Мудрый Юрист

Хореографическое произведение как объект авторского права

Смирнова Валерия Михайловна, младший научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП.

Исследуются особенности творческой деятельности, связанной с созданием, использованием и охраной хореографического произведения. Выделены признаки, присущие именно хореографическому произведению. Выдвигаются предложения, касающиеся способов объективирования - фиксации хореографического произведения на материальных носителях.

Ключевые слова: хореографическое произведение, признаки объекта авторского права, творческая деятельность, новизна, оригинальность, объективная форма.

Choreographic work as subject to copyright

V.M. Smirnova

The article is devoted to the main features of creative activity including creation, use and protection of choreographic work. The attributes of choreographic work, the of feres of objective form - choreographic work fixing on material form - are considered.

Key words: choreographic work, attributes of copyright object, creative activity, novelty, originality, objective form.

В настоящее время охрана авторских и смежных прав на хореографические произведения в Российской Федерации обеспечивается Гражданским кодексом РФ, нормы которого призваны поощрять и стимулировать творческую активность хореографов, способствовать созданию новых произведений искусства, отличающихся высокими идейными, выразительными, художественными достоинствами, а также содействовать широкому распространению этих произведений в обществе.

Хореографическое произведение является результатом профессиональной творческой деятельности в области танца. Хореографическое произведение как самостоятельный объект авторско-правовой охраны может быть представлено в качестве отдельных хореографических номеров в виде танцев в аудиовизуальных произведениях, танцевальных композиций фигуристов, мастеров художественной гимнастики, в составе номеров эстрадных исполнителей (например, певцов), танцевальных сцен в театрально-зрелищных постановках, включая оперу, оперетту, балет и т.д.

Такие объекты авторского права обладают рядом особенностей, обусловленных прежде всего тем, что при их создании творчество хореографа ограничено кругом выразительных средств (движений и поз для танца), рамками сценической площадки, назначением хореографического произведения (для публичного исполнения) и связанным с этим "мимолетным" характером существования и восприятия зрительской аудиторией.

Процесс признания результатов интеллектуальной деятельности в области хореографического искусства охраняемыми авторским правом в России был длительным.

На протяжении долгого периода хореографические произведения и балет (музыкально-драматическое произведение) понимались как синонимы. Однако о них не упоминалось в российском дореволюционном законодательстве как об объектах, охраняемых авторским правом. Данные произведения, в которых мысли и чувства выражаются посредством движений тела, с помощью телесных знаков, представляли собой такую же форму проявления творческой деятельности автора, как словесные и письменные знаки. Поэтому в дореволюционный период хореографические произведения приравнивались к литературным и пользовались охраной наряду с ними. В Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 г. (далее - Бернская конвенция) указано, что понятие "литературные и художественные произведения" включает в себя и хореографические, это же правило было воспроизведено и в русско-французской и русско-германской конвенциях о защите литературных и художественных произведений <1>. Поскольку хореографическое произведение ассоциировалось с балетом, в создании которого принимают участие множество лиц, представляется, что такое решение было связано со сложностью определения этого понятия.

<1> См.: Канторович Я.А. Авторское право на литературные, художественные и фотографические произведения. 2-е изд. Пг., 1916. С. 298.

С течением времени движения тела в виде танцев начинают ассоциироваться в общественном сознании как профессиональное хореографическое произведение. С развитием русской балетной школы возникла необходимость охраны творческого труда авторов-хореографов и хореографических произведений в целом. Однако в силу "мимолетности" танца трудно было воспроизвести в общественном сознании движение тела, идентифицировать произведение, поскольку танец существовал только в момент исполнения. В связи с этим хореографические произведения стали относить к числу музыкально-драматических произведений, под которыми понимались такие произведения, в которых музыка и текст сливаются в одно органическое нераздельное целое, предназначенное для исполнения в сценической обстановке, а музыка облегчает публике восприятие <2>.

<2> См.: Займовский С.Г. Авторское право: Справочное пособие для издателей, авторов, переводчиков, художников, композиторов и сценических деятелей. 2-е изд. М., 1914. С. 36.

Впервые о хореографическом произведении как о самостоятельном объекте авторско-правовой охраны было сказано в Постановлении ЦИК и СНК СССР "Об основах авторского права" от 30 января 1925 г. Согласно этому Постановлению охране подлежит "всякое произведение литературы, науки и искусства, каковы бы ни были способ и формы его воспроизведения, а равно достоинство и назначение... в том числе и хореографическое произведение". Однако до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. обязательным условием охраны хореографического произведения было наличие письменных или зафиксированных иным способом указаний относительно его постановки (ГК РСФСР 1964 г.). Только при наличии таких указаний хореографическое произведение становилось объектом авторского права.

Очевидно, при подготовке Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" законодатель ориентировался на международный опыт правового регулирования в данной области. В 1967 г. при пересмотре Бернской конвенции условие письменной фиксации было исключено. С этого времени термин "литературные и художественные произведения" охватывает все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они не были выражены. Таким образом, стало охраняться само хореографическое произведение - танец (или комплекс танцев), а не изложенные в письменной или иной форме указания и ремарки хореографа.

В советской юридической литературе встречались мнения, что охраняется не постановка танца, а литературное произведение, т.е. зафиксированное в письменной форме хореографическое произведение <3>. В законодательстве некоторых стран (например, в Бразилии, во Франции, в Италии, Нидерландах) до сих пор в качестве условия для охраны хореографических произведений выдвигается требование о наличии письменных или зафиксированных иным способом указаний относительно их постановок <4>.

<3> См.: Канторович Я.А. Авторское право. М., 1926. С. 40; Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 65.
<4> См.: Липцик Д. Авторское право и смежные права. М., 2002. С. 66.

Несмотря на то, что в соответствии с п. 1 ст. 1259 ГК РФ хореографическое произведение является объектом авторского права, в юридической литературе его понятие не сформулировано. Прежде всего это связано с тем, что в науке отсутствует единое понятие "произведение".

На протяжении длительного периода ученые, исследовавшие вопросы авторского права, пытались восполнить данный пробел. Я.А. Канторович определял произведение через "духовное творчество", результатом которого выступают объекты авторского права; под умственным произведением ученый понимал "не деятельность духа, а продукт этой деятельности, который со своей стороны предназначен к воздействию на человеческий дух" <5>. М.В. Гордон определял объект авторского права как комплекс идей и образов, получивших свое объективное выражение в готовом труде <6>. Наибольшее распространение получило определение произведения, сформулированное В.И. Серебровским. Под произведением он понимал "совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме, допускающей возможность воспроизведения" <7>. Довольно просто, в строгом соответствии с Законом определяет произведение Э.П. Гаврилов, характеризуя его как "результат творческой деятельности автора, выраженной в объективной форме" <8>. С сугубо материалистических позиций подходил к его определению В.Я. Ионас, по мнению которого произведение есть "отражение действительности, являющееся синтезом идей (понятий и образов), выраженное в юридической объективной форме, содержащее решение задачи познания и преобразования человека, общества и природы" <9>. Существует также множество других вариантов понятия произведения, которые так или иначе определяют его основные признаки.

<5> Канторович Я.А. Авторское право на литературные, художественные и фотографические произведения. С. 110.
<6> См.: Гордон М.В. Указ. соч. С. 59.
<7> Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 32.
<8> Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. М., 2005. С. 44.
<9> Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. М., 1963. С. 25.

Таким образом, чтобы понять, что же представляет собой хореографическое произведение, необходимо обратиться к тем признакам, которые отличают данное произведение от других результатов интеллектуальной деятельности.

Какими же признаками должно обладать хореографическое произведение, чтобы быть охраноспособным объектом? Большинство авторов, изучающих вопросы авторского права, выделяют такие критерии, как наличие творческой деятельности и объективная форма, в которой нашло свое внешнее выражение произведение <10>. Кроме того, некоторые ученые выдвигают еще и следующие признаки произведения: новизна <11>; способность к воспроизведению <12>; общественная полезность <13>; правомерность использования иных охраняемых объектов <14>.

<10> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 32; Иванов Н.В. Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности в области музыки в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2007. С. 15.
<11> См.: Хейфец И.Я. Авторское право. М., 1931. С. 58; Кабатов В.А. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954. С. 7.
<12> См.: Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1951. Т. 2. С. 344.
<13> См.: Гордон М.В. Указ. соч. С. 61.
<14> См.: Брумштейн Ю. Системный анализ необходимых и достаточных условий охраноспособности объектов авторского права // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2010. N 2. С. 7; Судариков С.А. Авторское право. М., 2009. С. 464.

Однако в ГК РФ указано, что произведения, являющиеся объектом авторского права, должны, во-первых, представлять собой результат творческой деятельности и, во-вторых, быть выражены в объективной форме (ст. 1257, п. 3 ст. 1259 ГК РФ).

Итак, хореографическое произведение как объект авторского права должно быть в первую очередь результатом творческой деятельности.

Данный признак наиболее рельефно отличает авторское произведение от других результатов интеллектуальной деятельности. "Творчество - это создание новых по замыслу культурных, материальных ценностей" <15>. В.И. Серебровский отмечал, что "творчество - это сознательный и в большинстве случаев весьма трудоемкий процесс, имеющий своей целью достижение определенного результата" <16>. Э.П. Гаврилов определяет творческую деятельность как "деятельность человеческого мозга, который способен создавать только идеальные образы, а не предметы материального мира" <17>. Российский критерий творчества аналогичен общим требованиям романо-германской системы авторского права. Однако за всю историю авторского права в России понятия "творчество" и "творческая деятельность" так и не получили четкого определения ни в законодательстве, ни в научной литературе. Исключение составляют Основы законодательства РФ о культуре 1992 г., где в ст. 3 содержится следующее определение: "Творческая деятельность - создание культурных ценностей и их интерпретация". Однако данное определение сформулировано в рамках законодательства о культуре и не применимо к праву на результаты интеллектуальной деятельности, так как речь идет о различных объектах правового регулирования (в частности, раскрываемое в ст. 3 Основ законодательства РФ о культуре понятие культурных ценностей включает такие объекты как, например, язык, художественный промысел и ремесло, которые не имеют объективной формы выражения и не соответствуют признакам объекта авторского права).

<15> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С. 731.
<16> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 34.
<17> Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. С. 44.

Судебная практика также не дает ответа на вопрос о том, что же следует понимать под творчеством и творческой деятельностью. Судебные органы рассмотрели вопросы о наличии в деятельности авторов признаков творчества лишь в отношении отдельных видов произведений (частей произведения): программа телепередач, дизайн-макет художественного оформления упаковки, название литературного произведения <18>. При этом ими не было раскрыто содержание понятия творчество, как не были сформулированы и признаки, на основании которых возможно было бы это творчество определить. Поэтому до сих пор при наличии спора о предоставлении произведению авторско-правовой охраны суды в каждом конкретном случае вынуждены прибегать к помощи юристов - экспертов в сфере права на результаты интеллектуальной деятельности.

<18> См.: п. 1 и 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 сентября 1999 г. N 47 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах".

Основываясь на норме п. 1 ст. 1259 ГК РФ, Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ в п. 28 Постановления от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ" указали, что при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу ст. 1228, 1257 и 1259 ГК РФ в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права. Таким образом, с точки зрения задач правового регулирования не требуется устанавливать степень напряжения мысли и неординарность подходов автора в процессе создания полученного результата. Это означает, что в авторском праве на хореографические произведения действует презумпция творческого характера объекта, претендующего на правовую охрану. В связи с этим творческий характер всех произведений, созданных лично автором (авторами), презюмируется, пока не доказано иное.

Такая позиция высших судебных органов России в корне отличается от ранее занимаемой, согласно которой возможность охраны объекта авторского права имела место в том случае, если такой объект являлся результатом творческой (оригинальной) деятельности автора. Иными словами, критерием, определявшим охраноспособность объекта авторского права, считалась оригинальность. Это также поддерживалось большинством представителей доктрины.

Э.П. Гаврилов справедливо считает, что предлагаемая замена критерия "оригинальный результат" на критерий "результат, созданный творческим трудом" таит в себе большую опасность: "оригинальность" относится к конечному продукту, результату, а творческий труд - к самому процессу труда, а не к результату, который подлежит оценке <19>.

<19> См.: Гаврилов Э.П. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Хозяйство и право. 2009. N 10. С. 25.

Действительно, предложенный высшими судебными органами России критерий не отвечает на вопрос, каким должен быть "результат, который создан творческим трудом" для признания его объектом авторского права, если при этом отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом. Иными словами, процесс творчества предполагает достижение определенного результата, причем ему должна быть дана оценка. Следовательно, без критерия охраноспособности творческого результата никак не обойтись.

Поскольку творческая деятельность предполагает создание нового произведения, в литературе иногда вводится понятие новизны произведения. Одним из самых последовательных сторонников данной точки зрения являлся В.Я. Ионас, который довольно детально исследовал проблему новизны в авторском праве. В своей работе "Произведения творчества в гражданском праве" он говорит о том, что произведение, как правило, состоит из множества компонентов. Возможно создание произведения, в котором все его составляющие будут новыми или такого, в котором часть его элементов будет заимствована из другого ранее созданного произведения. При этом новизна той части элементов, которые не являются заимствованными, далеко не всегда свидетельствует о творческом характере произведения в целом. Следовательно, по мнению ученого, возможны новые произведения без творческой самостоятельности, и в связи с этим в авторском праве целесообразно ввести понятие существенной новизны произведения <20>.

<20> См.: Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972. С. 12.

Хотя данные рассуждения В.Я. Ионаса интересны и во многом обоснованны, в научных кругах они не получили достаточной поддержки.

Как отмечает А.П. Сергеев, в авторском праве, которое охраняет форму произведения, выделение новизны как самостоятельного признака представляется излишним, поскольку "он полностью поглощается признаком творчества" <21>. Если на практике возникает спор о том, является ли новое произведение, созданное на основе уже существующего, результатом творческой деятельности, то суд как раз и будет определять, есть ли в данной работе элементы творчества, что само по себе уже означает, является ли данное произведение новым или нет. Иными словами, признак творчества включает признак новизны, так как "в сфере авторского права новизна представляет собой неизбежное следствие творческой деятельности" <22>. Данная позиция в настоящее время преобладает в доктрине, и в законодательстве применительно к объектам авторского права также не выделяется признак новизны.

<21> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2001. С. 113.
<22> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С. 585.

Следует согласиться с В.И. Еременко, который полагает, что в вышеназванном Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 высшие судебные органы России не вполне удачно попытались сформулировать принцип минимальных требований к результатам творческой деятельности автора. Но и в этом случае для признания произведения объектом авторского права необходимо, чтобы такое произведение отражало личность его создателя, чтобы в нем проявилась индивидуальность автора. В итоге снова приходится возвращаться к критерию оригинальности произведения, пусть даже с позиций минимальных требований к результатам творческого труда автора <23>.

<23> См.: Еременко В.И. К вопросу о личных неимущественных правах авторов произведений // Адвокат. 2010. N 7. С. 27 - 37.

Российское законодательство прямо не называет оригинальность в качестве самостоятельного признака охраноспособности произведения. Однако, руководствуясь материалами судебной практики, а также исходя из содержания отдельных статей ГК РФ, можно сделать вывод, что рассматриваемая в теории авторского права оригинальность является необходимым условием для признания произведения объектом авторского права.

Оригинальность как признак произведения можно охарактеризовать как уникальность, неповторимость полученного в процессе творчества результата, когда исключается повторение подобного результата при параллельном творчестве. Если объективированный результат будет обладать неповторимостью, уникальностью, исключительностью в своей форме (композиции, системе построения, способу выражения), то такой результат будет признаваться произведением лишь при условии, что он будет также и новым. Следовательно, новизна и оригинальность как признаки произведения автора выступают как взаимодополняющие и взаимораскрывающие понятия и являются элементами творческой деятельности.

Таким образом, для определения хореографического произведения творческим важны не творческий подход к делу и наличие признаков творчества в процессе деятельности, а признак творчества в полученном результате. Поскольку в литературе понятие "результат, созданный творческим трудом" связывается с новизной, оригинальностью (неповторимостью и уникальностью) <24>, то и творческую деятельность можно определить как деятельность, порождающую новый творческий результат, отличающийся оригинальностью (неповторимостью и уникальностью).

<24> См.: Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957. С. 98; Гаврилов Э.П. Советское авторское право: основные положения: тенденции развития. М., 1984. С. 83; Гордон М.В. Указ. соч. С. 63; Иоффе О.С. Советское гражданское право: В 3 т. Т. 3. Л., 1965. С. 5; Красавчиков О.А. Единство и дифференциация правовых форм творческих отношений // Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 51; Красавчикова Л.О. Авторское право и право на письма, дневники, записки, заметки // Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 108; Серебровский В.И. Указ. соч. С. 33 - 36.

Что же означает по отношению к хореографическим произведениям такой видообразующий признак, как творческий характер?

Общими признаками, присущими творчеству любого хореографа, неразрывно связанными с особенностями самого хореографического искусства, являются: во-первых, хореографический язык, с помощью которого создаются пластические танцевальные образы и которым они говорят со зрителем; во-вторых, воссоздание на сцене явлений жизни в действии, в развитии, так как танец представляет собой искусство временное и пространственное.

Художественная форма в хореографическом произведении образуется путем выбора танцевальных движений и поз, наиболее отвечающих яркости изображения. Особенности их сочетания, ритм, отбор деталей, характеризующих образ, и другие приемы в совокупности создают образность хореографического языка. При этом хореографический язык (хореографическая лексика) составляет внешнюю форму произведения, а образная система его внутреннюю форму <25>.

<25> См.: Расходников М.Я. Театральная постановка как объект авторского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 37.

Однако для того, чтобы произведение было признано оригинальным, оно должно обладать присущей только ему образной системой и хореографической лексикой. Хореографический образ - целостное выражение в танце чувства и мысли, человеческого характера. Создать хореографический образ - значит обрисовать в танце действие или характер, воплотить на основе правдивого выражения чувства определенную идею. Танец, лишенный образности, сводится к голой технике, к бессмысленным комбинациям движений. Хореографический образ рождается как органический сплав различных выразительных элементов, приемов и средств, возникающий на основе единства человеческого характера и воплощающий действие и идею спектакля. Основой хореографического образа является текст, сочиненный автором, но в воспроизведении исполнителей этот текст получает интерпретацию, которая может обогащать и углублять или, наоборот, обеднять и искажать хореографический образ.

Таким образом, в хореографическом произведении образ - это сочиненный автором хореографический текст, представляющий собой композицию движений для танца. Данный хореографический текст рождается в воображении его автора, воплощается в создаваемом им произведении в той или иной объективной форме и воссоздается воображением воспринимающего искусство зрителя.

Специфика хореографической образности состоит в танцевально-пластическом развитии, и мышление образами самих танцев является единственным способом раскрытия и воплощения замысла хореографа.

Каждому хореографу присуще свое видение танцевальных образов, танцевальной композиции, целостного образа произведения, даже если бы оно создавалось на одну тему и на один сюжет. Иными словами, образы создаются посредством художественного языка, в качестве которого в хореографии выступает совокупность движений для танца. Язык хореографии - это не отдельные движения, а произведение в целом. Образную систему, хореографический язык (то, что В.Я. Ионас называет юридически значимыми структурными элементами творчески самостоятельного произведения <26>) одного автора всегда можно отличить от другого.

<26> См.: Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. С. 47.

Создавая образную систему посредством текста, хореограф раскрывает идейное содержание танцевального номера (в том числе и танцевальных композиций фигуристов, мастеров художественной гимнастики, в виде танцев в аудиовизуальных произведениях, в составе номеров эстрадных исполнителей) или танцевальных сцен в театрально-зрелищных представлениях, включая оперу, балет, оперетту и т.д. Разрабатывая свои композиции, автор отбирает соответствующую хореографию позы, которая позволяет артисту-исполнителю наиболее полно и художественно раскрыть смысл и образ сценического действия. Через танец и выразительную пантомиму автор-хореограф проводит содержание своего произведения <27>.

<27> См.: Тарасов Н.И. Классический танец. М., 1971. С. 3.

Таким образом, хореографическое произведение можно определить как произведение, состоящее из танцевально-пластической композиции, раскрывающей посредством танцевальных образов замысел автора-хореографа и предназначенной для исполнения на сцене и (или) неформальном пространстве сцены.

Как следует из п. 3 ст. 1259 ГК РФ, признаком охраноспособности хореографического произведения является также объективная форма его выражения. Творческий замысел, который не выражен вовне, правовой охране не подлежит. Поскольку форма представляет собой способ объективизации произведения, произведение становится доступным другим лицам.

В настоящее время хореографическое произведение может быть выражено в любой форме, отсутствует наличие письменных или зафиксированных иным способом указаний относительно их постановки как условие охраны, не требуется регистрации хореографического произведения или соблюдения каких-либо иных формальностей. Российское законодательство не устанавливает в данном случае каких-либо ограничений. Все предусмотренные законодательством авторские права возникают у хореографа в момент создания произведения, т.е. в момент придания произведению объективной формы.

Действительно, ГК РФ ограничивается указанием на необходимость придания произведению объективной формы и не упоминает при этом, что данная форма должна позволять воспроизводить результат творческой деятельности автора-хореографа. Применительно к хореографическим произведениям их специфика заключается как раз в том, что они начинают свое существование именно с момента публичного исполнения, и в то же время для возникновения их авторско-правовой охраны отсутствуют указания, что они должны быть зафиксированы в какой-либо материальной форме.

Однако несмотря на то, что именно в процессе исполнения хореографического произведения происходит наиболее полная реализация замысла автора хореографии, это вовсе не означает, что публичное исполнение хореографического произведения может являться достаточной объективной формой выражения хореографического произведения. Кроме того, у данной формы имеются и свои недостатки. Такая форма доведения произведения до публики допускает лишь однократное восприятие. Если, например, рукопись может неоднократно восприниматься путем зрительной оценки и ее воспроизведение не составляет особого труда, то для повторного восприятия публично исполненного хореографического произведения требуется его повторное исполнение.

Воспроизвести такое музыкально-драматическое произведение как, например, балет, содержащий в себе исключительно сложные элементы хореографического искусства, идентично оригиналу без помощи самого автора (в случае отсутствия предварительной материальной фиксации) не представляется возможным.

Несомненно, без фиксации хореографических произведений на каком-либо материальном носителе многие из них нередко могут быть весьма точно воспроизведены недобросовестными пользователями с помощью технических средств, что делает актуальной задачу их охраны с момента обнародования. Однако фиксация хореографического произведения на материальном носителе необходима не только для дальнейшего воспроизведения хореографии другими лицами, но и для охраны ее неприкосновенности от изменений и дополнений, вносимых последующими постановками, для обеспечения ее правомерного использования. Цель такой фиксации состоит в том, чтобы ее создатели сумели записать хореографическое произведение со всеми его подробностями, сохранив тем самым произведение, чтобы другие хореографы, артисты-исполнители умели прочесть эту запись, если произведение необходимо восстановить, а искусствоведы разбирались в записи, чтобы суметь использовать данное произведение, уже являющееся объектом авторского права в силу факта его создания и состоявшегося его публичного исполнения.

Однако отсутствие в России единого официального информационного центра по хореографии, а также общепринятой формы фиксации хореографического текста, обязательной при дальнейшем воспроизведении хореографического произведения, порождает заимствования, никак не наказуемые, вольные и невольные ее искажения. По сравнению с первым публичным исполнением в дальнейшем, если за этим не следит автор хореографического произведения, оно претерпевает большие изменения, вплоть до того, что становится неузнаваемым.

Оптимальная система фиксации хореографических произведений должна быть в состоянии зафиксировать все движения человека в пространстве и во времени. Существуют такие ее способы как рисунок, барельеф, скульптура, фотосъемка, которые фиксируют достаточно точно позы и многочисленные положения движений, но они не способны зафиксировать процесс движения. Используется также и графический рисунок, который дает информацию о движении человека в пространстве сценической площадки, и словесный способ нотации, который имеет в основе знак - слово.

На современном этапе практически все балетные спектакли, различные танцевальные номера, созданные в период с 80-х гг. XX в. и по настоящее время, международные конкурсы, концерты артистов балета, многие уроки педагогов специальных дисциплин в области хореографии зафиксированы в форме видеозаписи.

В настоящее время существуют также и компьютерные программы, фиксирующие всю лексику движений классического танца. Это дает возможность воспроизвести хореографическое произведение в компьютерной версии.

В заключение необходимо отметить, что фиксация хореографического произведения необходима не только для его дальнейшего воспроизведения, но и для охраны его неприкосновенности от последующих изменений и дополнений. Правовая защита хореографических произведений, которые не были нигде зафиксированы, но при этом состоялось их публичное исполнение, представляется более сложной, чем защита произведений, связанных с каким-либо материальным носителем. Фиксация на материальном носителе как вид доказательства очень важна для подтверждения авторства лица, его создавшего и (или) исполнившего.

Но в принципе защита может быть обеспечена, в связи с чем исключение из закона специального упоминания о возможности воспроизведения результата творческой деятельности как особого признака охраняемого произведения представляется оправданным.

Библиографический список

Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957.

Брумштейн Ю. Системный анализ необходимых и достаточных условий охраноспособности объектов авторского права // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2010. N 2.

Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. М., 2005.

Гаврилов Э.П. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Хозяйство и право. 2009. N 10.

Гаврилов Э.П. Советское авторское право: основные положения: тенденции развития. М., 1984.

Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955.

Займовский С.Г. Авторское право: Справочное пособие для издателей, авторов, переводчиков, художников, композиторов и сценических деятелей. 2-е изд. М., 1914.

Еременко В.И. К вопросу о личных неимущественных правах авторов произведений // Адвокат. 2010. N 7.

Иванов Н.В. Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности в области музыки в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2007.

Ионас В.Я. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике. М., 1963.

Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве. М., 1972.

Иоффе О.С. Советское гражданское право: В 3 т. Л., 1965.

Кабатов В.А. Советское авторское право на произведения изобразительного искусства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954.

Канторович Я.А. Авторское право. М., 1926.

Канторович Я.А. Авторское право на литературные, художественные и фотографические произведения. 2-е изд. Пг., 1916.

Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982.

Красавчиков О.А. Единство и дифференциация правовых форм творческих отношений // Проблемы советского авторского права. М., 1979.

Красавчикова Л.О. Авторское право и право на письма, дневники, записки, заметки // Проблемы советского авторского права. М., 1979.

Липцик Д. Авторское право и смежные права. М., 2002.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003.

Расходников М.Я. Театральная постановка как объект авторского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.

Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2001.

Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956.

Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1951.



Судариков С.А. Авторское право. М., 2009.

Тарасов Н.И. Классический танец. М., 1971.

Хейфец И.Я. Авторское право. М., 1931.