Мудрый Юрист

Соотношение принципа разумности, публичности и диспозитивности в уголовном процессе

Рябцева Екатерина Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права Российской академии правосудия.

Статья посвящена рассмотрению взаимодействия разумности, публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве. В работе обосновывается необходимость конкретизировать диспозитивность в виде принципа дозволительной направленности в самоопределении сторон, который уточняет, конкретизирует некоторые аспекты диспозитивности, исходя из разумного сочетания обязывающих и дозволительных начал.

Ключевые слова: принцип разумности, диспозитивность, публичность, принцип дозволительной направленности в самоопределении сторон.

Article is devoted to consideration of interoperability rationality, publicity and dispozitiivity in criminal legal proceedings. The indispensability proves in work to concretize dispozitivnost in the form of a principle free orientations in self-determination of sides which specifies, concretizes some aspects dispozitivnost, proceeding from a reasonable combination duty and free the beginnings.

Key words: the principle rationality, publicity and dispozitivity, a principle free orientations in self-determination of sides.

В настоящий период времени одними из ведущих принципов уголовного судопроизводства являются принципы публичности и разумности, поскольку уголовный процесс относится к публичной отрасли права.

Конституционной обязанностью государства является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. На должностных лиц, ведущих процесс, как на представителей государственной власти, возлагается обязанность защитить нарушенные права участников уголовного судопроизводства, в том числе путем расследования уголовного дела, рассмотрения и разрешения его по существу и вынесения справедливого решения по делу. Особую роль в реализации данной обязанности играет принцип публичности.

Публичность является основополагающим принципом в уголовном судопроизводстве. Однако проявление публичности различно. При этом в одних ему отдается приоритетное направление (например, традиционное правосудие), в других он уступает первенство диспозитивному началу (например, особое правосудие при производстве у мирового судьи).

Одной из характерных особенностей уголовно-процессуальной деятельности является возможность и допустимость в определенных пределах ограничить права и свободы личности. Например, если подсудимый без уважительной причины не является в судебное заседание, то суд вправе не только подвергнуть его приводу, но и применить меру пресечения, вплоть до заключения под стражу (ч. 3 ст. 247 УПК РФ). Данные ограничения вполне оправданы с точки зрения принципа разумности. Речь идет о соотношении личных интересов гражданина, участвующего в уголовном судопроизводстве и интересов других членов общества, нуждающихся в изобличении и наказании виновных и недопущении наказания невиновных. Только в этом случае граждане смогут почувствовать защищенность со стороны государства. Как справедливо заметил И. Бентам: "Пытаться создать законы, не влекущие никакого стеснения, - это было бы безумием; но устранить всякие подавляющие и излишние стеснения - это цель, к которой стремится разум" [1].

Именно в возможности ограничения прав и свобод одних для обеспечения прав и законных интересов других лиц (как правило, речь идет об неопределенном круге лиц, имея ввиду любого члена общества, гражданина государства) заключается сочетание разумности и публичности. Такая возможность определяется особенностью профессиональных участников со стороны обвинения, а также суда использовать властные полномочия при производстве по уголовному делу. Благодаря данным полномочиям должностное лицо предопределяет возможность участников процесса действовать, исходя из их процессуального статуса, реализация которого способствует достижению назначения уголовного судопроизводства. Суд, следователь, дознаватель обязывают участников уголовного судопроизводства совершать либо не совершать определенные действия, тем самым обеспечивая процессуальный порядок, закрепленный в уголовно-процессуальном законодательстве. Такая предопределенность обязывает участников процесса, обладающих властными полномочиями, действовать разумно и принимать разумные решения.

Таким образом, разумность осуществления уголовно-процессуальной деятельности на началах публичности способствует защите прав граждан государства путем установления и применения императивных правил поведения, в том числе связанных с определенными лишениями, ограничениями.

Принцип диспозитивности. В настоящий период времени уголовно-процессуальное законодательство направлено на минимизацию процессуального принуждения, недопущение чрезмерного ограничения прав и законных интересов личности. В основе такого подхода многие ученые и практики видят реализацию принципа диспозитивности, который позволяет частному лицу влиять на процессуальную деятельность лиц, ведущих процесс.

Прежде чем проанализировать соотношение диспозитивности и разумности, необходимо обратиться к определению принципа диспозитивности.

В юридической литературе нет однозначного подхода к его определению. Так, А.Т. Боннер определяет принцип диспозитивности как нормативно-руководящее положение судопроизводства, определяющее движущее начало и механизм процессуального движения [2]. А.Г. Плешанов под принципом диспозитивности понимает основополагающую идею, выражающую "свободу субъективно заинтересованного лица определять формы и способы защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса, предмет судебного рассмотрения, а также судьбу предмета спора и судьбу процесса в различных процессуальных правоприменительных циклах цивилистического процесса" [3]. Известный ученый цивилист М.К. Треушников рассматривает диспозитивность как основанную на нормах этой отрасли права свободу (возможность) субъектов гражданских правоотношений осуществлять свою правосубъектность и свои субъективные права (приобретать, реализовывать и распоряжаться ими) в соответствии со своим усмотрением в пределах, установленных законом [4].

Разные подходы обусловлены тем, что сущностные особенности данного принципа варьируются в зависимости от реализации их в различных отраслях права. Для более полного и всестороннего рассмотрения данного принципа необходимо определить особенности его реализации в тех отраслях права, в которых он является доминирующим.

Традиционно принцип диспозитивности находит свое воплощение в некоторых отраслях права и проявляется в следующих положениях, тем самым показывая специфику той или иной отрасли права.

В гражданском праве диспозитивность выражается в том, что сами стороны в договоре определяют свои права и обязанности, а также последствия нарушения данных прав.

В арбитражном процессе применяются досудебные порядки урегулирования споров, без соблюдения которых стороны не могут обратиться в суд.

Наконец, наиболее ярко принцип диспозитивности проявляется в третейском суде, где стороны участвуют в формировании суда и установлении норм процедуры разрешения спора, которые не предусмотрены действующим законодательством, вплоть до создания нового суда.

Что же касается действующего уголовно-процессуального законодательства, то здесь ситуация несколько иная: принцип диспозитивности не нашел прямого закрепления в УПК РФ, хотя в некоторых уголовно-процессуальных кодексах зарубежных стран законодательное закрепление данного принципа имеет место. Например, в УПК Украины в ст. 16-1 принцип диспозитивности закреплен вместе с принципом состязательности и во многом отождествляется с ним.

В уголовно-процессуальной науке ученые по-разному определяют данный принцип.

Так, известный ученый-процессуалист М.С. Строгович рассматривал диспозитивность как свободу распоряжаться материальными и процессуальными правами и средствами их защиты участниками процесса, имеющими в деле материально-правовой и процессуальный интерес, которые могут пользоваться этой свободой в целях возникновения, движения или прекращения процесса [5]. Сходной точки зрения придерживается и С.Д. Шестакова, которая под диспозитивностью понимает возможность пользоваться правами и использовать средства защиты участниками уголовного процесса [6].

Одним из существенных признаков диспозитивности Л.Н. Масленникова считает произвольность действий частных лиц. Данные лица возбуждают процессуальную деятельность в целях защиты своих индивидуальных интересов [7]. Многими учеными в качестве неотъемлемого элемента диспозитивности определяется признанный законом частный (личный) интерес [8].

Представляется, что практическое воплощение диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве находится в неразрывной связи и взаимозависимости с властными полномочиями соответствующих должностных лиц. При осуществлении уголовно-процессуальной деятельности реализация частных интересов участников уголовного судопроизводства находится в прямой зависимости от деятельности следователя, дознавателя, суда. В этом состоит одно из главных отличий содержания рассматриваемого явления в уголовно-процессуальном и гражданском праве. В гражданском праве, поскольку осуществление и защита субъективных прав полностью зависят от усмотрения участников гражданского оборота, органы, наделенные властными полномочиями не вправе принуждать участников гражданских правоотношений к осуществлению и защите принадлежащих их прав [9].

В уголовном процессе реализация частного интереса при осуществлении правосудия определяется не столько произвольностью участников в выборе вариантов защиты своих частных прав, сколько в действиях должностных лиц по защите личных интересов участников уголовного процесса.

Особенность уголовного судопроизводства заключается в том, что стороны уже находятся в состоянии конфликта, поэтому им психологически сложнее договориться. Именно поэтому уголовно-процессуальное законодательство устанавливает процессуальные процедуры, которые по своей сущности являются публичными, однако содержат в себе элемент диспозитивности.

Получается, что принцип диспозитивности не в полной мере находит свое выражение в уголовном процессе. Здесь можно говорить только об отдельных (усеченных) моментах данного принципа.

Принцип разумности позволяет реализовать частные начала в публичном процессе путем разумного сочетания волеизъявления сторон с обязательствами, установленными законом. Принцип разумности позволяет установить соотношение публичности и диспозитивности таким образом, чтобы оно соответствовало политике государства, направленной на гуманизацию уголовного судопроизводства, в том числе при назначении наказания. Более того, являясь международно-правовым принципом, разумность позволяет установить соответствие публичности и диспозитивности международно-правовым стандартам.

Исходя из всего вышесказанного, представляется целесообразным конкретизировать диспозитивность в виде принципа дозволительной направленности в самоопределении сторон.

Данный принцип уточняет, конкретизирует некоторые аспекты диспозитивности, исходя из разумного сочетания обязывающих и дозволительных начал.

Реализацию принципа дозволительной направленности можно проиллюстрировать следующим примером.

Реализация принципа дозволительной направленности в самоопределении сторон осуществляется в альтернативном правосудии в виде особого порядка принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. По согласованию стороны защиты в лице подсудимого и его защитника и стороны обвинения в лице государственного или частного обвинителя и потерпевшего возможно рассмотрение и разрешение уголовного дела без исследования и оценки доказательств, собранных по делу. Однако само по себе согласие еще не свидетельствует о применении данного порядка. Решение о его проведении должно быть надлежащим образом оформлено судьей. При этом судья вправе реализовать свои полномочия по постановлению приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке только при соблюдении ряда условий (обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства; ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником). Если такие условия не будут соблюдены, воля заинтересованных лиц учитываться не будет.

Получается, что участник уголовного судопроизводства, наделенный властными полномочиями принимает окончательное решение по возникающим вопросам, тем самым ограничивая волеизъявление других участников. При этом "властный субъект" действует на основе принципа разумности, поскольку определяет насколько свобода процессуальных действий того или иного участника процесса будет согласовываться с требованием закона.

Осуществление принципа дозволительной направленности в самоопределении сторон можно представить в виде следующей схемы, показывающей правоотношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства.

Уголовное судопроизводство, основанное исключительно на публичных началах, не может в максимальной степени обеспечить защиту прав и интересов личности, попавшей в сферу уголовно-процессуальной деятельности. Гарантией уважения личности, обеспечения прав и свобод человека является не только неукоснительное соблюдение государством закона, но и установление сферы активности и самостоятельности личности. Дополнение публичного начала диспозитивным, построение уголовного процесса на основе их разумного сочетания в целях надлежащей защиты как государственных, общественных, так и личных интересов граждан, вовлеченных в производство по уголовному делу, в конечном итоге служат достижению целей уголовного судопроизводства.

Литература

  1. Бентам И. О судебных доказательствах. Киев, 1876. С. 345.
  2. Боннер А.Т. Принцип законности в советском гражданском процессе. М., 1989. С. 18 - 19.
  3. Плешанов А.Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М., 2002. С. 94.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Арбитражный процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (издание третье, исправленное и дополненное).

  1. Арбитражный процесс: Учебник для вузов / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1997. С. 34.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. С. 89 - 90.
  3. Шестакова С.Д. Состязательность уголовного процесса. СПб., 2001. С. 119 - 120.
  4. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 25.
  5. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 290 - 291; Мизулина Е.Б. Уголовный процесс: концепция самоограничения государства: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1993, Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996.
  6. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2006. Т. 1. С. 28.