые при построении косвенной речи).

Что касается синтаксиса текста решения Верховного Суда США, то нельзя говорить о существовании значительных отличий от рассматриваемого Определения Верховного Суда РФ. То есть так называемый каучуковый язык юриспруденции дает о себе знать и в том и в другом текстах. Однако, в отличие от Определения Верховного Суда РФ, в данном тексте синтаксис характеризуется в большей степени частотностью употребления именно сложноподчиненных предложений с придаточными дополнениями (Object dauses) (а не осложненных простых, как в Определении Верховного Суда РФ): "Juror S. had stated that from of 16 to 30 years old, he was frequently stopped by California police officers because - in his view - of his race and age..." (перевод: "Присяжный заседатель С. сообщил, что в период с 16 до 30 лет неоднократно задерживался полицией Калифорнии..."). Не так часто (по сравнению с текстом Определения Верховного Суда РФ) встречаются простые осложненные предложения, однако есть и они: "The prosecutor explained that he dismissed her "based on her educational background", stating that he does not "like to keep social workers" (перевод: "Прокурор пояснил, что он исключил ее из списка присяжных заседателей "на основе ее образования", сообщив при этом, что "ему не нравится оставлять в числе присяжных социальных работников"), или: "Jackson renewed his Batson claim, arguing that a comparative juror analysis revealed that the prosecutor's explanations were pretextual" (перевод: "Джексон вновь подал жалобу в соответствии с делом "Бетсон против Кентукки", в которой утверждал, что в сравнении с подбором других присяжных заседателей доводы прокурора относительно исключения указанных присяжных представляются несостоятельными");

Что касается лексики решения Верховного Суда США, то она представлена такими выражениями, как: "writ of certiorari" ("приказ об истребовании дела"), "a jury" ("суд присяжных"), "sexual offense" ("посягательство на половую свободу"), "to convict" ("осуждать"), "a respondent" ("ответчик"), "to made a motion" ("подавать ходатайство", "ходатайствовать"), "to challenge" ("оспаривать"), "to serve on the jury" ("исполнять обязанности присяжного"), "an enforcement" ("принудительное взыскание"), "to distinguish" ("установить различие по существу") и т.п.

В качестве первого и наиболее явного отличия следует назвать использование латинских формул в тексте решения Верховного Суда США (в решениях Верховного Суда РФ используется исключительно литературный русский язык): например, in forma pauperis ("бесплатная юридическая помощь", "бесплатное представительство в суде") и per curiam ("судом", "решением суда"; эквивалент русского "суд установил"). Относительно последней формулы представляется возможным утверждать, что одна она заменяет всю вводную часть (является ее эквивалентом) в рассматриваемом Определении Верховного Суда РФ: "Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила..." (выделено мной. - С.М.). Таким образом, вводная часть в таком виде, в каком она представлена в российской традиции, в решении Верховного суда США отсутствует, однако выражается уже упомянутой формулой per curiam.

Рассматриваемые тексты судебных решений различаются также способом изложения. В связи с тем что большая часть решения Верховного Суда США является полемикой сторон защиты и обвинения, а также изложением позиции нижестоящих судов, а не описанием фактических обстоятельств (что характерно для определения Верховного Суда РФ), указанное решение обладает следующими особенностями:

Несмотря на структурное сходство текстов, одним из их различий является способ юридической аргументации. В частности, в тексте Определения Верховного Суда РФ ссылки на необходимые статьи законов содержатся в описательной части (при указании позиции нижестоящих судов), а также (в основном) в мотивировочной части в процессе приведения аргументов в пользу принятого решения. В решении Верховного Суда США подобного четкого фиксированного расположения ссылок на статьи нормативных актов нет: необходимые источники указываются непосредственно по тексту. Этот эффект достигается несколькими способами: во-первых, путем использования слов "see", "record in" и т.д. ("See "Batson v. Kentucky", 476 U.S. 79 (1986) - перевод: "См.: "Бетсон против Кентукки", 476 U.S. 79 (1986)"; "Record in No. 2:07-cv-00555-RJB (ED Cal.), Doc. 29, Lodged Doc. No. 7, p. 76 - 77 (hereinafter Document 7) - перевод: "Зарегистрировано под номером 2:07-cv-00555-RJB (ED Cal.) в Документе 29, прилагаемом к Документу N 7, с. 76 - 77 (далее - Документ N 7)", а во-вторых, путем указания названия закона (либо иного нормативного акта), принятого в обиходе практиков, например: "a Batson claim" (перевод: "жалоба, поданная согласно праву, предоставленному на основе дела "Бетсон против Кентукки"; возможный перевод, применимый в профессиональной среде: "жалоба по делу "Бетсон против Кентукки"). Последнее возможно благодаря традиции американского производства, в соответствии с которой дела получают имена истцов, фигурантов и т.д. Это также можно признать одной из особенностей данного текста как образца решения суда, являющегося представителем страны англосаксонской правовой семьи. Таким образом, мы плавно перешли к определению характерных черт двух основных правовых семей на примере рассматриваемых текстов.

Подобные различия не случайны. Они являются закономерным следствием принадлежности судов, решения которых рассматривались, к разным правовым семьям. В частности, язык Определения Верховного Суда РФ как представителя страны, входящей в романо-германскую правовую семью, отличается лаконичностью, точностью формулировок и наличием жестких стандартов изложения материала. Напротив, решение Верховного Суда США содержит многочисленные ссылки на заявления сторон и позицию иных судебных инстанций, которые не даются в лаконичном тезисном изложении (как в Определении Верховного Суда РФ), а цитируются дословно. Учитывая, что анализировалось решение Верховного Суда США в надзорной инстанции (где в российской традиции предполагается подача материала в исключительно сжатом тезисном виде), данные обстоятельства представляют собой очень интересный факт. Именно он позволяет утверждать, что язык указанного судебного решения отражает принадлежность США к англосаксонской правовой семье, отличительной чертой которой является признание судебного прецедента в качестве основного источника права. Дело в том, что в стране, где судебному прецеденту отводится столь значительная роль, любая реплика, фраза, выражение важны: правоприменитель как бы стремится к максимальной детализации позиции сторон, к наиболее точной конкретизации абстрактной правовой нормы. Именно поэтому изложение фактических обстоятельств дается в точном цитировании реплик адвоката и прокурора (что в российской судебной практике недопустимо в решении по делу, рассматриваемому в надзорной инстанции). Указанное свойство является основой для других особенностей: использования разговорной лексики, изложения от лица каждой из сторон, осложнения предложений путем введения элементов прямой речи. И, безусловно, нельзя не отметить роль традиций в процессе формирования языка решений судов США: использование латинских формул говорит о влиянии английского права, откуда в оборот судов США вошли юридические конструкции римского права.