Мудрый Юрист

Последствия подачи апелляционной жалобы (представления) для определения предмета и пределов предстоящей проверки

Потапов Василий Джонович, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Коми Республиканской академии государственной службы и управления.

В статье, в соответствии с новациями, предложенными Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ, исследуется характер действий и решений суда, связанных с внесением апелляционной жалобы (представления) в суд.

Ключевые слова: жалоба, представление, извещение сторон, возражения, доводы дополнительной жалобы.

Taking into account the novels suggested by the Federal Law N 433 (dated December 29th 2010), the author of the article analyzes the character of court actions and decisions, which are taken and made in connection with filing an appeal (a prosecutor's complaint).

Key words: appeal, prosecutor's complaint, notice of parties, objections, arguments in additional appeals.

Подача управомоченными лицами (апелляторами) в установленный срок апелляционного отзыва (жалобы или представления) в суд первой инстанции, по идее, всегда приостанавливает, во-первых, вступление обжалованных судебных решений в законную силу; во-вторых, деятельность суда по исполнению данных судебных актов. Исключения, на которые указывает законодатель в ч. 1 ст. 389.8 УПК РФ, как известно, связаны:

либо с немедленным освобождением (непосредственно в зале суда) подсудимого, находящего под стражей, в случае вынесения судом (итоговых) решений, перечисленных в п. п. 1 - 4 ст. 311 УПК РФ;

либо с обжалованием промежуточных постановлений или определений суда, вынесенных во время судебного рассмотрения дела по первой инстанции и обжалованных заинтересованными лицами в суд вышестоящей инстанции во время данного рассмотрения дела.

Вместе с тем перечень указанных исключений не является исчерпывающим, поскольку равным образом не приостанавливается (немедленное) исполнение судебных решений, вынесенных судом в рамках оперативного судебного контроля, реализуемого по правилам ст. ст. 108, 125, 165 УПК РФ. Указанные решения суда, как известно, исполняются следственными органами немедленно по их вынесении. Тем не менее они также являются надлежащим предметом обжалования, проверки и оценки в апелляционном суде. И в данном случае мы имеем дело с легитимной процессуальной фикцией, призванной к установлению оптимальности в правовом регулировании и реальному исполнению названных актов суда, а также возможности их обжалования и проверки в вышестоящем суде.

Истечение срока на апелляционное обжалование, установленного нормами ст. 389.4 УПК РФ, обязывает суд первой инстанции немедленно направить уголовное дело, все поступившие апелляционные отзывы и (возможные) возражения на них непосредственно в суд апелляционной инстанции. Этот же суд императивно обязан письменно уведомить об этом всех заинтересованных лиц. В нормах ч. 2 ст. 389.8 УПК РФ законодатель, правда, указывает на стороны, а не на примерный перечень апелляторов, закрепленный в ст. 389.1 УПК РФ; однако термин "стороны" в указанной норме, полагаем, следует трактовать в узком смысле - как непосредственно стороны производства в апелляционном суде. Форма подобного уведомления законом не урегулирована; тем не менее, на наш взгляд, это может быть реализовано простым письмом - отношением суда. Вынесения специального постановления в указанном случае не требуется, поскольку это уведомление носит сугубо информационный (уведомительный) характер, не создавая ни новых процессуальных прав для заинтересованных лиц, ни порождая новых процессуальных обязанностей.

Часть 3 ст. 389.8 УПК РФ, во-первых, является гарантией широкой свободы обжалования, имманентно присущей апелляционному производству; во-вторых, явно указывает на диспозитивный характер установленных судебно-контрольных производств в вышестоящем суде. Именно диспозитивное право (частных и публичных) заинтересованных лиц на отзыв внесенного апелляционного отзыва и прекращение тем самым апелляционного производства наиболее явно указывает на телеологическое назначение судебно-контрольных стадий (производств), направленных прежде всего на обеспечение (защиту) интересов и прав заинтересованных лиц (участников процесса), а не на обеспечение публичной законности постановленных актов суда. Именно частные заинтересованные лица своим обращением и сутью притязаний к суду вышестоящей инстанции не только формируют предмет проверки и оценки вышестоящего суда, но и единственно инициируют сами указанные производства. Вне указанного обращения юридическая законность, фактическая обоснованность и справедливость приговора, по идее, презюмируются государством и обществом, и вступивший в законную силу приговор считается таковым вне зависимости от истинности или ложности данной процессуальной фикции. Напротив, обращение заинтересованных лиц за судебной защитой опровергает указанную фикцию, ставит ее на проверку вышестоящего суда. Равным образом должно быть оценено официальное представление прокурора, приносимое в апелляционный суд в целях защиты, как публичного интереса, так и (нарушенного) интереса конкретно определенных участников судебного разбирательства в суде первой инстанции.

Отзыв апеллятором внесенной жалобы/представления влечет императивное прекращение производства по проверке свойств законности, обоснованности и справедливости обжалованных актов суда, несмотря на возможное внутреннее убеждение апелляционного суда о неправосудности постановленного приговора (иного судебного акта). Однако как указанный отзыв, так и прекращение (возбужденного) контрольно-проверочного производства, по мысли законодателя, возможны лишь до начала заседания суда апелляционной инстанции. С открытием судебного заседания отказ от заявленных требований, по идее, признается ничтожным; иное являлось бы недопустимым торгом с правосудием и умаляло бы высокий статус суда. Вместе с тем, как известно, судебная практика выработала и иные подходы в этих моментах; к примеру, вполне допуская примирение сторон по делам частного обвинения и непосредственно в суде апелляционной инстанции. Последнее во многом вызвано частной природой тех преступлений, которые отнесены законодателем к делам (преступлениям) частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Полагаем указанное решение суда вполне правомерным и в целом соответствующим целевому назначению как контрольно-проверочных производств, так и процесса в целом.

Законодатель дифференцирует процессуальные формы реагирования на отзыв сторонами внесенного отзыва. Если указанный отзыв имеет место до назначения уголовного дела к заседанию суда апелляционной инстанции (ст. 389.11 УПК РФ), то представление или жалобы могут быть возвращены апелляторам простым письмом-отношением, при условии что дело уже назначено к рассмотрению в заседании суда апелляционной инстанции - только мотивированным постановлением суда. В постановлении при этом должны быть приведены как мотивы такого решения, так и разрешены все вопросы, которые были предметом обсуждения суда в рамках подготовки дела к судебному заседанию.

Законодатель, правда, не обеспечил в исследуемом случае интересы и права иных заинтересованных лиц, которые самостоятельных апелляционных жалоб (представлений) не подавали, но высказали свои притязания в форме письменных возражений на жалобу/представление. Очевидно, что при отзыве апелляционной жалобы (представления) и незамедлительном прекращении апелляционного производства их интересы останутся вне внимания (проверки и оценки) вышестоящего суда. Более того, они могут даже не знать об указанном отзыве и прекращении апелляционного производства, поскольку суд не обязан уведомлять их об этом факте. В данной связи нормы УПК РФ, как представляется, должны быть дополнены указанием на обязательное уведомление всех заинтересованных лиц о факте отзыва жалобы (представления), с потенциальным восстановлением для иных заинтересованных лиц права (срока) на самостоятельное апелляционное обжалование.

Часть 4 ст. 389.8 УПК РФ диалектически согласовывает в себе элементы начала широкой свободы обжалования и начала недопустимости поворота к худшему в положении осужденного (оправданного) в суде апелляционной инстанции. По сути первого начала контрольно-проверочных производств, заинтересованные лица (апелляторы), при более полном изучении постановленных (вынесенных) судебных решений, материалов уголовного дела и протокола судебного заседания, безусловно, вправе сформулировать (в своих интересах) дополнительные требования к суду апелляционной инстанции, которые должны быть рассмотрены совместно с первичным отзывом. Вместе с тем, безусловно, прав и законодатель, ограничивая возможности к внесению указанного отзыва ограничительным сроком. Так, если дополнительный отзыв внесен позднее чем за пять суток до начала заседания суда апелляционной инстанции, он не является надлежащим предметом проверки и оценки вышестоящего суда и может быть оставлен без рассмотрения. Несмотря на умолчание законодателя в этих моментах, названное решение должно оформляться отдельным постановлением. Названное условие является, безусловно, продуктивной новеллой норм УПК РФ. Ранее заинтересованные лица (апелляторы) могли субъективно блокировать рассмотрение дела и приговора в суде вышестоящей инстанции постоянным внесением дополнительных отзывов, по сути которых вышестоящий суд был обязан в императивном порядке (вновь) извещать стороны, разъяснять право на подачу своих возражений, решать вопросы с возможным истребованием дополнительных доказательств. Все это объективно препятствовало рассмотрению спора в вышестоящем суде в разумные сроки, снижало уровень процессуальных гарантий для заинтересованных лиц. С внесением в апелляционное производство указанной новеллы субъективные возможности сторон к манкированию своими процессуальными правами, как видим, минимизированы. Несмотря на отсутствие прямых об этом указаний в законе, апелляционный суд, безусловно, также обязан своевременно уведомить всех заинтересованных лиц, как о поступлении дополнительного отзыва, так и обеспечить реализацию прав, установленных ст. 389.7 УПК РФ. Невыполнение судом данной процессуальной обязанности, подчеркнем, является существенным нарушением закона, влекущим отмену решений суда постановленных в апелляционной инстанции [1].

Кроме того, нормы ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ направлены и к обеспечению прав осужденного (оправданного) или лица, дело в отношении которого прекращено в суде первой инстанции. Уже в первичном отзыве заинтересованные лица обязаны определиться в максимуме своих требований к суду апелляционной инстанции. Тем самым при ознакомлении с данным отзывом сторона защиты окажется в состоянии определить линию (тактику и стратегию) защиты в суде апелляционной инстанции, подготовить перечень необходимых материалов, внести необходимые ходатайства о вызове свидетелей и т.п. Подача дополнительной апелляционной жалобы (представления), соответственно, не может еще более ухудшить положение сужденного (оправданного), добавляя к сути первичного отзыва либо дополнительные доводы заинтересованных лиц, либо более скрупулезную мотивировку ранее озвученных притязаний.

Вне внимания законодателя остался также вопрос о возможности заявления дополнительных требований (доводов) непосредственно при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции. В том числе, естественно, доводов, ухудшающих положение осужденного (оправданного) или, напротив, направленных на исключение (смягчение) его ответственности за содеянное. На наш взгляд, подобная возможность должна трактоваться исключительно в контексте того ограничения, которое введено законодателем в нормах ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ. Учитывая, что участие тех или иных заинтересованных лиц в суде апелляционной инстанции в принципе не является обязательным, при заявлении указанных дополнительных требований (притязаний) непосредственно при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, иные заинтересованные лица либо останутся в полном неведении относительно действительного предмета проверки и оценки суда, либо суду апелляционной инстанции надо каждый раз откладывать судебное заседание для обеспечения положений ст. 389.7 УПК РФ. Первое, как уже отмечалось, является существенным нарушением закона и прав заинтересованных лиц, влекущим ничтожность принятых в вышестоящей инстанции судебных решений. Второе контрпродуктивно, по сути, препятствует срокам разумного рассмотрения дела и вряд ли будет воспринято судебной практикой. В данной связи мы не считаем возможным принятие и исследование каких-либо дополнительных требований непосредственно во время рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции, что для исключения возможных нормативных коллизий должно быть закреплено в УПК РФ нормативно [2].

Литература

КонсультантПлюс: примечание.

Практическое пособие "Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (под ред. В.П. Верина) включено в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006.

  1. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. М.: Юрайт-Издат, 2008. С. 374; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 768; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 2005. С. 607; и др.
  2. Ворожцов С.А. Принципы кассации по новому УПК // Российская юстиция. 2002. N 12. С. 15.