Мудрый Юрист

Признание гражданина недееспособным и ограниченно дееспособным в современных зарубежных государствах

Михайлова Ирина Александровна, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Российской государственной академии интеллектуальной собственности, доктор юридических наук, профессор.

Исследование правового института признания гражданина недееспособным является весьма актуальным. В статье рассматриваются основания, порядок и последствия признания гражданина недееспособным и ограниченно дееспособным, закрепленные в законодательстве ряда зарубежных государств. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: недееспособный, ограниченно дееспособный, гражданин, совершеннолетний, Гражданский кодекс.

Acknowledgement of citizen to be incapable or with limited capability in contemporary foreign states

I.A. Mikhajlova

Research of legal institute of acknowledgement of citizen to be incapable or with limited capability is topical. The article considers grounds, procedure and consequences of acknowledgement of citizen to be incapable or with limited capability consolidated in legislation of a number of foreign countries. The conclusions made in the article may be used in law-application practice.

Key words: incapable, with limited capability, citizen, emancipated, Civil code.

После принятия Президентом России Д.А. Медведевым Указа "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, поставившего задачу сближения положений ГК РФ с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза и активного использования в российском гражданском законодательстве новейшего положительного опыта модернизации гражданских кодексов европейских стран, значительно активизировался научный интерес к изучению и анализу современного зарубежного законодательства.

<1> См.: Указ Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2008. N 29 (часть I). Ст. 3482.

Этот интерес носит всесторонний характер и распространяется на многие правовые институты, в том числе институт гражданской дееспособности физических лиц, совершенствование которого имеет важное значение для повышения гарантий обеспечения, охраны и защиты субъективных прав и законных интересов как иностранных граждан, проживающих на территории РФ, так и российских граждан, находящихся в различных государствах современного мира.

В настоящее время правовая регламентация дееспособности и ее ограничения в зарубежных странах осуществляется преимущественно на уровне законов, как кодифицированных, так и не кодифицированных, причем нормы, составляющие рассматриваемый институт, находят свое закрепление в различных разделах законодательства, что объясняется существенным различием доктринальных и легальных подходов к построению системы частного права в целом и гражданского законодательства в частности, но основания признания гражданина недееспособным в большинстве случаев совпадают. К ним в первую очередь относятся психические заболевания (слабоумие, душевная болезнь, психическое расстройство, умственное расстройство и т.д.), если характер и тяжесть такого заболевания лишают гражданина возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Так, например, в § 104 Гражданского уложения Германии закреплено, что недееспособным является лицо, "находящееся в состоянии болезненного расстройства психической деятельности, исключающего свободу волеизъявления, если это состояние по своей природе не является временным" <2>.

<2> См.: Гражданское уложение Германии (вводный закон к Гражданскому уложению; пер. с нем. / В. Бергман, введ., сост.; Науч. ред. В. Бергман и др. 3-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2008. Серия "Германские и европейские законы". Кн. 1. С. 91 (далее - Гражданское уложение Германии).

При этом наличие психического расстройства ставится в один ряд с некоторыми другими заболеваниями и физическими дефектами гражданина: "...если совершеннолетний вследствие психической болезни, телесных повреждений, умственного или психического расстройства не в состоянии самостоятельно (полностью или частично) вести свои дела, суд по делам опеки назначает ему попечителя" (§ 1896) <3>, причем подать заявление о назначении попечителя может непосредственно гражданин, страдающий соответствующими недугами. Дела такого рода отнесены к ведению специальных судов по делам опеки, наделенных прерогативой возбуждать их по собственной инициативе. Для Гражданского уложения Германии характерна тщательная регламентация практически всех вопросов, возникающих в связи с назначением попечителя и осуществлением им своих функций, включая такие непривычные для российского права правомочия, как право давать согласие на стерилизацию подопечного (§ 1899) <4>.

<3> Гражданское уложение Германии. С. 567.
<4> См.: Там же. С. 570.

Во Франции важные нововведения в сфере юридической защиты недееспособных граждан были установлены специальным Законом от 3 января 1968 г. <5>, отменившим действовавшее до этого момента предписание ст. 1124 Французского гражданского кодекса, признававшее недееспособными не только несовершеннолетних, душевнобольных и умалишенных лиц, но и замужних женщин. В настоящее время в соответствии со ст. 490 Гражданского кодекса Франции в тех случаях, когда "психическое состояние лица ухудшилось в результате его болезни или увечья или старческой немощи... или в случае ухудшения физического состояния, если оно препятствует волеизъявлению и нормальному обеспечению его интересов", к гражданину применяется один из предусмотренных законом режимов правовой защиты - опека, попечительство или охрана правосудием <6>.

<5> См.: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Новое и Новейшее время) / Сост. Н.А. Крашенинникова. М.: Зерцало, 2000. С. 355 - 357.
<6> См.: Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с франц. В. Захватаев; Предисл.: А. Довгерт, В. Захватаев. Приложения 1 - 4: В. Захватаев / Отв. ред. А. Довгерт. К.: Истина, 2006. С. 215.

В некоторых странах возможность признания недееспособным предусматривается не только для совершеннолетних, но и для несовершеннолетних граждан. Так, например, Гражданский кодекс Польши устанавливает возможность полного лишения дееспособности лица, которому исполнилось 13 лет, если в результате "душевной болезни, умственной недоразвитости или иного психического расстройства или ввиду алкоголизма или наркомании лицо не в состоянии руководить своим поведением" (ст. 13) <7>.

<7> Гражданский кодекс Республики Польша (KODEKSCYWYLNY). URL: http:// pravo.levonevsky.org/ kodeks_pl/ kodeks-cywilny/ index.htm.

Аналогичные положения закреплены и в болгарском Законе о лицах и семье 1949 г., предусматривающем необходимость пересмотра ранее вынесенного решения о признании несовершеннолетнего лица недееспособным по достижении им возраста 18 лет. Если "состояние таких лиц будет не настолько тяжелым, чтобы ставить их под полное запрещение, то они ставятся под частичное запрещение, то есть ограничиваются в гражданской дееспособности частично" (ст. 5) <8>.

<8> См.: Закон о лицах и семье от 23 июля 1949 г. // Гражданское законодательство Народной Республики Болгария. М.: Иностр. лит., 1952.

Некоторое смешение понятий при разграничении дееспособности несовершеннолетних и совершеннолетних граждан прослеживается в гражданском законодательстве Алжира, в соответствии с которым ребенок, не достигший возраста 16 лет, считается "лишенным рассудительности", а "человек, не обладающий рассудительностью вследствие молодости или в связи со слабоумием, не имеет права самостоятельно осуществлять свои гражданские права" <9>.

<9> См.: URL: http://lexadin.nl. //www.ipso.at.tut.by/civen.html.

Что же касается ограничения дееспособности совершеннолетних лиц, то такая возможность предусмотрена в большинстве современных государств, причем соответствующие положения закрепляются не только в гражданских кодексах, но и в специальных законах и других нормативных актах. Легальные подходы к определению оснований для признания гражданина ограниченно дееспособным во многом совпадают, но нередко отличаются и определенным своеобразием. Традиционно в качестве таких оснований практически повсеместно рассматривается злоупотребление спиртными напитками, наркотическими средствами и токсикомания, которые не всегда должны быть сопряжены с тяжелым материальным положением семьи гражданина, страдающего таким пристрастием, как, например, это установлено в Гражданском кодексе Монголии <10>.

<10> The Civil code of Mongolia. Art. 13. www.indiana.Edu/mongsoc/mong/civilcode.html.

В Германии основаниями ограничения дееспособности могут также служить "телесные повреждения", в качестве которых рассматриваются глухота, крайняя близорукость, слепота, паралич и прочие недуги, затрудняющие или делающие невозможным нормальную социализацию гражданина. Физические недостатки гражданина (в том числе, как отмечалось, "старческая немощь") имеют правовое значение и во Франции, где, в частности, глухонемой, не умеющий писать, может принять дарение только через попечителя <11>.

<11> См.: Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона). С. 340.

В современных правовых системах можно обнаружить и некоторые другие основания для ограничения дееспособности. Наиболее обширный перечень таких оснований содержит Гражданский кодекс Филиппин, относящий к ним душевное расстройство, слабоумие, глухонемоту, назначение наказания, расточительство, зависимое положение в семье, иностранное подданство и несостоятельность (Art. 39) <12>.

<12> The Civil code of Philippines, 1994. URL: www.chanrobles./com/civilcodeofthephilippines.html.

Законодательство некоторых стран предусматривает ограничение дееспособности и для лиц, ведущих "распутный или расточительный образ жизни" (например, ст. 365, 1408 Гражданского кодекса Латвии <13>), однако гораздо чаще в качестве такого основания рассматривается чрезмерное увлечение гражданина азартными играми, которое в последние годы получило широкое распространение во многих государствах.

<13> См.: Гражданский кодекс Латвийской Республики, 1937. СПб.: Юрид. центр "Пресс", 2001. С. 219.

Такая возможность предусмотрена, в частности, в Гражданских кодексах Азербайджана (ст. 32), Армении (ст. 32) <14> и некоторых других стран - участниц Содружества Независимых Государств.

<14> См.: Гражданский кодекс Азербайджана от 28 декабря 1999 г. URL: www.ipso.at.tut.by/civen.html; Гражданский кодекс Республики Армения от 17 июня 1999 г. URL: www.ipso.at.tut.by/civen.html.

Предусматриваемые подавляющим большинством современных государств ограничение дееспособности и признание граждан недееспособными, как правило, сопровождаются институтами опеки и попечительства, но даже в странах, активно использующих данные институты, до настоящего времени не сложилось единого подхода к их законодательной регламентации.

Весьма показателен в этом отношении Гражданский кодекс Эстонии, в котором они вообще не разграничиваются, вследствие чего опека может быть установлена как над ограниченно дееспособными, так и недееспособными лицами (ст. 12 - 13) <15>. Отличается своеобразием и позиция законодателя Латвии, предусматривающего возможность установления опеки только над несовершеннолетними, а попечительства - для защиты интересов недееспособных и лиц, ведущих "распутный или расточительный образ жизни" (ст. 217 ГК). Определенное смешение рассматриваемых институтов характерно и для законодательства Франции, а в Германии, как уже отмечалось, гражданам, признанным недееспособными, назначается попечитель, а не опекун.

<15> См.: Гражданский кодекс Эстонии от 27 марта 2002 г. URL: www.ipso.at.tut.by/civen.html.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о значительном многообразии законодательных подходов к определению оснований и последствий признания гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным в современных зарубежных странах. Наиболее существенные различия достаточно отчетливо прослеживаются в используемой законодателями терминологии, а также в соотношении рассматриваемых институтов, сравнительный анализ которых свидетельствует о высоком уровне разработки соответствующего раздела российского законодательства, однако в процессе его дальнейшего совершенствования должны быть творчески учтены наиболее эффективные правовые конструкции, закрепленные в современных правовых системах.