Мудрый Юрист

Юридическая природа освобождения от уголовной ответственности по нормам особенной части УК РФ

Сухарева Нина Дмитриевна, кандидат юридических наук, народный судья в отставке (г. Москва).

Байрамуков Расул Бахатович, соискатель Московской государственной юридической академии.

Статья посвящена проблеме понимания освобождения от уголовной ответственности в нормах Особенной части УК РФ. Авторы пришли к выводу о том, что такие виды освобождения от уголовной ответственности должны иметь императивный характер.

Ключевые слова: освобождение от уголовной ответственности, Особенная часть УК РФ, задачи уголовного законодательства, борьба с преступностью.

This article is devoted to the problem of understanding of cancellation from criminal responsibility in norms of Particular part of Russian Criminal Code. Authors came to conclusion that such kinds of cancellation from criminal responsibility must have an imperative character.

Key words: cancellation from criminal responsibility, Particular part of Russian Criminal Code, tasks of criminal legislature, struggle against criminality.

Проблемы освобождения от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным Особенной частью уголовного законодательства, неоднократно рассматривались в литературе. Практически всеми авторами отмечается то обстоятельство, что, по сравнению с УК РСФСР 1960 г., в действующем УК РФ значительно возросло количество примечаний к статьям Особенной части, предусматривающим специальные виды освобождения от уголовной ответственности. Соответственно, в специальной литературе вновь развернулся спор о правовой природе и классификации таких видов освобождения.

Так, например, распространена идея о существовании четырех групп специальных оснований освобождения от уголовной ответственности. К первой относятся такие виды освобождения от уголовной ответственности, для применения которых достаточно фактически прекратить совершаемое преступление, которое юридически уже является оконченным (например, примечания к ст. ст. 208, 222, 223 УК РФ). Вторую группу образуют активные действия, свидетельствующие о деятельном раскаянии, т.е. о деятельном характере раскаяния лица, совершившего преступление (ст. ст. 126, 206, 296, 307 УК РФ). Третья группа специальных видов освобождения от уголовной ответственности характеризуется тем, что деятельное раскаяние служит основанием для освобождения от ответственности лишь при условии, что активные действия виновного имели своим результатом предотвращение события преступления либо предотвращение дальнейшего ущерба правоохраняемым интересам, который мог бы наступить, если бы этому не помешали активные общественно полезные действия виновного (ст. ст. 205, 275 УК РФ). Наконец, в четвертую группу входят такие виды освобождения от уголовной ответственности, которые основаны на учете особых обстоятельств, обусловивших совершение преступления, причем подобные обстоятельства служат единственным достаточным основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 291 УК РФ) [4. С. 480 - 481].

Сторонники доктрины допустимого компромисса в борьбе с преступностью как основания существования института освобождения от уголовной ответственности говорят о трех видах оснований такого освобождения по нормам Особенной части. К первому отнесены примечания, носящие характер "чистого" компромисса (например, в ст. ст. 126, 205, 206 УК РФ): законодатель в первую очередь ставит целью не наказание преступника, а непосредственно сохранение жизни имеющегося или потенциального потерпевшего, стимулирует предупреждение или пресечение преступлений.

Во вторую группу входят виды освобождения, сочетающие в себе элементы компромисса и деятельного раскаяния (примечания к ст. ст. 204, 208, 222, 223, 228, 291, 307 УК РФ). В этих случаях законодатель ставит целью выявление трудно раскрываемых преступлений, но требует от лица совершения тех или иных позитивных постпреступных действий, "выражающих деятельное раскаяние".

Наконец, третья группа специальных видов освобождения от уголовной ответственности не относится ни к "чистому компромиссу", ни к деятельному раскаянию (примечания к ст. ст. 275, 276, 278, 337, 338 УК РФ). В данном случае лицу, совершившему преступление, достаточно прийти, сознаться, "зная заранее, что его простят. Ему не нужно ни заглаживать вред, ни возмещать ущерб" [1. С. 29 - 32].

Необходимо отметить, что приведенные точки зрения аргументированы, во многом объясняют правовую природу специальных видов освобождения от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ.

Поэтому позволим себе сформулировать принципиальные позиции, отражающие их юридическую сущность:

  1. Наличие специальных видов освобождения от уголовной ответственности вызвано необходимостью избирательной реакции государства на совершение преступлений. Такая реакция обусловлена целым рядом обстоятельств. К числу последних надо отнести: стремление предупредить возможный вред потерпевшим в обмен на освобождение преступника (например, ст. ст. 126, 127.1, 205, 206 УК РФ); необходимость профилактики возможных и, как правило, более тяжких преступлений, являющихся потенциальным следствием уже совершенного преступления (например, ст. ст. 208, 210, 222, 223 УК РФ); желание стимулировать прекращение преступного поведения и предотвращение большего вреда государственным интересам (наиболее ярко это выражено в примечании к ст. 275 УК РФ).

Отметим, при формулировании специального вида освобождения от уголовной ответственности в норме Особенной части УК РФ вполне могут сосуществовать несколько факторов, обуславливающих избирательный характер "неклассической" государственной реакции на преступление. И уж никак нельзя согласиться с суждением о том, что освобождение от уголовной ответственности по специальным видам означает "отсутствие реакции государства на совершение тяжких и даже особо тяжких преступлений лицами, склонными к антиобщественному поведению... Это означает, что данный правовой институт не выполняет функцию предупреждения преступлений в широком смысле, заявленную в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Обеспечивая кратковременный позитивный результат, такой способ ограничивает сферу права, фактически допускает совершение ряда общественно опасных деяний, не оказывает никакого воздействия на общественно опасных личностей, а потому в принципе неверен" [3. С. 143 - 144].

Критики данного высказывания справедливо отмечают, что наличие специальных видов освобождения от уголовной ответственности расширяет сферу применения уголовно-правовых норм и позволяет эффективно пресекать преступления [2. С. 128 - 129].

Как раз наоборот, одной из тенденций развития отечественного уголовного законодательства видится расширение перечня специальных видов освобождения от уголовной ответственности, что требуется для достижения задач уголовного законодательства.

  1. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ возможно в случаях, когда лицо может подлежать такой ответственности без изъятий в субъектном круге. По этой причине к видам освобождения от уголовной ответственности невозможно причислять ситуации, когда лицо не подлежит ответственности в силу исключительного статуса - т.е. когда оно не является субъектом преступления. Именно таким образом обстоит дело при совершении супругом или близким родственником отказа от дачи показаний, заранее не обещанном укрывательстве: в примечаниях к ст. 308, 316 УК РФ сформулирован, в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, запрет на наступление уголовной ответственности указанных лиц.

Подобным образом дело обстоит, например, при уголовном преследовании лиц, совершивших преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (п. 2 примечания к ст. 201 УК РФ). В данном случае установлен запрет на наступление уголовной ответственности, при преодолении которого лицо подлежит ответственности на общих основаниях.

  1. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности в качестве основания их применения указывают на прекращение лицом совершения преступления. Главным условием такого освобождения является, как правило, добровольность действий лица. Только в ряде случаев, когда преступление угрожает жизни потерпевшего, допускается вынужденный характер поведения лица, совершившего преступление (например, примечание к ст. 206 УК РФ). Обязанность совершения иных позитивных постпреступных действий, направленных на заглаживание вреда, не является универсальной при применении данных видов освобождения от уголовной ответственности.
  2. В качестве условия применения нормы Особенной части об освобождении от уголовной ответственности нередко вступает требование отсутствия в действиях лица иного состава преступления. Полагаем, что такое указание закона излишне и нередко лишает смысла само существование специального вида освобождения.

Например, общеизвестно, что террористические акты, акты захвата заложников практически всегда совершаются вооруженными лицами. Так как в действиях последних обычно наличествует состав преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, то освобождение в соответствии с примечаниями к ст. ст. 205, 206 УК РФ становится невозможным, что никак не решает задачу сохранения жизни и здоровья потерпевшим. Поэтому в качестве тенденции развития специальных видов освобождения от уголовной ответственности должно стать устранение указанного препятствия в их применении.

  1. Исходя из многообразия факторов, обуславливающих юридическую природу специальных видов освобождения от уголовной ответственности, наиболее приемлема их классификация в зависимости от обязательности применения. К первой группе специальных видов освобождения от уголовной ответственности надо отнести те, применение которых (при наличии основания и соблюдении условий) является обязанностью соответствующего государственного органа. При этом количество составов преступлений, по которым возможно применение специальной нормы об освобождении, больше, т.к. в ряде случаев она относима к нескольким составам (например, примечание к ст. 275 УК РФ).

Вторую группу специальных видов освобождения от уголовной ответственности образуют факультативные основания - в этом случае освобождение остается правом государственного органа (как это сделано в примечаниях к ст. ст. 337, 338 УК РФ). Полагаем, что последовательная реализация задач уголовного законодательства станет более эффективной, если все специальные виды освобождения от уголовной ответственности будут иметь императивный для правоприменителя характер.

Литература

  1. Антонов А.Г. Классификация специальных оснований освобождения от уголовной ответственности и их соотношение с основаниями, предусмотренными ст. 75 УК РФ // Сибирский юридический вестник. 2002. N 1.
  2. Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 2002.
  3. Тороп Ю.В. Проблемы освобождения от уголовной ответственности // Российский юридический журнал. 2000. N 4.
  4. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2000. Т. 1.